Электронная библиотека » Евгений Кораблев » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Четверо и Крак"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:54


Автор книги: Евгений Кораблев


Жанр: Приключения: прочее, Приключения


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Евгений Кораблев

(Григорий Григорьевич Младов)

ЧЕТВЕРО И КРАК

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

I. Таинственная записка

Случилось это в конце июня 192... г. на Урале, в уездном городе В.

– Тошка! Ты что там возишься? – сердито спросила мать, бросив стирать.

– Да вот... – после минутного молчания ответил сын. – У деда в книге нашел, и не поймешь толком... Запись какая-то... Что-то занятное... В три бумаги обернуто.

Мальчик лет шестнадцати подошел к матери с найденной запиской. Это была восьмушка серой бумаги, измятая, наполовину изорванная, исписанная рукой малограмотного человека.

– Дед писал, – сразу узнала почерк мать. – Что там такое?

– А слушай... Начало, видишь, оторвано... «Копать у Пяти ручьев, против двух пещер, у Вогульской, – прочел он, – отступая пятьдесят шагов влево по тропе...» Дальше опять вырвано, потом конец: «Богатство неслыханное... Дорогу знает Куколев».

– Клад? – несерьезно спросила мать, принимаясь выжимать белье.

– Почем знать! Может, и клад, – спокойно ответил мальчик.

– Не хочешь ли поискать? – уже явно насмешливо сказала женщина. – Дед был бы жив – пошел бы.

– Может, он туда и пошел? Может, и жив, только вести не дает.

– Где же жив! – вздохнула мать. – Вернулся бы. Только такие дурачки, как ты, верят. Я деда знаю.

Два года назад, об эту же пору, Евстафий Хорьков, шестидесятилетний старик, ночью ушел из дому, не предупредив снохи и знакомых. Исчез он неизвестно куда, захватив свои пожитки: ружье, порох, пули, буханку хлеба и теплую лопатину[1]. Старик был неисправимый искатель золотоносных мест. Много золотопромышленников на Урале разжилось на отысканных им местах. Но как-то всегда выходило так, что старик находил, а золото уплывало в другие руки. Как говорили, старику «не фартило». За ним оставалась только слава удачливого золотоискателя, гремевшая по всему Уралу.

И сноха Марья и соседи так и решили, что суеверный старик, боявшийся «сглазу», ушел, никого не предупредив, за «золотишком».

Тошка, этой весной перешедший в третий класс второй ступени[2], был вылитый дед. Среднего роста, сероглазый, крепкий, точно налитой. Ему, очевидно, по наследству передалась страсть к дальним прогулкам. Почти каждое лето он проводил в лесу то на охоте, то на сборе кедровых орехов, ягод. Однажды ему посчастливилось поймать орла, которого он в клетке притащил в школу и торжественно выпустил на дворе, сделавшись героем дня.

Дом у него был полон всяких ручных птиц и зверушек. Он запоем читал приключенческую литературу и путешествия, доставал в библиотеке книги по краеведению. Нужда и трудовая жизнь заставили его рано выучиться деловой сноровке, уметь все делать. У него все спорилось. Своими способностями и твердым характером он выделялся в классе. Если надо было вовремя и аккуратно сделать в классе или ячейке[3] ответственную работу – это всегда поручали Анатолию Хорькову.

Когда дед ушел из дому, Тошке было четырнадцать лет. Он до сих пор живо интересовался исчезновением старика. Его пытливому уму была невыносима неразгаданная тайна.

Конечно, за два года интерес к таинственному исчезновению несколько ослабел, но найденная сегодня загадочная записка вновь возбудила сильнейшее любопытство. Тошка впервые обратил внимание на то, что она лежала на странице, читанной дедом накануне исчезновения, 20 июня 192... года, в единственной оставшейся от деда старопечатной книге. Этой книгой дед, как старовер[4], очень дорожил и читал ее на ночь каждый день, отмечая карандашом день чтения.

Может быть, он отправился в скит к своим единоверцам? На Урале, в дебрях его, еще были такие скиты, в которых староверы прятались от мира. Но почему он ушел тогда, не простившись? И почему записка? Или это адрес какого-нибудь скита? И где эта Вогульская пещера? Такие вопросы мучили мальчика.

– Мама, ты никогда не слыхала о Вогульской пещере? Дед ничего не говорил?

– Не слыхивала.

– А ты не знаешь, кто такой Куколев?

– Ты ж его знаешь... Ефимушка... Фамилию-то, поди, и сам он забыл.

– Так я его расспрошу, – схватился разом Тошка.

– Попробуй, – усмехнулась мать. – Такой же, как дед, – шальной.

Она снова взялась за белье и запела заунывную песню.

Однако, когда Тошка обулся, надел фуражку и собрался идти, она сердито окликнула:

– Ты куда?

– К Ефимушке.

– Да ты что, сдурел? Вижу, парень, у тебя нету дела. Чем зря сапоги бить, наколи-ка дров.

Сын только ухарски свистнул и вышел. Потом, уже с улицы, крикнул в окно:

– Приду и наколю. Пока хватит.


Квартиру Ефимушки, приятеля деда, Тошка знал хорошо. Когда он подошел к однооконному, вросшему в землю домику и побарабанил в стекло, за ворота высунулась баба.

– Ефимушку? – спросила она, щурясь на солнце. – Дедушки нету. А тебе на что?

– Да так, нужен. А где он?

– Дедушка-то? – баба засмеялась. – Да ты чей будешь?

– Хорьков.

– Неужели Анатолий? Как же я тебя не признала? Да где же узнать! Вон какой вымахал... Ин, тебе скажу... Дедушка в скиты к старцам ушел. Еще на святой... Где скит?.. Этого, милый, никто не знает... Старцы хоронятся. Кто же языком трепать будет! Как можно!..

Не добившись толку от стойкой кержацкой[5] бабы, Тошка вернулся огорченный.

Единственный человек, могший пролить свет на загадочный документ, так же, как и дед, был неизвестно где.

II. Сборы

Есть люди, которые, заинтересовавшись чем-нибудь, помечтают, поговорят об этом, на том и покончат. Тошка не такой. Недаром он – Хорьков. Над пустяком не думает, а что западет в голову серьезно, значит – сделано.

В тот же вечер он собрал всю свою компанию на огороде «по секретному делу».

– Говори, что за секретные дела! – интересовались ребята.

– Садись все, тогда расскажу.

Выждал, когда все трое сели на гряды, и спросил:

– Хотите отправиться в экспедицию?

– В экспедицию? – с удивлением спросили они. – Куда?

– Когда?

– И зачем?

– Хоть к черту на рога, согласен! – крикнул кудрявый Гришук. – Дома страсть надоело!

– А ты, Андрюха?

– Смотря по тому, куда и на сколько, – осторожно ответил Андрей, самый старший из них, лет восемнадцати. – Мне надо к осени алгебру повторить.

– А зачем? И на чьем иждивении? – добавил толстый Федька.

Тошка ответил:

– В леса, на север Урала. На собственных харчах. Отправка через неделю.

– Сколько верст? – осведомился Федька.

– Смотря по обстоятельствам. Пожалуй, верст пятьсот...

– Ого-го! А зачем?

– Сначала мы отыщем один скит...

Ребята разразились дружным хохотом.

– В монахи, что ли? Или агитнуть хочешь среди старцев?

– Я в скиты не иду! – кричал, смеясь, Андрей.

– Слушай, Андрюха! Да слушайте, черти!

Понизив голос до шепота, Тошка рассказал о найденной таинственной записке.

К Тошкиному повествованию слушатели отнеслись неодинаково.

– Клад? Иду! Иду! – подпрыгнул Федька. – Ай да дед! Когда собираемся? Я готов хоть сегодня.

Андрей отнесся скептически:

– Чепуха! Какой там клад... Что-нибудь другое старик имел в виду. Он был горячий охотник. Может быть, в тех краях много ценного зверя... Для охотника это – большое сокровище. Я читал как раз на днях в библиотеке...

– А по-моему, – перебил Гришук, – копаться в этом долго нечего. Не клад, так сокровище, что-то интересное там во всяком случае есть. Зря дед не стал бы писать в записке. Соберемся, пойдем и посмотрим.

– Пятьсот верст... Конец немалый, – раздумчиво сказал Федька.

– Я думаю, что идти надо, – решительно тряхнул головой Тошка. – Интересно, конечно, в записке...

– Брось ты эту записку, ничего она тебе путного не даст, – усмехнулся Андрей.

– Не даст – и не надо, – пошел на уступку Тошка, – а даст – жалеть не будем. Суть не в записке. Суть в том, что живем мы под боком у уральских дремучих лесов, а дальше как на десяток верст в них не заглядывали. Что мы о них знаем? Ничего. Андрей хоть книжки про них читает, а мы... да и книгу прочесть – не то, что своими глазами посмотреть.

– Ну, короче говоря, мы идем, – подсказал нетерпеливый Гришук.

– Конечно, идем, – согласился Андрей. – Только вообще... Записку – к черту.

Тошка отрицательно мотнул головой.

– Неправильно. Во-первых, дед Хорьков был не дурак, а опытный, бывалый бродяга по уральским дебрям. Разгадать тайну его записки стоит. Во-вторых, у нас должна быть цель.

– Верно! – поддержал Гришук. – И цель должна быть непременно достигнута. Без этого при первой же трудности, при первой неудаче размякнем, как тряпки, и повернем тыл. Хорошенькая будет комсомольская прогулка!

– Голоснем, братцы! – предложил Тошка.

Но в этом надобности не было. Лица ребят голосовали за экспедицию красноречивее всяких слов.

При других условиях, может быть, вопрос этот не разрешился бы так быстро. Но на этот раз уж очень благоприятно сложились обстоятельства.

Ребята только что окончили занятия в школе. Хотелось отдохнуть где-нибудь на воле, а не скучать в надоевшем городке. Они давно мечтали стать охотниками, побродить по глухим уральским лесам. Весна стояла великолепная. Провести июль месяц в лесу с ружьем, в своей тесной компании – одно удовольствие. А тут еще – такой предлог... У деда Хорькова была прогремевшая в крае репутация знатока всяких необыкновенных «мест».

Не откладывая дело в долгий ящик, молодежь тут же «сорганизовалась».

Начальником экспедиции избрали Андрея, как самого опытного и старшего. Секретарем – Тошку; его же обязали и подробно разработать план экспедиции. Федьку – казначеем. Гришуку, прославившемуся в школе и стенгазете писанием стихов, поручили вести дневник экспедиции, а также поскорее выяснить, где находится скит, куда мог уйти Ефимушка. Кроме Гришука, этого никто не сумел бы сделать: у него имелись связи со староверами, а дядя его был начетчиком[6].

Тошка и Андрей должны были собрать хоть какие-нибудь сведения о Вогульской пещере. Это было очень важно на тот случай, если бы не удалось найти старика Куколева, или если бы он не рассказал дороги.

– А что скажут дома? – вдруг поставил вопрос Федька.

Об этом ребята не подумали.

– Меня не пустят, но я уйду, – твердо сказал Андрей.

– Я как-нибудь выпрошусь, – заявил Тошка.

– Я иду, куда хочу. А куда и надолго ли, этим никто никогда не интересуется, – весело усмехнулся Гришук.

– Ну, нельзя сказать, что никто не интересуется. Кой-кто есть, – намекнул, улыбаясь, Андрюха.

Гришук покраснел и смущенно хлопнул Андрея по спине.

– А ты, Федька?

– Не знаю... Думаю, что придется выдержать дискуссию. Ну, да ладно... Управлюсь... Кстати, нам бы подсчитать, что сейчас можем взять на дорогу и сколько. Бери бумагу, записывай.

Итоги получились не особенно утешительные. Всего собралось около шестнадцати рублей денег. Кроме того, Андрей обещал добыть из домашнего чулана вяленый окорок и две буханки хлеба, Федька – телячью ногу, сухарей и сахару, Тошка – сухарей, чайник, Гришук – полпуда вяленой рыбы. Затем у каждого имелось по охотничьему ружью, по ножу и кружке. Пороху и пуль было маловато.

– Надо еще по две смены белья, – соображал Андрей, – два топора, пилу, компас, две лопаты... Почините ладом сапоги... И возьми ты, Федька, свою домашнюю аптечку. Тебе дадут... А еще непременно – каждый по полушубку. Ночи в горах будут холодные.

...Мать Тошки не могла в этот вечер дозваться ребят к чаю. Сидели и шептались на огороде до поздней ночи.

– Только дома, братцы, о походе пока ни-ни! Ни полслова! – наказывал Федька, когда стали прощаться. – Живо пойдет по всему городу. И записку раздуют в вола...

III. Еще один участник экспедиции

Жара нестерпимая. Нет мочи даже в лесу. Под ветвями гигантского кедра экспедиция сделала привал.

Три дня, как они в пути. Отмахали верст шестьдесят, если не больше.

Трое спят, Тошка, очередной, сторожем. Он сидит у дотлевающего костра, прислонясь спиной к дереву.

В мыслях его проходят недавние дни. Он доволен. До сих пор все шло как нельзя лучше. Когда человека захватывает какая-нибудь цель, он точно перерождается. От ребят Тошка не ожидал такой быстроты. У них словно выросли крылья. В особенности удивил флегматичный Андрей. Он стал гораздо деятельней, чем всегда.

Все приготовления были закончены раньше срока. Хуже обстояло дело с расспросами. Относительно Вогульской пещеры удалось узнать, что под таким названием у местных охотников и старателей[7] известны три пещеры: верст за девяносто, за двести и за триста к северу по восточному склону Урала. Точно указать, как к ним пройти, охотники не могли. Большинство белкачей[8] не ходило от города дальше ста верст. Пришлось положиться на то, что «язык до Киева доведет». И лето еще казалось так велико! По словам белкачей, путь экспедиции предстоял по местности дикой, летом почти непроходимой из-за болот и вообще малоисследованной, обильно пересеченной горными ручьями и речонками. Кроме того, этот район почти не населен, и экспедиции грозила серьезная опасность от множества зверья, не говоря уже о таком биче этих лесов, как гнус: комарье, мошки, слепни и пр.

Ребята принадлежали к тем начинающим охотникам, которые чаще приносят пустые ягдташи, чем дичь. Именно поэтому они горели свирепым желанием встретить как можно больше дичи и зверья. Рассказы охотников только разожгли их, кроме, впрочем, Федьки, который особого увлечения теперь не обнаруживал и начал скептически говорить:

– Ну, ну... Посмотрим...

Гришуку удалось выяснить, как отыскать Пахомовский скит, хотя сведения были довольно сбивчивы, так как старовер был там лет десять назад. Там жил брат Ефимушки – Пахом. По всем предположениям, Ефимушка отправился туда.

Начало путешествия прошло без приключений и даже скучней, чем они думали. Идти по проселочной дороге, мимо деревень, с тяжелым грузом провианта и снаряжения на плечах, по нестерпимой жаре – было совсем невесело. Но со вчерашнего дня они вступили в полосу сплошного леса и двинулись на север уже по компасу. По расчетам путешественников, завтра или через день они должны были выйти к Пахомовскому скиту.

...Тошка размечтался... Что ждет их? Они входят в малоисследованный, малопосещаемый северный край. Восточные склоны этой части Урала наименее изучены. Даже большинство коренных уральцев знает эти места только понаслышке. А за селом Никито-Ивдель[9], затерявшимся среди первобытных непроходимых лесов, нет уже и дорог. Там только лесные тропки вогулов-звероловов. Недалеко от Никито-Ивделя и одна из высочайших вершин Урала, знаменитый Денежкин Камень. А кругом леса, торфяные болота и «тумпы» (горы с обнаженной вершиной). Это уже начинается «вогульский Урал»[10]. Где-то там и Вогульские пещеры.

Дремучие леса и дикие Уральские горы сказочно богаты рудами, минералами. Здесь золото в жилах и россыпях. Местами находили алмазы, самородки платины в полпуда весом.

Ну, это Федька охоч до собирания и поисков разных пород и минералов. У Тошки же другая склонность... Он будет наблюдать птиц, животных в их естественной обстановке... Он увидит великана северных лесов – сохатого[11], медведя, соболя, лису, козулю, рысь, росомаху. Дед рассказывал, что где-то здесь, в глуши лесов, в верховьях какой-то безвестной реки, водятся даже бобры, в существование которых на Урале не верят. Забраться в эту глушь, пройти по козьим дорожкам, звериным тропам, залезть в жуткие логовища кровожадных хищников, спуститься в темные пади, перелезть через крутые отроги Урала – как это зовет и манит!.. В мечтах Тошка уже видел, как они, совершивши экспедицию, возвращаются с драгоценным живым грузом: лесным козленком, волчонком. А может быть, удастся захватить даже медвежонка...

Пока Тошка мечтал, глаза его рассеянно обегали поляну.

Вдруг его словно толкнуло. Он весь насторожился: высокая трава около головы Гришука зашевелилась.

«Змея!» – похолодев от ужаса, подумал он.

Не теряя присутствия духа, он неслышно приподнялся с ружьем, сделал шаг, наклонился к спящему...

И вдруг рассмеялся.

Из травы на него испуганно пучил глаза молодой вороненок, не обросший еще перьями, с желтым ободком около огромного носа, очевидно, выпавший из гнезда.

Тошка умел обращаться с этой живностью. Он осторожно взял птицу в руки. Вороненок еще больше вылупил на него глаза, стал на ладони, широко разинув клюв, махая необросшими крылышками. Видимо, просил есть.

Тошка поставил ружье к лиственнице, намочил в чайнике хлеба и спустил его в рот прожорливому гостю. Тот попросил снова. Еще и еще.

Набив желудок, он склонил плешивую головку набок. Глаза затянулись пленкой, ноги поджались, и он крепко уснул на Тошкиной ладони, словно у себя дома.

– Надо, братец, вернуть тебя родителям, – решил было Тошка.

Но, сколько он ни глядел по деревьям, вороньих гнезд не было видно. Если оставить в траве, пропадет. Хоть с собой бери.

Когда ребята проснулись, Тошка рассказал им о происшествии.

По предложению Гришука, постановлено было принять в экспедицию нового участника, причем уход за ним был возложен на Гришука, свободного от общественных обязанностей.

Новый член экспедиции был назван Краком.

В эту минуту ребята и не подозревали, какого веселого озорника и полезного участника путешествия они приобретают.

IV. Страшная находка

Дорога шла пока по сухим местам, среди гигантских лиственниц, кедров, вековых сосен. Ноги тонули в мягком влажном мху. Над головами перебегали с дерева на дерево, с ветки на ветку белки. Иногда вспархивали рябчики. Один раз вспугнули копалуху[12], сидевшую в гнезде с выводком совсем маленьких птенцов. Иногда проносился через полянку неслышно и быстро, точно тень, лесной козел, а вечерами светились далекие огоньки – глаза волка.

Ребята не утерпели и сделали по волку несколько выстрелов, но, конечно, безрезультатно, за что и получили выговор от Андрея. Порох надо было экономить.

Это неприятное обстоятельство мешало им охотиться. Но, собственно, в провизии они пока и не нуждались. Напротив, надо было скорее доедать свою, взятую из дому, пока не испортилась на этой жаре. И аппетит же развивался у ребят при такой ходьбе! Елось как никогда. Во время привала Крак обычно сидел на плече или на руке у Гришука и тоже получал свою порцию моченого сухаря или жеваного мяса. Пил он из одной кружки с Гришуком, далеко закидывая назад голову. Потом старательно чистил громадный, точно лакированный нос о пуговицу Гришукиной блузы.

На другой день, вечером, случилось неожиданное событие. Ребята начали присматривать место для ночевки. Федька, отличавшийся особо острым зрением, шел впереди, шагах в пятидесяти. Вдруг он испуганно вскрикнул и остановился. Ребята кинулись бегом к нему. Нои они, пробежав несколько шагов, остановились, пораженные страхом. В сгустившихся сумерках из темных ветвей сосны на них смотрел мертвыми впадинами человеческий череп, оскалив зубы.

– И здесь! – прошептал Андрей, указывая на другую сторону тропы. – Сюда смотри!

– Целые скелеты, – сказал Гришук.

Ребята осмелели и подошли. По обе стороны тропинки, прикрученные толстой проволокой к стволам сосен, стояли два человеческих скелета. На проволоке еще уцелели кое-где клочья полуистлевшей солдатской шинели. Кости ног валялись у корней. Часть костей, видимо, была растащена зверьем.

– Не к добру, – пробормотал мрачно Федька, – не к добру такая находка.

– Молчи ты, старая баба! – цыкнул Андрей.

– Вот так лесные сторожа! – сказал Гришук.

Ребята подошли ближе и стали рассматривать страшных сторожей.

– Долго ли они тут стоят?

– Я думаю, это не путевые ли вехи в Пахомовский скит, – заявил Тошка. – Мне кажется, это от гражданской войны. Должно быть, наши, замученные белыми. А то, может, дезертиры. Или какая-нибудь банда расправилась со своими же.

– А Федька сильно струсил. Заревел как...

– Еще бы!.. Иду – и вдруг стоит смерть. Положение! Ладно еще, что не ночью.

– Закопаем их, что ли?

– Конечно.

Ребята сняли скелеты, собрали в кучу кости, клочки истлевших шинелей и, выбрав уголок под кустами, стали копать яму.

– Кто место выбрал? – крикнул Андрей, ударив лопатой.

– Я, – ответил Тошка. – А что?

– Неудачно. Камни, что ли. Лопата не идет.

– Откуда тут могут быть камни? Кругом мох... Корни, может быть? Ты попробуй... Копни в сторонку немного.

Андрей ударил лопатой. Опять глухой звук.

– Доски! – крикнули все с изумлением. Ребята сгрудились вокруг Андрея.

– Не клад ли? – засмеялся он. – Ну-ка, помогите. Гришук снял верхний слой земли. Под ним оказались доски ящика.

Крик изумления вырвался у всех.

– Тащи!

– Подпирай сбоку!

– Тяжелый какой!

Подпирая лопатами, топорами приподняли ящик.

– А, может, гроб? – спросил суеверный Федька. – Оставьте, братцы!

– Тьфу тебе, паршивцу! – рассердился Андрей. – Ты разве влезешь в такой узкий?

– Тьфу, тьфу! – Федька испуганно сплюнул.

Ящик был вытащен наружу. Он уже значительно погнил, но еще держался. Гришук топором приподнял крышку.

Содержимое ящика несколько разочаровало. Там лежало: две солдатские винтовки, два нагана, порох и пули.

– Вот так клад! – разочарованно протянул Федька.

– Чудак! – сказал Андрюха. – Да для нас теперь дороже всех драгоценностей. Винтовки немного поржавели, но это не беда: можно почистить.

– А в яму скелеты закопаем, кстати, копать не надо.

Когда устроились на ночлег, Федька ни за что не согласился нести один свою очередь. Да и всем как-то было не по себе.

Когда надвинулась ночная тьма с приглушенными лесными шорохами, таинственными звуками и воображаемыми чудищами, стало жутко. Вместо того чтобы спать, ребята всю ночь проговорили, вспоминая случаи минувшей гражданской войны. Заснули они уже на рассвете.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации