Электронная библиотека » Фрэнсин Паскаль » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "В вихре перемен"


  • Текст добавлен: 2 октября 2013, 03:58


Автор книги: Фрэнсин Паскаль


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Фрэнсин Паскаль
В вихре перемен

1

– Джессика Уэйкфилд! – Элизабет громко постучала в дверь спальни своей сестры. – Ты сегодня намерена вставать или нет?

Услышав в ответ сонное мычание, Элизабет решительно вошла в спальню.

– Поторапливайся, Джес, – деловито сказала она, открывая шторы. Яркий утренний свет залил комнату. Элизабет огляделась вокруг. – Боже мой! Здесь у тебя словно побоище было. И как ты можешь спать в таком беспорядке?

Джессика села в постели, пробежалась изящными руками по спутавшимся белокурым волосам и зевнула.

– Сколько времени, Лиз? – проворчала она. – Сдается мне, не больше четырех утра.

Элизабет рассмеялась. У сестренки в комнате и часов-то нет. К чему ей? Родители иногда говорят, что у нее свое время – не по Гринвичу, а «по Джессике».

Если не считать родинки на правом плече Элизабет, сестры-близнецы были похожи как две капли воды, вплоть до крошечной ямочки на левой щеке. Обеим по шестнадцать лет, хоть Элизабет и старше на целых четыре минуты. У обеих белокурые, с солнечным отливом волосы до плеч, большие зеленовато-голубые глаза; обе стройны, как фотомодели, ростом почти метр семьдесят. Даже золотые кулончики они носят абсолютно одинаковые – родители подарили их сестрам на шестнадцатилетие.

Но сходство близнецов лишь внешнее. Собранная, доброжелательная, справедливая к людям – так все вокруг отзывались об Элизабет. Девушка вела колонку слухов «Глаза и уши» в школьной газете «Оракул» и мечтала когда-нибудь стать настоящей писательницей. А для этого, как она не раз говорила своему верному другу Тодду Уилкинзу, следует быть серьезной и целеустремленной. Джессика же, напротив, никогда не думала о далеком будущем. Она жила исключительно днем сегодняшним, но уж если он сулил какие-нибудь приключения или новые знакомства, она действовала с ошеломляющей энергией.

– Уже восемь часов, – строго сказала Элизабет. – А тебе еще полчаса понадобится, чтобы добраться до шкафа. У тебя вечно кавардак.

– Лиз, здесь очень даже уютно, – возразила ей сестра и выскочила из-под одеяла прямо к зеркалу над туалетным столиком.

Элизабет усмехнулась. Только одна комната нарушает аккуратность жилища Уэйкфилдов. Их дом привлекает оригинальностью архитектуры, чистотой и опрятностью. Но спальня Джессики!

Во-первых, сестра настояла на том, чтобы стены выкрасили в коричневый цвет, за что комнату прозвали «шоколадкой». Во-вторых, этот вечный разгром. Лишь в редких случаях Джессика утруждала себя уборкой, то есть совала все подряд вещи в шкаф.

– У меня здесь, словно на другой планете, – гордо заявила хозяйка «шоколадки».

– Разумеется. – Элизабет покачала головой и направилась к двери, перешагивая через горы разбросанной одежды. – Постарайся не слишком копаться, Джес, – крикнула она из коридора. – Мы с Тоддом договорились встретиться до начала занятий.

На солнечной кухне, отделанной в испанском стиле, Элис Уэйкфилд готовила апельсиновый сок.

– Доброе утро, мам. – Элизабет ласково обняла ее. – Ты сегодня такая нарядная, – добавила она, одобрительно оглядывая ее платье с цветочным узором.

– Зайдет клиент, посмотреть, что мы придумали сделать с его стенами, – с улыбкой объяснила мама. Она работала дизайнером по интерьерам.

Взглянув на эту блондинку с ярко-голубыми глазами, нетрудно было понять, от кого унаследовали близнецы свою красоту. Элис нередко принимали за их старшую сестру.

– Кажется, опять выдался погожий денек, – громко порадовался Нед Уэйкфилд, торопливо входя в кухню. Он с нежностью поцеловал жену в щеку. – Ну а где твоя половинка? – поддразнил он дочь, наливая себе кофе.

– Видимо, прокладывает дорогу к шкафу в своем разгроме, – усмехнулась та.

Мистер Уэйкфилд улыбнулся, и из уголков смеющихся глаз побежали морщинки. Он казался повзрослевшей копией своего сына Стивена, который уже год учился в колледже, – такой же широкоплечий и темноволосый, с добрыми карими глазами.

– Обними ее за меня, ладно? – попросил отец. – А то я опоздаю на утреннюю деловую встречу. – Нед Уэйкфилд был преуспевающим юристом, его контора находилась в центре города.

– Сестренка собирается такими темпами, что мы, наверное, увидим ее только за ужином, – рассмеялась Элизабет и приготовила себе чашку овсяных хлопьев.

Мистер Уэйкфилд залпом допил кофе и, махнув рукой жене и дочке, поспешил в гараж.

– Мам, ты не против, если я возьму сегодня твой «фиат»? Кстати, после уроков я задержусь: у нас с мистером Коллинзом собрание комитета по организации карнавала.

– Карнавала? – удивленно переспросила Элис Уэйкфилд.

– Это не настоящий карнавал, – объяснила ей дочь. – Нам нужно собрать деньги для детей-инвалидов, и мы решили объединить приятное с полезным, а я – председатель оргкомитета. Будут только шатры с играми и закуски. Мистер Коллинз надеется, что мы соберем приличную сумму, тем более что теперь у нас есть спонсоры.

– Да-да, вспомнила, – сказала мама. – И когда это будет?

– В следующую субботу, – вздохнула Элизабет. – Осталось всего двенадцать дней, а нам еще столько надо сделать!

– Ну что ж, машину можешь взять, – разрешила миссис Уэйкфилд. – Она мне сегодня не потребуется. Только езжай осторожно.

– Езжай осторожно – куда? – в кухню лениво вошла Джессика и взяла из плетеной тарелки апельсин.

– В школу. Или ты забыла? – загадочным тоном произнесла Элизабет.

– Хорошо бы забыть. – Джессика театрально упала на стул. – От этого дурацкого реферата у меня ночные кошмары.

– Работай над ним днем, – посоветовала сестра, улыбаясь.

– Целых пятнадцать страниц! – простонала Джессика. – И как я смогу управиться еще и с этим вдобавок ко всему прочему?

– Видимо, учителя истории очень бестолковый народ – никак не усвоят, как нужно распределить домашние задания, чтобы не мешать бесконечным свиданиям и собраниям команды болельщиц, – съехидничала Элизабет.

Миссис Уэйкфилд поставила на стол пакет молока и попрощалась:

– Ладно, девочки. Я пойду займусь макияжем. Будьте осторожны с машиной, обе. До вечера.

– Джес, у тебя есть какие-нибудь предложения по поводу карнавала? – спросила Элизабет, развернув красный «фиат» и направив его по тенистой улице.

Джессика взглянула на сестру, сосредоточенно следившую за движением:

– А за мои предложения ты подкинешь пару мыслишек для реферата?

– Конечно, нет, – твердо ответила Лиз и посмотрела на дорогу в зеркало заднего вида. – Я серьезно, Джес. Подумай: у нас меньше двух недель, нужна любая помощь. Дело ведь мы затеяли благородное: собранные деньги перечислим в специальный фонд Фаулерской больницы для детей-инвалидов.

– Я подумаю, – отозвалась сестра, рассеянно глядя на буйную зелень приближавшегося школьного парка. – О! – вдруг воскликнула она и подалась вперед. – Это не Регина ли Морроу в машине Брюса Пэтмена?

– Она. – Элизабет умело подстроила «фиат» к блестящему черному «порше» Брюса. – Вроде бы последнее время они часто бывают вместе? – Элизабет слегка покосилась на сестру, пытаясь выяснить ее реакцию.

Брюс – единственный сын Генри и Мари Пэтменов, семья которых была одной из самых богатых и влиятельных в Ласковой Долине. В этом году Брюс заканчивал школу. Красивый брюнет атлетического сложения, он имел репутацию сердцееда и сноба. Даже номерной знак на машине говорил о жуткой самовлюбленности – «1-Брюс-1». Поэтому Элизабет он совсем не нравился. Знала она, что и сестре этот парень не по нраву. Дело в том, что однажды Джессика по уши влюбилась в него. Но все окончилось печально: из-за поведения Брюса их отношения расстроились, и воспоминание об этом отразилось на помрачневшем лице Джессики.

– Не пойму, как может Регина встречаться с таким ничтожеством, как Брюс Пэтмен, – угрюмо пробурчала она, откидывая назад белокурые волосы.

У Элизабет хватило такта не напоминать сестре, что в свое время и ей Брюс казался самым обворожительным в мире.

– Да уж, – согласилась Элизабет, – странная история. А ведь Регина такая славная, – добавила она, подъезжая к стоянке.

Брюс припарковал свой «порше» рядом с ними, вылез из машины и пошел открывать дверцу своей пассажирке.

– Боже, – пробормотала Джессика. – По-моему, он строит из себя Прекрасного Принца.

– Раньше я за ним такого не замечала. – Элизабет понизила голос. – Похоже, он хочет завоевать Регину своим вниманием. Он подходит к ней после каждого урока.

– Я уверена, что это скоро кончится, – вырвалось у Джессики. Она сгребла свои книги и выскочила из машины. – Спасибо, что подвезла, Лиз. Пойду поищу Кару до классного часа. – И сестра быстро пошла через площадку.

«Джессика не в восторге от того, что Брюс ухаживает за Региной, – подумала Элизабет, глядя ей вслед и качая головой. – Впрочем, – продолжала она размышлять, – что касается внешности, то Брюс и Регина друг другу под стать. Хотя Регина и сама по себе хороша».

Новая подруга Брюса была настоящей красавицей: длинные черные волосы, изящный овал лица, безупречно чистая кожа. Ее семья только в этом году переехала в Ласковую Долину, но яркая внешность Регины сразу привлекла внимание.

Местное агентство фотомоделей даже уговорило ее сфотографироваться на обложку последнего номера журнала «Инженю».

«И все-таки не только из-за красоты Регина Морроу не похожа на других, – вздохнула Элизабет. Завидев на другом конце площадки Тодда, она ускорила шаг. – Ведь с рождения она почти ничего не слышала, хотя за годы обучения в особой школе Коннектикута выучилась хорошо понимать говорящих по движениям губ. Многие и не догадывались, что девушка их почти не слышит: Регина могла различать тон собеседника, и собственный ее голос ничуть не напоминал каркающую речь глухих. Главное отличие Регины в том, – решила Элизабет, – что она не воспринимает жизнь как само собой разумеющееся благо. Она ценит и любит ее радости, и это проявляется во всем. Вот почему ей все так рады, вот почему она всем по сердцу!»

– Привет, куда ты пропала? – спросил Тодд, крепко обнимая подругу и целуя ее в кончик носа. – Я ищу тебя повсюду. Мистер Коллинз интересуется, как идут наши карнавальные дела.

– Прости, что я так задержалась. – Элизабет улыбнулась и загляделась в его кофейно-карие глаза. – Джессика сегодня какая-то вялая. Во всяком случае, была такой, пока не увидела Регину с Брюсом. Тут-то она мигом пробудилась.

– Представляю, – хмыкнул Тодд и обвил рукой ее талию. – Слушай, а может, попросим Регину и Брюса принять участие в карнавале, – добавил он со смехом, – и назовем их аттракцион «Красавица и Чудовище»!

Элизабет засмеялась, но почувствовала какую-то неловкость. Она не могла этого объяснить, но, с тех пор как Регина появилась в Ласковой Долине, ей хотелось оберегать девушку от неприятностей. Насколько было известно Элизабет, Регина была так неопытна в отношениях с молодыми людьми! А уж Брюс Пэтмен не особенно подходит для первого увлечения.

Влюбленные вошли в прохладный школьный холл.

– Надеюсь, с ней ничего плохого не случится, – сказала Элизабет Тодду и нежно пожала ему руку. – Не забывай, – мягко прибавила она, обняв его, – не все молодые люди такие хорошие, как ты.

– Я не забываю об этом ни на минуту, – пошутил Тодд, поцеловав подругу в макушку. – Хотя ты права, – сказал он уже серьезно. – Меня и самого немного беспокоит эта история. Регина такая милая девушка. А вот Брюсу Пэтмену я не доверяю.

– Ладно. – Элизабет положила книги в свой шкафчик. – Нам, видимо, просто остается наблюдать, что произойдет.

– И надеяться, что Чудовище не разобьет сердце Красавицы, – закончил Тодд озабоченно.

2

– А не думаете ли вы, что карнавальный комитет надо бы кормить сытнее? – шутливо заметил Уинстон Эгберг, наколов «хот-дог» на вилку и размахивая им перед собой.

– Да и местечко для встречи могли бы подыскать получше, – в тон ему сказала со смехом Инид Роллинз, обращаясь к Элизабет, которая сосредоточенно делала записи в блокнотике.

Та взглянула на свою лучшую подругу и усмехнулась:

– А откуда же пойдет извержение идей, как не из бурлящего кратера? – Элизабет окинула взглядом переполненную школьную столовую.

Элизабет и Тодд сидели напротив Инид и Уинстона за столиком в самом центре зала. Они готовились к встрече с мистером Коллинзом после занятий. Но длинный и тощий Уинстон, прозванный в классе Клоуном, вместо конструктивных предложений привносил в их обсуждение лишь бесконечное веселье. Например, он только что сделал открытие: если хлопнуть кулаком по пустому молочному пакету, то последние брызги станут сюрпризом для сидящего рядом.

– Да ладно тебе, Эгберг, – улыбнулся Тодд и заглянул в блокнотик Элизабет. – Послушайте-ка, а когда мистер Коллинз соизволит назвать куратора от родительского комитета? По-моему, нам нужен в помощь кто-нибудь новенький.

– Надеюсь, сегодня все выяснится. – Элизабет закрыла колпачком ручку и еще раз просмотрела предварительные записи. – Но если мы будем так тянуть, то никогда не организуем праздника!

– Лиз! Тодд! А мы везде вас ищем! – послышался знакомый голос.

Девушка обернулась и увидела Оливию Дэвидсон с ее другом Роджером Барретом Пэтменом. Они шли к столику со своими подносами.

– Ну, как дела? – спросила Оливия и глянула на записи Элизабет.

Она была художественным редактором «Оракула», и девушки нередко работали вместе над оформлением газеты.

– Пока что только у меня есть предложение насчет аттракционов, – сообщил Уинстон. – Пусть бросают в меня пирожками – по доллару за бросок. Это будет мой аттракцион.

Все рассмеялись. Оливия откинула со лба темные жесткие кудри и поморщилась:

– Завтраки в нашей школе и фантазия – вещи абсолютно несовместимые, даже миксером их вместе не собьешь.

Роджер сел напротив нее и легонько пожал ей руку. Оливия влюбилась в этого парня еще до того, как стало известно, что он двоюродный брат Брюса Пэтмена. Пока все не узнали, что он – незаконнорожденный сын дяди Брюса (который умер много лет назад), Роджер был самым бедным мальчиком в классе – и вдруг начал жить в огромном имении Пэтменов на холме над Ласковой Долиной. Сначала Элизабет беспокоилась, не слишком ли Роджер возгордится, оказавшись в семье миллионера. Но уже стало очевидно, что он остался столь же общительным и простым, как и прежде. И они с Оливией по-прежнему обожали друг друга.

– Ей-богу, мой кузен на сей раз влип основательно, – прокомментировал Роджер, наблюдая, как в другом конце зала Брюс отодвигает стул для Регины.

– О чем это ты? – полюбопытствовал Тодд и переглянулся с подругой.

– Не знаю, конечно. – Род покачал головой, вскрывая пакет молока и делая большой глоток. – Но, по-моему, на сей раз он втрескался по уши!

Оливия подалась вперед. В карих глазах заплясали искорки.

– Невероятно, – доверительно сообщила она, – но Брюс действительно изменился. Он даже спросил, как у меня дела, когда я ему вчера позвонила. И, что самое удивительное, – она мотнула головой и захихикала, – он еще и выслушал меня!

– Колоссально, – усмехнулся Тодд.

– Никогда не видел его таким обходительным и дружелюбным, – продолжал Роджер. – По-моему, он помешался на Регине. Эх, чего только не бывает!

– Так, значит, ты и впрямь полагаешь, что он не играет с ней? – удивилась Элизабет.

– Хотите знать, что полагаю я? – перебил Уинстон и, хлопнув по пустому пакету, обрызгал Тодду плечо. – Я полагаю, что нам надо вернуться к вопросу о карнавале.

– Пожалуй, ты прав, – согласилась Лиз, отставляя свой поднос в сторону и берясь за блокнотик.


– Как это романтично, правда? – Лила Фаулер указывала своим мороженым на Брюса и Регину, сидевших в другом конце столовой.

На ее миловидном личике играла глуповатая ухмылка. Джессика посмотрела и пожала плечами.

– Ты же знаешь Брюса, – нарочито беззаботно бросила она и притворилась, что поглощена своим завтраком. – Ну, недельку побегает за ней – и все.

– Хм-м, – мурлыкнула Лила и прищурила темные глаза: Брюс поцеловал Регину в щеку. – Не представляю, с чего бы это кому-нибудь заинтересоваться этой девицей даже на такое короткое время, – съязвила она, откидывая за плечо прядь волнистых каштановых волос.

Джессика засмеялась. Она знала, что подруга недолюбливает Регину. До того как приехала эта девушка, Лила была самой богатой школьницей в Ласковой Долине. Одного этого хватило бы, чтобы Лила обозлилась: она привыкла, что только у нее все самое дорогое, новое, лучшее. А Регина к тому же так красива! Стоило ее фотографии появиться на обложке «Инженю», как она завоевала всеобщее внимание. Этого Лила стерпеть не могла. Ведь она добивалась в агентстве, чтобы на обложку поместили ее собственное фото. Владелец агентства признал, что Лила Фаулер бесспорно привлекательна, но сообщил ей, что такой тип им не подходит. Услышав, что именно Регина, а не она идеально фотогенична, Лила принялась всех убеждать: «Эта Морроу – самая отвратительная особа во всей школе».

– Ты только посмотри на нее, – прошипела она и сейчас, в негодовании отодвигая еду. – Она просто посмешище в этом бордовом платье. Так одевается – можно подумать, что она слепая, а не глухая.

Джессика обернулась и посмотрела.

– Платье-то ничего. А вот кто посмешище – так это Брюс. Он так пялится на Регину, будто раньше девчонок в глаза не видел.

– Чего я не могу понять, – продолжала Лила, – так это, как можно с ней общаться хотя бы пять минут. Ведь эта Морроу – жуткая зануда.

– Да-да, – пробормотала Джессика, открывая тетрадку и пробегая страничку глазами.

Она тысячу лет провела в библиотеке, но ни на шаг не приблизилась к выбору темы для реферата.

– Джессика Уэйкфилд, да ты не слушаешь меня! – вскипела Лила. У нее даже рот скривился от досады.

– Прости. – Подруга с шумом захлопнула тетрадку. – Я раздумывала об этом дурацком реферате. Мне его писать – не меньше трех месяцев. А ведь сдавать уже скоро! Я же до сих пор не выбрала тему.

Лила пожала плечами и облизала деревянную палочку от эскимо.

– И у меня нет темы, – безразлично отозвалась она. – Не представляю ничего скучнее истории.

– Я тоже. – Джессика снова смотрела на влюбленную пару.

– Кара говорила мне, что Брюс совершенно без ума от нее, – опять начала Лила, следя за реакцией Джессики. – Он вечно куда-нибудь ее приглашает. Кара говорит, он не отходит от нее ни на минуту.

Джессику передернуло. Лила знала, что размолвка между Джессикой и Брюсом произошла из-за того, что он пытался отделаться от встреч с ней всевозможными отговорками.

– А ты так и поверила, – лукаво произнесла Джессика. – Куда вероятнее, что он бегает по своим девчонкам из колледжа, пока Регина сидит дома и зубрит уроки.

Лила вытянула перед собою кисти рук и полюбовалась маникюром.

– Ну, не знаю, не знаю, – она обернулась в сторону Регины и Брюса со всезнающей улыбочкой. – Ее даже пригласили на обед к Пэтменам. Это тоже информация Кары.

– Ого, – вырвалось у Джессики.

Дело в том, что она сама всегда мечтала о приглашении к Пэтменам, представляя роскошный особняк и воображая там себя: вся в драгоценностях, она плавно ступает по широким лужайкам их имения. Порвав с Брюсом, она принялась было заигрывать с Роджером, его новоявленным кузеном. И дельце бы выгорело, если бы он не вернулся к Оливии. Джес изо всех сил старалась оградить Роджера от столь непрестижной подруги, но он не оценил ее стараний. Роджер просто зациклился на Оливии, которая одевалась, как нищенка, в платья из индийского хлопка и смешные сандалии. Девушку не интересовало ничего, кроме рисования и поэзии; Джессике же и то и другое казалось хуже смерти.

В общем, в последнее время о Пэтменах Джессика предпочитала не говорить. Она ставила их даже ниже рефератов по истории и сейчас ужасно хотела, чтобы Лила оставила эту тему.

– Обед – это еще что, – продолжала Лила безжалостно, – самое потрясающее другое: Брюс купил ей рубиновый кулон. Кара его видела – просто чудо.

Джессика молча вскинула брови, а Лила наклонилась к ней и сочувственно понизила голос:

– А ведь тебе Брюс никогда не покупал ничего дорогого, не так ли?

– Да, так, не покупал, – твердо ответила та. – Но вот что я скажу тебе, Лила. Брюсу Пэтмену по-настоящему всегда будет дорог только он сам. Его скоро затошнит от Регины, ты уж мне поверь. А он такой мелочный, что после разрыва наверняка пришлет ей счет за кулон, – смешком закончила она.

– Не знаю, Джес, – недоверчиво произнесла Лила. – А вдруг ты ошибаешься?

– Уверяю тебя, Лила, – повторила Джессика. – Две недели – это максимум.

Лила с интересом покосилась на подругу.

– Две недели, – прикинула она. – Как раз примерно к карнавалу, так?

– Так. К этому дню они уже на все сто и разговаривать друг с другом перестанут.

– Ты так уверена. – Лила пристально поглядела на нее. – Тогда давай заключим пари?

Джессика принялась соображать: подруге на карманные расходы выдают раз в десять больше, чем ей самой. Джессика посчитала в уме: сколько она задолжала сестре? Не так уж и много. К тому же ей не хотелось показать, что она в нерешительности.

– Давай, – беспечно согласилась девушка. – На что будем спорить?

Лила на секунду задумалась.

– Только не на деньги. Папа говорит, что это вульгарно.

– Но тогда на что? – растерялась Джессика.

– У меня грандиозная идея! – воскликнула Лила, и глаза у нее заговорщицки заблестели. – Поспорим на рефераты!

– На рефераты? Что ты имеешь в виду?

Лила расхохоталась:

– Я выиграю – ты пишешь за меня реферат. Ну а если выиграешь ты – я пишу твой. Ну как, идет?

Джессика нервно сглотнула. Это куда хуже, чем спорить на деньги. Если проиграешь пари, придется писать целых два реферата. А тут хоть бы один осилить! И кроме того, не так уж она и уверена, что Брюс рассорится с Региной. По всему, что ей известно, выходит: парень впервые действительно влюблен. Надеяться на разрыв неразумно… Но нельзя показывать свои колебания.

– Идет! – воскликнула Джессика и протянула руку, чтобы скрепить договор рукопожатием – Спорим на рефераты.

Если Лила и была удивлена решимостью подруги, то не подала виду.

– Чудесно, – сказала она. – Конечный срок – день карнавала. Только подумай, Джес, – прибавила она, – если Брюс и Регина до этого дня разойдутся, тебе не надо будет корпеть над рефератом!

«А если они не разойдутся, – мрачно продолжила Джессика про себя, – то лучше мне повеситься. – Она посмотрела в тот конец зала, где сидела влюбленная парочка, и покачала головой. – Пари серьезное. Обидно было бы проиграть. Если Брюс не разругается с Региной сам, придется ему помочь».


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации