Электронная библиотека » Елена Зорина » » онлайн чтение - страница 3


  • Текст добавлен: 4 января 2021, 02:40


Автор книги: Елена Зорина


Жанр: Книги для детей: прочее, Детские книги


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Шрифт:
- 100% +
Глава 8

Питер и Майкл подошли к школе и почувствовали что-то неладное… Внутрь запускали по одному, и от этого образовалась очередь. Охранник был одет в форму спецназовца, а одна из стен холла превратилась в огромный сейф с множеством ячеек. У всех при входе отбирали телефоны и складывали в специальные ячейки класса. Классная руководительница, тоже одетая в камуфляжный костюм и берцы, написала маркером на руке у каждого из братьев время его прибытия в школу. Так поступали со всеми. «Как в концлагере, – промелькнуло в голове у Питера. – Только бирок с номе ром не хватает».

На уроке тоже творилось что-то странное… Все учителя были одеты в камуфляж, на поясе у каждого висели рация, резиновая дубинка и электрошокер. В класс запускали по одному и рассаживали по алфавиту. Питер и Майкл оказались как всегда за одной партой. Хоть это было нормальным.

Стали проверять домашнее задание. У кого его не оказалось, получил не «2» в дневник, а удар электрошокером. Не слишком больно, но ощутимо. Питер вспомнил, как их одноклассник Олег года два назад принес в школу электрошокер в виде пачки жевательной резинки с выдвинутой пластиной. Тогда парни вдоволь наприкалывались над девчонками, но игрушку у Олега отобрали и «двойку» за поведение в дневник поставили только после того, как за шокер схватилась завуч, не поверив обиженным девчонкам.

Димка попытался незаметно надеть наушники – они тут же полетели в корзину для мусора, а сам парень получил дубинкой по пальцам. Не привыкший к такому отношению сынок «новых русских» стал возмущаться и заявлять о своих правах. Тут же по рации учительница вызвала охранника и грозно бросила:

– На два урока в карцер!

Затем Майкла вызвали к доске. Он стал рассказывать заданное стихотворение, но переволновался и перепутал пару строк. Тут же взметнулась дубинка…

Питер вскочил, бросился на помощь брату, крича:

– Не-е-е-е-т!..

И тут же Питер проснулся в своей кровати. Часы показывали 2 часа ночи.

– Ты чего кричал? – недовольно пробурчал разбуженный Майкл. – Кошмар приснился?

– Кошмар? – тряхнул головой Питер, как бы сбрасывая с себя остатки сна. – Жуть какая-то…

– Про вампиров? – поинтересовался, зевая, Майкл.

– Хуже… Но у меня уже амнезия…

Питер отвернулся к стене, но ещё несколько минут не мог успокоиться – сердце ухало и сильно-сильно стучало. Вспомнились слова мамы, которыми она успокаивала братьев в «щенячьем» возрасте. Надо было посмотреть в окно, поднять правую руку, потом резко её опустить и сказать трижды: «Самсон-Самсон, куда ночь – туда и сон!»

* * *

Патрульная машина полиции делала очередной объезд своей территории, когда молоденькому сержанту не понравились странные тени на детской площадке. Полицейские подошли ближе и увидели под скамейкой щупленькое детское тельце – мальчик лет 10 дышал, но был без сознания.

– Вызывай «скорую»! – крикнул сержант своему напарнику, а сам направился к кустам около песочницы. Там он обнаружил девочку лет 11–12 в полубреду.

Врачи диагностировали наркотическое отравление, полицейские вызвали родителей и инспектора по делам несовершеннолетних.

Через сутки дети пришли в себя, но категорически отказы вались говорить при родителях правду, ссылаясь на то, что к ним будто бы на улице подошла тётя и подарила по шоколадке. Они съели и всё, больше ничего не помнят. Опытный инспектор легко распознала ложь и вызвала к себе в помощники учительницу из школы.

Дети заговорили по-другому. Мальчик сказал, что подружка заставила его принять таблетки, обещая суперощущения. Ему хотелось выглядеть взрослым и крутым. Девочка сказала, что ей этот набор таблеток посоветовал старшеклассник. Так она должна была доказать свою любовь и сделать всё ради любимого. Инспектор предполагала, что девочка могла подслушать, что надо съесть, чтоб увидеть «глюки», но малолетка упорно стояла на своём – она готова показать этого старшеклассника в школе.

Когда допрос был окончен, учительница спросила инспектора:

– Нам ведь придётся профилактические меры принимать? Может, вы расскажете и родителям, как определить, что ребёнок наркоман?

– О, проще простого, – отмахнулась инспектор. – Для этого достаточно зайти в Интернет и сделать соответствующий запрос.

– Вы «не в теме», как сказали бы мои ученики, – возразила учительница. – Далеко не каждый родитель станет подозревать, что его ребёнок наркоман. Каждому хочется верить, что беда обойдёт его стороной. Так всё же, есть какие-то общие признаки, которые должны насторожить и нас, и родителей?

– Есть, конечно, – вдруг посерьёзнела инспектор. – Покраснение глаз, расширенные зрачки, «словесный понос», беспричинный смех и развязность, неадекватные поступки, обжорство, а потом вялость и сонливость. Ещё ребёнок начинает мнить себя неизвестно кем и строить нереальные планы. Как вы думаете, почему кодеин запретили? Правильно, чтоб наркота была менее доступна нашим детям.

– Да, я уже сейчас вижу парочку ребят, которых не мешало бы проверить, – согласилась учительница. – Жаль только, что мы это без согласия родителей сделать не можем, а они очень часто слепы.

– Да уж, – кивнула инспектор. – Помню, у меня был случай. Подростки забрались в старое бомбоубежище и вскрыли аптечку. Наелись таблеток, но все спокойно вернулись домой на своих ногах. Одного из ребят мама заставила делать уроки, а он пожаловался, что плохо видит. Женщина испугалась и вызвала «скорую помощь». Тест на наркотики оказался отрицательным. Врачи уехали, а у матери остались сомнения, потому что сын ловил несуществующую кошку, расстилал кровать и тут же её снова заправлял… Всю ночь он просыпался со страшными криками – ему мерещились чудовища. Только через сутки мальчик признался, что наелся незнакомых таблеток. Мать обратилась в полицию, чтоб наказать виновных и оградить других детей. Это исключительный случай. Обычно родителям глубоко безразлично, что происходит с их детьми…

– Не совсем с вами согласна, – возразила учительница. – Скорее всего, они просто уверены, что, заработав денег и накормив своего ребёнка, они уберегают его от дурной компании. Знаете, я так радовалась, когда перешла в эту школу работать. Мне казалось, что здесь родители более внимательны. Я ушла из предыдущей школы, когда там дети стали ловить «собачий кайф».

– Это когда они придушивают друг друга?

– Да. И один мальчик из моего класса погиб, не очнувшись после этой игры со смертью. Я была не виновата – это произошло на каникулах, но чувство вины меня никак не покидало, и мне пришлось уйти, – рассказала учительница и вдруг резко сменила тему. – Вы верите этой девочке?

– Возможно, – осторожно и уклончиво ответила инспектор.

– А я – нет, потому что в «собачий кайф» предложила по играть как раз девочка, которая потом себя главной жертвой выставила.

– Разберемся.

* * *

Анька и Маша уже неделю не общались с братьями Перез – они почти круглосуточно готовились к конкурсу «А ну-ка, девушки!» и очень хотели победить. Парни во всех коридорах вовсю обсуждали их шансы. Вдруг к ребятам подошла социальный педагог, держа за руку девочку лет 11–12. Чем-то её лицо показалось братьям Перез знакомым.

– Ну что, который из них? – спросила женщина.

– Вот этот, – ответила девочка и ткнула пальцем в Тошу.

– Хорошо. Антон, пойдёмте с нами к директору.

– Зачем? – удивился Тоша. – Я не хулиган. Что случилось? – парень хорохорился, но почему-то побледнел.

– Мы его одного не отпустим, – вдруг заявил Питер.

– Посредники нам не нужны, – сказала, как отрезала, социальный педагог и пошла в направлении кабинета директора. Рядом с ней гордо вышагивала девочка, а сзади плёлся Тоша.

В кабинете их уже ждали директор и инспектор по делам несовершеннолетних.

– Она его опознала, – заявила прямо с порога социальный педагог.

– А в чём дело? – спросил Тоша.

– Ты мне сказал, чтобы я таблеток наелась. Сказал, что это здорово будет. Сказал, что ты меня полюбишь…

– Что-о-о?! – закричал Тоша, забыв даже, где он находится.

– Всё это очень серьёзно, молодой человек, – заговорила инспектор. – Статья 230 УК РФ: Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. В отношении несовершеннолетних – это лет 10 колонии для тебя. Неосторожно посоветовал, и тебе это зло бумерангом вернулось. Тебе ведь уже есть 16? Поэтому отвечать придётся по полной.

– Но я не… – голос Тоши сорвался, и он без сил опустился на стул.

– Давайте вызовем его родителей и потом продолжим наш разговор, – предложила директор. – Антон, можешь пока идти.

– Но не вздумай сбежать – только усугубишь своё положение, – предупредила инспектор.

Тоша, как побитая собака, вышел из кабинета директора и поплёлся к друзьям. Урок уже начался, и пришлось ждать следующей перемены, чтобы поделиться своими проблемами.

– Родители этого не переживут, – закончил свой рассказ Тоша. – И самое странное, что этой малявке верят больше, чем мне.

– Мне её мордочка показалась знакомой, – сказал Питер. – Не её ли ММС ты нам показывал?

– Точно, – поддержал Майкл. – Ты директрисе сказал об этом? Фотка-то сохранилась.

– Совсем забыл. Меня это обвинение в ступор вогнало.

– Странно, что ей поверили, а тебе – нет, – сказал Питер.

– Ничего странного, – возразил Майкл. – Они думают, что она – жертва, а не преступница. Наше законодательство считает, что дети до 14 не понимают, что делают.

Питер хохотнул:

– Наивные люди. Они уже в 10 вполне умеют к жизни приспосабливаться и прекрасно понимают, что делают. И выгоду свою везде ищут, и врать умеют прекрасно.

– Ладно, – прервал Майкл. – Хватит болтать, лучше пойдём все вместе и расскажем обо всех фокусах этой малолетки-нимфетки.

Парни ударились раскрытыми ладонями и направились к кабинету директора. Возле дверей они столкнулись с отцом Тоши, который выглядел скорее рассерженным, чем растерянным. Тоша спрятался за широкие спины друзей. Майкл отважно выступил вперёд и сказал:

– Честное слово, Антон ни в чём не виноват!

Отец Тоши от неожиданности остановился и вопросительно посмотрел на ребят:

– А теперь всё по порядку.

– Давайте, мы всем всё сразу расскажем, – предложил Питер.

Директор и инспектор как будто и не удивились, снова увидев братьев Перез.

– Адвокатскую практику проходите? – съязвила инспектор, но ребята на её колкость никак не ответили.

– Я бы хотел знать, в чём и по какому праву обвиняют моего сына, – начал неприятный разговор папа Тоши.

– Всё очень просто… – начала инспектор и пересказала свою версию происшествия.

– Мой сын – не наркоман, – сказал, как отрезал, отец Тоши. – Я бы заметил обязательно.

– У нас есть, что сказать, – вдруг начал Майкл и, не дожидаясь разрешения, продолжил:

– Дело в том, что несколько дней назад Тоша стал получать странные ММС. Тоша, покажи!

Тоша положил телефон на стол, чтобы взрослым стали видны фривольные фото знакомой им девочки.

– Как это понимать? – спросила директор у девочки.

– Это фотомонтаж, – натурально возмутилась девочка. – Спросите информатика нашего, он подтвердит. Я ему показывала.

– Что? – чуть ли не закричала инспектор. – Что у вас в школе происходит? Беспредел какой-то!

– Она врёт! – заявил Питер. – Наш информатик болеет, и она никому, кроме Тоши, не посылала их. Ребята бы наверняка растрепали.

– Это он сам меня сфоткал! – завизжала девчонка. – Он маньяк! Я его боюсь!

– Похоже, здесь нужен психиатр, – прокомментировал папа Тоши.

– Так кто тебе посоветовал, как поймать «глюк»? – строго спросила инспектор.

– Не помню. У меня амнезия, – старательно выговорила последнее слово девочка и отвернулась к стене.

– Скорее, воспаление хитрости, – исправила директор. – Я думаю, на учёт надо поставить ваших псевдожертв, а за Антоном я и своими силами понаблюдаю.

– Хорошо, – неожиданно быстро согласилась инспектор. – Я пообщаюсь с её родителями. Очень рада, что всё разрешилось.

– Извиниться не хотите? – как бы между прочим поинтересовался отец Тоши.

– Папа, не надо. Пойдём отсюда, – Тоша как маленький потянул отца за рукав к выходу. Питер и Майкл тоже предпочли беззвучно ретироваться.

Казалось, что дело о фальшивке закончено.

Глава 9

Анька подошла со спины к делающему уроки старшему брату и аккуратно вынула у него наушники из ушей.

– Что за наезд? – театрально возмутился Сергей. – Пример не получается решить?

– Нет. У меня к тебе серьёзное дело. Тебе выдали талон для голосования? – замялась Анька, закусывая нижнюю губу. – Все парни по одному получили.

– Конечно. А что? – поинтересовался Сергей, и вдруг его как будто накрыло озарение, и он рассмеялся:

– Ты хочешь, чтоб я за тебя проголосовал? Так ведь?

Анька интенсивно отрицательно замотала головой.

– Тогда за твою подружку Машу?

– Нет.

– Тогда я ничего не понимаю, – Сергей выглядел озадаченным.

– Тебе надо проголосовать за Иру.

– Кого? Никогда от тебя о ней не слышал.

– Вруша! – Анька потрепала брата по волосам. – Ирка – наша отличница.

– Не люблю «ботаничек».

– А я тебя прошу на свидание идти? – не отступала Анька. – Просто я помню, как ей было обидно, когда в прошлом году за неё никто не проголосовал. Она чуть не плакала и шёпотом называла себя дурой.

– А тебе какая выгода? – поинтересовался брат.

– Мы с ребятами из класса решили, что попробуем летом поработать волонтёрами. А сейчас я тренируюсь делать добрые дела просто так.

– А если она возомнит неизвестно что? Мне потом расхлёбывать…

– Тогда я ей всё расскажу сама.

– И ещё больше обидишь.

– Я об этом не подумала, – засомневалась Анька. – Но ты сделаешь, как я прошу?

– Я подумаю, – ответил Сергей, но, увидев, что сестра не уходит, продолжил:

– Но в этом мне поможет учебник физики, а не ты. – Сергей снова надел наушники и склонился над книгой.

Анька постояла ещё минутку, размышляя, что делать дальше, потом ушла к себе.

* * *

Для определения победительниц школьного тура «А ну-ка, девушки!» каждому парню с 8 по 11 класс выдали по одному специальному купону, в который следовало вписать имя победительницы, которая должна была поехать на районный тур.

И вот свершилось. Девочки-участницы соревновались на сцене, жюри выставляло баллы, а болельщики активно болели в зале, ожидая кульминации – зрительского голосования. После последнего конкурса объявили перерыв на 15 минут и принесли урну для голосования. Парни бросились опускать свои купоны, отдавая голос понравившейся участнице…

Потом урну забрали, и жюри стало подсчитывать результаты. Процедура почему-то затягивалась… Прошло 15, 20, 25 минут, а никого обратно в зал не приглашали. Девочки нервничали за сценой, а жюри о чём-то тихо, но ожесточённо спорило.

Наконец всех пригласили обратно в зал и директор решила огласить результаты. Болельщики и участницы облегчённо вздохнули и затихли.

– Мне очень неприятно говорить об этом, – странно начала свою речь директор, – но результаты зрительского голосования по решению жюри были аннулированы…

В зале раздались крики возмущения и свист. Директор подняла руку, призывая зал к тишине.

– Дело в том, что кто-то изготовил фальшивые купоны и бросил их в урну в огромном количестве. Теперь нам предстоит найти виновника этой хулиганской выходки. А на районный тур в этом году мы отправим наших одиннадцатиклассниц-близнецов Олю и Яну Яковлевых, потому что это их последний шанс, а у других девушек будет ещё такая же возможность на следующий год. Поприветствуйте победительниц!

Все захлопали. Питер наклонился к Майклу и спросил:

– Как думаешь, кто это сделал? И, главное, зачем?

– Есть одно предположение…

Больше поговорить братьям не удалось – пришлось весь вечер утешать расстроенных Аню и Машу.

* * *

На следующее утро не успели братья Перез появиться в школе, как их вызвали к директору.

– Прямо как на работу ходим, – пошутил Майкл.

– Да, и опять половой вопрос обсуждать будем, – рассмеялся Питер. – Есть анекдот в тему: «Армянское радио спрашивают, можно ли говорить с детьми о половом созревании? Армянское радио отвечает: “Конечно, если вы хотите расширить свой кругозор”».

Оба брата рассмеялись.

– Вам очень весело? – строго спросила директор, услышав смех из-за двери. – А должно быть грустно. Поступок-то получился несмешной.

– Какой поступок? – спросил Майкл.

– Чей поступок? – одновременно задал вопрос и Питер.

– Вот, полюбуйтесь на эти художества.

Директор высыпала на стол несколько купонов для голосования. С первого взгляда было видно, что они поддельные, потому что оттенок цвета отличался и чья-то влажная рука заставила чернила расплыться.

– Вы считаете, что это мы так пошутили? – неожиданно догадался Майкл.

– А почему именно на нас подумали? – душа сыщика Питера требовала фактов.

– Очень просто, – ответила директор, указывая на то, какое имя вписано в купонах.

И только тут братьям Перез бросилось в глаза, что на всех фальшивых купонах написаны имена Ани и Маши.

– Теперь понятно? Конечно, я понимаю, что вы могли и просто пошутить…

– Или нас могли просто подставить, – высказал свою версию Майкл.

– Кстати, мы легко можем доказать, что эти бумажки к нам не имеют никакого отношения, – продолжил мысль брата Питер.

– Интересно… – удивилась директор. – Отпечатки пальцев снимете?

– Нет, отпечатки мы снимем у принтера. Все принтеры отличаются друг от друга, и можно найти, на каком именно принтере сделаны эти фальшивки, – пояснил свою мысль Питер.

– Тем более что дома у нас лазерный принтер, а эти купоны напечатаны на струйном, – добавил Майкл.

– И что вы собираетесь делать?

– У нас пара секретных приёмов, – загадочно начал Питер.

– Но мы обещаем через два дня обо всём вам рассказать и все факты дать, – закончил мысль Майкл.

– Хорошо, – согласилась директор. – Пару дней я подожду. Честно говоря, мне уже самой стало интересно, какие вы детективы, – женщина улыбнулась и отпустила ребят.

Тоша ждал под дверью.

– Ну что, вы тоже влипли?

Вышло не смешно, поэтому Майкл просто сказал:

– У нашего детективного агентства новое дело о фальшивке.

Прозвенел звонок.

– Вы меня прикройте, а я пока по одному делу схожу, – сказал Питер и исчез.

* * *

Вечером два юных детектива поделились своими предположениями. Майкл подозревал Гену, который мог мстить за то, что братья Перез вывели его на чистую воду, и ему устроили бойкот. Питер был уверен, что фальшивки сделала Анька, решив таким образом обеспечить себе победу и, как всегда, не думая о последствиях. Но хотя версии были разные, меры братья предприняли одинаковые. Майкл попросил учительницу литературы задать Гене реферат для улучшения оценки, чтобы потом у детективов оказались отпечатанные листы для сравнения. А Питер дал задание Аньке распечатать ему рецепт овсяного печенья – будто бы он хотел сделать маме сюрприз. Аня предлагала послать СМС или электронное письмо, но парень сказал, что хочет по старинке на стенку прилепить и смотреть на него.

Майкл был в изумлении от затеи брата:

– Ты что, правда, решил в кулинары заделаться?

– А что? – ухмыльнулся Питер. – Всем известно, что лучшие повара – мужчины.

– А если ничего не получится?

– Может быть, я его во сне приготовлю… – тут же придумал Питер.

– Нет, уж! – улыбнулся Майкл. – Слово – не воробей: вылетит – не поймаешь!

– Ты ещё скажи: давши слово – держи!

– Я лично проверю вкусовые качества твоего произведения искусства. Кстати, я даже придумал для него название.

– Правда? И какое?

– «ДСП[7]7
  ДСП – древесно-стружечная плита.


[Закрыть]
с сахаром», – иронично предложил Майкл… и тут же оказался на полу на спине. Питер навис сверху и нарочито угрожающе прошептал:

– Сейчас ты сам у меня в кусок фанеры превратишься…

Тут в комнату вошла мама. Её лицо выражало удивление. Питер тут же сориентировался и уселся Майклу на ноги.

– Мам, это мы по очереди пресс качаем. Правда, Майкл?

– Конечно, – подыграл мистер Райт, заложил руки за голову и оторвал торс от пола, как будто реально качал пресс.

– Молодцы! – похвалила мама, улыбнувшись. – «Кубики» потом покажете. А пока марш на кухню кушать!

* * *

Прошло два дня. Питер и Майкл получили распечатки, которые им следовало сравнить с фальшивыми купонами. Братья решили действовать по-разному. Майкл достал микроскоп и вручную сравнивал два листа. Питер отсканировал с высоким разрешением оба своих листа и загрузил их в «Фотошоп», предпочтя оставить поиск сходств и различий компьютеру. Юные сыщики чувствовали себя настоящими криминалистами. Эта кропотливая работа потребовала от ребят целый час. У обоих болели от напряжения глаза, но результат радовал – Аня была не виновата, а вот Гена действительно сподличал и подставил братьев Перез, попутно навредив их девушкам.

Это радостное событие и окончание расследования парни решили отпраздновать – приготовить овсяное печенье и угостить любимых девчонок.

– Не сомневайся, – уверил брата Питер, – даже если мы всё подожжем, Анька с Машкой только восхитятся, потому что они у нас воспитанные девочки.

Майкл рассмеялся:

– И с чего начнем?

– Прикрепим рецепт на стену, чтоб руки потом не пачкать, – начал Питер. – Потом нам потребуются овсяные хлопья…

– Сколько?

– Целая коробка – примерно полкило – и пачка сливочного масла. Бери глубокую сковородку и топи в ней масло, а я потом высыплю туда все хлопья. Их надо будет постоянно мешать, чтоб подрумянились.

– Как картошка? – ухмыльнулся Майкл, но не отказался помочь брату.

– Теперь надо стакан сахара растереть с тремя яйцами и эту смесь влить в хлопья…

– Стой, шеф-повар! – вдруг сказал Майкл. – Давай желтки разотрем с сахаром, а белки с солью взобьем. Так будет вкуснее. Мама всегда так делает.

– Верно, – согласился Питер, – Только чур, кто придумал, тот и делает, а я потом все смешаю и добавлю пару столовых ложек муки, чтобы замесить тесто.

Когда тесто получилось, братья стали скатывать из него шарики, а потом раздавливать их в блинчики ложкой прямо на смазанном противне.

Потом поставили печенюшки в разогретую духовку и стали ждать, пока те подрумянятся. На это ушло примерно 20 минут. Еще теплое печенье Питер и Майкл сняли на блюдо и на секунду замерли, очень гордые тем, что у них всё получилось…

* * *

На следующий день Гену вызвали к директору, поругали… и он заболел… на нервной почве. По слухам, мама отправила его в санаторий на 2 недели. Братья Перез были разочарованы – их личный «профессор Мориарти» опять избежал наказания. Единственное, что подсластило пилюлю – «ДСП с сахаром» понравилось и Ане, и Маше.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации