Электронная библиотека » Л. Дж. Шэн » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Похититель поцелуев"


  • Текст добавлен: 17 мая 2021, 09:20

Автор книги: Л. Дж. Шэн


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Л. Дж. Шэн
Похититель поцелуев

L.J. Shen

THE KISS THIEF


Copyright © 2019. THE KISS THIEF by L.J. Shen

© Конова В., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

* * *

«Удивительное дело, какая полная бывает иллюзия того, что красота есть добро».

Лев Толстой, «Крейцерова соната»


Посвящается Бриттани Даниэль Кристине, Джеки Чек Мартин и сильным женщинам по всему миру. Мы можем быть ими, воспитать и поддерживать их.


Плей-лист

«Young and Beautiful» – Lana Del Rey

«Take Me to Church» – Hozier

«Young God» – Halsey

«Can’t Truss it» – Public Enemy

«Back to Black» – Amy Winehouse

«Nothing Compares 2 U» – Sinead O’Connor

«Everybody Wants to Rule the World» – Tears for Fears

«I’m Shipping Up to Boston» – Dropkick Murphys


Говорят, свой первый поцелуй нужно заслужить.

Мой был украден демоном в маске под черным небом Чикаго.


Говорят, клятвы, которые мы даем, священны.

Мои были нарушены, едва часы пробили полночь.


Говорят, мы отдаем сердце только одному человеку.

Мое раскололось надвое.

Я должна была стать женой Анджело Бандини, наследника одной из самых влиятельных семей чикагской мафии. Но все изменил сенатор Вулф Китон, знавший достаточно грехов моего отца, чтобы заставить меня выйти замуж за него.


Говорят, у каждой истории должен быть счастливый конец?

Как бы не так.


Я, Франческа Росси, обнаружила, что стираю и переписываю свою до самой последней главы.


Один поцелуй.

Два сердца.

Три жизни.

Одна судьба.


И где-то между этими двумя мужчинами мне пришлось найти свою вечность.

Пролог

Я Франческа Росси, и весь ужас в том, что мое будущее заперто в старой, непримечательной деревянной шкатулке.

C тех самых пор, как в шесть лет узнала о ее существовании, я понимала: что бы ни скрывалось внутри, содержимое либо убьет, либо спасет меня. Поэтому неудивительно, что вчера на рассвете, когда солнце поцеловалось с небом, я решила поторопить судьбу и открыла коробку.

Я не должна была знать, где моя мать хранит ключ.

Не должна была знать, где отец прячет шкатулку.

Но что делать, когда целыми днями сидишь дома и до изнеможения заботишься только о своей внешности, чтобы соответствовать почти невозможным требованиям своих родителей? Времени становится в избытке.

– Франческа, не дергайся, или уколю тебя иголкой, – заныла снизу Вероника.

Я в сотый раз пробежалась глазами по пожелтевшей бумажке, пока мамин стилист помогала мне, как какому-нибудь инвалиду, влезть в платье. Я зафиксировала в памяти написанные слова и мысленно заперла их в самом укромном уголке, куда никто не смог бы добраться.

Радостное волнение разливалось по венам, как джазовая мелодия, и я видела, какой решимостью горят мои глаза в отражении зеркала. Дрожащими пальцами я сложила бумажку и засунула ее в декольте под расшнурованный корсет.

Слишком окрыленная, чтобы неподвижно стоять на месте, я вновь принялась мерить шагами комнату, заставляя маминых парикмахера и стилиста с недовольными криками гоняться за мной по всей примерочной.

Я – Граучо Маркс в «Утином супе»[1]1
  Американский фильм-буффонада с участием четырех братьев актеров Маркс, вышедший в 1933 году.


[Закрыть]
. Поймайте меня, если сможете.

Вероника дернула меня за край корсета и утянула, будто за поводок, назад к зеркалу.

– Эй, полегче, – поморщилась я.

– Замри, я сказала!

Я привыкла, что работники моих родителей обходятся со мной как с расфуфыренным породистым пуделем. Но это неважно. Потому что сегодня я намеревалась поцеловать Анджело Бандини. А точнее, я намеревалась разрешить ему поцеловать меня.

Скажи я, что не помышляла о поцелуе с Анджело каждую ночь с тех пор, как год назад вернулась из швейцарской школы-интерната, куда меня запихнули родители, то соврала бы. Мне исполнилось девятнадцать, так что Артур и София Росси решили официально вывести дочь в светское общество Чикаго и позволили ей выбрать будущего супруга из попадающих под определенные требования итало-американских мужчин, связанных с мафией. Сегодняшний вечер станет точкой отсчета для череды важных мероприятий и светских визитов, но я и без того знала, за кого хочу замуж.

Родители уведомили меня, чтобы на колледж я даже не рассчитывала. Будучи единственным ребенком и наследницей всего состояния Росси, мне следовало озаботиться поиском идеального мужа. И пускай я мечтала стать первой в семье женщиной, получившей диплом, у меня хватало ума не перечить родителям. Клара, наша горничная, частенько говаривала: «Фрэнки, тебе не обязательно искать мужа. Главное – оправдать надежды родителей».

Она была права. Я родилась в золотой клетке. Просторной, но все же запертой, и попытки к бегству могли стоить мне жизни. Быть узницей мне не нравилось, но я полагала, что лучше так, чем оказаться в могиле. И потому никогда не осмеливалась выглянуть сквозь решетку своей темницы, чтобы посмотреть, что происходит на воле.

Мой отец, Артур Росси, был боссом Чикагского синдиката. Для мужчины, который заплетал мне косы, учил играть на фортепьяно и даже пролил одинокую слезинку на моем выступлении в Лондоне, где я играла перед тысячами зрителей, этот титул звучал до боли свирепым.

Анджело, как вы уже догадались, в глазах моих родителей был идеальным мужем. Обаятельный, состоявшийся и очень богатый. Его семье принадлежала половина зданий в Юниверсити-Виллидж[2]2
  Район в Маленькой Италии – собирательное название кварталов, где проживают итальянские эмигранты.


[Закрыть]
, и большую их часть мой отец использовал для своих многочисленных незаконных дел.

Я знала Анджело с рождения. Мы росли на глазах друг у друга, как распускающиеся цветы. Медленно, но вместе с тем быстро. Во время роскошных летних каникул, под строгим надзором наших родных, членов «семьи» и телохранителей.

У Анджело было четыре брата, две собаки и улыбка, от которой растаяло бы и итальянское мороженое. Его отец руководил бухгалтерской фирмой, работающей на мою семью, и каждый год мы оба проводили каникулы на Сицилии, в Сиракузах.

На протяжении долгих лет я наблюдала, как темнеют и укрощаются стрижкой мягкие светлые кудри Анджело. Как его сияющие, словно голубой океан, глаза теряют игривость, становясь угрюмыми и жестокими после того, чему, без сомнений, научил его отец. Как его голос становится низким, итальянский акцент – резче, а щуплое мальчишеское тело обрастает мускулами, ростом и уверенностью. Анджело стал загадочнее, не таким импульсивным и отныне говорил реже, но каждый раз от его голоса таяло мое сердце.

Любовь так трагична. Неудивительно, что она заставляет людей грустить.

И пока я смотрела в глаза Анджело, которые были способны растопить мороженое, то оказалась не единственной, кто млел под его извечно хмурым взглядом.

Мне было тошно при мысли, что я вернусь в свою католическую школу для девочек, а он уедет в Чикаго веселиться, болтать и целоваться с другими девушками. Но с Анджело я всегда чувствовала себя той самой. Он украдкой вплетал мне в волосы цветы, разрешал отпить вина из его бокала, когда никто не видел, и смеялся глазами, что бы я ни говорила. Когда меня дразнили его младшие братья, он давал им по ушам и приказывал держаться подальше. И каждое лето находил возможность улучить минутку и поцеловать меня в кончик носа.

– Франческа Росси, с прошлого лета ты стала еще прекраснее.

– Ты всегда так говоришь.

– И всегда искренен. Я не имею привычки бросать слова на ветер.

– Тогда скажи мне что-нибудь значимое.

– Моя богиня, в один прекрасный день ты станешь моей женой.

Каждый летний эпизод я лелеяла так, словно он был неприкосновенным садом, оберегала его с тайной любовью и поливала до тех пор, пока эти мгновения не превратились в коллекцию сказочных воспоминаний.

Но сильнее всего в памяти укоренилось то, с каким трепетом я каждое лето ждала, когда он тайком проберется ко мне в комнату, или в магазин, куда я уходила за покупками, или к дереву, под которым читала книгу. Как с годами, по мере нашего взросления и вступления в пору юности, он начал растягивать наши «мгновения», с нескрываемым весельем наблюдая, как я безуспешно пыталась сойти за «своего парня», хотя было совершенно ясно, что я абсолютная девчонка.

Я как раз засунула записку поглубже, когда Вероника впилась мясистыми пальцами мне в кожу цвета слоновой кости, собрала за спиной корсет и затянула его вокруг моей талии.

– Хорошо бы снова стать девятнадцатилетней и прекрасной, – мелодраматично взревела она.

Кремовые шелковистые тесемки натянулись, и я ахнула. Только верхушка итальянской мафии для подготовки к балу до сих пор пользовалась услугами стилистов и горничных. Но, по мнению моих родителей, мы были Виндзорами.

– Помнишь те деньки, Альма? – спросила Вероника.

Парикмахер фыркнула, фиксируя мою челку сбоку и закрепляя на макушке волнистый пучок.

– Милая, спустись с небес на землю. В девятнадцать ты была хороша как поздравительная открытка от «Холлмарк». Франческа же – «Сотворение Адама»[3]3
  Фреска на потолке Сикстинской капеллы в Ватикане, написанная Микеланджело.


[Закрыть]
. Разные классы. Даже разные положения.

Я вспыхнула от смущения. Чувствовалось, что людям нравится на меня смотреть, но меня ужасало само представление о красоте. Красота обладала могуществом, но была переменчива. Красиво завернутый подарок, который однажды я непременно потеряю, поэтому мне не хотелось разворачивать его или соблазняться его привилегиями. Это лишь затруднило бы наше расставание.

Анджело – единственный, чьего внимания я бы сегодня хотела, когда появлюсь на бале-маскараде в Чикагском институте искусств. Темой торжества были боги и богини из греческой и римской мифологии. Я знала, что большинство женщин покажутся в образах Афродиты или Венеры. Возможно, Геры или Реи, если им импонирует оригинальность. Но не я. Я – Немезида, богиня возмездия. Анджело всегда называл меня божеством, и сегодня я намеревалась заявить права на это звание, придя в образе самой могущественной богини.

В двадцать первом веке мое желание в девятнадцать лет заключить брак по расчету могло показаться глупым, но в Синдикате мы все подчинялись традициям. И так вышло, что наши обычаи прочно укоренились еще в начале девятнадцатого века.

– Что было в записке? – Вероника прикрепила к моей спине поверх платья пару бархатных черных крыльев. Оно было без бретелей, цвета ясного летнего неба, с ракушками из бесподобной голубой органзы. Сзади струился шлейф, растекаясь, как океан, у ног моих помощниц. – Ну в той, что для сохранности ты спрятала в корсете. – Она хихикнула, вдевая мне в уши золотые серьги в виде перьев.

– Это, – торжественно улыбнулась я, встретившись с ней взглядом в отражении, и положила руку на грудь, где покоилась записка, – начало оставшегося отрезка моей жизни.

Глава первая

Франческа

– Не знал, что у Венеры были крылья.

Стоя на пороге Чикагского института искусств, Анджело поцеловал мою руку. Сердце екнуло, но я подавила бессмысленную досаду. Он всего лишь подтрунивает надо мной. Кроме того, сегодня Анджело был так ослепительно красив в своем смокинге, что я смогла бы простить ему любую оплошность, кроме хладнокровного убийства.

На бал мужчины, в отличие от женщин, надели смокинги и полумаски. Анджело дополнил свой костюм венецианской маской с золотыми листьями, которая почти полностью закрывала ему лицо. Наши родители стояли рядом и обменивались любезностями, внимательно изучая каждую веснушку и прыщик друг друга. Я не стала объяснять Анджело, что на мне костюм Немезиды. У нас еще будет время обсудить мифологию – целая жизнь. Мне лишь нужно удостовериться, что сегодня мы сможем найти подходящий момент для еще одного летнего «мгновения». Только на сей раз, когда он поцелует меня в нос, я подниму голову и скреплю наши губы и судьбу воедино.

Я – Купидон, посылающий стрелу любви в самое сердце Анджело.

– С нашей последней встречи ты стала еще прекраснее. – Анджело сжал ткань своего костюма там, где билось его сердце, делая вид, что покорен.

Все вокруг умолкли, и я заметила, что наши отцы заговорщицки переглянулись. Две могущественные, богатые итало-американские семьи с крепко установившимися связями. Дон Вито Корлеоне гордился бы.

– Ты видел меня неделю назад на свадьбе Джианны. – Я подавила желание облизнуть губы, видя, как Анджело не сводит с меня глаз.

– Свадьбы идут тебе на пользу, но еще больше тебе подойдет моя компания, – просто сказал он, отчего мое сердце гулко забилось, и обратился к моему отцу: – Мистер Росси, могу я сопроводить вашу дочь к столу?

Отец сжал мое плечо. Я довольно смутно ощущала его присутствие за спиной, поскольку меня поглотил густой туман эйфории.

– Держи руки так, чтобы я их видел.

– Всегда, сэр.

Мы с Анджело сплели наши руки, и один из дюжины официантов проводил нас к столу, накрытому золотистой скатертью и украшенному тонким черным фарфором. Анджело наклонился и прошептал мне на ухо:

– Во всяком случае, до тех пор, пока ты не станешь официально моей.

К моему великому разочарованию, но не удивлению, Росси и Бандини сидели поодаль друг от друга. Отец всегда находился в центре любой вечеринки и отваливал кучу денег, чтобы получить лучшие места. Напротив меня губернатор Иллинойса, Престон Бишоп, и его жена изъявляли беспокойство по поводу винной карты. Рядом с ними сидел незнакомый мне мужчина в простой черной полумаске и в смокинге, который, судя по дорогой ткани и безупречному крою, наверняка стоил целое состояние. Возле мужчины сидела шумная блондинка в белом платье из французского тюля. Одна из десятков Венер, пришедших в одинаковых костюмах.

На лице мужчины застыла смертельная скука. Он вращал бокал с виски и совершенно не обращал внимания на свою спутницу. Когда она наклонилась и предприняла попытку заговорить с ним, он отвернулся и посмотрел на свой телефон, после чего полностью потерял интерес к происходящему и уставился на стену за моей спиной.

Меня пронзила печаль. Женщина не заслужила такого обращения. Она была достойна большего, чем холодный, явно опасный мужчина, от которого по спине бегут мурашки, даже когда он на вас не смотрит.

Держу пари, рядом с ним мороженое оставалось бы холодным круглыми сутками.

– Вижу, вы с Анджело увлечены друг другом, – между делом заметил папа, поглядывая на мои локти, лежащие на столе. Я тотчас же убрала их и вежливо улыбнулась.

– Он милый, – я бы сказала «супермилый», но отец совершенно не приемлет современный сленг.

– Он подходил, – отрывисто произнес папа. – И спросил, можно ли пригласить тебя куда-нибудь на следующей неделе. Я согласился. Под присмотром Марио, разумеется.

Ну разумеется. Марио был одним из многочисленных папиных верзил. Он обладал телосложением и уровнем интеллекта бетонного блока. Я подозревала, что сегодня папа не спустит с меня глаз как раз потому, что знал: мы с Анджело слишком уж хорошо ладим. В основном он поддерживал меня, но хотел, чтобы все подчинялось определенным правилам. Правилам, которые большинство моих ровесников нашли бы дремучими, а может, и почти варварскими. Я не была глупой и знала, что рою себе яму, не сражаясь за право получить образование и пойти работать. И знала, что только мне стоит решать, за кого я хочу выйти замуж.

Но, помимо прочего, я понимала, что такой уж у него способ и образ жизни. За свободу полагалось платить – мне пришлось бы оставить семью, а семья была моим миром.

Помимо традиций, чикагская мафия сильно отличалась от той версии, что изображали в кино. Никаких грязных переулков, мерзких наркоманов и кровавых сражений с представителями закона. В наше время все вертелось вокруг отмывания денег, слияния и поглощения компаний, а также перераспределения средств. Отец, не таясь, любезничал с полицией, вращался в кругу высокопоставленных политиков и даже помогал ФБР с поимкой особо ценных подозреваемых.

Собственно, именно поэтому сегодня мы здесь и оказались. Папа согласился пожертвовать шокирующую сумму благотворительному фонду, помогающему молодежи из группы риска получать высшее образование.

Ох, ирония – мой верный друг.

Я потягивала шампанское и смотрела на другой конец стола, где Анджело вел беседу с девушкой по имени Эмили, отцу которой принадлежал самый большой бейсбольный стадион в Иллинойсе. Анджело рассказывал ей, что собирается поступать в магистратуру Северо-западного университета и параллельно работать в бухгалтерской фирме своего отца. Истина в том, что он, скорее, собирался отмывать деньги для моего отца и служить Синдикату до конца своих дней. Я рассеянно слушала их разговор, когда губернатор Бишоп вдруг обратил на меня внимание:

– А ты, малышка Росси? Поступила в колледж?

Люди рядом с нами общались и смеялись, кроме сидящего напротив мужчины. Он по-прежнему не замечал свою спутницу, а вместо этого попивал из стакана, игнорируя телефон, на экране которого вспыхивали новые уведомления. Теперь же, взглянув в мою сторону, он как будто смотрел сквозь меня. Словно в тумане, я задумалась, сколько ему лет. Мужчина казался старше меня, но был явно моложе папы.

– Я? – Замерев в напряжении, я вежливо улыбнулась и расправила на коленях салфетку. Мои манеры были безупречны, а в бессмысленных беседах мне почти не было равных. В школе я изучала латынь, этикет и общую подготовку, так что умела развлечь любого: от мировых лидеров до куска пережеванной жвачки. – О, я окончила школу год назад. Сейчас работаю над расширением круга общения и обзавожусь связями здесь, в Чикаго.

– Иными словами, вы не работаете и не учитесь, – скучающим тоном прокомментировал мужчина напротив, со стуком поставил стакан на стол и бросил в сторону моего отца ехидную ухмылку.

Я почувствовала, как от стыда стали гореть уши, и посмотрела на отца, ожидая помощи. Он, похоже, не услышал, поскольку это высказывание осталось без ответа.

– Боже милостивый, – зардевшись, забрюзжала на грубого мужчину блондинка, но он от нее отмахнулся.

– Мы же в кругу друзей. Никто не будет о таком распространяться.

Распространяться? Кто он, черт возьми, такой?

Я встрепенулась и сделала глоток шампанского.

– Безусловно, у меня есть и другие занятия.

– Поделитесь с нами, – с глумливым восхищением поддел он. За нашей половиной стола повисло молчание. Напряженное. Предвещающее о приближении крайне неловкого момента.

– Я люблю благотворительность…

– Это даже не деятельность. Чем вы занимаетесь?

Глаголы, Франческа. Употребляй глаголы.

– Я катаюсь верхом и обожаю садоводство. Играю на фортепьяно. Я… о, покупаю все, что мне необходимо.

Я все портила и понимала это. Но мужчина не позволял перевести разговор на другую тему, и никто больше не вмешивался, чтобы меня выручить.

– Вы перечислили хобби и роскошь. Какой вы вносите вклад в общество, мисс Росси, кроме того, что поддерживаете нашу экономику, покупая столько одежды, что хватило бы на всю Северную Америку?

Столовые приборы с шумом приземлились на дорогой фарфор. Женщина ахнула. Все резко перестали болтать.

– Довольно, – прошипел ледяным тоном отец, пронзая мужчину жестким взглядом.

Я вздрогнула, но мужчина в маске оставался невозмутимым. Не дрогнул, а, скорее, наоборот – беспечно радовался сменившемуся курсу беседы.

– Склонен согласиться, Артур. Думаю, я узнал о вашей дочери все, что можно. Да еще и за минуту.

– Вы забыли дома свои дипломатические и государственные обязанности вместе с хорошими манерами? – подметил мой всегда воспитанный отец.

– Напротив, мистер Росси, – хищно усмехнулся мужчина. – Я очень хорошо о них помню, к вашему скорому превеликому разочарованию.

Престон Бишоп и его супруга замяли эту социальную катастрофу, задавая еще больше вопросов о моем детстве в Европе, моих сольных концертах и о том, что я хотела бы изучать (ботанику, но мне хватило ума не упоминать, что учеба в колледже для меня не предусмотрена). Родители улыбались, видя мое безукоризненное поведение, а женщина, сидящая рядом с неотесанным незнакомцем, даже влилась в беседу, рассказывая о путешествии в Европу во время ее академического отпуска. Она была журналисткой и объездила весь мир. Но какой бы милой она ни казалась, я не могла избавиться от чувства ужасного унижения, которому подверглась благодаря острому языку ее спутника. А он, кстати говоря, вновь с выражением невыразимой скуки уставился на дно в очередной раз наполненного бокала.

Я подумывала сообщить ему, что чудеса может сотворить не очередной стакан с алкоголем, а помощь специалиста.

После ужина пришло время танцев. У каждой женщины из числа приглашенных была танцевальная карточка с именами тех, кто сделал тайную ставку, и вся прибыль шла на благотворительные нужды.

Я подошла к длинному столу, чтобы проверить свою карточку, и увидела имена женщин, которые согласились участвовать. Сердце забилось еще быстрее, стоило мне заметить имя Анджело. Но веселое настроение вскоре сменилось ужасом, когда я поняла, что моя карточка – намного длиннее, чем те, что лежали рядом, – была под завязку заполнена фамилиями, похожими на итальянские. Скорее всего, остаток вечера я проведу, танцуя до упаду. Улизнуть для поцелуя с Анджело будет непросто.

Мой первый танец был с федеральным судьей. Второй – с ярым повесой итало-американского происхождения, который поведал, что специально прилетел из Нью-Йорка, чтобы лично увидеть, верны ли слухи о моей красоте. Он поцеловал подол моего платья, как средневековый герцог, и друзья уволокли его пьяное тело назад к столу. Я мысленно простонала, моля о том, чтобы он не спрашивал разрешения у моего отца на свидание. Он напоминал богатого козла, который превратил бы мою жизнь в некое подобие «Крестного отца». Третий танец отошел губернатору Бишопу, а четвертый – Анджело. Это был относительно короткий вальс, но я не позволила этому обстоятельству испортить мне настроение.

– А вот и она, – просиял Анджело, подходя к нам с губернатором для нашего танца.

Люстры ярко освещали зал, а мраморный пол гудел от звуков цокающих каблучков танцующих. Анджело наклонил голову и взял меня за руку, положив вторую на талию.

– Выглядишь прекрасно. Даже прекраснее, чем два часа назад, – прошептал он, и я почувствовала на лице его теплое дыхание. Сердце затрепетало, как крошечные бархатистые крылья бабочки.

– Приятно слышать, потому что в этом наряде уже задыхаюсь, – засмеялась я и лихорадочно заглянула ему в глаза. Я понимала, что сейчас он не может меня поцеловать, и стремительно возникшее чувство тревоги убило всех бабочек в моем животе. А если нам и вовсе не удастся остаться наедине? Тогда записка окажется бесполезной.

Та деревянная шкатулка либо спасет, либо убьет меня.

– Я бы с удовольствием делал тебе искусственное дыхание каждый раз, когда будет не хватать воздуха. – Анджело изучал мое лицо и резко сглотнул. – Но, если ты согласна, лучше начнем с банального свидания на следующей неделе.

– Я согласна, – слишком быстро ответила я. Он засмеялся и прислонился своим лбом к моему.

– Хочешь узнать когда?

– Когда мы встретимся? – глупо переспросила я.

– И это тоже. Кстати, в пятницу. Но я хотел сказать: когда именно я понял, что ты станешь моей женой, – без тени смущения пояснил Анджело.

Я с трудом заставила себя кивнуть. Вместо этого мне хотелось кричать. В следующий момент я ощутила, как его рука сжимает мою талию, и поняла, что потеряла равновесие.

– В то лето тебе исполнилось шестнадцать. Мне было двадцать. Растлитель малолетних, – рассмеялся он. – Мы тогда запоздали с приездом в наш коттедж на Сицилии. Я катил чемодан вдоль реки мимо наших смежных домиков и заметил, как ты плетешь венок на пирсе. Такая красивая и воздушная, ты улыбалась цветам, и мне не хотелось разрушать эти чары, заговаривая с тобой. А потом ветер унес цветы, и ты, не раздумывая, стремглав прыгнула в реку и вытащила их все, хотя знала, что они не выживут. Почему ты так поступила?

– Это был день рождения моей матери, – призналась я. – Я не терплю неудач. К слову, венок получился красивым.

Я опустила взгляд на пропадающие между нами сантиметры.

– Не терпишь неудачи, – задумчиво повторил Анджело.

– В тот день ты поцеловал меня в нос в туалете ресторана, – напомнила я.

– Помню.

– А сегодня ты собираешься украсть этот поцелуй? – спросила я.

– Фрэнки, я бы не стал у тебя его красть. Я предпочту выкупить твой поцелуй за полную стоимость до последнего пенни, – добродушно возразил он и подмигнул мне. – Но, боюсь, учитывая твою до ужаса заполненную карточку и мои обязанности, вынуждающие меня общаться со всеми членами «семьи», которым повезло урвать приглашение на это празднество, возможно, поцелуй нам придется отложить. Не волнуйся. Я уже предупредил Марио, что щедро одарю его чаевыми, если в пятницу он не станет торопиться, забирая машину у парковщика.

Легкая тревога теперь развернулась настоящим ужасом. Если Анджело не поцелует меня сегодня, то предсказание в записке пропадет зря.

– Пожалуйста. – Я постаралась улыбнуться более радостно в попытке спрятать свой ужас за пылкостью. – У меня ноги сводит.

Он прикусил кулак и засмеялся.

– Сколько намеков с сексуальным подтекстом, Франческа.

Я не знала, то ли мне плакать от отчаяния, то ли кричать от разочарования. Наверное, и то и другое. Песня еще не закончилась, но мы продолжали покачиваться в объятиях друг друга, усыпленные таинственными чарами, пока я не почувствовала на оголенном участке спины крепкую руку.

– Полагаю, сейчас моя очередь, – раздался громкий голос. Насупившись, я развернулась и увидела того грубого мужчину, смотрящего на меня через свою черную маску.

Он был высоким, ростом около двух метров, с непокорными чернильно-черными волосами, зачесанными назад до волнующего совершенства. Поджарое крепкое тело было грациозным и вместе с тем массивным. Его серые, как галька, глаза были зловеще сощурены, а чересчур квадратный подбородок и пухлые губы придавали его привлекательной наружности суровый вид. На губах у него застыла презрительная равнодушная ухмылка, которую мне немедленно захотелось стереть пощечиной. Очевидно, его по-прежнему веселила та чепуха, что я наговорила за столом. И судя по тому, что половина зала теперь глазела на нас с нескрываемым интересом, у нас были зрители. Женщины смотрели на него как хищные акулы в аквариуме, а мужчины открыто забавлялись.

– Не лезьте к ней, – сердито прорычал Анджело, когда заиграла новая песня и ему пришлось выпустить меня из объятий.

– А вы не лезьте не в свое дело, – невозмутимо отчеканил мужчина.

– Вы точно указаны в моей карточке? – спросила я, повернувшись к нему с вежливой, но сдержанной улыбкой. После разговора с Анджело я плохо соображала, что происходит, как вдруг незнакомец притянул меня к своему крепкому телу и властно прижал ладонь к моей спине чуть ниже допустимого уровня, практически лапая меня за задницу.

– Отвечайте, – прошипела я.

– Самую высокую цену в вашей карточке обозначил я, – сухо ответил он.

– Заявки были анонимными. Вы не знаете, сколько заплатили другие. – Я поджала губы, стараясь не сорваться на крик.

– Я знаю, что они и близко не стоят с реальной ценой этого танца.

Невероятно, черт его подери.

Мы принялись вальсировать, а остальные пары не только кружились и вращались, но и успевали бросать на нас завистливые взгляды. Откровенно влюбленные взоры подсказывали, что пришедшая с ним на маскарад блондинка не является его женой. Возможно, я и была популярна в Синдикате, но грубый мужчина тоже пользовался большим спросом.

Я вела себя отстранено и чопорно, но мужчина, похоже, не замечал или не возражал. Он вальсировал лучше большинства мужчин, но его движения были техничны, а ему самому недоставало пыла и игривости Анджело.

– Немезида. – Он застал меня врасплох, раздевая алчным взглядом. – Источающая ликование и раздающая страдания. На мой взгляд, не подходит безропотной девице, что развлекала за столом Бишопа и его похожую на лошадь жену.

Я подавилась. Он только что назвал жену губернатора лошадью? А меня – безропотной? Я отвернулась, стараясь не замечать притягательный аромат его одеколона и ощущение его каменного тела.

– Немезида – мой культ. Это она заманила Нарцисса к реке, где он увидел свое отражение и умер от самолюбования. Гордыня – ужасный недуг. – Я одарила его ехидной улыбкой.

– Кое-кому из нас не помешало бы его подцепить. – Он оскалился, обнажая ровные белые зубы.

– Высокомерие и есть болезнь. Сочувствие – лекарство. Боги в большинстве своем не любили Немезиду, но лишь потому, что она обладала твердостью характера.

– А вы? – Мужчина приподнял темную бровь.

– Я?.. – Я захлопала глазами, и любезная улыбка стерлась с моего лица. Наедине со мной он вел себя еще грубее.

– Обладаете твердостью характера? – уточнил он.

Мужчина смотрел на меня так дерзко и внимательно, словно вдохнул в мою душу огонь. Мне хотелось выбраться из его объятий и окунуться в бассейн со льдом.

– Конечно, да, – оцепенев, ответила я. – И что за манеры? Вас воспитывали бешеные койоты?

– Приведите пример, – проигнорировав мою колкость, сказал он.

Я стала было выпутываться из его объятий, но мужчина дернул меня назад. Шикарный бальный зал отошел на задний план, и хотя я начала замечать, что мужчина, скрывающийся за маской, был на редкость красив, в глаза бросалось лишь его отвратительное поведение.

Я – боец, леди… и здравомыслящий человек, которому по силам одолеть этого ужасного мужчину.

– Мне очень нравится Анджело Бандини, – низким голосом призналась я, переводя взгляд на стол, за которым сидела семья Анджело. Мой отец, окруженный болтающими между собой членами мафии, сидел несколько поодаль и холодно наблюдал за нами. – Видите ли, в моей семье есть традиция, которой придерживалось десять поколений. Перед свадьбой невеста Росси должна открыть деревянную шкатулку – вырезанную и сделанную ведьмой, что жила в итальянской деревне моих предков, – и прочесть три записки, написанные для нее последней вышедшей замуж девушкой Росси. Это своего рода добрый заговор на удачу, талисман и немного гадание. Сегодня я выкрала эту шкатулку и развернула одну записку, чтобы поторопить судьбу. Она гласит, что сегодня меня поцелует человек, который станет любовью всей моей жизни, и, ну… – Я прикусила нижнюю губу и бросила тайком взгляд на пустой стул Анджело. Мужчина выжидающе смотрел на меня, словно я была фильмом на чужом и непонятном ему языке. – Сегодня я его поцелую.

– В этом и заключается ваша твердость характера?

– Когда у меня есть цель, я ее добиваюсь.

Его маска сморщилась, когда он бросил на меня высокомерный неодобрительный взгляд, словно говорящий мне, что я полнейшая кретинка. Но я посмотрела мужчине прямо в глаза. Отец научил меня, что лучший способ справиться с человеком вроде него – отразить удар, а не убегать. Потому что этот мужчина… бросится в погоню.

Да, я верю в эту традицию.

Да, мне плевать на ваше мнение.

И тут мне пришло в голову, что за этот вечер я выложила ему всю свою подноготную, но даже не удосужилась спросить его имя. Меня это не интересовало, но этикет требовал, чтобы я хотя бы притворилась.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации