Электронная библиотека » Мара Фицчарльз » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Самый лучший"


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 16:19


Автор книги: Мара Фицчарльз


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Мара Фицчарлз

Самый лучший

Глава 1

Стук захлопнувшейся двери отвлек Таннера Джеймисона от скучного документа. Неужели Кара явилась с таким опозданием? Он решительно отодвинул папку с бумагами и отправился на разведку.

Дверь была плотно закрыта, следовательно, Кара уже в офисе. Постучав, Таннер вошел, но слегка задержался на пороге, уж очень неожиданная открылась ему картина: вцепившись в обивку кресла, Кара тщетно пыталась прийти в себя.

– Ты опоздала. Мне пришлось заняться твоим клиентом в десять тридцать.

– Меня задержали в полицейском управлении.

– Задержали? – уставился на нее Таннер.

Всегда безукоризненная Каролина Хиллиард сегодня была непохожа на себя, темные круги под глазами резко выделялись на бледном от усталости лице.

– За тобой словно черти гнались. Лучше сядь, пока не грохнулась в обморок. Вот и хорошо. – Он устроился напротив. – А теперь расскажи, что ты делала в полиции.

– Мою квартиру обокрали, – бесцветным голосом ответила Кара, не поднимая глаз.

Впервые за два года совместной работы Таннер видел ее такой растерянной. Не случалось ему слышать дрожь в голосе девушки, как профессионал Кара всегда была на высоте.

– Нельзя ли узнать какие-либо детали?

Ей были явно не по душе его вопросы, она нервно отмахнулась, но все же ответила:

– Вчера в нашем доме обокрали шестнадцать квартир.

Таннер внимательно посмотрел на нее, пытаясь оценить ситуацию.

– Тебе удалось хоть немного поспать?

– Нет.

– Где ты была вчера ночью?

– У друга.

Его обеспокоенность возросла. Обычно Каролина была весьма общительной, что порой действовало ему на нервы.

– Что украли?

– То, от чего проще всего избавиться: микроволновку, плейер, маленький цветной телевизор, украшения. Они уникальные, Таннер. Достались мне от бабушки…

Значит, она ранима и чувствительна. Вполне типично для слабого пола. Нельзя сказать, что раньше он не видел в ней женщины, просто до сих пор ему не было дела до того, что скрывается за ее профессионализмом.

– Слушай, уже почти обед. Может, съездим к Эмили? – И прежде чем Кара открыла рот, чтобы возразить, торопливо добавил: – Не пытайся отвертеться, работа не аргумент.

Она смущенно отвела глаза. Пассивна до крайности, еще пару часов назад он не поверил бы своим глазам. Это была женщина, нуждающаяся в помощи, с болью в душе. И Таннер мгновенно откликнулся на ее немой крик.

– Отговорки не принимаются. Я позвоню Эм, а ты попроси Дотти, чтобы она расчистила все, что у тебя на сегодня запланировано.

Слава Богу, в ее глазах появился знакомый блеск.

– А как насчет планов самой Эм? Уверен, что она жаждет принять нас? Неужели кавалер вроде тебя посмеет навязать сестре такую нервную особу?

– Надо уметь отдавать предпочтение, детка, вот и весь фокус. – Он постарался, чтобы его тон не позволил затеять дискуссию. – Я знаю сестренку. Она не станет возражать.

Когда оба поднялись с места, Таннер заметил, какая же она маленькая в этом строгом пиджаке ржаво-коричневого цвета.

– Я редко играю роль покорной мисс.

– Понимаю и сочувствую, но сегодня придется.

– Ладно. Но только сегодня.

Она вышла из кабинета. Даже походка у нее изменилась. Таннер вдруг осознал, насколько привычными стали для него ее жесты и манера поведения. Кажется, он уже сроднился со всеми нюансами ее настроения, которые свойственны только ей и никому другому. Впервые она абсолютно не соответствовала сложившемуся у него представлению о Каролине Хиллиард, его партнере в адвокатской конторе.


Он привык волноваться только о членах собственной семьи, поэтому беспокойство за Кару было для него совершенно новым ощущением.

Немного подумав, Таннер понял, что сам факт кражи подействовал на психику Кары.

– Тебе не хочется обсудить происшедшее?

– Нет.

– Это могло бы помочь.

Приглушенный стон отчаяния мгновенно заставил его отвлечься от дороги. Кара ослабила ремень безопасности на груди и повернулась к нему.

– Ты ведь не позволишь мне погрязнуть в жалости к самой себе?

– А-а, так вот ты, оказывается, чем занимаешься. – Таннер аккуратно выехал на переполненную машинами улицу. – Не узнаю тебя.

– Я…

Так и не дождавшись продолжения, он решил прервать неловкое молчание:

– Мне очень жаль, Кара. Тебе нужно было сказать об этом сразу, вместо того чтобы командовать. Чем я могу помочь?

– Ты уже помогаешь. Мне и правда сегодня не до работы. И я не хочу оставаться одна.

– Боишься?

– Наверное.

– От этого, к сожалению, никуда не деться.

– Мне как будто… плюнули в душу, выставили напоказ. Может, переехать куда-нибудь… где хорошая система безопасности… и охранник на входе? Тогда я, возможно, снова почувствую себя уверенной.

– Если тебе нужно именно это, значит, так и поступай.

Краем глаза он заметил, как она вздрогнула.

– Даже мысль об этих мерзавцах вызывает у меня нервную дрожь.

– У Эмили ты в полной безопасности.

– Теперь никто и нигде не может быть уверен в этом.

– Постарайся расслабиться.

– Не могу. Они украли у меня не только драгоценности, но и душевный покой.

– Разумеется. Но то, что украдено, можно возместить.

– Нет, такое не возместишь. Драгоценности бабушки из тех, которые называют единственными в своем роде. Некоторые делались специально для нее.

– Насколько я понимаю, фотографий у тебя не осталось?

– Нет. Ни одной.

– Да, тяжко потерять столь редкие вещи, – сказал Таннер, припомнив все те вещички, которые он считал особенно ценными для себя. – Опиши подробнее, что пропало.

– Исчезли абсолютно все драгоценности бабушки. Похоже, вор знал, что искал. Из моих собственных взято лишь несколько. Именно они не представляют для меня никакой ценности.

– А может, нам стоит нанять Фила Уоллена? Воры наверняка постараются сбыть их в Бостоне.

– Нам?

– Я имею в виду нашу фирму.

– У Фила Уоллена и без наших драгоценностей хватает забот.

– Тогда давай сами за это возьмемся.

– Ты и я? Шутишь? Или знаешь кого-то из скупщиков краденого?

– Ты дала полиции описание своих раритетов?

– Из-за чего же, по-твоему, я так опоздала? Таннер, я устала и не хочу больше обсуждать это.

– Но все-таки подумай над моим предложением. Не такое уж оно глупое. Можно зайти в скупки и ломбарды.

– Не знаю, как ты, а я в жизни не была ни в одном ломбарде.

– У тебя есть идея получше?

– Представь себе нашу парочку. – Кара выразительно посмотрела на его шикарный костюм. – И эта парочка ходит по магазинам, где выставлено то, что люди заложили в трудную минуту. Забудь свою бредовую идею.

– А ты сумеешь? – мгновенно отреагировал Таннер. – Сумеешь забыть о краже? О бабушкиных драгоценностях?

– Нет. Однако не собираюсь лазить по всем трущобам Бостона.

– Выбор за тобой. Или ты берешь все в свои руки, или делаешь преступникам щедрый подарок.

Повисло напряженное молчание, и, лишь когда он свернул к дому сестры, Кара сказала:

– Спасибо, Таннер. Но ты вовсе не должен…

– Если я должен отвлекать тебя от мрачных мыслей, то не стоит больше обсуждать кражу.

– Извини, это нереально. Я пока в состоянии думать только о ней.

Он слегка притормозил и аккуратно свернул на подъездную дорожку.

– Именно потому я и предложил тебе навестить Эм. Она сейчас погружена в свадебные дела и не позволит тебе замыкаться на твоих горестях.

– Странно. Кажется, знаешь человека очень хорошо, а выходит, ты и понятия не имеешь, какой он в действительности.

– То есть?

– Если бы кто-нибудь спросил меня, знаю ли я Эмили Джеймисон, я бы ответила «да», хотя видела ее лишь несколько раз. Прошлым летом на пикнике, да еще когда она заходила к нам в офис.

– Эмили бы вообще не покидала дом, если бы я периодически не устраивал ей головомойку.

– Ты столько рассказываешь о семье в офисе, что нам кажется, мы знаем все о твоих родственниках. Но разве это так? Даже тебя я практически не знаю, Таннер. Во всяком случае, я не ожидала, что ты предложишь мне помощь.

Таннер изумленно поднял брови.

– Дело ведь касается не работы, где партнерская помощь сама собой разумеется.

– Странно, как мы бываем уверены, что знаем человека, – передразнил он, – а тот вдруг брякнет такое.

– Что же я такого «брякнула»?

– Выходит, мы лишь деловые партнеры? И все? Не согласен! По-моему, у нас с тобой сложились гораздо более человеческие отношения, напоминающие дружбу.

– О’кей, Джеймисон. Предположим, ты прав. Но роль Большого брата, которую ты активно разыгрываешь с утра, неуместна.

– Знала бы ты, какой у меня богатый опыт по этой части! Мне не привыкать.

Когда он взглянул на Кару, та уже сменила гнев на милость и лукаво улыбалась.


Несколько часов спустя она уже думала, что, вероятно, Таннер прав. Нужно не предаваться отчаянию, а действовать. Последний раз Кара чувствовала себя такой беспомощной только перед разводом, когда неожиданно узнала о неверности Дэна. И хотя сегодняшняя кража не нанесла ей столь же сильной эмоциональной травмы, все же на душе у нее было невероятно пакостно. К тому же она чувствовала угрозу собственной безопасности.

– Таннер сейчас привезет обед, – сказала Эмили, присаживаясь рядом с ней у камина. – Он заказал его в ресторане, и осталось только забрать.

– Надеюсь, это не пища навынос?

– О нет, дорогая. Братец обожает баловать нас экзотическими блюдами. Он знает, где и что стоит заказывать.

Кара улыбнулась обаятельной рыжеволосой женщине.

– Повезло вам. Интересно, что он заказал?

– Разве вы не любите сюрпризы?

– Кажется, у меня вообще нет аппетита, Эмили. Я так себя неловко чувствую. К чему вам мои проблемы?

– Глупости! Мне приятно ваше общество. Кроме того, я смогу похвастаться своим подвенечным платьем. Вы не откажетесь посмотреть его?

– Ой, это было бы замечательно. Таннер просто сообщил, что вы выходите замуж. И все.

– Удивительно, что он вообще сказал. Казалось бы, если парень старается руководить каждым шагом сестер, то о таком событии должен был бы поместить объявление во всех газетах. Видимо, ему обидно, что мой выбор не его заслуга.

– На работе он стопроцентный бизнесмен. Мы все знаем, как Таннер любит семью, поскольку лучшим украшением офиса он считает веселые семейные фотографии.

– И вы наняли декоратора, который тактично подсказал ему, как сделать офис более уютным? Хотя я не могу отказать брату во вкусе.

– Трудно было расти с таким семейным Наполеоном?

– В детстве меня это ничуть не волновало. Хотя должна признаться, иногда я попросту не обращаю на него внимания. Остальные спасаются так же.

– Жаль, я не выработала такой привычки. Таннер царит в любом обществе. Например, у нас деловая встреча, появляется он, и мгновенно замечаешь перемену. Все адвокаты обоего пола высказывают свои идеи ему, стараются узнать его мнение.

– Вот так он и привык командовать. Вы же и вскружили ему голову, а я как сестра должна терпеть своевольного босса.

– Ко мне Таннер относится уважительно, только сегодня раскомандовался. Но я не жалуюсь. Кража со взломом – такой опыт, какого не пожелаешь и врагу.

– Идемте, я покажу вам мое подвенечное платье. – Эмили встала со стула.

– Когда свадьба? – спросила Кара и прошла за ней в скромную бело-желтую спальню, которая излучала радость и свет, как и ее хозяйка.

– Скоро. А еще столько дел.

– Пригласили кого-либо из важных персон или писательница Э.М. Джеймисон решила устроить все по-домашнему?

Эм ухмыльнулась, взъерошив свои рыжие кудри.

– Это будет чисто семейное мероприятие. Только родственники и близкие друзья. Никакой шумихи, хотя парочка репортеров не помешала бы для рекламы моей следующей книги. Но я предпочитаю уют и искренность, а Кэм согласен на все. – Эмили достала из шкафа большой полиэтиленовый чехол, расстегнула вшитую молнию. – По его мнению, свадебные хлопоты – удел женщин, и пока я согласна выйти за него, ему плевать, где все произойдет и как.

Кара не успела сказать, как Эмили повезло, – чехол начал сползать вниз, открывая расшитый белый атлас.

– Боже, какая прелесть! – воскликнула она. – Сколько же бисера на это ушло?

– Пять тысяч семьсот тридцать штук, – гордо ответила Эмили. – Я, конечно, не считала, но портниха внесла в счет именно столько.

– Эм! – раздался из соседней комнаты голос Таннера. – Обед прибыл. – Он заглянул в дверь. – Приветствую вас, леди. Так я и знал. Вас хлебом не корми, только дай поахать над каким-нибудь платьем.

– Я тебе припомню, Таннер Джеймисон. Назвать меня предсказуемой женщиной!

– А вот я предсказуема до жестов, – смущенно улыбнулась Кара, и Таннер кивнул:

– Вот именно. Представляешь, как ты заставила меня понервничать сегодня утром?

– Я рада, что ты вмешался. – Почувствовав его взгляд, она постаралась отвлечь его внимание. – У Эмили так славно и уютно. Спасибо.

– Давайте лучше поедим, иначе все остынет.

– Сейчас накрою на стол, – заволновалась хозяйка, выходя из комнаты.

Таннер вежливо пропустил Кару вперед, и она вдруг почувствовала, как его ладонь стиснула ее ягодицу.

– Ты действительно немного успокоилась или просто не хочешь волновать Эмили? – спросил он.

Она застыла на месте и от неожиданно фривольного жеста, и от вопроса.

– Со мной все в порядке. Я, конечно, не в восторге от случившегося за прошедшие сорок восемь часов, но уже начала воспринимать это как неизбежное зло.

– Я потолковал с Филом Уолленом.

– Я не хотела бы вмешивать кого-то еще. Дело слишком личное. Мне и так кажется, что меня вывернули наизнанку: в полиции терзали несколько часов, ты донимаешь своими расспросами. Не хватало еще, чтобы и Уоллен копался в этом.

Таннер упрямо сжал губы и пристально уставился на нее. Кара невольно обратила внимание на то, какие у него потрясающие глаза: такая синева бывает только у южного неба. Досадно, что подобные глаза достались мужчине, а не женщине.

– Будь по-твоему. Хотя мне показалось, что украденные драгоценности стоят того, чтобы плюнуть на свои принципы и ослиное упрямство.

– Да, они того и стоят. Даже не из-за их цены, а как память о бабушке с дедушкой… – Кара замолчала.

– Идем есть. За обедом расскажешь, чем так необыкновенны твои украшения.

– Вот прицепился, – буркнула Кара.

– Извини, не расслышал. – Он властно подхватил ее под руку и повел в столовую.

– Эмили утверждает, что ты и дома ведешь себя как босс. Но она забыла о твоей хватке, как у питбуля: если уж схватил, то не выпустишь.

Увидев стол, на котором сверкали хрустальные фужеры, горели свечи и поблескивал китайский фарфор, Кара обомлела.

– К чему такая роскошь? – смутилась она.

– Мне это доставляет удовольствие, – возразила Эмили. – И поднимает настроение. Сейчас увидите, что привез мой братец, и тогда поймете.

– Я даже не подозревала, что так проголодалась. – Каролина села и расправила на коленях льняную салфетку.

– Вина?

– Да, пожалуйста.

С интересом наблюдая, как Таннер наливал вино, она вдруг сообразила, что никогда не видела его в неформальной, особенно в домашней обстановке и воспринимала его только в качестве партнера по бизнесу.

– Ну вот. – Таннер устроился за столом и пригубил вино. – Теперь расскажи нам о драгоценностях.

– Тогда вам следует набраться терпения и узнать кое-что о моей семье. Иначе не понять. Украшения дорогие сами по себе, но мне важно найти их по другой причине.

– Ого! Кажется, сейчас я получу отличный материал для следующего детектива, – оживилась Эмили. – Как вам такое название: «Украденные драгоценности»?

Таннер укоризненно посмотрел на сестру:

– Эм, сейчас не до шуток! Ты отвлекаешь Кару, и мне снова придется вытягивать из нее каждое слово клещами.

– Извините. – Но в голосе Эмили не чувствовалось раскаяния. – Продолжайте, Кара.

– Моей бабушке посчастливилось бежать из Польши во время войны. Ее семья владела там огромным состоянием. Им удалось добраться сюда, хотя очень многие ценности пришлось продать или отдать в качестве взятки, но кое-что сохранилось и попало ко мне.

– Насколько они старинные и ценные? В пределах какой суммы?

– Трем вещам больше ста лет. Настоящий антиквариат. Слава Богу, мне хватило ума их застраховать.

Таннер восхищенно поднял брови, и Кара, оправдываясь за свое необычное здравомыслие, пробормотала:

– А то слишком шикарная добыча для взломщика или взломщиков.

Брат и сестра кивнули.

– Драгоценности попали ко мне несколько лет назад, после смерти моего отца. Со мной связался бабушкин адвокат, поскольку мои родители развелись, когда я была двухлетним ребенком. С тех пор я ни разу не видела ни отца, ни бабушки с дедом.

– Ужасно, – сочувственно вздохнула Эмили.

– А у тебя есть братья и сестры? – поинтересовался Таннер.

– Не было, пока мама снова не вышла замуж.

– Ну и как твоя новая семья? Вы ладите?

– Очень даже неплохо. Только вот о Хиллиардах никто не вспоминал. В детстве меня совершенно не трогало, что у меня другая фамилия. Правда, мы никогда и не были настолько близки, как это, кажется, принято в вашем семействе.

– Это так и есть, – поправил ее Таннер.

– Да, да, – подтвердила Эмили. – Даже кузены поддерживают эту традицию. Мы все так привыкли. Наш дедушка свернул бы горы, если бы они мешали нам быть вместе.

– В общем, когда умер мой отец, я почувствовала, что обязана познакомиться с бабушкой. Как выяснилось, меня и Каролиной-то назвали в ее честь.

– Правда? – удивилась Эмили.

– Она показала мне кучу фотографий. Я даже похожа на нее. Кстати, на одном из украденных медальонов ее миниатюра. Она там совсем молодая…

– Копия осталась? – спросил практичный Таннер.

– У меня есть снимок. Но та миниатюра нечто совершенно особое. Дедушка заказал медальон чуть раньше, но подарил его точно в тот день, когда родилась я. – Кара замолчала, пытаясь справиться с рыданием. – Тогда все были очень счастливы, и дедушка положил начало традиции отмечать наиболее важные события в жизни бабули драгоценностями, поэтому к концу жизни у нее собралась внушительная коллекция. Она захотела, чтобы все перешло ко мне, поскольку мы оказались очень похожими друг на друга. Не только внешне, но и по темпераменту. Я провела с ней шесть недель, когда она лежала при смерти.

– Кара, мы сделаем все, чтобы отыскать эти драгоценности.

Увидев его полное решимости лицо, Кара поняла, что Таннер понял силу охватившего ее отчаяния.

– Спасибо. – Она заставила себя улыбнуться. – Вы оба старались взбодрить меня, почему же мы опять такие мрачные?

Пока Эмили щебетала про отличную еду, пытаясь отвлечь ее от грустных мыслей, Таннер не спускал с нее глаз, а Кара делала вид, что внимательно слушает Эм, и улыбалась Таннеру, мысленно посылая его к черту. Наконец она не выдержала:

– Умоляю, прекрати рассматривать меня, словно неизвестного микроба! Ты выводишь меня из равновесия.

– Еще вина? – Безо всякого смущения Таннер принес вторую бутылку.

Даже его походка была уверенной и элегантной, как и подобает мужчине, воспитанному в лучших традициях. Каролина могла лишь позавидовать его непринужденности и самообладанию. Он чувствовал себя раскованным и свободным, ему не нужно было играть роль хозяина процветающей адвокатской конторы. Сегодня он был самим собой, может, просто играл – весьма талантливо – роль ее друга вместо обычной роли партнера по бизнесу.

Глава 2

Кара воткнула последнюю шпильку в строгий узел на затылке, который считала наиболее подходящей прической для работы. Конечно, она выглядит довольно суровой, но адвокатская контора не место для флирта и всяких глупостей. Она деловая женщина. От строгих, со вкусом подобранных костюмов до обязательных туфель на низком каблуке.

Однажды к ней в офис заскочил брат Тодд, и у бедняги глаза на лоб полезли от удивления, а потом он, не смущаясь, выдал, что она переплюнула даже Снежную королеву и производит неизгладимое впечатление. Правда, Тодд назвал это впечатление «устрашающим».

Кара застегнула верхнюю пуговицу на блузке и улыбнулась, вспомнив лицо брата. Зато ее имидж вызывал особое доверие у клиентов, что весьма ценится среди адвокатов, не так ли?

Она автоматически открыла шкатулку, чтобы взять камею, которую всегда носила с этой блузкой.

Пальцы нащупали пустоту.

Кара глубоко вдохнула, пытаясь справиться с приступом дурноты, и села на краешек старинной кровати. Она заморгала, чтобы прогнать выступившие слезы, и обругала себя.

Кара ненавидела приступы слабости, которые повторялись уже несколько раз за последние две недели, если какая-нибудь мелочь вдруг напоминала ей о краже. Но сегодня это взбесило ее, ибо грозило помешать напряженной работе: украденная камея, любимая вещь бабушки, так великолепно смотрелась на нежно-розовой блузке с высоким воротником!

Рассердившись, что растравляет себя подобными мыслями, Кара подошла к комоду и из чувства протеста достала шарф яркой расцветки, слабую замену украшению, которое ей хотелось бы видеть на своей блузке.

Завязав свободный бант, она задумалась над предложением Таннера. Пусть идея поиска в скупках и ломбардах показалась ей пустой тратой времени, все же это было действием и противоядием беспомощности – чувству, которое она ненавидела даже больше слабости.

Кара набрала номер офиса и попросила Дотти соединить ее с Таннером.

– Это я. У тебя что-нибудь запланировано на время ленча? Не выкроишь часок для осмотра достопримечательностей?

– Каких именно, Кара?

– Я бы хотела пройтись по скупкам.

– Появилась ниточка? Ты умудрилась что-то узнать?

– Нет. Просто даже поход по скупкам лучше, чем сотрясание воздуха проклятиями.

– Значит, тебе все равно, куда отправиться в первую очередь?

– Возьми роль гида на себя. В конце концов, именно ты усердно копировал желтые страницы справочника.

– Разумно. – Она почувствовала, что Таннер улыбнулся. – Перед отъездом я позвоню в полицию. Вдруг у них есть новости.

– Отлично. Тогда до скорого.

Положив трубку, Кара вдруг ощутила удовлетворение, хотя сделала лишь чуточный шажок вперед, приняла маленькое решение. Каково же тому, кто все в жизни держит под контролем?


Кару не удивил красочно оформленный букет нарциссов на столе, поскольку Дотти уже сообщила ей о цветах. Ее поразили только размеры букета. Такими обычно украшают банкетный зал, но они явно не к месту на рабочем столе трудяги-юриста.

Перестав разглядывать цветы, Кара открыла лежащий рядом конверт и вынула оттуда карточку вместе с цветной фотографией семейства Филлипсов: Джун, Бретт и недавно усыновленный Чед. Вид счастливой пары с ребенком заставил Кару улыбнуться.

На карточке было написано: «Слова не могут выразить нашу благодарность. Без вашей помощи мы никогда бы не испытали того счастья, которое нам подарил наш сын».

Кара закусила губу. Хотя Филлипсы очень приятные люди и одни из лучших клиентов, все же букет с карточкой стали для нее приятной неожиданностью. Ведь она лишь хорошо выполнила то, что мог сделать любой адвокат.

Но фотография идеальной семьи всколыхнула в ней знакомое чувство тоски. Она сама мечтала когда-то завести такую семью, но обязательно с двумя детьми.

Кара еще раз погладила нежные лепестки нарциссов. Прекрасные цветы, выражающие признательность людей за радость, которая останется с ними до конца жизни, а ее букет уже через неделю завянет.

Каре захотелось плакать, и она поразилась собственной чувствительности.

«Да, пора тебе, Каролина Хиллиард, взяться за ум и навести порядок в личной жизни… Пора добиваться того, о чем ты всегда мечтала. Заводить семью, какую ты всегда хотела иметь, и собственных детей. Забудь свое горестное прошлое и повернись лицом к будущему. Хватит вспоминать о том, как Дэн разрушил твои мечты. Шевелись, добивайся того, чего ты хочешь».

Гладя лепестки, Кара приняла решение. Никто не поможет ей воплотить в жизнь ее мечты. Она в состоянии сама устроить свою жизнь, о том же говорила ей перед смертью бабушка: «Лишь ты можешь устроить свое счастье, детка. Само по себе оно не приходит».


Таннер припарковал «БМВ» на крошечной стоянке перед скупкой и полез в карман за мелочью для автомата.

– Что они здесь обнаружили? Мой стереоприемник? – спросила она.

– Да.

– Но если владелец магазина сообщил в полицию о подозрительной вещи, то имеет ли смысл искать здесь еще и украшения? Если он заподозрил неладное, то вряд ли стал брать остальное.

– Я думал об этом. Но надо с чего-то начинать. К тому же парень может знать какие-либо подробности, о которых не скажет полиции.

– Ты же не детектив, Таннер, – упрямо возразила Кара. – Почему он вдруг начнет исповедоваться именно тебе? Кроме того, мы оба, пожалуй, будем выглядеть здесь белыми воронами.

– Признайся, детка, что ты просто боишься туда зайти.

– Ладно. Раз уж мы приехали, давай осмотримся на месте.

Кара решительно направилась к скупке, и Таннер гадал, не струсит ли она в последний момент, но коллега не разочаровала его. Хотя ей впервые довелось посетить такое заведение, вела она себя вполне уверенно и сразу нашла верный тон в беседе с хозяином, задавая вопрос за вопросом, словно тот находился на перекрестном допросе в суде.

Владелец лавчонки поклялся, что все попадающее в его магазин обязательно учитывается, даже попросил описать пропавшие украшения на тот случай, если воры принесут их к нему, обещал держать ухо востро. Как выяснилось из разговора, четыре его недавних приобретения оказались украденными из дома, где жила Кара, остальная добыча разошлась по всему городу.

– Так я и думал, – пробормотал Таннер. – Значит, украшения тоже попадут к скупщику, только сначала их разломают.

Каролина бросила на него свирепый взгляд. Она успешно справлялась без его помощи, и он почувствовал себя бесполезным придатком, в крайнем случае охранником.

Вытянув из хозяина все, что могло их заинтересовать, она поблагодарила его, даже вручила свою визитную карточку и пошла к выходу.

– Ты отлично справилась, Кара.

– Ты ожидал чего-то иного?

– Сам не знаю, чего я ожидал. Ты была так расстроена после кражи, что я сомневался, сможешь ли ты собраться и разумно повести дело. – Он завел мотор. – Отличная работа, партнер. Ты уверена, что я тебе еще пригожусь?

– Уверена. Ты не только морально поддержишь, но и прикроешь в случае чего. – Каролина весело улыбнулась. – По-твоему, он был честен со мной?

– Откуда нам знать это наверняка? Разве что почувствовать. Ты была права. Мы здесь инородные тела в чужом организме, но мой адвокатский нюх подсказывает, что он не врал. А как тебе кажется?

– Мне показалось, он был искренним.

– Значит, все в порядке. Едем дальше.

– Вдруг мы зря тратим время?

– Нет. Тот парень – кладезь бесценных сведений. Если мы сумеем получить информацию и в других местах, то легко…

– Только не смей утверждать, что мы раскроем преступление. Не надейся. И позволь напомнить, что мы не детективы. Даже не адвокаты по уголовным делам. – Она замолчала, переводя дух после столь страстного заявления, потом спросила: – Далеко следующая скупка?

– Практически за углом. Недавно открылась. В полицию отсюда ничего не сообщали, но зайти стоит. Почему ты смеешься?

– Да так. Вспомнила, как вела себя в лавчонке – будто каждый день провожу дознание. Таннер, чем мы тут занимаемся? Только полиция может выследить нашу пропажу.

– Успокойся, мы уже приехали. Кара, совсем недавно ты была такой умницей.

Он заметил, как она распрямила плечи и решительно протянула руку к дверце автомобиля.

– Я готова.

Вторая скупка напоминала свалку. Даже на первый взгляд было ясно, что хозяину еще нужно учиться показывать свой товар.

Человек за прилавком бросил на них любопытный взгляд, однако не поздоровался.

Кара смело подошла к прилавку.

– Я ищу…

– Вот и ищите. Когда найдете, принесете сюда и заплатите за покупку. Все очень просто.

– Действительно просто. Спасибо. Я тут осмотрюсь.

– Пожалуйста.

Отойдя от продавца, Кара искоса взглянула на Таннера, который подмигнул ей и сделал знак подойти. Когда она наклонилась, делая вид, что изучает нижние полки, он присел рядом с ней на корточки:

– Понравилось что-нибудь?

Она сердито фыркнула, и он тоже отправился на поиски, не выпуская ее из поля зрения. Кара явно чем-то заинтересовалась, но поведение хозяина не внушало ей доверия. Ему тоже не нравился этот флегматичный парень. Кара сама решит, когда лучше уйти, не вызвав особых подозрений, а потом уж они обсудят, что она нашла.

Таннера удивило, как тщательно она осматривала каждый предмет, будто мысленно составляла каталог выставленных на продажу вещей.

Наконец она вышла на улицу, и Таннер поспешил догнать ее.

– Как успехи? По глазам вижу, ты что-то углядела.

– Мой плейер.

– Ты уверена?

– У него расколот футляр. Я уронила его, практически едва купив. Выглядит просто царапиной, но такой формы, что не спутаешь. И это еще не все. Я нашла одну из бабушкиных вещей. Она не дорогая, без всяких камней, но лежала в шкатулке с остальными украшениями. Если бы я не боялась привлечь внимание хозяина, то рассмотрела бы ее получше и обязательно нашла бы инициалы деда.

– А что за вещица?

– Нож для разрезания конвертов. Может, ты его даже заметил. Нет? Это сувенир из Франции, где дедушка побывал во время войны. Дорог как память, а так ничего особенного. Много за него не получишь.

Таннер закрыл за ней дверцу и сел на водительское место.

– Легко узнаваемая вещь?

– Да. Я решила не затевать скандал с тем жутким типом, а сообщить в полицию. Они сумеют потрясти мошенника. Кроме того, я не собираюсь покупать вещь, которая и без того принадлежит мне.

– Согласен. Но, к сожалению, пора возвращаться.

Кара взглянула на часы и охнула.

– У меня на половину четвертого назначена встреча. Не могли бы мы по дороге заскочить куда-нибудь: я умираю с голода.

Рассеянно кивнув, Таннер направил машину к своему любимому ресторанчику, хотя роль детектива напрочь лишила его аппетита. Правда, он не знал почему. Ведь это дело его совершенно не касалось, он только помогал коллеге, однако проблема Каролины отчего-то стала и его проблемой.


Идея устроить жизнь по своему желанию полностью захватила Кару. После энергичных поисков она нашла квартиру в доме с отличной системой безопасности, за несколько дней упаковала вещи и переехала. Время ленча использовала теперь на звонки или посещение скупок и ломбардов, не теряя надежды отыскать украшения бабушки. Правда, успехи на детективном поприще были весьма скромными. Перед сном она долго размышляла над устройством будущего и наконец решила, что выработала вполне приемлемый план, только не хватало удобного случая, чтобы начать активные действия.

Таннер очень помогал ей, контактируя с полицией и сообщая последние данные, терпеливо сопровождал ее в ломбарды, даже шутливо называл это «Кариными вылазками».

Этим утром Кара обнаружила на рабочем столе завернутый в блестящую фольгу сверток с карточкой под бантиком: «Образец сокровищ, которые можно найти, если ищешь долго и упорно». Она и без карточки догадалась бы, что это подарок от Таннера, но никак не ожидала, что завернутым «сокровищем» окажется лежащий в футляре медальон бабушки! Да еще с неповрежденной миниатюрой!


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации