154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 02:22


Автор книги: Лев Соцков


Жанр: Документальная литература, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

Секреты польской политики 1935-1945 гг.

Рассекреченные документы службы Внешней разведки Российской Федерации

(Составитель Л. Ф. Соцков)

Предисловие

Могли ли вопросы коллективной безопасности найти решение до вторжения вермахта в Польшу, почему этого не произошло, что помешало политическим лидерам того времени предпринять необходимые меры для формирования антигитлеровской коалиции? Это не праздные вопросы, особенно в связи с попытками пересмотреть историю Второй мировой войны и ее итоги, навязать поколениям XXI века ее тенденциозное толкование. Как следствие, мировое сообщество может потерять многое из выстраданного опыта коллективного отпора агрессору, сыгравшего решающую роль в победе объединенных наций над нацистской Германией. Лучше всего обратиться к документам.

Службой внешней разведки Российской Федерации рассекречены архивные материалы, освещающие политику страны, которой в силу ее географического положения и ангажированных внешнеполитических подходов предопределено было сыграть немаловажную и, к сожалению, далеко не позитивную роль, если иметь в виду ответы на поставленные выше вопросы. Речь идет о Польше, вернее, о политике режима, правившего в предвоенные годы в стране.

В рассматриваемый период советская внешняя разведка располагала агентурными возможностями, позволявшими получать совершенно секретные документы, готовившиеся в МИД, МВД и Генштабе Польши или поступавшие в них. Эти документы, на наш взгляд, способны существенно дополнить информационную картину событий тех лет и раскрыть побудительные мотивы решений, принимавшихся руководством страны.

Мюнхенский договор о разделе Чехословакии, в котором непосредственно участвовала Польша, последующие шаги фашистской Германии со всей очевидностью показали, что отсутствие закрепленной международными соглашениями системы коллективной безопасности в Европе развязывает гитлеровской Германии руки для новых актов агрессии. В этих условиях Советский Союз выступил с инициативой заключения с Англией и Францией такого договора, который включал бы в себя обязательство оказывать друг другу военную помощь в случае германской агрессии против договаривающихся сторон или других стран, в том числе и Польши.

В августе 1939 года начались Московские переговоры советской, английской и французской делегаций, которые, как оказалось, были последним шансом воспрепятствовать планам Германии развязать Вторую мировую войну. СССР, не имея общей границы с Германией, мог реально участвовать в такой коалиции при условии пропуска его армии через польскую территорию, что позволяло войти в прямое соприкосновение с германскими вооруженными силами. Это, собственно, и стало камнем преткновения на переговорах.

Находясь в плену исторических и идеологических предубеждений, вынашивая собственные планы территориальных приращений, польское руководство воспротивилось этому, не осознавая всей полноты угрозы для собственного суверенитета. Иллюзорное, формировавшееся вначале польским лидером Ю. Пилсудским и возглавлявшим Министерство иностранных дел Ю. Беком представление о совпадении долгосрочных интересов Польши и Германии на Востоке оказалось роковым для польского народа. Варшава заняла позицию, исключавшую возможность заключения военного соглашения между СССР, Англией и Францией при участии польской стороны. Вряд ли всю политическую ответственность можно возлагать на Польшу, но именно ее руководство в категорической форме отвергло создание антигитлеровского фронта в 1939 году.

Польская позиция, как свидетельствуют документы, не была спонтанным решением, она формировалась годами. Еще во время визитов «нациста № 2», Г. Геринга, в Варшаву в 1935 и 1937 годах стороны достигли соглашения о том, что Польша поддержит требования Германии о снятии ограничений в части вооружений и идею аншлюса Австрии. Германия, в свою очередь, выразила готовность вместе с Польшей противодействовать политике Советского Союза в Европе. В беседе с маршалом Рыдз-Смиглы Геринг заявил, что «опасен не только большевизм, но Россия как таковая» и что «в этом смысле интересы Польши и Германии совпадают».

31 августа 1937 года польский Генштаб выпустил директиву № 2304/2/37, в которой записано, что конечной целью польской политики является «уничтожение всякой России», а в качестве одного из действенных инструментов ее достижения названо разжигание сепаратизма на Кавказе, Украине и в Средней Азии с использованием, в частности, возможностей военной разведки. Казалось бы, в той угрожающей ситуации, в которую вползала Польша, приоритеты должны были бы быть иными. И вообще, какое отношение к безопасности страны имеет Кавказ? Тем не менее предусматривалось сосредоточить кадровые, оперативные и финансовые ресурсы для усиления работы с кавказской эмиграцией сепаратистского толка, имея в качестве сверхзадачи дестабилизацию всеми силами и средствами, в том числе и инструментами тайной войны, внутриполитической обстановки в этой части Советского Союза, которая во время войны становится глубоким тылом Красной армии.

Вот эти подходы и абсолютно беспочвенные надежды на германо-польский антисоветский альянс и привели к тому, что англо-франко-советские переговоры военных делегаций пришлось свернуть всего за неделю до начала войны, первой жертвой которой оказалась именно Польша. Поэтому не такими уж странными выглядят телеграммы польского посла в Вашингтоне, который, имея установки своего правительства, уверял госсекретаря США К. Хэлла в том, что Варшава не видит для себя угрозы со стороны Германии. Более того, у него вызывало раздражение то, что некоторые американские политики считают Советский Союз и его армию той силой, которая только и сможет противостоять вермахту в случае развязывания Германией войны (телеграммы Е. Потоцкого в МИД 8 ноября и 15 декабря 1937 года). В октябре 1938 года посол в Берлине Ю. Липский в приподнятой тональности извещал министра Ю. Бека о «более чем благожелательном» отношении первых лиц рейха к Польше и о высокой оценке ее политики лично фюрером.

Ликвидация гитлеровцами Польши как суверенного государства, превращение ее территории в генерал-губернаторство Третьего рейха – это цена поразительной близорукости польских политиков. Ведь существовала реальная возможность зажать Германию между двумя фронтами, как это было во времена Антанты. Потребовалось принести громадные жертвы, чтобы сплотить антинацистские силы: сдали Гитлеру Чехословакию, потом пришла очередь Польши, затем капитулировала Франция, нацисты захватили пол-Европы, 22 июня 1941 года фашистская Германия напала на нашу страну.

Даже в разгар войны, когда спецслужбы союзных стран считали своей главной задачей работу по Германии, польская разведка в соответствии с установками своего «лондонского» правительства была озабочена постановкой разведывательной работы по Советскому Союзу. Разведотдел армии генерала Андерса, сформированной на территории СССР, имел задачей проведение оперативных мероприятий, связанных не только с военными действиями, но и, как говорилось в инструкции, «с потребностями будущего восстания в Польше», а также с необходимостью создания условий для ведения полномасштабной разведки на Востоке в послевоенное время.

Фактом стало и то, что для подчиненных польскому правительству в изгнании вооруженных формирований, которые действовали на территории Польши, целями акций были советские войска, продвигавшиеся с боями к границам Германии. Это обстоятельство стало предметом послания Председателя Совета Народных Комиссаров СССР И. Сталина Президенту Соединенных Штатов Америки Ф. Рузвельту от 20 декабря 1944 года, в котором указывалось, что террористические акты польских боевиков в отношении солдат и офицеров Красной армии делают их пособниками нацистов.

Сборник документов из архива СВР охватывает период с 1935 по 1945 год. Он включает в себя аналитические обзоры внешней и внутренней политики Польши, политические письма и записи бесед послов, донесения военных атташе, подборки информационных телеграмм польских дипломатических миссий и другие материалы, которые, как это видно из имеющихся на них отметках о рассылке, направлялись в Кремль. Возможно, пока раскрыты не все тайны польской политики в предвоенные годы, но взгляд на мир глазами высокопоставленных сотрудников Министерства иностранных дел, военного ведомства и спецслужб будет полезен для ответственной трактовки событий, связанных с началом Второй мировой войны.

В публикуемых архивных документах сохранены стиль, пунктуация и орфография их оригиналов.

1935

Обзор польско-английских отношений

СОВ. СЕКРЕТНО


ПОСЛАНО 1/IV 35 Г.

ТОВ. СТАЛИНУ


ИНО ГУГБ НКВД получено от серьезного польского источника следующее агентурное сообщение:

I. ПОЗИЦИЯ ПОЛЬШИ В ЛОНДОНЕ.

Официальные круги Лондона, особенно Макдональд и Саймон, относятся к Польше с недоверием. Они считают, что польское правительство ведет детскую политику престижа, мешающую упрочению мира в Европе и не соответствующую ни политическому, ни военному и ни финансовому значению Польши. Особенно финансовое положение Польши оценивается как весьма неудовлетворительное. Бека все влиятельные люди в Англии считают как опасного авантюриста, нисколько не подготовленного для занимаемого им поста и готового на все для собственных целей. Больше всего не любит Бека Саймон, который неоднократно давал понять, что уход Бека облегчил бы сношения Польши с Европой. Только один Иден относится к Беку с некоторой симпатией, но все-таки с недоверием.

Английское правительство понимает невыгодность для Польши французского проекта пакта о взаимной помощи и не намерено настаивать на его реализации в этой форме; оно считает, что негативная тактика Польши лишь путает и парализует переговоры, так как Польша во всем отказывает и ничего со своей стороны не предлагает, что бы могло облегчить реализацию желаемого Англией успокоения в Европе.

Этот взгляд был высказан Польше и Саймоном, и Ванситартом с явным требованием высказаться ясно по отношению к проектированным переговорам Идена и Варшаве.

Англичане уверены, что между Польшей и Германией существует какой-то тайный договор, связывающий их в европейской политике и обязывающий их к взаимной помощи. Не думают все-таки, чтобы это был военной союз, и считают, что эти сношения с обеих сторон рассматриваются как кратковременные и поверхностные, опирающиеся лишь на тактические соображения теперешней переходной фазы европейских взаимоотношений.

II. ОЦЕНКА ПОЛЬСКОЙ ДИПЛОМАТИЕЙ ТАКТИКИ АНГЛИИ.

Англия в данный момент безусловно желает упрочения мира в Европе в такой же степени из соображений своей безопасности и собственной неподготовленности, как и с точки зрения экономической.

Англия предпочитает, чтобы взрыв накопившегося напряжения произошел как можно дальше от ее границы, так чтобы она могла остаться в стороне. Это является в данный момент основой всех ее соображений и источником ее европейской политики. Английский тезис – упрочение мира в Европе на основе соглашения с Германией. Если же соглашение с Берлином будет невозможно, тогда заставить Германию силой принять условия соглашения. За последнее время перевес этой тактики довольно ясно проявился, и следует думать, что будет и в дальнейшем поддержан Англией. Из этих тактических соображений была опубликована «Белая книга».

Ванситарт заявил польскому послу в Лондоне, что Англия намерена ясно ставить вопрос Берлину: «или соглашение, или же окружение Германии во имя сохранения мира» без агрессивных намерений против нее, но с твердым решением не допустить агрессии с ее стороны. Ванситарт высказывал мнение, что в этом отношении важно лишь соглашение Англии, Франции, Советского Союза, Германии и Польши, так как оно будет иметь решающее влияние. Вопросы же Балканский и взаимоотношений на Дунае и даже австрийский – имеют с его точки зрения второстепенное значение. По мнению Ванситарта, важна не формула пакта, а лишь взаимное обязательство сохранить мир.

С тактической точки зрения Англия намерена сама удержать инициативу переговоров, опасаясь, что недостаток гибкости Франции завел бы эти переговоры в тупик. На этой почве между Парижем и Лондоном существует некоторое недоверие, и Париж старается косвенно помешать поездкам английских министров и самому вести переговоры, по крайней мере, постоянно контролировать их.

Кроме всех этих соображений, в английской европейской политике играют роль еще два важных момента:

1. Нежелание допустить непосредственный союз Франции и СССР.

2. Нежелание принять на себя новых обязательств на континенте.

Оба эти момента оказывают сильное влияние на стремление английского правительства найти гибкую формулу соглашения как можно скорее из опасения, чтобы положение не стало еще более сложным.

Общественное мнение Англии как будто бы разделяет взгляды и стремления своего правительства.

Соглашение с Францией твердо и рассчитано на более продолжительное время.

III. ТАКТИКА ПОЛЬШИ ПО ОТНОШЕНИЮ К АНГЛИИ.

Польша со своей стороны делает все возможное, чтобы сблизиться с Англией. Отсутствие гибкости ее политики сильно ей в этом мешает. Польша пробует подойти к этому вопросу с финансовой стороны. Дает заказы. В данный момент подписывается заказ на 2 контр-миноносца новейшего английского типа и 1 транспортное судно вместимостью 18.000 тонн, выигрывая при этом политическое влияние заинтересованных финансовых кругов. Результаты, однако, несравнимо меньше ожидаемых, так как эти заказы для английской промышленности большого значения не имеют.

IV. АНГЛИЯ И С.С.С.Р.

В отношении к СССР настроение в Англии улучшилось постольку, поскольку она заинтересована в сохранении мира в Европе и торговле с СССР.

На случай войны на Дальнем Востоке Англия осталась бы безусловно нейтральной. Этой войны в Лондоне ожидают, но считают, что Японии следует раньше поладить с Китаем и ввиду этого дать соответствующие компенсации и гарантии Америке и Англии (зоны политических, военных и экономических влияний). Эти вопросы будут ставиться во время «морских переговоров», и Англия намерена в них сыграть роль посредника между Японией и Америкой.

Шаги Японии в Китае оцениваются в Лондоне как стремление занять самое благоприятное положение перед началом «морских переговоров». Сильная позиция Японии в Китае, по мнению Лондона, будет иметь в переговорах с Америкой и Англией решающее значение.

В Лондоне не думают, чтобы война на Дальнем Востоке могла вспыхнуть в течение ближайших месяцев.

V. ОТНОШЕНИЕ АНГЛИИ К ЯПОНИИ.

В общественном мнении Англии симпатии к Японии уменьшились после разрыва Японией Вашингтонского договора, который в Англии был весьма популярен и считался элементом равновесия на Тихом океане.

В правительственных кругах Англии придают этому меньшее значение, так как там понимают, что это равновесие было нарушено само собой и теперь необходим его пересмотр, который даст Англии возможность добиться известных уступок со стороны Америки и Японии.

VI. ОТНОШЕНИЕ АНГЛИИ К СОБЫТИЯМ В ГРЕЦИИ.

Со слов Идена, события в Греции особой тревоги в Лондоне не вызвали и серьезных последствий иметь не будут. Англичане на Балканах и на Дунае якобы будут поддерживать всех, кто стремится к упрочению мира, не желая, чтобы мелкие разногласия мешали основному соглашению великих европейских держав. Англия будет стремиться к этому, несмотря на явные симпатии англичан к Венгрии и Болгарии.

VII. ОТНОШЕНИЕ АНГЛИИ К ПОЛОЖЕНИЮ НА БАЛКАНАХ.

В Лондоне весьма недоверчиво относятся к внутреннему положению в Румынии. Особенно плохое отношение англичан к королю Карлу. Титулеску пользуется в Лондоне репутацией жулика, но интеллигентного и ловкого. Его считают единственным в Румынии человеком, с которым можно говорить.

Положение в Югославии в Лондоне оценивают как весьма непрочное. В области внешней политики Югославия, по мнению Лондона, будет все больше подпадать под влияние Берлина, если Италии не удастся смягчить своих отношений с Югославией. Англичане стараются влиять на Италию в смысле уступчивости, так как считают, что в этой части Европы имеются серьезные элементы военной опасности.

Англия не намерена принимать на себя новые обязательства по австрийскому вопросу и считает, что положение Австрии укрепится в результате соглашения великих держав.

Англия обеспокоена ростом коммунизма в Болгарии.

VIII. ПРЕДПОЛАГАЮЩИЕСЯ ПЕРЕМЕНЫ В СОСТАВЕ АНГЛИЙСКОГО ПОСОЛЬСТВА В МОСКВЕ.

В конце лета в английском посольстве в Москве должны произойти перемещения на постах советника и секретаря. Новые лица будут назначены из состава работающих непосредственно в Министерстве иностранных дел.


НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД

(Артузов)

ВЕРНО:

Информация о визите Г. Геринга в Варшаву

СОВ. СЕКРЕТНО


ИНО ГУГБ НКВД получено от серьезного польского источника по телеграфу следующее сообщение:


1. БЕК информировал ЛАВАЛЯ, что Польша откажется подписать Восточный пакт, но не исключено, что она согласится подписать этот пакт по так называемой австрийской формуле.

Возможно, что Германия тоже согласится подписать Восточный пакт в соответствии с этой же формулой.

2. Во время визита ГЕРИНГА в Варшаву никакого соглашения подписано не было, но достигнуто устное джентльменское соглашение о том, что:

     а). Польша поддержит требования Германии о равноправии вооружений, а также относительно аншлюса;

     б). Германия, в свою очередь, поддержит Польшу в ее требовании в отношении договора о нацменьшинствах;

     в). Обсуждался вопрос о совместном противодействии усилению влияния СССР на европейские дела.

3. По мнению поляков, срок военного столкновения между СССР и Японией откладывается с весны на осень 1935 года, но они не исключают неожиданной провокации в любой момент со стороны военных кругов Японии.

Поляки видят главную причину возможной отсрочки событий на Дальнем Востоке в позиции Англии, которой еще не достигнуто равновесия и политической стабилизации европейских дел.

4. Источник утверждает, что в прошлом году заключено военное соглашение между Японией и Германией, но подробности этого соглашения ему неизвестны.

Аналогичного соглашения между Японией и Польшей, по данным источника, не существует.

5. Вопрос об Украине, насколько известно источнику, ни в каком специальном документе не фиксирован.


ЗАМ. НАЧ. ИНО ГУГБ

(Слуцкий)

Обзор внутренней и внешней политики Польши

СОВ. СЕКРЕТНО


ИНО ГУГБ НКВД получил от серьезных польских источников следующее агентурное сообщение:

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПОЛЬШИ.

1. Оценка внешней политики общественными кругами Польши.

Общественное мнение Польши должно считаться с тем фактом, что за прошедший период в отношениях с Германией произошли большие изменения и что взаимное доверие, несмотря на глубоко укоренившиеся подозрения, все-таки растет и круг согласованного взаимодействия расширяется. Оппозиционные течения в настоящий момент еще не в состоянии оказать серьезного влияния на ход событий. Оппозиция не так многочисленна, а правительственное большинство достаточно дисциплинированно и с верой идет за правительством. С ним, кроме того, вся армия, которая при низком уровне политической подготовленности и авторитета политических партий – в Польше является решающим фактором. Сила правительства в том и состоит, что оно опирается на послушное, дисциплинированное большинство и на армию. Сейчас в Польше никто не в состоянии помешать правительству в проведении намеченного им политического курса. Но, тем не менее, оппозиционные настроения в стране имеются и противодействие мероприятиям правительства со стороны оппозиции проявляется как в скрытых, так и явных формах.

Наиболее ненадежным считается аппарат Министерства иностранных дел. Беку приходится держать МИД в «ежовых рукавицах», чтобы он не мешал ему в проведении в жизнь тех предначертаний, которые правительство до поры до времени должно скрывать от общественных взоров. Этим и объясняется та большая конспиративность, в которой протекает работа Бека, боящегося посвятить кого-либо из аппарата в планы своей дипломатической работы. Бек знает, что почти весь заграничный аппарат, вплоть до послов и советников, против него. Его точку зрения в отношении Германии, кроме посла в Берлине Липского, почти никто больше не разделяет. Польский дипкорпус не верит в добрую волю Германии, и он весьма встревожен ввиду испортившихся отношений между Польшей и Францией.

Противники Бека считают, что Польша должна взять на себя конструктивную и инициативную роль в готовящемся европейском соглашении и что эта именно роль усилила бы ее вес и престиж.

Польша в последнее время очень активизирует свою неофициальную работу в Париже, куда инкогнито стало приезжать много разных представителей как по линии дипломатической, так и военной.

Циркулируют слухи, что вновь назначенный посол Франции в Варшаву Ноэль, являющийся видным масоном, имеет поручения французских масонских лож использовать польские правительственные круги в качестве канала для изыскания путей к непосредственным переговорам с Германией, чего французские масонские круги всеми мерами добиваются.


2. Отдельные мнения и высказывания по вопросу польско-немецких отношений.

Ген. ГАЛЛЕР: Известный своими французскими симпатиями, генерал Галлер говорит, что теперь уже не подлежит никакому сомнению, что между Германией и Польшей имеется секретный военный договор, направленный против СССР. По данным Галлера, этот договор обеспечивает Германии на случай войны с СССР организацию в приморской области Польши этапных пунктов и особых сил по обслуживанию немецких военных транспортов. Обосновавшись таким образом на польской территории, немцы с момента окончания военных действий автоматически завладеют всей этой территорией. Пилсудский не придает должного значения западным польским границам и готов отказаться от Поморья в целях осуществления своих фантастических планов в отношении Украины и Литвы. Но эта преступная политика, как говорит Галлер, встретит должный отпор всей польской общественности.


Генерал СИКОРСКИЙ: Генерал СИКОРСКИЙ обратился к Падеревскому с предложением выпустить специальное обращение по поводу внешней политики Бека, подвергнув острой критике его немецкую ориентацию. Падеревский с этим предложением не согласился, считая, что критика политики Бека явится лишь односторонней критикой всего режима Пилсудского.

Сикорский уверен, что между Германией и Польшей существует секретный военный договор, на основании которого судьба польского Поморья окончательно решена в пользу Германии. По мнению Сикорского, Польша оставит лишь за собой железнодорожную магистраль Каттовицы – Гдыня, которая будет связывать Польшу с морем, сам порт Гдыня станет вольным городом. Польша в компенсацию за это получила бы Литву с Мемелем, который станет польским портом в Балтийском море.


Полковник БЛЕШИНСКИЙ: Военный атташе во Франции полковник Блешинский в узком кругу говорил, что «польско-немецкий союз преследует более серьезные цели, чем нормализацию польско-немецких отношений. Старый игрок, как назвал Пилсудского Блешинский, не даст себя обмануть молодому Гитлеру, и он его использует для крупной политической игры, о чем мы только в будущем узнаем». Эти слова Блешинского были поняты в том смысле, что польско-немецкие отношения скреплены военным союзом, за которым скрываются агрессивные планы обоих союзников по отношению к восточным соседям.


3. Подпольная работа оппозиции в Польше и в эмиграции.

В последнее время наиболее решительные элементы из оппозиции переходят в подполье в надежде развить там активную деятельность, направленную против правительства. С момента организации так называемого «Обозу Народово-Радикальнего» – фашистской организации, в которую вошла правая националистски настроенная молодежь и члены объединения бывших служащих армии генерала Галлера, – влияние оппозиции несколько выросло, отчасти вследствие поддержки некоторых французских кругов, оказанной польской оппозиции.

При «ОНР» возникли подпольные группы, на которые руководством возлагается главная надежда в момент перехода к активным действиям. Для руководства боевыми силами подполья назначен известный в правых кругах ген. Янушайтис, который считается наиболее подходящим и авторитетным из высших военных, настроенных оппозиционно по отношению к Пилсудскому.

Указание на связь боевых элементов оппозиции, которую они установили с французами, можно усмотреть в следующих фактах:

     а). В начале с. г. в Париж приехал сын ген. Галлера, который через парижские связи отца (писатель Лигоцкий) пытался установить контакт с французским генеральным штабом. Молодой Галлер установил этот контакт посредством французской артистки Ванды Ашар, сыгравший в период мировой войны какую то крупную роль в качестве французской разведчицы и сохранившей с тех пор близкие отношения со штабом. Галлер вел с французами переговоры не только о финансовой помощи, но также развивал перед ними планы польского оппозиционного подполья относительно возможного выполнения террористических актов против членов правительства и даже против самого Пилсудского.

     б). Писатель Лигоцкий и молодой Галлар по поручению оппозиционного центра в Польше находятся в постоянных сношениях с разведывательным бюро французского штаба, который требует от них максимальной конспирации, т. к. от этого, как выразились в штабе, всецело зависит судьба установившихся отношений. Еще в феврале месяце французы предложили вышеуказанным представителям польской оппозиции поставить в центре вопрос о проверке боеспособности и налаженности работы среди организаций на местах, для чего эти организации в определенный момент должны начать повсеместные антинемецкие выступления. Прибывший в феврале в Париж специальный делегат подпольного центра – адвокат Островский – заявил, что в течение апреля «ОНР» устроит в ряде пунктов в Польше бурные выступления, направленные против польско-немецкого сближения.


Примечание ИНО: подобные выступления действительно имели место.


     в). Вышеупомянутый представитель оппозиции адвокат Островский приезжал в Париж со специальными поручениями от генерала Галлера и письмом последнего к Падаревскому относительно изыскания источников финансирования оппозиции, а также имел задание войти в отношения с организацией «Огненных Крестов» полковника де ля Рока на предмет установления идеологического контакта и возможности финансовой поддержки. Одновременно «ОНР» ставил себе целью посредством новых французских друзей зарегистрироваться в какой-то новой международной лиге по борьбе с масонами, социализмом и коммунизмом, во главе которой стоят Валлеры, Радол и вышеуказанный де ля Рок.

Сама польская оппозиция приходит к тому выводу, что за последние два года ее силы значительно выросли, основные кадры ушли в подполье, произведена чистка от провокаторов и неустойчивых элементов. Оппозиция соблюдает следующий принцип конспирации: официальной организацией радикально настроенных элементов признан союз бывш. служащих армии ген. Галлера – так наз. «Союз галлерчиков», который привлекает к себе внимание властей, а работу по существу проводит «ОНР», основные силы которого ушли в подполье. «ОНР» имеет свои ячейки в армии, полиции, среди чиновников и считается самой деятельной из всех оппозиционных групп и партий в Польше. Оппозиция во главе с «ОНР» верит в свою победу, рассчитывая придти к власти не позже, как в 1936 году.

Оппозиция, однако, несколько смущена дошедшими до нее слухами, которые распускает находящийся в эмиграции один из лидеров ППС Либерман, которому, якобы, во французском штабе сказали, что пилсудчики готовят для оппозиционного актива в Польше повторение немецкой резни 30-го июня. Эти опасения оппозиции еще больше усилились, когда стало известно, что французы из тех же соображений задерживают отъезд генерала Сикорского в Польшу.


НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД

(Слуцкий)

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации