Электронная библиотека » Лин Хэндус » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Отношения"


  • Текст добавлен: 9 апреля 2021, 12:12


Автор книги: Лин Хэндус


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Они, эти почти забытые напевы, выворачивали душу наизнанку, выжимали слёзы и вызывали озноб. Они летели через приоткрытое окно на свободу – туда, где притаилось долгожданное женское счастье.


Характер

В маленькой ювелирной лавке, расположенной в старой части Дюссельдорфа, стоял полумрак. На улице было по-осеннему сыро. Небо обложило серыми тучами, и даже яркие лампы внутри помещения не добавляли радостного летнего настроения.

Хозяин лавки, немолодой, прихрамывающий на правую ногу Клаус, собирался уходить по делам, оставив вместо себя работающую у него три дня в неделю Монику. Он уже взял зонтик, чтобы дойти до машины сухим, как дверь открылась. Весело звякнул колокольчик, сообщающий о приходе посетителей. В помещение вошла привлекательная женщина лет сорока пяти. Она была одета в желтый летний плащ, обсыпанном блестящими каплями дождя. Слегка тряхнув тёмными волосами, чтобы смахнуть влагу, она поздоровалась и прошла к витрине. Клаус сделал знак Монике, что будет разговаривать с посетительницей сам. Помощница улыбнулась, отошла к стоящей за её спиной витрине.

– Чем могу быть полезен? – любезно спросил Клаус, внимательно рассматривая женщину и вспоминая, где он мог её видеть.

– Я хотела бы почистить кольцо.

Женщина открыла тёмно-бордовую, в тон туфлям, сумку. Порывшись в ней, достала небольшую коробочку. Открыв её, она молча показала содержимое ювелиру. Он осторожно достал лежащее на чёрном бархате кольцо, надел на глаз лупу и стал его рассматривать.

– Это хорошие старые бриллианты, – сказал он чуть погодя. – Вы хотите только почистить кольцо?

– Да, оно досталось мне от бабушки, и я планирую подарить его дочери на день рождения.

– Простите за нескромность, из какой страны вы к нам приехали? У вас такой приятный акцент!

– Я приехала из России почти пятнадцать лет назад. Надеюсь, акцент вам не мешает?

– Наоборот, он придаёт какую-то загадку…

После этих слов женщина несколько напряглась. Ювелир тут же сменил интонацию и тему беседы. Разрушить удачно начавшийся разговор он не хотел. В его голове возник некоторый план, связанный с незнакомой клиенткой, и он захотел познакомиться с ней поближе.

– Моника, – подозвал он стоящую в двух шагах от него девушку, – кольцо нужно почистить в щадящем режиме, остальное сделай вручную.

Моника кивнула, взяла кольцо и скрылась за дверью, ведущей в соседнюю комнату.

– Извините, но ваше лицо мне знакомо, – осторожно продолжил Клаус, боясь неловким словом спугнуть понравившуюся ему женщину. – Я уже где-то видел вас, и не однажды.

– Вполне возможно. Я живу в пяти минутах ходьбы отсюда и часто захожу в соседнее кафе.

– Ну, значит, там я вас видел. Я сам часто бываю в этом кафе – завтракаю или обедаю там.

– Для обеда у них небольшой выбор, – женщина охотно поддержала разговор, чтобы не показаться невежливой.

– Неважно. Мы с женой давно живём раздельно. Готовить я не умею, их меню меня вполне устраивает.

– Прекрасно, – ответ женщины прозвучал преувеличенно вежливо, и она замолчала.

Возвратившаяся через несколько минут с кольцом Моника протянула его хозяину, чтобы тот оценил работу. Покрутив кольцо и критически осмотрев грани в лупу, ювелир с удовольствием протянул его клиентке:

– Посмотрите сами: лучше сделать нельзя.

– О-о-о, – протянула та восхищенно, беря протянутое кольцо в руки и внимательно разглядывая. – Оно теперь, как новое. Большое спасибо! Сколько с меня?

– Пустяки, – ответил Клаус с лёгкой неуверенностью в голосе. – Как соседке на первый раз работа бесплатная.

– Нет-нет, спасибо за предложение, но я его принять не могу. Я лучше заплачу, потому что не люблю быть обязанной, – в голосе женщины опять почувствовалось напряжение.

– Хорошо, принимаю отказ с одним условием: вы позавтракаете со мной в нашем кафе завтра. На завтрак я вас приглашаю, – Клаус говорил весело и напористо, не сводя красивых глаз с лица клиентки.

– Согласна, – немного смущаясь, ответила та, – но завтра не получится. Если устроит в субботу, я подойду к девяти часам.

– Договорились! – обрадовано воскликнул ювелир, беря протянутую женщиной купюру в пятьдесят евро и отсчитывая сдачу. – Значит, в субботу в девять, и спасибо, что приняли предложение!

Вновь легко звякнул колокольчик над дверью, выпуская посетительницу в пелену дождя.

Через два дня, в субботу, Клаус сидел в кафе. Он заранее занял один из удобных столиков у окна. Отсюда был хорошо виден вход, и ювелир внимательно наблюдал за входящими и выходящими людьми. До назначенной встречи оставалось минут пятнадцать. Мужчина прокручивал в голове предстоящий разговор, надеясь очаровать клиентку, на которую у него возникли далеко идущие планы. Наконец он разглядел свою знакомую, подходящую к дверям кафе, привстал с места, чтобы она его могла увидеть.

– Доброе утро, – женщина подошла и протянула руку. – Я в прошлый раз не представилась. Меня зовут Лариса Кох.

– Доброе утро, – пожал мягкую и теплую ладонь ювелир. – У вас есть моя визитная карточка, но я хочу ещё раз представиться: Клаус Везель. Спасибо большое, что согласились встретиться!

Они сели за столик и сделали заказ подошедшей официантке.

– Извините, Лариса, можем мы без церемоний перейти на ты? Так обоим будет удобнее, – начал без паузы Клаус, решив в обычной манере делать всё так, как удобнее ему.

– Конечно, можем, – согласилась новая знакомая без ужимок.

– Ну и отлично. Будем откровенны: раз ты согласилась на встречу, значит, ты – свободный человек. Имею в виду, свободна от мужчин.

– Да, я не замужем.

– Замечательно! Расскажу немного о себе, чтобы ты знала, почему я столь неожиданно захотел встретиться. С женой Габриэлой мы прожили вместе двенадцать лет. Последние два года живём раздельно, потому что перестали понимать друг друга. Она помогает мне в работе, я плачу ей за это, но это всё, что нас связывает.

– У тебя есть дети?

– Да, у меня два сына от первого брака: один адвокат, второй врач. Моя мама тоже жива, живёт недалеко от меня. Я человек честный и не люблю, когда люди обманывают, поэтому рассказываю всё так, как есть.

– Хорошее качество, – Лариса была, как обычно, немногословна.

– Так вот, я хочу снова жениться, поэтому ищу жену. Говорю совершенно откровенно, потому что не хочу что-то скрывать. Я уже встречался со многими женщинами самых разных национальностей, но хочу всё же европейку, лучше русскую, как ты.

– Ты очень откровенен и напорист, – Лариса попыталась улыбнуться, но улыбка получилась вымученной. К такого рода прямолинейности она не была готова. Незнакомый человек вываливал на нее при первой встрече свои планы, в которые хотел вовлечь ее. С таким она сталкивалась впервые. Она чувствовала себя несколько скованно от чужой чуть ли не бестактности, но решила до конца выслушать откровения.

– Я просто честный человек и ничего не скрываю. Ты сможешь работать у меня в магазине, если захочешь. У меня хорошая пенсия и богатая мама.

– При чём тут твоя мама? – теперь в голосе сидевшей напротив ювелира женщины звучало неприкрытое удивление.

– Как при чём? Когда она умрёт, я получу её деньги и дома, потому что я единственный сын и наследник.

– Клаус, так откровенно меня ещё никто не покупал. У меня в этом смысле первый подобный опыт, и, честно говоря, не знаю, что сказать, – Лариса почувствовала себя растерянной, будучи сражена подобной искренностью почти незнакомого мужчины.

– Скажи да. Ты очень красивая и очень мне нравишься. Если хочешь, съездим на следующей неделе в Голландию на выходные, чтобы получше узнать друг друга.

– Ты настойчивый и упорный, – Лариса говорила медленно, подыскивая слова, потому что чувствовала себя всё более неуверенно. Наконец, решившись, она спросила: – Ну хорошо, всё, что ты рассказал, это были положительные качества. А как обстоит дело с отрицательными? Почему вы расстались с женой?

– Потому что она зануда. У неё везде и во всём должен быть порядок.

– Что в этом плохого?

– Меня это раздражает. Я привык класть вещи туда, куда хочу, а не туда, куда она скажет. Да и вообще, у неё, кажется, в Польше есть любовник, она ведь родом оттуда.

– Почему ты хромаешь? – быстро поменяла Лариса неприятную для неё тему: она не любила, когда о бывших женах или мужьях говорили плохо.

– Попал в автомобильную аварию десять лет назад, с тех пор колено не сгибается. У меня ещё сахарный диабет, но мне лично это нисколько не мешает. Восемь лет назад, когда мы были с женой в Польше у её родственников, на меня напали, избили и ограбили. Я вспоминаю этот случай, как страшный сон, еле живой тогда остался. Мне ведь там почки отбили, с тех пор хожу два раза в неделю на диализ… А ты? Ты работаешь?

– Да, я бухгалтер, но работаю не целый день, а двадцать часов в неделю.

– Это же здорово! Ты можешь у меня бухгалтерию вести. Не знаю, сколько ты получаешь, но я тебе буду платить вдвое больше! Согласна?

– На что согласна? – опять растерялась Лариса.

– Выйти за меня замуж. Если согласна, можешь прямо на той неделе ко мне переезжать.

– Да ты что, Клаус, я же тебя в первый раз вижу. Как я могу сейчас что-то решать?

– Ну не в первый, а во второй…

– Это не так важно.

Лариса немного помолчала, обдумывая ситуацию. Несмотря на то что разговор с ювелиром показался ей несколько странным, сам он был ей вовсе не противен. Даже его нездоровье было не столь отталкивающим. Клаус обладал приятной, располагающей к себе внешностью: темные, искрящиеся весельем глаза, растянутые в улыбке полные губы, приоткрывающие красивые ровные зубы с небольшой щербинкой с правой стороны. Шатен, его волосы, стоящие на голове коротким ёжиком, открывали большие, изящной формы уши. Лариса ценила симпатичного мужчину. Внешность играла для неё немаловажную роль. Наконец она приняла решение.

– Мы можем съездить в Голландию на выходные с одним условием. Если будешь заказывать отель, то, пожалуйста, раздельные комнаты. За свою комнату я в состоянии заплатить сама, если тебя это смущает.

– Меня ничего не смущает, но за отель я заплачу сам, ведь это я приглашаю.

– Подожди, а разве твой магазинчик не работает в субботу? – встрепенулась Лариса.

– Работает, конечно, – загадочно улыбнулся Клаус, – но мне там находиться совсем необязательно. По субботам там хозяйничает дьявол.

– Кто, прости? – женщине показалось, что она ослышалась.

– Моя бывшая жена, я её зову дьяволом.

– Интересное имя…

– Так она дьявол и есть.

– Но ведь она помогает в работе.

– Я ей плачу за это.

– Ну хорошо, оставим это, – Ларисе не хотелось знать подробности взаимоотношений бывших супругов – ее это не интересовало.

Позавтракав и допив кофе, Лариса и Клаус распрощались и расстались до следующих выходных, договорившись встретиться в пятницу после обеда.

Не успела Лариса дойти до дома, как зазвонил мобильный телефон. Клаус интересовался, всё ли у нее в порядке. Несколько удивившись, она ответила на вопрос и отключила телефон.

Это был первый из ежедневных звонков, которые не всегда раздавались вовремя и подчас даже чуть надоедали. «Впрочем, – думалось ей, – в Клаусе есть определенный шарм, а ежедневные звонки могут быть следствием другого, чем у меня, воспитания».

***

В Голландию они поехали на машине Клауса. Водителем он себя показал хорошим. Дорога до выбранного отеля оказалась короткой. Подойдя к администратору за ключами, Лариса удивилась, узнав, что у них на двоих заказана одна общая комната. Не начиная дискуссий по этому поводу, но несколько напрягшись от такого сюрприза, она попросила для себя отдельный номер. К счастью, место, куда они приехали, не было заполнено туристами и в отеле нашлось достаточно свободных номеров. Клаус это время стоял рядом и молчал. Свое отношение к действиям спутницы он не высказывал. Вечером, вместе поужинав, наши знакомые отправились погулять, а после прогулки разошлись каждый в свой номер.

Утро следующего дня встретило их голубым небом и теплым, почти жарким августовским солнцем. Расположившись на террасе, Лариса с Клаусом неторопливо позавтракали, ни словом не обмолвившись о вчерашнем происшествии с номером. После завтрака они планировали прокатиться на лодке по каналам, опутывающим город Лайден, где они остановились.

Прежде чем отправиться на прогулку, Клаус пригласил Ларису в свою комнату, намереваясь преподнести ей приготовленный сюрприз. Заинтригованная, но не забывая об осторожности, она вошла следом за спутником к нему в номер и остановилась у двери, ожидая обещанного подарка. Клаус порылся в дорожной сумке и вынул оттуда коробочку, подобную той, с которой Лариса пришла к нему в лавку в свой первый визит. Открыв её, он вынул кольцо с большим прозрачным камнем, грани которого тут же вспыхнули и заискрились в лучах струящегося из окна солнечного света, и попытался надеть его на руку женщины.

– Лариса, пожалуйста, прими это кольцо от меня в подарок. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

– Клаус, – ответила та, ошеломлённая быстротой происходящего и осторожно высвобождая руку из руки Клауса, настойчиво пытающегося надеть кольцо ей на палец, – я не могу принять такой дорогой подарок. Я тебя совсем не знаю, ты меня тоже. Оставь это, мы же не дети, и оба понимаем ситуацию правильно.

– Но я люблю тебя, неужели ты не видишь?

– Не хочу обижать тебя, но то, что ты говоришь, – несерьёзно. Нельзя влюбиться за одну встречу и сразу захотеть жениться, я в это никогда не поверю. Нам, в конце концов, не восемнадцать лет. Из подросткового возраста мы давно вышли. Давай относиться друг к другу серьезно.

– Я никому никогда не врал и тебе тоже говорю правду. Ну почему ты не веришь? Ты выйдешь за меня замуж? – в голосе Клауса зазвучали истерические нотки.

– Давай лучше покатаемся на лодке, – примирительно предложила Лариса, уловив в голосе спутника что-то такое, что ей совсем не понравилось.

Она уже пожалела, что приняла предложение незнакомого, в сущности, мужчины и отправилась с ним в путешествие на выходные дни.

– Я никуда не поеду, пока ты мне не ответишь, выйдешь за меня замуж или нет!

– Я не могу сейчас дать ответ.

– А когда сможешь?

– Не знаю.

– Пожалуйста, выходи за меня замуж, я очень тебя люблю! – зазвучал знакомый рефрен.

– Клаус, не будь ребёнком, – Лариса попыталась сгладить острые углы всё меньше нравящейся ей ситуации, твёрдо решив сегодня же вернуться домой.

– Ах, так! Тогда смотри, что ты со мной делаешь!

Ювелир вынул из несессера шприц, который всегда носил с собой для инъекций, обнажил живот и приставил шприц к оголенной части тела, с торжеством глядя на замершую от страха женщину.

– Если ты сейчас откажешь, я сделаю укол и умру от передозировки инсулина, а тебя привлекут к ответственности за убийство!

– Ты с ума сошёл… – прошептала побелевшими губами испуганная женщина.

Голова её неожиданно отказалась работать, а губы как бы сами собой прошелестели:

– Пожалуйста, не делай этого, я тебя прошу, убери шприц.

– Ты выйдешь за меня замуж? – прозвучал в тихой комнате торжествующий голос.

– Я выйду за тебя замуж, только убери шприц!

Страх сковал тело Ларисы, и только одна отчаянная мысль билась в голове, открывая дорогу к свободе: «Исчезнуть, исчезнуть из этого страшного места, от этого сумасшедшего человека, исчезнуть во что бы то ни стало!»

– Ну вот, давно бы так, – сказал довольный Клаус, пряча орудие шантажа в футляр. – Теперь ты дала слово и должна его сдержать.

– Конечно, я сдержу его, тебе не надо ни о чём беспокоиться.

Голос Ларисы был ровным и даже приветливым, но тело покрылось липким противным потом страха. Сердце колотилось, не в силах остановить сумасшедший бег, выбрасывая всё новые порции адреналина в кровь, лоб покрылся испариной. Она почувствовала резкий запах, исходящий от неё, и, собрав всю волю в кулак, приказала себе улыбнуться.

– Я пойду переоденусь, и мы можем пойти гулять.

– Я пойду с тобой.

– Ты что, не доверяешь мне? Я ведь дала слово. Подожди меня здесь, я вернусь ровно через пять минут. Мне нужно надеть что-нибудь более праздничное, не могу же я в джинсах принять твой подарок. К такому великолепному бриллианту подойдёт платье, которое я взяла с собой…

Лариса говорила и говорила, сама плохо понимая, что именно, но старалась не встречаться взглядом с Клаусом. Своей болтовней она пыталась усыпить его бдительность и унять внутреннюю дрожь. Улыбаясь, она даже положила руку ему на плечо, потом развернулась и вышла из комнаты.

Подождав ровно пять минут, Клаус подошёл к номеру Ларисы, держа в руке злополучную коробочку с кольцом, постучал в дверь. Когда никто не открыл, он быстро спустился вниз и спросил у служащей отеля, не знает ли она, где его спутница из номера 138.

– Не знаю, я её не видела, – приветливо прозвучало в ответ.

Кисло улыбнувшись, Клаус развернулся и молча зашагал к себе в номер. Зайдя в комнату и закрыв за собой дверь, он с чувством швырнул коробочку в распахнутую дорожную сумку.

– И эта обманула, сбежала… Почему женщины постоянно обманывают? Чего им всем не хватает? – забормотал он себе под нос. – Все женщины – лгуньи и обманщицы. Как же жить, если никому нельзя верить? Ведь я же хотел на ней жениться, так почему она сбежала? И почему так несправедливо и жестоко устроен мир, за что он наказывает меня?

Ювелир уселся в кресло, зажал голову в руках и уставился в окно. Оттуда в комнату робко заглядывали яркие лучи осеннего солнца.


Судьба

Свадьба Анастасии, красивой тридцатипятилетней женщины, оказалась, вопреки ожиданиям, немноголюдной и скучной. Впрочем, даже это небольшое облачко разочарования не смогло омрачить её огромного всепоглощающего счастья.

С будущим мужем, сорокадвухлетним Андреасом Груве, она познакомилась в Самаре. Симпатичный высокий наладчик приехал к ним на ткацкую фабрику устанавливать новое немецкое оборудование. Они увидели друг друга случайно. Настя, заменяя приболевшую подругу, отвозила тележку с бракованной партией ниток на склад. По дороге она столкнулась со светловолосым немцем, одетым в синий фирменный комбинезон. Из его кармана выглядывали белые рабочие перчатки. Настя слышала, что у них на фабрике будут несколько месяцев работать иностранцы, но никого из них до сих пор ей видеть не доводилось. Высокий, худощавый незнакомец стоял, оглядываясь, и смущенно улыбался. Увидев проходящую мимо девушку, он повернулся и спросил что-то непонятное:

– Вэцэ?

– Вы что, не знаете, как в цех пройти? – струсила вдруг Настя.

Сердце испуганным зайцем прыгнуло в самый низ и подогнуло колени.

– Тойлет? – стесняясь не меньше покрасневшей от смущения молодой женщины, переспросил немец.

– Ах, туалет! – облегчённо вздохнула она полной грудью, услышав знакомое слово, и, подкатив тележку к стене, сделала приглашающий жест рукой: – Пойдёмте, покажу.

На следующий день, выйдя после работы из проходной, Настя увидела его снова. Он стоял с таким же белобрысым подтянутым немцем и разговаривал с ним на непонятном языке. Проходя мимо, девушка озорно улыбнулась, вскинула сумку на плечо, пошла дальше, чувствуя спиной взгляды мужчин.

Дойдя до расположенной недалеко от проходной автобусной остановки, она услышала за спиной громкие шаги. Оглянувшись на всякий случай, увидела приближающегося вчерашнего знакомца. Замедлив шаг и подойдя поближе, он широко улыбнулся и протянул руку: Андреас. С этого дня началось их более близкое знакомство, быстро и незаметно перешедшее в любовь. Через шесть месяцев, когда у Андреаса закончился срок командировки, на свою родину он возвращался вместе с Настей.

Несмотря на различные темпераменты, непохожие характеры и языки, у Андреаса с Настей оказалось много общего. Каждый из них был единственным ребёнком в семье, оба выросли без отцов, свадьба была у каждого из них первый раз в жизни. Эти, казалось бы, неважные в жизни мелочи быстро сблизили их. Несмотря на не совсем юные годы, они решили, что у них в семье будет несколько детей. Это решение стало их общей счастливой мечтой.

Молодые поселились в доме у Андреаса, где он родился и прожил всю жизнь с матерью. Свекровь приняла невестку недоверчиво, чуть ли не враждебно, поджав тонкие губы. Справедливо рассудив, что та не так уж не права, ревнуя сына, Настя решила не особо обращать внимание на мелкие уколы с её стороны и не портить ни себе, ни ей, ни мужу совместную жизнь. «В конце концов, с сыном старая Марта прожила душа в душу более сорока лет, а тут приходится его делить с какой-то незнакомой женщиной, которая по-немецки почти не говорит. Кто же выдержит такую несправедливость?» – думала молодая женщина, стараясь как можно быстрее подстроиться к новой незнакомой жизни.

Настя оказалась намного мудрее старой Марты, старательно обходила возникающие между ними мелкие конфликты, приветливо и открыто улыбалась. В силу занятости на работе, а может, по невнимательности, Андреас не замечал этого противостояния. Надо, впрочем, заметить, что ни одна из конфликтующих сторон никогда на другую не жаловалась.

***

Прошло несколько месяцев. Молодые купались в счастье, как в первые недели знакомства. Новость о том, что Настя ожидает ребёнка, несколько примирила старую Марту с фактом женитьбы сына. Она перестала откровенно бурчать, греметь кастрюлями и хлопать дверью, когда видела Настю.

В кабинет врача Андреаса не пустили, попросили подождать в соседней комнате. Через двадцать минут оттуда вышла сияющая Настя и протянула мужу глянцевое фото. На снимке в секторе чёрно-белых полос высвечивался тёмным пятном силуэт ребёнка. Андреас будто сошёл с ума от радости. Схватив жену, он закружил её, крепко прижав к себе, не замечая понимающих улыбок сидящих вокруг женщин.

Дома он увеличил фотографию, повесил в рамку напротив кровати в спальне и вечерами, положив большую теплую руку на живот жены, уносился в фантазиях далеко-далеко. Он не только видел первого ребёнка взрослым, но уже нянчился с будущими внуками.

Настя не заглядывала так далеко.

Смеясь, она пыталась несколько притормозить разыгравшуюся фантазию мужа и рассуждала чисто по-женски: ребёнок вроде уже есть, но его ещё нет. Пусть вначале родится, потом можно смотреть дальше, ведь жизнь так хрупка и непредсказуема. Глубоко в подсознании у неё притаился страх, что первый ребёнок в тридцать шесть лет – большой риск. Она ни с кем не говорила на эту тему, старалась отогнать нехорошие мысли подальше, чтобы они не мешали радоваться предстоящему материнству. Получалось у нее не всегда. Страхи уходили, но опять возвращались. Однажды Настя просто махнула на мешающий ей страх рукой: будь, что будет. Главное – Андреас рядом. Он всегда поддержит и поможет.

У свекрови с невесткой были совершенно разные взгляды на жизнь. В одном они неожиданно оказались солидарны: нельзя заранее готовить в доме место для малыша – плохая примета. Несмотря на то, что обе женщины твердили, что торопиться не нужно, Андреас с бьющей через край энергией всё же обустроил детскую комнату. Он купил не только всё необходимое для не родившегося сына, но и то, что ему вообще пока не пригодится. Однажды в прихожей Настя с Мартой увидели детский велосипед. Они покачали головами и разошлись по своим комнатам, не сказав друг другу ни слова. Обсуждать поступки главы семьи ни одной из них не пришло в голову.

Нет людей, которые сознательно культивируют свои страхи. Чаще всего это происходит автоматически. Тогда то, чего больше всего человек опасается, происходит на самом деле. Настя была на шестом месяце и чувствовала себя прекрасно. Никаких отклонений в развитии ребёнка не наблюдалось, любимый муж был ласков и нежен, даже свекровь стала время от времени разжимать тонкие губы и разговаривать с ней.

Однажды, постирав бельё, Настя развешивала его на длинные верёвки, натянутые высоко, на рост Андреаса. Когда она перебросила второй тяжелый пододеяльник и начала его расправлять, у неё как-то неприятно потянуло в пояснице. Погладив её, молодая женщина тут же забыла об этом. Тем же вечером у неё начались боли и открылось кровотечение. Испугавшись за жену, и за ребёнка, Андреас тут же вызвал скорую помощь. Сидя рядом с Настей в машине и сопровождая до самых дверей операционного зала, он держал её за руку и бормотал, не переставая:

– Всё будет хорошо, потерпи, родная, всё будет хорошо.

Эту ночь он провёл у постели жены, не в силах вернуться домой, где они с такой любовью оборудовали детскую комнату.

Ребёнка они потеряли…

Следующие несколько недель, пока Настя приходила в себя, в доме повисла нехорошая тишина. Никто из троих не хотел говорить о потере ребёнка. Каждый переживал несчастье по-своему. Чувства Андреаса были как на ладони: он потерял аппетит, плохо спал, время от времени уходил гулять в одиночестве, чтобы никто не видел его слёз. Настя переживала потерю ребёнка не так тяжело. Она надеялась вновь забеременеть, а для этого ей нужно быть здоровой и сильной. Глядя на старую Марту, трудно было сказать, что творится у неё в душе – печалится она или радуется. Губы её оставались так же поджаты, как и в первый день, когда она увидела невестку.

Постепенно все свыклись с тем, что случилось, втянулись в нормальный ритм жизни. Детская комната была закрыта на ключ. Настя теперь всегда носила ключ с собой, чтобы у мужа не было возможности заходить туда и бередить раны.

Последующие медицинские обследования, которые Настя прошла после потери ребёнка, показали, что вторая беременность, в принципе, возможна, но риск вновь не доносить ребёнка очень велик. Этот риск врачи связывали не с возрастом женщины, а с её слишком узкими бёдрами. Только они осложняли нормальное развитие плода.

Прошёл год со дня свадьбы, время летело.

Оправившись, через четыре месяца Настя снова забеременела. Ещё через пять месяцев у неё опять случился выкидыш. Вторую потерю неродившегося малыша супруги переживали, молча стиснув зубы, но не отказавшись от мечты.

Несмотря на ухудшившиеся врачебные прогнозы, ни у Насти, ни у Андреаса приговор врачей не отнял надежду. Все их мечты, стремления и желания были связаны только с будущими детьми. Не отчаиваясь и поддерживая друг друга, супруги решили, раз со своим ребёнком пока не получается, усыновить чужого.

Необходимые для усыновления бумаги им пришлось собирать почти три месяца. Ещё больше времени ушло на то, чтобы дождаться подходящего малыша. Новорождённых детей бездетным парам приходилось ждать по нескольку лет. Настя с Андреасом ждать не хотели и решили взять из детдома уже подросшего. Им улыбнулось счастье в виде трёхлетнего Бодо. Его родители погибли в автомобильной катастрофе и малыша пока никто не захотел забрать в семью. Когда им в первый раз показали фото мальчика, Настя, увидев, каким счастьем засветились глаза Андреаса, поняла, что этот ребёнок – их сын. Это его они так долго ждали…

***

Все члены семьи Груве приняли маленького Бодо сразу и безоговорочно. В доме зазвучали теплые, проникающие до самого сердца слова: мама, папа, бабушка, сынок, внучек. Своим появлением малыш примирил мать с сыном и свекровь с невесткой, между тремя взрослыми людьми воцарилась гармония.

Мальчику исполнилось пять лет. Его новые родители уверовали, что всё идёт, как надо, и решили усыновить ещё одного ребёнка, потому что со своим никак не получалось. Приступив к знакомой процедуре сбора всевозможных справок, Андреас с Настей столкнулись с неожиданным препятствием. Их дом, согласно непонятным им нормам, оказался мал для ещё одного члена семьи. Совет опеки вынес вердикт: хотите усыновить ребёнка, приобретайте подходящее по величине жилье или достраивайте своё до необходимых размеров.

Андреас собрал семейный совет. После недолгой дискуссии семья единогласно постановила сделать к дому пристройку – это будет дешевле, и переезжать никуда не надо. Глава семьи взял в банке кредит на строительство, нашел толкового архитектора, который начал работать над проектом пристройки. Оставалось только ждать.

Однажды вечером, придя с работы и поужинав, Андреас обратил внимание на необычно возбужденное состояние жены, но решил вначале поделиться своими новостями.

– Я договорился со строительной фирмой Оттс. Мы поедем к ним во вторник с готовой документацией и обговорим последние детали, прежде чем подписывать договор, – сообщил он жене последние новости, как делал ежедневно после работы. – У тебя что нового? Как наш малыш?

– Андреас, – подняла на мужа сияющие глаза Настя, – я сегодня была у врача, он подтвердил мою беременность. Не хотела говорить тебе раньше, пока не была уверена.

Услышав новость, Андреас вскочил с места, схватил жену в охапку и закружился с ней по комнате, выкрикивая от счастья:

– У нас будет ещё один малыш!

Прибежавшая на шум старая Марта, услышав новость, почему-то недовольно поджала губы:

– Что мы будем делать с пристройкой? В проект вложено много денег.

– Пока отложим. Чертежи я сохраню, раз за них заплачено, встречу со строителями на следующей неделе отменю, – недовольство матери не испортило настроения сыну.

– Андреас, а как же с усыновлением? – подала робкий голос Настя, чувствуя себя немного виноватой, что от ребёнка из детского дома придётся отказаться.

– Ничего, я обо всём договорюсь. Тебе сейчас не нужно думать ни о чём, кроме будущего малыша.

Следующие три месяца были полны ожидания и надежды, что Настя всё же сможет благополучно выносить ребёнка. Андреас был с ней особо внимателен и предупредителен. К маленькому Бодо каждый день на два часа приходила семнадцатилетняя соседская девочка. Настя лишний раз могла теперь просто полежать, не наклоняться, не поднимать ничего тяжелого. Старая Марта готовила на всю семью и не роптала. Она очень хотела понянчить родного, а не приёмного внука.

Все относились к Насте, как к тяжелобольной, и это её угнетало. Скрепя сердце, она старалась не замечать ни укоризненных взглядов свекрови, ни любопытства соседей. Она видела перед собой единственную цель: родить мужу долгожданного малыша в ответ на его любовь и заботу и тем самым доказать безграничную любовь к нему.

У Насти наступил критический срок – двадцать пять недель. Она легла в больницу на пару недель под наблюдение врачей. После четырнадцати дней ей предложили остаться ещё на месяц, чтобы не рисковать жизнью ребёнка. Настя отклонила предложение. Чувствовала себя она прекрасно и хотела домой – к мужу и сыну.

Домашняя обстановка, действующая на неё положительно в душевном отношении, отрицательно сказалась на физическом самочувствии. Не умея сидеть совсем без дела, Настя выполняла лёгкую домашнюю работу, которая здоровой женщине была бы только в радость. Организм её, однако, взбунтовался на такое беспардонное, по его разумению, отношение к чувствительному росту новой жизни и заявил об этом со всей решимостью. На десятые сутки пребывания дома у Насти начались знакомые боли, которые, как и раньше, привели к потере ребенка.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации