Электронная библиотека » Лара Темпл » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 27 апреля 2021, 22:12


Автор книги: Лара Темпл


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Лара Темпл
Щедрый подарок судьбы

Unlaced By The Highland Duke © 2019 by Harlequin Books S.A.

«Щедрый подарок судьбы» © «Центрполиграф», 2021

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2021

* * *

Эта книга является художественным произведением.

Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

* * *

Моим компаньонам в этом путешествии в прошлое Шотландии – Дженис, Элизабет и Николь.

Я всегда мечтала стать одним из четырех мушкетеров, благодарю за то, что помогли мечте сбыться.



Глава 1

Лондон, 1815 г.

– Прибыла леди Тиль, ваша светлость.

Беннейт не знал, что произвело худший эффект – сообщение или ударивший в глаза свет, когда Ангус резко раздвинул шторы. Он застонал вдвое громче обычного.

– Именно так.

Слуга встал у изножья кровати. Лицо его было обезображено шрамом, и на мгновение Беннейту показалось, что на его кровать взгромоздилась горгулья с фасада замка Лохмор с целью напомнить ему о долге.

– Что она хочет, черт возьми? – проворчал он, утыкаясь головой в подушку.

– Джейми.

Беннейт отшвырнул одеяло и вскочил с кровати.

– Только через мой труп, окоченевший, проспиртованный, прогнивший!

– Конечно, – невозмутимо кивнул Ангус. – Желаешь побриться?

Скорее предложение, нежели вопрос. Беннейт провел рукой по щеке и поморщился.

– Нет. Пусть увидит меня во всем великолепии. Который сейчас час?

– Минуло девять утра, дружище.

– Девять? Девять? Я спал не больше трех часов. Что за женщина, черт возьми?

Шрам на лице Ангуса искривился, появилась улыбка, сделавшая его облик зловещим.

– Отоспишься, когда станешь трупом.

Ворча, Беннейт стянул ночную сорочку и поплелся к тазу умываться.

Порой он бывал груб с Ангусом и сейчас не собирался упоминать имя Беллы, однако образ ее, покоящейся в крипте в Лохморе, невольно встал перед глазами. В конце концов, он и сам будет лежать там. Мысль вызвала тошноту, пришлось несколько раз глубоко вздохнуть и успокоить себя тем, что он об этом не узнает.

– Отправь к ней Джейми, если он не спит, пусть побудет с бабушкой, пока я привожу себя в порядок. Через полчаса, надеюсь, она передумает забирать его в Аксмор.

– Он уже с ней.

Беннейт вытер лицо, повернулся к другу детства и заметил в его синих глазах усмешку.

– Приятно иметь дело с умными людьми, верно, Ангус?

– Только если они не пренебрегают привычкой думать, ваша светлость.

Беннейт вздохнул и зачерпнул пригоршню ледяной воды.


– Доброе утро, леди Тиль.

– Тебе следует побриться, Лохмор.

Беннейт остановился и сжал зубы, чтобы с языка не слетело ненароком ничего лишнего, и продолжил лишь через пару секунд:

– Буду вам очень обязан, если потрудитесь впредь сообщать о своем визите.

– Будь ты предупрежден о нашем визите, уже давно скакал бы к границе.

Беннейт приблизился к пожилой даме, расположившейся в любимом кресле, силой оторвал ее обветренную руку от трости и поднес к губам.

– Вы ошибаетесь, не ушел бы дальше бара «Поттер». И даже ради вас не покинул его раньше, чем начало светать.

Дама улыбнулась и легонько похлопала его по щеке, прежде чем он увернулся и выпрямился, чтобы оглядеться и найти глазами сына. В следующее мгновение он понял, что напрасно сразу не придал значения слову «нашем» во фразе миледи. Джейми сидел на диване, согнув ноги в чулках, а рядом расположилась женщина, держащая в руках любимую книгу мальчика – атлас.

– Папа, миссис Лэнгдейл помогла мне найти Маклоу! – сообщил Джейми, подпрыгивая от восторга.

– Вот как? Впечатляет. Возможно, миссис Лэнгдейл поможет тебе отыскать и остров Фула? Доброе утро, мадам.

– Ваша светлость.

Голос ее был глубоким, серьезным, спокойным и мягким, в точности таким, как платье из серой шерсти.

Шесть лет назад, когда Белла блистала на балах, миссис Лэнгдейл, тогда еще мисс Уоткинс, часто доставались ее платья. Надо сказать, будучи ниже ростом и не обладая формами подруги, она выглядела в них тощей курицей в оперении павлина.

Она была ничем не примечательна, за исключением больших серых глаз, которые Белла со смехом называла «правдолюбивые очи».

– Никому не удается солгать Джоан, – говорила она. – Стоит ей только посмотреть на тебя, и слова сами вылетают изо рта.

– Как поживает мистер Лэнгдейл? – вежливо осведомился Беннейт.

– Никак, – был ответ.

– Скончался два года назад, – прошипела леди Тиль. – Бога ради, Лохмор!

Ощутив, как от непривычного смущения загорелись щеки, он поклонился.

– Сочувствую вашей потере.

Миссис Лэнгдейл кивнула. Краска, к его позору, пощипывая, стала заливать лицо, неожиданно он ощутил себя угловатым, неловким юношей. Почему эта серая мышь так на него влияет?

Беннейт поспешил повернуться к сыну:

– Джейми, немедленно убери ноги с дивана.

Мальчик заморгал, размышляя, понял, что все это устроено только для его двоюродной бабушки, и повиновался.

– Но я ведь снял ботинки.

– Очень предусмотрительно, – вставила миссис Лэнгдейл.

– И тем не менее это не поможет, – громко заявила леди Тиль.

Беннейт перевел на нее взгляд. Похоже, началось. После смерти Беллы – два года назад – Аксморы начали предпринимать попытки убедить его, что Джейми будет лучше расти в их большой и пестрой семье, нежели быть предоставленным самому себе, оставаясь с Беннейтом в Шотландии. И каждый раз он выпроваживал их ни с чем. Год назад скончался отец, и уговоры стали менее настойчивыми, причина тому, как оказалась, траур и необходимость собрать силы и войска для нового наступления. Фельдмаршалом была леди Тиль, сестра лорда Аксмора и глава амбициозного клана.

– Мы ценим ваше внимание, леди Тиль, и то, что вы проделали долгий путь до города, чтобы увидеть Джейми, но завтра мы уезжаем в Лохмор. Жаль, что мы не можем остаться, дела требуют моего присутствия в замке.

– Вот как? В городе тебе уже наскучило?

– Вовсе нет, я получил все, что хотел, но пришло время отложить оставшееся до следующего раза.

Дама неожиданно широко улыбнулась.

– Джоан, мне надо сказать несколько слов Лохмору наедине. Будь добра, отведи Джейми в соседнюю комнату.

Миссис Лэнгдейл встала.

– Ты говорил о карте на стене, Джейми, покажешь ее мне?

Мальчик резво спрыгнул на пол.

– Она такая большая. А еще у меня есть дротики!

– Дротики? Мне просто необходимо все увидеть. Пойдем.

– Неплохо было бы ребенку обуться, Лохмор! – выпалила миледи, когда за ними закрылась дверь.

– Что вы хотите, Эбигейл?

– Тебе отлично известно, чего я хочу, Беннейт. Я хочу, чтобы сын Беллы рос как наследник герцога, а не как беспризорник.

Под его взглядом голос дамы дрогнул.

– Мальчику необходимо присутствие в его жизни женщины.

– У него есть няня.

– Няня! Ей уже лет семьдесят, я полагаю. Рядом должна быть энергичная, молодая дама, хотя бы те два года до его определения в школу. Уверена, Белла посоветовала бы тебе то же самое, будь она жива. Тебе хорошо известно, она поддерживала тесные связи с семьей. Поступив так, ты бы исполнил ее желание.

Беннейт отвернулся и стиснул зубы. Час от часу не легче…

Как можно отправить ребенка за сотни миль от родного дома только ради того, чтобы воспитать настоящим герцогом?

– Мои отец и мать, разумеется, желали подготовить меня к исполнению обязанностей герцога, когда отправили в пять лет в школу Святого Стефана. Но прежде всего они сделали это, чтобы я не путался под ногами и не мешал им благополучно портить друг другу жизнь. У Джейми иная ситуация. Он всему научится, узнав изнутри устройство поместья, а не получая оплеухи от злобного директора и постоянные тычки от учеников старших классов.

Леди Тиль посмотрела на трость и вздохнула.

– Твоя мать, Беннейт, была одной из моих самых близких подруг. Она была неординарной женщиной, пусть немного капризной, но… душевной. Твой отец, к сожалению, был таким же, что и стало причиной их непростых отношений. Их жизнь не была спокойной, хотя они редко демонстрировали свои чувства, однако нежно заботились друг о друге и о тебе.

– Я не нуждаюсь в сочувствии, Эбигейл. В последний раз говорю вам, что не отдам Джейми в семью Беллы. Надеюсь, вы меня понимаете?

– Ты можешь удивиться, но очень хорошо понимаю. Вы всегда были близки, Белла даже чуточку ревновала к тебе сына. Поверь, то, что ты любил сына больше, чем жену, казалось Белле страшным грехом. Впрочем, это не главное. Признаю, когда бедняжки не стало, я подумала, что Джейми будет лучше с нами, мужчине непросто управляться с младенцем, да еще в огромном, мрачном замке… Но со временем я пришла к выводу, что, хоть ты и угрюмый зануда, мальчика, пожалуй, сможешь воспитать достойно. Итак, я приняла решение оставить его с тобой.

– Какая щедрость!

– При одном условии…

– Никаких условий, Эбигейл. Ни у вас, ни у лорда Аксмора нет полномочий ставить мне условия. Я невыносимо устал от постоянных препирательств.

– Ты не только от препирательств неважно выглядишь, Беннейт. Все еще тоскуешь по ней, верно? И не знаешь, что делать, кроме как торчать в промозглом замке и бродить по холмам или до утра слоняться по дому в городе и попусту жечь свечи.

– Со мной все хорошо, как и с Джейми. Пребывание в городе не доставляет ему неудобства, пожалуй, в некоторой степени лишь дорога, ему тяжело долго сидеть в карете. Хочу заметить, только мне решать, привести в Лохмор женщину или нет и в каком качестве – помощницы или матери для сына.

– Я бы порадовалась за тебя, будь так, но последние два года ты занят только авантюрными романами. Кто на этот раз? Леди Аткинсон? Или она была твоим увлечением в прошлый приезд в город? Стоит ли ради этого заставлять ребенка проделывать утомительный и долгий путь? Неужели нельзя оставить его в замке на попечении твоей тети?

– Господь Всемогущий, на Мораг нельзя оставить и бешеную собаку.

– Все так плохо? Вот и еще одна причина привести в дом нормальную женщину.

– Леди Тиль, вы бесспорный главнокомандующий в стане Аксморов, но Беллы больше нет, вам не получить власть над Джейми. Если будете давить на меня и дальше, скоро поймете, почему Белла называла меня упрямым.

Дама улыбнулась, чем несказанно его удивила.

– Полагаю, мне одной известно, каков ты на самом деле. У Беллы были ошибочные представления, она видела то, что лежит на поверхности, – красивый, обаятельный, богатый наследник герцогства. Так оценивают других люди, привыкшие получать по праву рождения все, чего только могут желать.

Беннейт рассмеялся, из глаз при этом не исчезла печаль. Глядя на него, миледи покачала головой:

– Я говорю о Белле, не о тебе. Однако насчет Джейми я права, нравится тебе или нет. Позволить ребенку быть предоставленным самому себе, расти без гувернантки не разумнее, чем поступить так, как с тобой твои родители.

Беннейт вздохнул и потер щетинистый подбородок.

– Если это вас успокоит, я согласен с тем, что в воспитании сына должна принимать участие женщина, кроме того, по моему мнению, он должен расти с братьями и сестрами. Потому я принял решение жениться.

– Жениться? На ком?

– На этот раз на той, которая любит промозглую сырость сельской местности и будет готова пожертвовать фигурой ради потомства.

Леди Аксмор нахмурилась.

– И у тебя есть кто-то на примете?

– Спешу вас успокоить, для меня самое важное – благополучие Джейми, потому я собираюсь одним махом найти ему мать и уладить разногласия между Лохморами и Маккриффами.

– И они готовы пойти на это? Насколько мне известно, между кланами всегда были некоторые противоречия.

– Это мягко сказано. За долгую историю существования у нас было немало реальных и надуманных причин для взаимной ненависти. Например, такие факты: мой дед убедил короля Георга даровать ему герцогство, мало того, стал использовать имя клана вместе с титулом. Это подбросило еще пару бревен в костер ненависти. Полагаю, баланс был в некотором роде восстановлен, когда мой отец отказался от невесты Маккриффов, а те, в свою очередь, отвергли тетю Мораг в качестве жены для лорда Абервильда. Однако, в отличие от своих предков, ныне живущие Маккриффы понимают, что наша вражда плохо сказывается на торговле овцами и водорослями в этом регионе, а поскольку они беднее Лохморов, это беспокоит их больше. Противостояние кланов не идет на пользу и моим интересам, а этого нельзя допускать, отец скончался, теперь придется мне налаживать отношения.

– С таким человеком, как Маккрифф, нельзя наладить отношения. Уверена, он уже нанял адвокатов для составления претензии.

Беннейт лишь пожал плечами. Предположение было слишком близко к правде.

– Я так понимаю, дорогой, эта твоя поездка – последний побег? Все же до свадьбы есть время, хоть ты и выбрал невесту. Не вижу причин отказываться от помощи Джоан, подумай о сыне, да и о себе. Как только ты поймешь, что она лишняя в доме, вернешь ее мне.

– Вы говорите так, будто она книга или предмет мебели. Возьми, если нужно, отдай, если надоела.

– Джоан это тоже пойдет на пользу. Моя племянница Селия слишком к ней привязалась, бедняжке некогда побыть одной и оплакать супруга.

– Что произошло с Лэнгдейлом?

– Упал с лошади и сломал шею. Такая вот неудача. В наследство оставил одни долги, дом и всю собственность пришлось продать в счет оплаты. Джоан располагает лишь тем, чего ей хватает на жизнь, не больше.

– Лэнгдейл упал с лошади? Он ездил верхом так, будто родился в седле.

– Человек проявляет самонадеянность в том, в чем более всего успешен. Осмелюсь предположить, он благодарен судьбе за такой конец, ведь лошадей он всегда любил больше всего в жизни, даже больше, чем бедняжку Джоан. Примерно через год я найду ей нового мужа, а пока моя идея может принести пользу и нам, и ей, она поможет нам с Джейми и переждет положенный год. К тому же она отлично ладит с детьми.

– Будь она хоть лучше святого Франциска, мне все равно… впрочем, не важно. Надеюсь, вы больше не станете вмешиваться в нашу с Джейми жизнь. Я чист перед вами?

– Ах, Беннейт, раньше ты был более куртуазен в обращении, годы на промозглом севере плохо сказались на твоих манерах. Приведи Джоан и нашего мальчика. И пусть он наденет обувь. Будущему герцогу не пристало бегать в чулках.

Глава 2

– Смотрите! – Джейми подпрыгивал у стены, указывая на висящую на ней карту.

Джоан не могла не признать, что она великолепна и поистине огромна.

– Бог мой! Эта карта велика, как сам мир! – воскликнула она.

– Нет, не такая, – отозвался Джейми, поднимаясь на мыски и вытягиваясь, насколько мог. – Здесь нет места вместить все-все в мире, верно?

– Верно. Ты очень умный мальчик.

– Я знаю. Папа говорит, что я самый умный из Лохморов, даже умнее его.

– Даже его? Полагаю, надо быть очень-очень умным, чтобы понять, что кто-то умнее тебя.

Мальчик нахмурился.

– Так кто же умнее, я или папа?

– Вы оба точно умнее меня, поэтому я не могу ответить на твой вопрос.

Джейми склонил голову и молча смотрел на нее.

– Я думаю, вы тоже умная. Вы сразу нашли Маклоу, а я его несколько дней искал. Знаете, я буду исследователем и путешественником.

– Ты уже почти им стал. И точно набил руку.

Мальчик удивленно оглядел свои ладони:

– Да?

– Несомненно. Я сразу вижу, какой человек на самом деле и на что годится. Хочешь стать исследователем Маклоу?

Удивление на лице сменилось улыбкой.

– Папа говорит, это грязная работа. Может, в Маклоу не грязная? Вы обещали найти остров Фула.

– Значит, найдем. Будем добираться туда от Маклоу.

– Нет, лучше из дома. Вы знаете, где тут мой дом?

Джоан повернулась к карте:

– Вот здесь.

– Не совсем… Немного…

Она опять повернулась к карте и указала на точку в стороне от Инверарея.

– Здесь?

– Еще немного в сторону… – Джейми потянулся вверх, подпрыгнул, и миссис Лэнгдейл подхватила его и подняла выше. Пухлый детский пальчик уткнулся в зеленое пятнышко, окруженное синим. Краски в этом месте были тусклыми, словно затертыми, видимо, его часто касались. Интересно, Джейми или сам герцог?

– Вот здесь.

Мальчик оказался совсем не тяжелым, хотя и был выше ее четырехлетнего кузена Филиппа. Он обхватил ее рукой за шею и прижался всем телом. Странное чувство. А ведь она часто возилась с детьми, тетя Джоан постоянно что-то им рассказывала, показывала, приносила… Нет, сейчас все было по-другому. Она взяла Джейми на руки не потому, что он хотел, а потому, что совсем этого не ждал.

Она все поняла по его глазам, когда он вошел в гостиную в сопровождении старой няни и мужчины грозной внешности, со шрамом и ярко-рыжими волосами. Мальчик, как и его отец, казался отстраненным, погруженным в себя и самодостаточным, хотя веселым и жизнерадостным. Шесть лет назад она увидела те же качества в Беннейте Лохморе, за обаятельной улыбкой скрывалась настороженность, будто внутренне он затаился в ожидании. Оттого рядом с ним она всегда испытывала неловкость, казалось, он способен проникнуть ей в душу и прочитать тщательно скрываемые мысли.

– У вас красивые волосы, – мечтательно произнес Джейми.

Она хотела было опустить мальчика на пол, однако он обхватил ее ногами за талию.

– Ты так считаешь?

– Они такого же цвета, как пустыня в моей новой книге. Ее купил мне папа в большом-пребольшом магазине. Он мне читает, но я и сам могу понять некоторые слова. Когда я вырасту, поеду в пустыню и буду ее изучать. Там есть верблюды! Вы знаете, какие они?

– Расскажи.

– Они похожи на лошадей, потому что на них тоже ездят верхом, а на спине у них горб и лицо грустное, как у Флопса. Флопс – это моя собака.

– Замечательное имя.

– На самом деле его кличка Молох, по-шотландски значит пушистый. Но я зову его Флопс, он издает такой звук, когда ходит по комнатам. Он похож на коврик. Очень пушистый коврик.

– Мне просто необходимо его увидеть. – Джоан рассмеялась.

– Непременно увидите, – неожиданно раздался за ее спиной низкий голос.

Джоан поспешила опустить мальчика и повернулась к герцогу.

Он стоял в дверях, глаза так сверкали от ярости, что она невольно прижала к себе Джейми, защищаясь. Теперь она отчетливо увидела, как он изменился за последние годы: виски тронула едва заметная седина, лицо приобрело суровое выражение. Герцог Лохмор выглядел так же, как его предки сотни лет назад, – готовым защищать себя и свои владения.

– Вы так уверены? – сохраняя спокойствие, спросила Джоан. – Признаться, я удивлена. Я поспорила с тетей, что вы отклоните ее предложение.

– Будь это предложение, поверьте, непременно бы отклонил. Подойди, Джейми.

– Папа, ты злишься?

Джоан посмотрела прямо в глаза герцога и увидела, как ярость уползает куда-то внутрь, будто готовые к атаке войска решили отступить.

– Да, Джейми. Но не на тебя, – ответил герцог, улыбаясь сыну. При этом совершенно искренне, что опять удивило Джоан. Белле он тоже улыбался, но совсем не так.

– На тетушку Тиль? Или кузину Джоан? – спросил Джейми с волнением и любопытством.

– По большей части на себя. Что ж, забудем об этом. Пойдем, надо попрощаться с тетей Тиль.

– Тетушке Тиль не понравится, что я без ботинок, папа. Давай я сначала обуюсь.

Лохмор окинул взглядом ноги в чулках, мельком глянул на Джоан, прячущую под длинными опущенными ресницами смешинку, и опять повернулся к сыну:

– Пожалуй, не стоит, Джейми.

Глава 3

– Папа, у меня болит там, где лежит пудинг, – заныл Джейми и принялся ерзать на месте.

– Закрой глаза и постарайся уснуть, Джейми, – произнес Беннейт довольно равнодушно, но, пошарив ногой под сиденьем, выдвинул тазик. На всякий случай.

Он не любил ездить в Лондон один и оставлять сына в Шотландии, но каждая поездка превращалась в серьезное испытание. Мальчик постоянно жаловался, капризничал и становился невыносим, от этого Беннейт раздражался и сам становился невыносимым.

Польза от присоединения к ним Джоан, обещан ная тетей, пока не была заметна. Последние несколько миль они ехали не разговаривая. Джейми читал книгу, купленную для него у Хэтчарда, няня Муди дремала, временами тихо похрапывая, а Джоан Лэнгдейл устремила отсутствующий взгляд в окно. Близилась катастрофа, и это было очевидно, потому Беннейт, коря себя за трусость, задумался, под каким бы предлогом пересесть в наемный экипаж к Ангусу, следовавший за ними.

– Мне плохо, папа… – простонал Джейми, и Беннейт уже потянулся к тазику, когда вмешалась Джоан.

Она взяла мальчика, посадила к себе на колени и легким движением повернула его лицо к окну, погладив бледную щеку.

– Это потому, что ты ничего в него не положил, – прошептала она.

– Я не хочу есть, – громко заныл ребенок.

– Глупышка, я не о еде, а о любопытных историях. Твой бедный животик понимает, как много всего интересного мы проезжаем, а он ничего не знает. Неудивительно, что он возмущен.

Джейми с интересом посмотрел в окно. Карета поднималась на холм, с которого открывался вид на поля, вдали, у дубовой рощи, притаились несколько домиков.

– Я не вижу ничего интересного, – плаксиво скривился Джейми.

– Неужели? – Джоан вскинула брови, отчего ее глаза стали просто огромными.

Джейми уткнулся носом в окно и маленькой ручкой сжал раму.

– Где?

– Видимо, ты не заметил, но здесь в каждом уголке живет своя особенная история. Видишь тот белый дом?

Джейми прижался лбом к стеклу и вцепился в раму уже обеими руками.

– Вон тот?

– Да. В нем проживают миссис Минерва Андерстоун и ее мышки. Вот почему дом белый. Из-за кошек.

– Кошки не любят белый цвет?

– О нет, напротив, они его обожают. Им кажется, что это молоко, и они спешат к нему.

– Но ведь кошки едят мышей!

– Все верно, но только не волшебных мышей. Скажу тебе по секрету, кошки гоняются за мышками, потому что каждая мечтает поймать свою волшебную мышь. Если им не удается, они очень сердятся и тогда съедают ту, что поймали. Тебе известно, что в далекие времена кошки и мышки были лучшими друзьями? Потом злой маг заколдовал их и сделал маленькими и трусливыми. Но раз в году, на один день, заклятие снимается, кошки вспоминают старых друзей и приходят в дом Минервы Андерстоун. Они танцуют, поют и веселятся, в точности как раньше.

– Но я не вижу кошек.

– Это потому, что они приходят сюда только раз в год, на праздник летнего солнцестояния.

– А почему они встречаются в домике Минервы? Она волшебница?

– О да, и очень сильная. Минерва кое-чему и меня научила. Хочешь послушать?

– Настоящему заклинанию?

– Не совсем, скорее, песенке о заклинаниях. Слушай. – Джоан откашлялась, опустила подбородок и пропела: – «Кипеть и пузыриться, трудиться, не лениться, в ботинки нарядиться, желательно побриться».

Джейми весело захохотал.

– Это не Минерва, это тетушка Тиль!

– Бог мой, неужели? Может быть, они сестры, только ото всех скрывают?

– Минерва – слишком благозвучное имя, чтобы иметь отношение к тете Тиль, – язвительно произнес Беннейт.

Джоан повернулась, и он увидел ее теплые, лучистые глаза.

– Расскажи мне еще какую-нибудь историю, кузина Джоан, пожалуйста. – Джейми тянул ее за рукав.

– Непременно, только называй меня просто Джо. Кузина Джоан не любит сказки, она приносит шали и носовые платки. Сказки и увлекательные истории рассказывает Джо.

– А ты кто из них? – Джейми удивленно захлопал глазами.

– Иногда Джоан, а в другие дни Джо. Сегодня я не хочу быть кузиной Джоан, сегодня я Джо.

– Джо, расскажи мне еще что-нибудь. Если хочешь, – добавил он.

Джоан улыбнулась и развернула мальчика лицом к окну.

– Что ж, хорошо. Говори, что ты видишь, и я расскажу тебе его или ее историю.

Джейми принялся водить пальчиком по стеклу.

– Вот! – наконец воскликнул он. – То большое дерево у ручья.

– Ах, дерево. Ты настоящий исследователь, Джейми, не многие обратили бы внимание именно на это дерево…

Беннейт откинулся на спинку и принялся слушать вместе с сыном увлекательную историю, в которой появлялись все новые и новые персонажи: лисы, зайцы, козел. История была полна аб сурдных поворотов, но трогательная, а главное, она захватила Джейми, он пытливо изучал пейзаж за окном, стараясь разглядеть домик, о котором говорила Джо, старика, выгуливавшего свинью, или фигуру на небе, вылепленную из пушистых обрывков облаков.

Наконец Джейми умолк, стал часто зевать, а потом положил голову на плечо миссис Лэнгдейл и закрыл глаза. Она стала говорить тише, но прекратила рассказ, лишь когда дыхание мальчика стало ровным и спокойным – он заснул. Джоан улыбнулась и убрала с его лица темный локон.

– Спасибо, – шепотом произнес Беннейт. Получилось так грубо и резко, что он сам опешил и смутился.

Темные волосы Джейми подчеркивали белизну кожи Джоан, щека ее казалась вырезанной из белоснежного мрамора. Четко очерченные скулы, мягкий изгиб губ, чуть заостренный подбородок.

Возможно, Джоан Лэнгдейл была приятельницей леди Аксмор, но сидящая перед ним Джо совсем на нее не похожа. Пожалуй, нет ничего плохого в том, что она поживет с ними, пока он улаживает дела с Маккриффами. Он будет занят междоусобными войнами и текущими делами и не сможет уделять должное внимание Джейми.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации