Электронная библиотека » Мара Вульф » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Сестра луны"


  • Текст добавлен: 9 мая 2021, 11:50


Автор книги: Мара Вульф


Жанр: Городское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Глава 3

Меня окружил запах соли и моря. Окутало тепло. Сделав глубокий вдох, я подняла взгляд. Меня изучали янтарного цвета глаза с необычно узкими радужками. Потребовалось чересчур долгое мгновение, пока я осознала, кто меня держал. Его костюм был так же безупречен, как и пару часов назад на свадьбе. По нему и не скажешь, что на Источнике мы боролись за жизнь. Запоминающееся, красивое лицо без единой эмоции взирало на меня сверху вниз, а у рта образовалась жесткая складочка. Аарванд Коралисский! Я уперлась ему руками в грудь, и он молча меня отпустил. Тут же я отступила от него на несколько шагов, создавая между нами дистанцию. Холод вернулся, в руки и ноги вгрызался страх. Разве он не должен торчать в тюрьме у Регулюса за то, что предал своего верховного короля? Или Ложа все-таки выиграла сражение и предоставила ему убежище?

– Наконец ты присоединился к нам, брат! – Голос князя хлестнул, как пощечина. – Почему ты с ними так долго возился?

Маэль наморщила лоб. Еще секунду Калеб сжимал в руках Эме. Все будто замедлилось, пока я пыталась осмыслить сказанное князем. А потом Калеб поцеловал Эме в висок, отстранился от нее и вразвалочку направился к своему брату. От выражения триумфа, расцветающего у него на лице, я вздрогнула.

– Я тоже рад тебя видеть, Аарванд. Таким невредимым. – Последнюю фразу он намеренно растянул.

Я наблюдала за князем, который выступил против своего правителя. Высокий, с широкими плечами и узкой талией. В каждом, даже самом незначительном движении, скрывалась еле сдерживаемая сила. Волосы – черные и блестящие – спадали по спине, напоминая оперение ворона: с оттенком синего, но темные, как ночное небо. Одежда из кожи, похоже, была сшита специально по его фигуре, а поверх нее он надел черный плащ. На лбу красовался тонкий серебряный обруч с зазубринами – символ княжеского титула. Я отвела от него взгляд лишь после того, как Эме ахнула. Тогда я наконец обвела глазами место, куда вывел нас Гламорган. Сокрушительный, всеобъемлющий шок сразил меня, стоило только понять, где мы очутились.

Это не замок Ложи. Это даже не часть нашего мира. Мы не в безопасности, до нее отсюда очень далеко. Ошеломленная, я просто отмечала факты: стены из темно-серого песчаника в огромном зале. Они словно надвигались на нас. Освещало их множество свечей и факелов, которые висели в железных держателях под потолком или крепились к стенам. Как и в шато Ложи, бо́льшую часть стен закрывали гобелены. Мне некогда было разглядывать вышивку на них. Взгляд судорожно перемещался дальше, к гигантскому камину, где полыхал огонь. Настолько громадному, что в нем с легкостью можно было зажарить оленя. Пол у меня под ногами тоже был выложен из холодного серого камня. Пахло жареным мясом, пчелиным воском и слишком сладким парфюмом. Воздух будто подрагивал от пронзительной музыки. Пальцы закололо, а желудок сжался от ужаса, когда я отважилась посмотреть на фигуры, собравшиеся в этом мрачном интерьере. Бархат и шелк сверкали в пламени свечей. Бриллианты и изумруды горели огнем, и тем не менее все это меркло по сравнению с жадным, безжалостным блеском в глазах демонов, которые нас окружали. Музыка резко оборвалась на высокой ноте. Толпа расступилась, освобождая посередине проход. Я прикусила язык, потому что из горла рвался вопль – на каменном троне в противоположном конце зала сидел…

…Регулюс Морадский, верховный король Кериса.

Перед ним на полу рядами лежало не меньше дюжины искалеченных тел. Я подавила крик, узнав порванное платье Розы. Мертвые мужчины были одеты в форму Ложи. Маэль взревела и чуть не побежала туда, но я перехватила ее за руку, дернула обратно и теперь крепко держала. Вокруг началась суматоха, однако мимолетный жест Аарванда Коралисского отогнал от нас демонов. Невзирая на это, некоторые из них скалили зубы, и я ни секунды не сомневалась, что они порвут нас на кусочки, если он им разрешит.

– Отпусти меня! – процедила Маэль. – Я должна их осмотреть!

– Они мертвы, – едва слышно проговорила я. – Ты уже ничего не можешь для них сделать. – Я вцепилась в нее, хотя самой сильнее всего хотелось удостовериться, что Эзры нет среди погибших. Что мы натворили? Нельзя было уходить с Источника. Нужно было сражаться. Внутри меня расползалось омерзение, когда я обнаружила кровавый след на камнях, по которым волокли мертвых. Металлический запах перекрыл все остальное. Веки защипало, взгляд помутился, но мне пришлось собраться, пришлось сконцентрироваться. Любая, даже мельчайшая слабость здесь будет означать для нас смерть. – Я отпущу тебя, только если пообещаешь сохранять рассудок.

– Ладно. – Она замерла возле меня, выпрямившись, как истукан.

Регулюс со своего трона улыбался нам чуть ли не по-отечески. Он никому не отдал приказ наброситься на нас, но, откровенно говоря, это лишь делало ситуацию более пугающей. Если нас не убили, то он придумал для нас что-то другое. Теперь король встал во весь рост.

Вся моя храбрость испарилась. Обхватив себя руками, так как меня затрясло, я попятилась назад. Пальцы Аарванда сомкнулись у меня на плече. Обжигающе горячая, его хватка прожигала мне кожу. Я зашипела и втянула воздух сквозь зубы. Он не отпустил, но жар утих.

– Не ругай своего брата, Аарванд, – раздался в зале теплый и мелодичный голос Регулюса. Размеренным шагом он направился к нам. Рука князя обрубала на корню саму идею побега. Да и куда мне бежать? Дверь исчезла, а мы в окружении демонов. После всех мучений оказаться тут? Почему?

Регулюс не торопился, однако чем ближе он подходил, тем выразительнее становилась его ухмылка. Льдисто-синий взгляд скользнул по мне и моим сестрам.

– Выглядят слегка потрепанными, Калеб. Ты обещал мне безупречный товар, а что доставил на деле? – Его шаги тяжело грохотали по каменному полу, как свирепый стук барабанов, предвещающий нашу неминуемую казнь. Платиновые волосы заплетены в косу, лишь парочка прядей спадала на лицо. И тут мне на ум пришло, что его шрамы – никакие не травмы, они казались своеобразными украшениями на теле. Три полосы протянулись по подбородку, еще по две расчерчивали глаза и щеки. На лбу выцарапан двойной крест такого же цвета, как и его одежда из кроваво-красной парчи. Ткань расшили золотыми нитями и украсили искрящимися драгоценными камнями. Я таращилась на цепочку у него на шее – на нанизанные на нее маленькие косточки – и пыталась сообразить, что он только что сказал. Затем посмотрела на Калеба.

Он опустил ресницы, пряча сияющие глаза. Очаровательная улыбка пропала, когда демон облизал губы. А потом он задрал подбородок, и лицо уже излучало чистейшее высокомерие. Настолько радикальная перемена, словно кто-то закрыл жалюзи залитое солнцем окно.

– Ничего такого, что не исправят вода и мыло, – заявил он со своим типичным оттенком юмора в голосе. – Поверьте мне, под слоем грязи они вполне презентабельны. Вы будете довольны. Я отправился за ними, как вы и приказали. Гламорган обеспечил им защиту. – Он весело рассмеялся. – А потом там случилась парочка непредвиденных инцидентов.

– Калеб. – Пальцы Эме судорожно впивались в ткань его плаща, который до сих пор был на ней. Ее трудно напугать, но в данный момент она больше не могла скрывать страх. – Что это значит?

– А разве все не предельно ясно, дорогая? – Его правая бровь изогнулась, и вот перед нами надменный принц-демон. И для этого ему даже не пришлось менять обличье. – Ты действительно в грязи с головы до пят. – В словах сквозило отвращение. После этого он потер рукой пятна на своей когда-то белой рубашке. – Но не переживай. Об этом мы позаботимся. После стольких усилий, которые я приложил, хочу убедиться, что моя работа оценена по достоинству. А еще мне самому срочно требуется ванна, еда и интересная компания.

Это не тот Калеб, который ел наш джем, шутил с нами и беспокоился о нас. Не тот Калеб, который, как я считала, влюбился в мою сестру. И уж точно не тот Калеб, который спас нам жизни в Гламоргане и нес Эме на руках. Это омерзительная, самая гнусная версия мужчины, которому я еще несколько минут назад без раздумий доверила свою жизнь и жизни своих сестер. Если это уловка, чтобы спасти нас отсюда, то лучше бы ему поскорее привести свой план в исполнение. Я разглядывала лица демонов, подступивших ближе к нам. Острые клыки, горящие глаза, куски крыльев, неестественные толстые наросты, паучьи лапы и змеиные хвосты. Всюду, куда бы ни упал мой взгляд, у большинства присутствующих виднелись части их демонических форм. Мерцающие огни свечей и тишина придавали обстановке жути. Никто не произносил ни слова.

– Сделай что-нибудь, – потребовала я. – Уведи Эме.

Он с жалостью усмехнулся:

– К сожалению, не получится, Мышонок. Вы наконец там, где я и хотел, чтобы вы оказались. Можешь себе представить, как мне было тяжело?

Меня замутило. Желудок совершил кульбит, стоило мне понять, о чем он говорил. Сейчас, в конце, он не играл какую-то новую роль? Вот это настоящий Калеб Коралисский?

«Чтобы преуспеть, нужно никогда не выходить из своей роли», – сказал он мне в огородике шато. Однако теперь мы на Керисе. Он не обязан больше притворяться и спокойно мог быть самим собой. Регулюс начал тихо посмеиваться, а придворные с готовностью присоединились.

– Вианна привела нас сюда. Нам всем стоит ее поблагодарить. – Теплый, мягкий голос Калеба обволакивал. – Нырнув за ведьмами в Гламорган, я и не представлял, что богини отправят нас на Керис. Но это ведь знак, не правда ли? С этого момента они благоволят нам. Лучше тебе не ставить это под сомнение, а подчиниться, – обратился он напрямую ко мне.

Этим голосом он нас и одурачил. Всех нас. И этой улыбкой, своим юмором и обаянием. Все было игрой.

– Нет, – выдохнула я, когда смех зазвучал громче. И прежде чем задуматься над последствиями своего поступка, плюнула ему в лицо. Глаза у него расширились, раздался возмущенный гомон. Калеб резко вскинул руку, будто собирался меня ударить.

– Aeris vertigo, – воскликнула Маэль, и воздушный вихрь толкнул его на ряды зевак.

За такое они нас убьют, но я не могла злиться на Маэль. Калеб именно это и заслужил. Если честно, он заслужил чего-то похуже. Я пригнулась к полу и прижала раскрытые ладони к камню.

Аарванд негромко выругался и еще до того, как я успела выкрикнуть заклинание, схватил меня за шиворот и дернул наверх.

Калеб тяжелым шагом вновь направился к Маэль, но Эме, защищая сестру, закрыла ее собой, и он внезапно остановился.

Высвободившись из захвата Аарванда, я развернулась. В глазах у него тлело пламя.

– Ты будешь слушаться и делать то, что тебе говорят, – тихо велел он. – У нас здесь не терпят женщин, которые сопротивляются. – Он вынул мой атаме из шлевки пояса. – А это я лучше заберу. Не хотим же мы, чтобы ты поранилась.

Я сжала руки в кулаки, однако голос Регулюса привел меня в чувство.

– Великолепно. – Верховный король невозмутимо следил за нашим маленьким бунтом. – Аарванд, должен тебя похвалить. Когда ты предлагал мне этот странный план, я и не думал, что он подействует. Но эти девушки прекрасно подходят для моих целей. – Запрокинув голову, он вдохнул полной грудью. – Хорошая работа, Калеб. Такая сильная магия, – с наслаждением произнес он. – Я восхищен. Хотя… – Его колючий взгляд впился в упрямый взгляд Маэль. – …Тебе следует держать свой язык и свою силу в узде… иначе я лично тебе их вырежу.

Причем проделает это с удовольствием. В ответ на его угрозу Маэль лишь быстро моргнула. У меня во рту скапливалась слюна, а боль от предательства Калеба расползалась по телу. И как только чувствовала себя сейчас Эме? Я придвинулась ближе к Маэль.

Калеб поклонился своему правителю:

– Для нас честь служить вам.

Проявление почтения отвлекло Регулюса от Маэль. Он щелкнул пальцами, и несколько демонов, одетых в кожаную форму, прошагали к нам.

– Увести их. Сегодня мы отпразднуем нашу победу. – Голос его смягчился. – А уже потом позаботимся о вас. – У меня кровь зашумела в ушах от неприкрытой угрозы.

Его солдаты схватили нас. Я пыталась перестать дрожать. Ничего не получалось. Страх был настолько первобытным, что я не могла его перебороть и просто-напросто радовалась, что меня слушались ноги. Я не упаду перед этими чудовищами. Я проиграла. Не помогла Эзре и привела своих сестер прямиком в ад. Я даже в глаза им смотреть боялась.

* * *

Они повели нас по еле освещенным коридорам. Я старалась выглянуть наружу сквозь узкие окна, но на улице царила темная ночь. По всей вероятности, мы плутали в Гламоргане много часов. Из уголка глаза скатилась слезинка, и я яростно ее смахнула, с такой силой прикусив нижнюю губу, что ощутила вкус крови – лишь бы не всхлипнуть. Я все еще не знала, что конкретно случилось на Источнике. Неизвестность сводила с ума. Регулюс победил, но убил ли он Эзру? И если да, то успел ли он осознать, что его предали и обманули? Я отказывалась даже на миг верить в то, что его уже нет среди живых.

Демон, шедший впереди нас, распахнул какую-то дверь, и нас впихнули туда.

– Будете сидеть в этой комнате, – властно прошипел он. Левую половину его лица обтягивала чешуя, от глаз виднелись одни зрачки, так как роговица закрывалась чешуйчатыми веками. Он захлопнул дверь, и мы остались одни. Одни в мрачном промерзшем помещении с двумя сундуками и ровно тремя узкими кроватями, как будто нас тут ждали. И скорее всего, так и есть. Калеб так или иначе приволок бы нас сюда. Богини просто чуть-чуть облегчили ему задачу, открыв дверь на Керис. Около одной из стен стоял стол с тремя стульями. Я потерла руками плечи, потому что было ощутимо холодно, а огонь в камине не горел, невзирая на то, что дрова в нем лежали.

Маэль первой пришла в себя.

– Ignis, – пробормотала она, и на столе возникли зажженные свечи. К сожалению, от этой подсветки комната уютнее не стала. – Ну, хотя бы не темница. Как мы позволили так обвести себя вокруг пальца?

Эме до сих пор стояла возле двери. Положив ладонь на ручку, она нажала на нее. Раздалось рычание, когда она приоткрылась – тихое, но недвусмысленное – и сестра моментально снова ее закрыла.

– Пожалуйста, скажите мне, что это всего лишь ночной кошмар, – взбешенно продолжала Маэль. – Потому что если нет, то я прибью Калеба при первой же возможности. – Она подошла к одной из кроватей и села. Та протестующе скрипнула.

– Возможно, это какая-то уловка с его стороны, – возразила я. – Нельзя так быстро начинать в нем сомневаться.

Брови Маэль взлетели вверх.

– Не будь такой наивной! – напустилась она на меня. – Ты ведь слышала Регулюса. У них с самого начала был план. Он втерся к нам в доверие, чтобы притащить нас сюда.

– Он не мог знать, что Гламорган выпустит нас из своих лап именно на Керис.

– Он преследовал нас от самого Источника, чтобы мы от него не ускользнули, и ему довольно много известно обо всех вещах, которые мы давным-давно забыли. Он не мог допустить, чтобы мы привели подкрепление.

– Все это не имеет никакого смысла. Он хотел, чтобы мы сбежали.

– Потому что так мы оказались предоставлены самим себе, а Рыцари отвлеклись от боя, – сказала Эме. – Нам никогда нельзя было ему доверять. Он демон. Стоило догадаться.

– Но Эзра тоже ему верил, – ответила я, и при воспоминании о кровавой бане у Источника желудок мучительно сжался.

– Мы с этим разберемся. – Эме устроилась рядом с Маэль. – Как-нибудь. Они боятся нашей магии, надо этим воспользоваться, чтобы как можно быстрее вернуться домой.

Я шагнула к крошечному застекленному окну в свинцовой раме и уставилась в темноту. Мысль о том, что Эзра мог быть мертв, вызывала ужас. Но сейчас нужно думать о сестрах, а не о нашей с ним ночи. Она была прощанием, и Эзра это понимал.

Эме подошла ко мне и положила руку на плечо.

– Можем спросить маятник, жив ли еще Эзра.

– Откуда ты знаешь?..

– Я знаю, что ты думаешь о нем. Всегда.

Покусав губы, я кивнула. Я нуждалась в определенности. После этого я буду бороться за себя и своих сестер. Пусть Эзра женится хоть на сотне других женщин, мне без разницы. Пускай только не будет мертв. Мир без него казался мне немыслимым, даже если для меня он потерян. Я так давно его любила и не могла просто избавиться от этого чувства. Глаза защипало.

Эме завозилась со своей золотой цепочкой и вытащила ее из-под платья. Сестра выглядела поразительно собранной, впрочем, все это лишь маска. Она настоящая мастерица по части сокрытия своих истинных эмоций. Я даже не знала, насколько близки они успели стать с Калебом. На цепочке болтался маленький золотой кулон в форме воронки. Она вложила украшение мне в ладонь, и я села за стол, прикрыв глаза, чтобы собраться, а затем отпустила цепочку, позволив ей свободно повиснуть между большим и указательным пальцами. Дождалась, пока она полностью остановится. Пересохшим ртом я задала вопрос:

– Скажи мне, выжил ли Эзра?

Я чувствовала позади себя успокаивающее тепло Эме, но могла представить себе и неодобрительное выражение лица Маэль, поскольку она наверняка считала, что в данный момент это совершенно неважно. И тем не менее вскоре после этого ее ладонь накрыла мое второе плечо. Мы все еще вместе, мы есть друг у друга. Даже если Эзры больше нет, я никогда не останусь одна. Маятник не шевелился. Секунды тянулись со скоростью улитки. Сфокусировавшись на воронке, я мечтала заставить ее дать мне ответ, но она не торопилась. Вся комната наполнилась магией. Поначалу казалось, что волшебство только вытягивает свои щупальца, однако затем оно окутало меня, воронка наконец дрогнула и очень-очень медленно пришла в движение. С каждым размахом становясь все быстрее, она раскачивалась по диагонали с левого нижнего угла к правому верхнему и обратно. Перемещения отклика, раз определившись, уже не менялись. Впервые я обратилась с вопросом к маятнику в свой пятый день рождения – и нынешнее его движение было однозначным: «Да». Маятник выпал из руки. Меня затопило потоком бесконечного облегчения, а Эме подняла цепочку и снова надела.

Маэль сжала мне плечо.

– Хотелось бы знать, кого еще посвятили в план. Полагаю, каждого проклятого демона, ошивавшегося в нашем мире. Ни Альтаир, ни Аарванд не собирались отправлять свои армии.

– Придется исходить из этого, – согласилась Эме. – Мне любопытно, была ли Вега в курсе. И не вышла ли замуж за Эзру исключительно ради того, чтобы его защитить?

– Если да, то она определенно лучшая партия, чем получим мы, если Регулюс еще не отказался от своего безумного плана.

В течение следующих нескольких часов мы ломали голову над тем, какие у нас имелись варианты. Таких обнаружилось не особенно много, причем каждый из них оказывался менее реалистичным, чем предыдущий. Я устала и хотела есть, но не допускала и мысли о том, чтобы закрыть глаза даже на секунду. Когда в дверь постучали, я подпрыгнула. Дверь распахнулась, и не спеша вошел Калеб. За ним следовали слуги, которые внесли в комнату медную ванну. Он уже переоделся и, очевидно, помылся. Все еще влажные светлые волосы падали ему на лоб. В тусклом свете черты лица казались более острыми и резкими, чем обычно. Взгляд демона внимательно скользнул по комнате.

– Регулюс желает, чтобы у вас был более привлекательный вид, – заявил он, пока служанки наливали в ванну горячую воду. – А тут довольно неуютно.

– Ventus, – произнесла Эме с абсолютно безэмоциональным лицом, и дерево в камине охватило пламя. За исключением этого, ни одна из нас не издала больше ни звука, хотя сильнее всего мне хотелось наложить на него проклятие. В идеале такое, чтобы запечатать ему рот.

– Не делай этого на людях, – заметил он, обращаясь к Эме. – Никакой магии. Не забывай об угрозе Регулюса. Сейчас вам принесут чистую одежду и что-нибудь из еды. Если понадобится что-то еще, дайте мне знать.

– Свежий воздух, – выпалила Маэль. – Тут воняет предателем.

Калеб подошел ближе к ней:

– Следи за тем, что говоришь в этой крепости. – Не услышать предостерегающие нотки в его голосе было невозможно. – Мы не любим женщин с чересчур дерзкими ртами. И то, что ты зовешь предательством, я называю верностью своему народу. Вы отправили нас в изгнание, мы же делаем лишь то, что необходимо, чтобы обрести свободу.

Маэль не произнесла больше ни слова, но они и не требовались. Выражение ее лица говорило само за себя. От этого отвращения Калебу не избавиться.

– А теперь тебе лучше уйти. – Я встала рядом с ней. – Ты доказал своему верховному королю свою преданность. Оставь нас в покое.

– Вряд ли это возможно. – Его тон переключился с поучительного на высокомерный. – Поскольку мы с вами стали настолько хорошими друзьями, Регулюс хотел бы, чтобы я и дальше вас опекал. – Его красивые губы изогнулись в чувственной улыбке. Впервые до меня дошло, что он инкуб. Соблазнитель. И это не имело никакого отношения к его демонической форме – просто особый талант. Вот почему Регулюс именно его послал в наш мир.

– Вы пробудете в этой каморке, пока Регулюс не решит, как распорядится вами в дальнейшем, и не известит вас о своих намерениях. А до тех пор отдыхайте, день и правда был напряженным и волнительным и… – Сделав паузу, он подмигнул одним глазом. – Следующие недели будут еще интереснее. Это я вам обещаю.

Из дверного проема донесся негромкий смех. Там стоял другой демон, который, судя по всему, все это время нас подслушивал. Из-под взъерошенных белоснежных волос торчали маленькие рожки.

– Проваливай, – прошипела я Калебу. – И лучше тебе не возвращаться.

Он изобразил легкий поклон в сторону Эме, стоявшей поодаль с неестественно прямой спиной, и покинул комнату. Служанки принесли платья и подносы с едой. Они установили перед ванной ширму, после чего дверь вновь захлопнулась.

– Кто хочет пойти первой? – спросила Маэль и хаотичными движениями начала стаскивать с себя одежду. – Вот свинья. Придушила бы его. И клянусь вам, для этого мне даже магия не понадобится. Я как раз в достаточной степени ярости. – Она скрылась за ширмой, и через мгновение раздался плеск воды.

Эме не пошевелилась.

– Вы действительно считаете, что Регулюс все еще придерживается того сумасшедшего плана, о котором договаривался с Конгрегацией? – осторожно задала вопрос я, озвучивая тем самым свой самый большой страх.

– Нет смысла строить догадки, – ответила Эме. – Это лишь вселит в нас панику. Но если бы у него не имелось планов на наш счет, нас бы уже казнили или бросили в темницу. А тут для плена слишком роскошные условия.

– На эту тему можем поспорить. – Меня обрадовало, что она вернулась к своему практичному Я.

– Я думала, нас еще в тронном зале порубят на кусочки. В конце концов, они нас ненавидят как чуму, – подала голос Маэль. – Может, это даже оказалось бы наилучшим вариантом.

Это моя вина. Я привела сестер через Гламорган на Керис и сделаю все возможное, чтобы их спасти.

– То твое заклинание в зале сработало на Калебе, – задумчиво проговорила я. – Ты могла бы напасть на его, он не принимает этот самарий. – Я попыталась в точности припомнить, что сказал Калеб, когда рассказывал о наркотике.

– Но нам нельзя использовать тут магию, иначе Регулюс вырвет нам языки. – Эме сняла туфли. – И он в самом деле осуществит свою угрозу. Магия останется с нами, и даже если говорить мы больше не сможем, наши дети все равно ее унаследуют. Поторопись немного, – велела она Маэль. – нам тоже нужно помыться, и мне не хочется, чтобы в этот момент сюда заявился демон.

Эме права. Они могли нас пытать и истязать. Могли мучить и делать с нами все, что им заблагорассудится. Вряд ли у нас был какой-то выбор, кроме как подчиниться их воле.

После того как Маэль вылезла из ванны, Эме очистила и заново подогрела воду для себя. Потом подошла моя очередь. Мы переоделись в старомодные ночные рубашки и завернулись в тонкие одеяла. Маэль изучила еду и пришла к выводу, что она для нас безопасна. Поэтому каждая проглотила по паре кусочков. Долгие часы мы просидели на одной кровати, тесно прижавшись друг к дружке, изобретали невыполнимые планы и ждали. Ни одна не рискнула лечь и заснуть. И лишь когда забрезжил рассвет, Эме решила заклинанием запереть дверь изнутри.

– Protecto Portus, – пробормотала она, несмотря на предупреждение Калеба, и только тогда мы отважились наконец поспать.

* * *

Когда я проснулась, огонь уже потух и в камине тлели угольки. Я ужасно замерзла, хотя прямо у меня за спиной лежала Эме. Маэль в какой-то момент перешла на собственную постель, и теперь из-под одеяла торчали лишь ее светлые волосы. Обе они еще крепко спали. Секунду я размышляла о том, чтобы просто перевернуться на другой бок и снова задремать, но во сне демоны гнались за нами по лабиринту и вонзали свои острые клыки в мою плоть. Невзирая на мороз, при воспоминании об этом кошмаре на лбу мгновенно выступил пот. Из-за двери доносились шаги, но ручку никто не поворачивал. Я негромко шепнула заклинание и убрала блокирующие чары. А потом натянула одеяло до самого подбородка и подумала о теплых солнечных деньках в Броселианде. Удастся ли нам когда-нибудь вернуться? Кончики пальцев коснулись края одеяла.

– Calor. – Одеяло согрелось, и Эме тихонько вздохнула. Поднявшись на ноги, я согрела одеяло Маэль. Она чуть пошевелилась и укуталась в него сильнее. Несмотря на безвыходную ситуацию, в которую мы угодили, я не сдержала улыбку. Пока мы вместе, я не позволю себе сдаться. Затем медленно побрела к окну, не уверенная, какой вид откроется мне за ним.

В небе сияло солнце, однако, несмотря на это, было не очень светло. У подножия крепости раскинулась просторная долина. Я перевела взгляд на двор, где царила беспокойная суета. Ворота замка раскрыли нараспашку, сквозь них внутрь въезжали доверху загруженные повозки. Прямо под одной из массивных стен извивалась широкая река, над которой нависал хорошо охраняемый мост. По другую сторону долины возвышались огромные, непроходимые горы.

Значит, вот он, скрытый континент. Место, где поселились бы ведьмы и колдуны, если бы Мерлин не отдал его демонам. Я почти понимала гнев Конгрегации. Из-за наших способностей нормальные люди всегда вели на нас охоту, а здесь мы могли бы жить в мире и покое. Возможно, тогда не было бы утрачено так много знаний и навыков. Древние ведьмы и колдуны владели куда большей магией, нежели мы, современные. Только сейчас мне в глаза бросилась туманная дымка, висящая в воздухе. В моем мире ее ошибочно приняли бы за смог, но я сомневалась, что на Керисе существовали автомобили и самолеты. Так что же на самом деле загрязняло тут воздух? Мое внимание привлекло какое-то движение на горизонте. К замку с захватывающей дух скоростью приближалось несколько темных пятен. И стоило мне сообразить, что это такое, как я отпрянула от окна на шаг. Пять драконов разных цветов готовились приземлиться. С крепостных башен взлетели грифоны и понеслись им навстречу. Их крик пробивался даже через закрытые окна. Впрочем, драконам это не помешало, и они сели где-то вне поля моего зрения. Неосознанно я вспомнила о драконе, который защитил меня от демонов в нашем саду и исцелил мою рану. Почему он вообще обладал такой способностью? С тех пор столько всего стряслось, что я ни разу об этом не задумалась. Теперь же оно казалось мне совершенно необъяснимым. Это ведь было волшебство, а демонам магия недоступна.

Прислонившись к оконной раме, я сжала губы, потому что они задрожали. Как нам отсюда выбраться? Неровные горные склоны выглядели неприступными. Разве что ты умел летать. Единственный известный мне путь в наш мир находился в Коралисе. Почему богини так с нами поступили? Всему виной мой отказ остаться с ними? Спасла бы я сестер, если бы согласилась стать их послушницей?

В стародавние времена, прежде чем распространилось христианство, магически одаренные и демоны являлись естественной частью мира. Как и среди людей, некоторые из них были добрыми, другие, наоборот, злыми. Многие демоны даже помогали людям. Однако затем все внезапно переменилось. Люди стали более боязливыми и суеверными. Перестали делать различия между хорошими демонами и плохими. Неожиданно в их глазах остались лишь «другие». Существа, которые отличались от них и которых они опасались. Ответственность за все, что шло не так, ни с того ни с сего возложили на них. Неважно, молоко ли скисло или ребенок умер загадочной смертью. Испортилась ли погода или случился неурожай. Виноваты всегда оказывались «другие». Сначала демоны, а после того как их изгнали на Керис, мы – одаренные. Закрадывалась мысль, что людям необходим кто-то, кого можно ненавидеть.

Демоны подготовили Эзре ловушку, и он в нее попался. Когда он впервые встретился с Калебом? Эзра рассказывал, что пытался убить Калеба. Вот бы тогда он так и сделал. В этом случае демону не удалось бы завоевать его доверие. Теперь за ту ошибку расплачивались все мы. Тайного союза с Аарвандом Коралисским не существовало и в помине. Князь никогда не отворачивался от верховного короля. Он преподнес нас своему правителю на блюдечке с голубой каемочкой. И как бы мне ни хотелось внушить себе иное, Калеб никогда не был на нашей стороне.

Позади меня что-то зашевелилось, и я оглянулась. Эме потерла глаза.

– Привет, – сказала я. Она поднялась и присоединилась ко мне у окна, а Маэль натянула одеяло на голову. Я улыбнулась. Некоторые вещи никогда не менялись, а Маэль всегда любила подольше поспать. Эме встала возле меня.

– Что ж, вот как выглядит Керис.

Я кивнула:

– Мы должны бежать.

Одной рукой сестра обняла меня за плечи:

– И мы сбежим.

Мы втроем уже так много всего преодолели, однако ничто из этого не было настолько ужасным, как нынешнее положение.

– Только нужно собраться с силами и сохранять трезвый рассудок, – добавила она. – Плевать, что они будут с нами делать. Необходимо не допустить, чтобы нас разлучили.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации