Электронная библиотека » Марина Соколова » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Машинка времени"


  • Текст добавлен: 14 января 2014, 00:31


Автор книги: Марина Соколова


Жанр: Детская проза, Детские книги


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Марина Соколова
Машинка времени

Любава мечтала о машине времени с раннего детства. Но ей пришлось долго ждать, пока Папа её изобретал. «Я подгадал ко дню твоего рождения», – неловко оправдывался Папа. «Лучше бы ты подгадал ко Дню России», – заметила патриотически настроенная Мама. Папа возразил, Мама не уступила, и они начали выяснять, какой день в году самый лучший.

Проскользнув незаметно в Папин кабинет, Любава с замиранием сердца рассматривала изобретение. Машина времени была похожа на Бабушкину швейную машинку, только ручка у неё была очень длинная. Любава её узнала просто потому, что других изобретений в кабинете не было. Девочка не удержалась – и покрутила деревянную ручку. За этим занятием её застал взъерошенный Папа. Испустив душераздирающий вопль, он бросился к машине времени и уцепился за ручку. Послышался хруст, треск, звон, после чего изобретение превратилось в металлолом, а Папа – в самого несчастного человека на белом свете.

«Это не машина, это… машинка времени», – подобрала Мама подходящее выражение. «Я с таким трудом её изобрёл», – пожаловался понурый Папа. «Ремонтировать намного легче», – успокоила его Мама и, подмигнув Любаве, спешно покинула кабинет. Заинтригованная девочка не заставила себя долго ждать.

«Пока Папа чинит машинку времени, мы с тобой подумаем, как лучше её использовать», – Мама вопросительно взглянула на Любаву. «И чего тут думать? – пожала плечами девочка. – Если бы Папа изобрёл утюг, мы бы гладили бельё. А поскольку он изобрёл машинку времени, мы отправимся путешествовать во времени». Мама без колебаний согласилась с дочерью, что случалось крайне редко. «Я предлагаю отправиться в трёхтысячный год», – задумчиво произнесла Любава. «Лучше в 2080», – тут же оспорила Мама. «Почему именно в 2080?» – полюбопытствовала девочка. «Потому, что я так хочу», – объяснила Мама тоном, не терпящим малейших возражений.

Дискуссия закончилась вовремя, так как на пороге комнаты возник довольный Папа, согнувшийся под тяжестью машинки времени. «Когда едем?» – правильно поняла Мама. «Хоть сейчас, – с готовностью отозвался Папа. – Только ехать не обязательно. Достаточно покрутить ручку». «Давайте вызовем из Африки Наташу», – предложила Мама. «Ни в коем случае!» – замахала руками Любава. (Девочка дулась на сестру за то, что она не взяла её с собой в Африку.) «Ты не должна обижаться на Наташу, – заметила Мама. – Твоя сестра родилась обезьянкой. Время от времени она общается с шимпанзе, потому что её зовёт голос предков». «А я считала, что наши предки – это вы с Папой», – необдуманно сказала Любава.

Теперь настала очередь Мамы обижаться на невоспитанную дочь. Атмосфера накалилась, и в воздухе запахло грозой. «Любава права, – вмешался в разговор задыхающийся Папа, не выпускающий из рук бесценное детище. – Все мы – чьи-нибудь предки». «Папа тоже прав, – поддержала его девочка. – Это ты меня недовоспитала». «Я тебя породила, я тебя и воспитаю, – пообещала Мама, – в 2080 году». «Зачем же так долго ждать?» – удивился Папа. «Ждать не будем ни минуты, – решительно заявила Мама. – Дело не терпит отлагательства. Сейчас же отправляемся в путешествие во времени. Совершим пробную поездку. А в следующий раз захватим с собой Наташу». «Не надо никуда ехать, – натужно произнёс Папа. – Положите сюда правые руки ладонями вниз». По указанию изобретателя Мама и Любава обхватили гладкую ручку в нужном месте. Папа на полусогнутых ногах привёл машинку в действие – и через мгновение путешественники, не сходя с места, перенеслись в будущее.

«Ты куда подевал мой изумительный персидский ковёр?» – металлическим голосом спросила Мама. «… а потом выложил пол плиткой», – Любава издевательским тоном продолжила Мамину мысль. «У меня появилась идея, – Папа горделиво выпятил грудь. – Взгляните-ка на календарь». «Картинка совсем другая, – констатировала Мама. – И год почему-то 2080». «В начале века ты быстрее соображала, – со вздохом признала Любава. – Дело в том, что мы перенеслись в будущее». «Я немедленно принимаюсь за твоё воспитание», – строго взглянув на дочь, Мама аккуратно закатала рукава. Но Любава очень не любила, когда её воспитывали. «Я сбегаю к соседям за солью», – одним духом выпалила девочка и, толкнув входную дверь, оказалась на лестничной площадке. Подъезд заворожил Любаву своей белизной: белые стены, белые перила, и даже пол – абсолютно белый. Не тратя времени на бесполезное изумление, девочка постучала в ближайшую белую дверь. Не дождавшись реакции, она нажала на белый звонок. Вместо привычной трели раздался поросячий визг, послышались частые шаги, дверь бесшумно раскрылась – и Любава увидела симпатичную девочку… с поросячьим пятачком на месте носа. «Одолжи, пожалуйста, соли», – попросила гостья из прошлого, стараясь держать себя в руках. «Сначала давай познакомимся, – смутилась необычная девочка. – Меня зовут Хрюша. А ты, наверное, внучка Бабушки Любавы? Ты на неё очень похожа». «Наверное, – предположила Любава. – Меня, кстати, так же зовут. А ты знаешь, на кого похожа ты?» «Конечно, знаю. Все говорят: я – вылитая Мама». «И кто же у тебя Мама?» – опешила Любава. «Как – кто? Главный специалист по глобальному потеплению», – кичливо произнесла Хрюша. «Так оно всё-таки произошло…» – осенило светлую головку. «Ты с Чукотки, что ли? – наморщила Хрюша узкий лобик. – Мама говорит, что там ещё бывает снег». «А у вас не бывает?» – недоверчиво спросила Любава. «Нет, у нас сплошные проливные дожди», – тяжело вздохнула Хрюша.

Любаве необходимо было переварить всю эту информацию. Она пробормотала нечто невразумительное и побежала к Маме с Папой. «Что стряслось, доченька?» – взволнованно спросила Мама, взглянув на перекошенное лицо дочери. «Здесь… глобальное потепление», – выдавила из себя Любава. «Да ну!» – обрадовался Папа. «Ты чему радуешься?» – возмутилась Мама. «То есть как это? – засуетился Папа. – Надо срочно собирать информацию. Вернёмся домой с научным багажом. Может быть, удастся предотвратить глобальное потепление». «Не удастся», – отрезала Мама. «А ты откуда знаешь?» – саркастически спросила Любава. «Отсюда, – подчёркнуто спокойно ответила Мама, – из будущего». «Ты, к сожалению, права, – расстроился Папа. – Но всё-равно будем действовать и обогащать науку. Что мы можем извлечь из квартиры?» «Из квартиры ничего нельзя извлекать, – предупредила Мама. – Это уголовное преступление». «Это же наша квартира», – напомнила Любава. «У себя тоже нельзя воровать», – стояла на своём Мама. «Я же не в этом смысле! – рассердился Папа. – Я имею в виду полезную информацию». «Ковры заменили плиткой, – заметила Мама. – Помогает от глобального потепления. А ещё занавеску поменяли на жалюзи». «Доченька, а ты ничего особенного не заметила?» – Папа вооружился ручкой и записной книжкой. «Заметила, – припомнила Любава. – У них весь подъезд белый». «Белые дома тоже помогают от глобального потепления», – объяснила информированная Мама. «А ещё наша соседка Хрюша напоминает поросёнка», – поделилась впечатлениями Любава. «Хрюша должна напоминать поросёнка, – с умным видом растолковал Папа. – Было бы странно, если бы она напоминала оленя». «Но она – человек!» – вспылила Любава. «Значит, у неё родители – наркоманы», – внесла ясность всезнающая Мама. «А как ты объяснишь то, что я сама напоминаю Хрюше какую-то Бабушку Любаву?» – напряглась девочка в ожидании ответа. «А откуда эта Бабушка?» – в свою очередь напряглась Мама. «Откуда, откуда…

Отсюда», – проворчала Любава, как маленькая старушка. «Тогда всё абсолютно ясно, – в растерянности проговорила Мама. – Ты похожа на саму себя… в старости». «Ты хочешь сказать, что Бабушка Любава – это я в 2080 году?» – обомлела девочка. «Да…» – заикаясь, подтвердила Мама. «А где тогда вы в 2080 году?» – полюбопытствовала Любава. «Думаю, что нигде, – тихо сказала Мама. – Думаю, что мы умерли». «Это ещё не известно», – почему-то обиделся Папа. «Да, конечно, – согласилась Мама. – Но я бы предпочла, чтобы мы уже умерли». «Лучше подумай о том, что мы скажем при встрече Бабушке Любаве», – сменил тему Папа. «Я не хочу с собой встречаться!» – воспротивилась Любава. «Мы тоже не хотим встречаться… с Бабушкой Любавой», – уверила её Мама. «И что же нам делать?» – почесал в затылке Папа.

В этот момент поблизости залаяла собака. «Что это такое? У нас не было никакой собаки», – запуталась Мама. «Пойду посмотрю», – проявила инициативу Любава. Оказалось, что в прихожей лаял звонок. «Кто там?» – вполголоса спросила девочка. «Хрю-хрю, это я, Хрюша», – послышалось за дверью. Действительно это пришла Хрюша… в купальнике. В розовой ручке она держала солонку. «Мне очень стыдно перед тобой, – призналась Хрюша. – Я понимаю, что пожадничала. У вас на Чукотке, должно быть, много соли. А у нас каждый кристаллик на счету». Любава подумала, что Хрюша может послужить источником научной информации. Со словами «проходи, проходи, я тебя с родителями познакомлю» она втащила соседку в квартиру и выставила для обозрения Мамы с Папой. Судя по их лицам, Хрюша произвела на них сильное впечатление. «Бедная девочка, – прослезилась Мама. – Что же они с тобой сделали?» «Кто?» – Хрюша обернулась назад в поисках нечистой силы. «Родители, конечно», – не унималась Мама. «Я знаю, что вы с Чукотки. Но это не даёт вам права оскорблять моих родителей», – Хрюша смешно зашмыгала поросячьим пятачком. «Ты меня неправильно поняла… – запнулась Мама. – Я очень сочувствую твоим родителям – наркоманам. Но почему они не лечатся? У нас… на Чукотке я бы поспособствовала». «Мои родители – не наркоманы!» – вскричала Хрюша и завизжала, как настоящий поросёнок. Папа остолбенел, а Мама послала Любаву на кухню за желудями. «Свиньи, как и люди, всеядные», – наставительно сказала девочка – и зашагала на кухню. В холодильнике она обнаружила обычный набор продуктов, раскинула мозгами и остановилась на бананах.

Когда Любава протянула Хрюше бананы, та перестала визжать, сморщила розовое личико и произнесла странную фразу: «Эти ням-нямы мне на острове надоели». Мама благоразумно промолчала, а Любава решила отвести разговор в сторону: «Вы представляете, в Подмосковье наблюдается дефицит соли». «И не только в Подмосковье, – с жаром подхватила Хрюша. – Практически во всей стране. Моя Мама говорит, что раньше соль добывали из морской воды. Но когда арктические льды растаяли и влились в Мировой океан, он фактически стал пресным, и запасов соли на Земле осталось очень мало. Вероятно, у вас на Чукотке много залежей соли?» Папа весело рассмеялся, а Мама членораздельно произнесла, глядя ему прямо в глаза: «У нас на Чукотке соли хоть отбавляй». «Вы извините, что я не сдержалась и вышла из себя», – Хрюша потупила поросячьи глазки. «Это моя вина, – признала ошибку Мама. – Но я не хотела оскорбить твоих родителей». «Я им ничего не скажу. Главное, чтобы не оскорбились комнатные растения». У Папы глаза полезли на лоб, а Мама, бросая на него красноречивые взгляды, завела разговор издалека: «Дело в том, Хрюша, что у нас на Чукотке комнатные растения совсем не обидчивые. (Любава прыснула в ладошку.) Может быть, ты нам расскажешь про ваши растения? На кого они обижаются?» «Они – как мы, – охотно поделилась Хрюша. – Кто обижает, на того и обижаются. Их нельзя нервировать ни в коем случае. А то они впадут в стресс и начнут выделять много метана. Моя Мама говорит, что метан усугубляет глобальное потепление». «Но в квартире совсем не жарко», – подметила Мама. «Что же в этом удивительного? – недоуменно спросила Хрюша. – Повсюду установлены кондиционеры. Но улицу кондиционерами не охладишь. Моя Мама говорит, что, если бы вовремя позаботились об искусственном охлаждении, то сейчас бы не было столько проблем».

Неожиданно Хрюшин карман заквакал, а она сама снова захрюкала.

«Так квакает только Бабушка Любава», – радостно сказала будущая соседка, вынула из кармана маленький мобильник и приложила к замысловатому ушку. «Здравствуйте, Бабушка Любава, – вежливо поздоровалась Хрюша. – Очень приятно. А то мы по вам соскучились. А вы поговорите с вашей внучкой. Её тоже зовут Любава, и она приехала с Чукотки вместе со своими родителями».

Любава невольно отпрянула, но отступать было некуда. Со смешанными чувствами она взяла телефон из рук Хрюши – и вместо лягушачьего крика услышала свой собственный, хотя и дребезжащий голос: «Любавочка? Здравствуй, внученька. Что-то я тебя не припомню. Совсем выжила из ума, старая. Ничего, скоро встретимся». «А ты где находишься, Бабушка?» – не своим голосом спросила Любава. «Где нахожусь? У Мамы с Папой. Что-то я загостилась. В полночь вернусь – наговоримся всласть». «Мама! Вы с Папой живы!» – во всю мочь закричала Любава. «Тише, тише, – Папа приложил палец к губам. – А то у растений будет стресс».

По-видимому, от жителей Чукотки Хрюша ожидала любых неожиданностей. Вернув на место мобильный телефон, она с интересом всматривалась в лица непрошеных гостей. «Да, чукчи заметно отличаются от нас», – задумчиво произнесла Хрюша. «Это вопрос дискуссионный, – с пол-оборота завёлся Папа. – Уничижение северных народов…» «Ты права, девочка, – перебила его Мама. – Мы сильно отличаемся от жителей Подмосковья. Значит, Бабушка Любава вернётся к полуночи?» «Ровно в полночь, – уточнила Хрюша. – Бабушка Любава очень пунктуальная». «А она не боится темноты и преступников? Почему бы ей не вернуться пораньше? Или у вас так поздно летают самолёты?» «Самолёты летают каждый час в течение суток, – обстоятельно разъяснила Хрюша. – Только Бабушка Любава приплывёт из Москвы на гондоле. Она очень храбрая и боится одной жары, которая портит её немолодое здоровье. Поэтому она прибудет, когда жара окончательно спадёт». «А который сейчас час?» – поинтересовалась Мама. «Только что мои часы прохрюкали 15.00. Пора отправляться на работу», – напомнила себе Хрюша. «В нашем распоряжении ещё целых девять часов. Вполне достаточно для сбора научной информации», – подсчитал Папа. «А сколько лет у вас живут люди?» – спросила любознательная Мама. «Вообще человеческий организм рассчитан природой на 120 лет, но в Подмосковье люди живут намного дольше». «А глобальное потепление не укорачивает жизнь?» – заинтересовался Папа. «Потепление укорачивает, а генетики удлиняют. Наша генетическая наука шагнула далеко вперёд». Хрюша приосанилась и стала больше похожа на человека и меньше – на поросёнка. «Ты обратила внимание на то, какие появились интересные маршруты?» – Папа без устали строчил в свою записную книжку. «Ты обратил, а я не обратила? – Мама боролась за первенство изо всех сил. – Хрюша, скажи, пожалуйста, вы проложили из Москвы водный путь?» «Ничего мы не прокладывали. Он сам проложился. Не знаем, куда спрятаться от воды. Ливни совсем замучили. А вы сами на чём приехали?» «Мы перенеслись», – разоткровенничался Папа. «… на самолёте», – дополнила его Мама. «А где ты работаешь?» – полюбопытствовала Любава. «Сегодня все учащиеся лицея работают на сборе бананов», – без энтузиазма сообщила Хрюша. «Где – в Африке?» – усмехнулась Любава. «Зачем же так далеко? – серьёзно отреагировала Хрюша. – У нас в Подмосковье их полным-полно».

«В Подмосковье развели бананы?» – Папа что-то черкнул в записную книжку. «Одни развели, другие сами развелись, – раздражённо сказала Хрюша. – А на Чукотке нет банановых плантаций?» «Думаю, пока нет. Но надо будет проверить», – пробормотал Папа. «По крайней мере, мы их там никогда не видели», – вывернулась Мама. «Извините, мне пора на работу, а то ещё опоздаю. Если вы не против, я позвоню прямо сейчас, вызову гондолу», – не сомневаясь в ответе, Хрюша достала из кармана мобильный телефон. «Любава, а ты не хочешь составить Хрюше компанию? – умоляющим голосом спросил Папа. – Представляешь, какое поле научной деятельности?»

«Ты думаешь?» – засомневалась девочка. «Какие могут быть сомнения?» – вопросом на вопрос ответил восторженный Папа.

Дождавшись, когда Хрюша заказала гондолу, Любава напросилась ей в помощницы. «Побольше бы в Подмосковье чукчей приезжало», – одобрила Хрюша и велела Любаве переодеться. «Разве джинсы не подходят?» – недовольно буркнула девочка. «Конечно, не подходят. Нужен купальник, как у меня», – распорядилась Хрюша. «С каких это пор купальник стал рабочей одеждой?» – ехидно спросила Любава. «С давних, – Хрюша округлила поросячьи глазки. – А на Чукотке разве не носят купальники?» «Носят – меховые», – сострила Любава. «Она хотела сказать, что чукчи ходят в шкурах», – Мама поправила остроумную дочь и украдкой погрозила ей пальцем. «Я вас так понимаю, – заволновалась Хрюша. – Здесь некоторые мужчины перешли на набедренные повязки. И женщины собираются. Совсем жара одолела». «Может быть, ты мне одолжишь свой купальник?» – смирилась Любава. «Пожалуйста, у меня их много – выбирай любой», – расщедрилась Хрюша. Пока Любава примеряла купальники, по вызову прибыла гондола. «Гондольер берёт по десятке за каждую минуту простоя», – поторопила напарницу Хрюша.

Между тем гондольер, не тратя даром драгоценное время, запел арию Риголетто из одноимённой оперы Верди. Итальянская речь лилась свободно и проникновенно и проникала во все щели и во все души. «Может быть, Италия присоединилась к Подмосковью?» – с надеждой подумала Любава и потянулась к прекрасной мелодии, как бабочка – к яркому цветку. Девочка пулей вылетела из подъезда – и чуть не упала в воду. «Вода, вода, кругом вода», – напела Любава любимую песню своей Бабушки, которую тоже звали Любавой. Девочка ошарашенно оглядывалась по сторонам. На самом деле воды было гораздо больше, чем земли. На островках возвышались затейливые белоснежные домики, а между ними плавали обычные и парусные лодки вперемешку с белоснежными лебедями. «А где же голуби и воробьи?» – промямлила Любава. «Улетели на север, – скороговоркой ответила запыхавшаяся от быстрого бега Хрюша. – Садись скорей в гондолу, а то время хрюкает… я хотела сказать – тикает». На гондоле Любава заметила знакомые шашечки, которые в её родном Подмосковье отличали такси от всех остальных машин. Под шашечками красовалась надпись: «Вас обслуживает Гвидо Гольдони». «Вы таксист?» – спросила девочка у молодого красивого гондольера с густым волосяным покровом и с длинными обезьяньими руками. «Нет, я гондольер, – грустно ответил обезьянообразный человек. – Все мужчины в нашем роду были гондольерами». «Никогда не думала, что гондольер может превратиться в обезьяну», – действительно не подумав, сболтнула девочка. «Подмосковные жители так не выражаются», – осуждающе произнёс одичавший мужчина. «Она с Чукотки в гости приехала», – заступилась за Любаву сердобольная Хрюша. «То-то я смотрю, она напоминает мою Прабабушку Джину», – закивал головой Гвидо. «А она тоже с Чукотки?» – загорелась любопытством Любава. «Нет, она жила в Венеции», – опечалился гондольер. «Так вы, значит, из Венеции?» – пришла в восторг Любава. «Ты где учишься?» – гондольер пристально посмотрел на девочку. «В лицее», – не покривила душой Любава. «Вы историю изучаете?» – продолжал допытываться Гвидо. «Более или менее», – на всякий случай ответила Любава. «Чукчи разве не знают, что Венеция ушла под воду?» – с надрывом в голосе спросил юноша. «Вот это да! Как Атлантида? Извините, пожалуйста…» – опомнилась девочка. «Я теперь понял, почему ты напоминаешь мою Прабабушку Джину, – сообразил гондольер. – У вас на Чукотке нет сильной солнечной радиации, поэтому вы сохранили человеческий облик». Гвидо хмуро посмотрел на свои обезьяньи руки.

«Вы ошибаетесь, – пожалела его Любава. – У нас далеко не все сохранили человеческий облик. Мама уверяет, что ей только предстоит сделать из меня человека».

Хрюша, нетерпеливо переминавшаяся с ноги на ногу, наконец, не выдержала:

«Уважаемый Гвидо, во-первых, я опаздываю на работу, а во-вторых, у меня нет столько денег, чтобы оплатить десять минут простоя». «Да, конечно, – спохватился гондольер. – Вы не переживайте. Оплачивать простой не надо: это моя вина. Что касается работы, я вас домчу в мгновение ока: сейчас только включу сирену». Тотчас на загнутом носу гондолы зажглась мигалка, на борту завыла сирена – а Гвидо ловко заработал единственным веслом. Водное такси, не отягощённое весом двух пассажирок, рвануло вперёд – по направлению к банановому островку. Не только лодки уступали ему дорогу, но также и лебеди по усвоенной привычке своевременно отплывали на безопасное расстояние.

«Когда нам нужно прибыть на место?» – поинтересовалась Любава. «Сбор бананов начинается в половине четвёртого», – обеспокоенно ответила Хрюша. «А почему так поздно?» – Любава вспомнила о своей научной миссии. «Сосем не поздно, – возразила Хрюша. – До трёх часов мы выходим из дома только по особой необходимости. Опасаемся солнечной радиации».

Хрюша прижалась к Любаве и зашептала ей на ухо: «Ты знаешь, у меня обозначился хвостик. Наши модельеры говорят, что хвосты входят в моду. Но мне это совсем не нравится. Ты меня понимаешь? Хрю-хрю?» «Хрю-хрю», – солидарно прохрюкала Любава – и прикусила себе язык. Собравшись с духом, она задала наболевший вопрос: «Скажи, пожалуйста, Бабушка Любава очень на меня похожа? Я хотела спросить: у неё нет хвостика?» «Точно не знаю, – прошептала в ответ Хрюша. – Но думаю, что нет. Бабушка Любава родилась до глобального потепления и в целости сохранила человеческие черты». У Любавы отлегло от сердца, и она завертела головой, впитывая научную информацию. «А куда подевались подмосковные леса?» – ужаснулась девочка. «Их вырубили, как только началось глобальное потепление, – вступил в разговор гондольер. – Лжеучёные пришли к выводу, что деревья выделяют в атмосферу слишком много метана». «Моя Мама всегда отстаивала противоположную точку зрения, – у Хрюши задрожали губки и пятачок – одновременно. – Она говорит, что как раз вырубка джунглей ускорила глобальное потепление».

«Всё – приплыли», – с досадой произнёс Гвидо. Гондола затормозила и упёрлась в корму впереди стоящей лодки. «Это надолго», – убеждённо сказал гондольер. «А вы как следует помигайте», – взмолилась расстроенная Хрюша. «Бесполезно. Мы в пробке». «Что же делать? Мы же опоздаем», – в голосе Хрюши задрожали слёзы. «Единственный выход из положения: перебирайтесь с лодки на лодку, таким образом вы преодолеете пробку, а там – до бананового островка – рукой подать». «На абордаж!» – кликнула клич Хрюша – и полезла на ближайшее плавучее средство. Пассажиры водного транспорта, смахивавшие на разных представителей животного мира, гримасничали и брюзжали что-то невнятное. Однако активного сопротивления они не оказывали, и девочки, шаг за шагом, добрались до виновника пробки. Им оказался косолапый лодочник. Он опрокинул свою лодку и, демонстрируя медвежью силу, пытался вернуть её в рабочее состояние. Из полицейского катера горе-лодочника вразумляли водные полицейские, но нарушитель упорно делал своё дело, время от времени сотрясая воздух звериным рёвом. «И что же дальше?» – оробела Любава.

«До бананового островка несколько минут брассом, – прикинула Хрюша. – Если не поторопимся, непременно опоздаем. Ну что – поплыли?» «А как же полиция?..» – замялась Любава. «Ей сейчас не до нас», – решилась Хрюша и, взмахнув руками, бросилась в воду. Любава не отставала от приятельницы, хотя ей было трудно быстро загребать по-собачьи. Справа её обогнала лохматая дворняжка. Любава подивилась тому, как собачка ловко перебирала лапками, и попробовала ей подражать. «Гав-гав», – приветствовала девочку дворняжка. «Гав-гав», – откликнулась Любава. Вдруг по её горячему телу забегали мурашки. Любава взглянула на свои мелькающие руки, и ей показалось, что они превратились в собачьи лапки. Девочка помотала головой, прогоняя наваждение: «Какой бред! Хрюша сказала, что Бабушка Любава ни в кого не превратилась». «Она, может быть, не превратилась, а ты, может быть, превратишься», – опроверг её мысли злорадный внутренний голос. «Наверное, нам не следует задерживаться в будущем. В прошлом как-то спокойнее, – рассудила Любава. – Вот соберу научную информацию на банановом острове – и сразу назад. Главное: ни в коем случае не встречаться с Бабушкой Любавой».

Как только путешественница приняла твёрдое решение, она сразу же ступила на твёрдую почву. Её взору открылся настоящий банановый рай. Ухоженные бананы радовали глаз обилием зеленоватых плодов. Разве Любава могла вообразить, что через три часа каторжной работы рай превратится в банановый ад? Девочка рискнула поднять тяжёлую банановую кисть – и надорвала поясницу. Она попыталась срезать фрукты кривым ножом – и порезала себе палец. В придачу ко всем бедам Любава так объелась недозрелыми бананами, что у неё заболел живот. Превозмогая боль, она доковыляла до Хрюши и хриплым голосом спросила, когда закончится рабочий день. «Утомилась? – посочувствовала Хрюша. – Рабочий день у нас заканчивается в два часа ночи. Восемь часов работы плюс получасовой перерыв на ужин». Любава внутренне содрогнулась, но виду не подала. Она не могла себе позволить уронить авторитет чукчей в глазах подмосковных жителей. Кроме того, ей было стыдно перед неунывающими «каторжниками», которые отбывали «каторгу» без видимых усилий. Мускулистые подростки с обезьяньей ловкостью орудовали двухметровыми шестами с двумя стальными крючьями. Они работали в парах и общались с помощью обезьяньих жестов. Любавины ровесницы играючи сортировали связки по размеру и качеству, а затем укладывали слоями в картонные коробки с пластиковым заполнителем.

Сжав зубы, Любава присоединилась к сборщицам и с научной целью навострила ушки. Повизгивая и похрюкивая, девочки без устали щебетали о насущных делах. Любава записывала на корочку головного мозга услышанные сведения, чтобы впоследствии передать их Папе. Впрочем, глобальным потеплением говоруньи интересовались мало. Разговоры крутились в основном вокруг бананов. Причём девочки называли их «ням-нямами» в переводе с креольского языка. Любава узнала о пятнистости листьев и о других страшных банановых болезнях, об опасных нематодах и чёрных долгоносиках, которые всячески изгаляются над беззащитными растениями.

Нескончаемые ужастики прервали удары в гонг. Девять раскатистых ударов оповещали о девяти часах вечера и о перерыве на ужин. На горизонте появилась Хрюша и увела Любаву в банановое кафе. Столики располагались под банановыми растениями, а посетителей кормили исключительно банановыми блюдами. «Может быть, Подмосковье стало „банановой республикой?“» – язвительно спросила Любава. «Пока нет, – откровенно ответила Хрюша. – Так называемые „банановые республики“ делятся с нами неоценимым опытом. Например, мы позаимствовали у них бесчисленные кулинарные рецепты». Хрюша кисло улыбнулась и заказала себе на ужин банановое пюре, банановые оладьи и банановый кофе. «Для чего так много бананов?» – задала Любава детский вопрос. Но Хрюша дала абсолютно взрослый ответ: «В частности, на случай внезапно начавшегося голода. Следуя примеру Полинезии, мы заготавливаем бананы впрок. Выкапываем в земле яму, выкладываем её листьями бананов и геликонии. Очищенные бананы заворачиваем в листья геликонии и раскладываем слоями. Верх также покрываем банановыми листьями, а потом насыпаем землю и камни. Ямы оставляем закрытыми до тех пор, пока бананы не перебродят».

Получив исчерпывающий ответ, Любава приступила к изучению меню. Оно поражало воображение богатством и разнообразием: бананы варёные, жареные и печёные, банановые торты, пироги, желе и даже банановый мёд.

Любава выбрала салат из ням-нямов и банановое мороженое. Доев мороженое, девочка ощутила прилив бодрости и подъём настроения. «Кажется, я выздоровела», – вслух подумала Любава. «Это естественный процесс, – назидательно сказала Хрюша. – На банановых уроках мы проходили полезные свойства бананов. Они улучшают самочувствие, дают длительное повышение энергии, снижают нервозность и питают мозг».

«Только ты почему-то разговариваешь без подъёма», – молча подумала Любава – и вздрогнула от удара в гонг. «Перерыв окончен. Надо поторапливаться. Через полчаса – полночь», – Хрюша энергично встала из-за стола. «Ты что-то путаешь, – снисходительно сказала Любава. – Сейчас половина десятого, а полночь наступает в 24.00». «Но у нас нет двадцати четырёх часов», – рассмеялась Хрюша. «Как это нет, если есть полночь?» – ошеломлённо спросила Любава. «Полночь есть, только она наступает в 22 часа, потому что в сутках – 22 часа». «Это с каких пор? – разинула рот Любава. – А у нас… на Чукотке в сутках 24 часа». «Надо же, как повезло, – позавидовала Хрюша. – И снег идёт, как в начале века, и сутки длиннее на 2 часа». «Что же всё-таки произошло?» – продолжала выведывать Любава, выполняя Папин наказ. «А вы разве в школе не проходили? (Любава отрицательно покачала головой.) Ну, тогда слушай. В начале века угол наклона оси Земли относительно плоскости Земля – Солнце был приблизительно равен 23,5 градусам. Эта величина была довольно стабильна, но имела незначительные смещения. Из-за глобального потепления периодические изменения угла наклона земной оси усилились, а скорость вращения планеты увеличилась. Следовательно, сутки стали короче – пока на два часа». «Так чего же мы ждём? – ахнула Любава. – Надо срочно возвращаться домой». «Как – домой? – подняла Хрюша рыжие бровки. – Рабочий день продолжается. Хотя… если ты спешишь, я сейчас же вызову гондолу. Я остаюсь здесь, а ты иди на остановку». «Спасибо, Хрюша, – сердечно поблагодарила Любава. – Я тебя никогда не забуду». «Но мы ведь ещё увидимся», – растроганно хрюкнула Хрюша. «Конечно, и очень скоро. Только ты меня вряд ли узнаешь», – непонятно ответила Любава и, смахнув слезу, заспешила к остановке гондол.

Гондольер, помахивая веслом, насвистывал «Очи чёрные». «Вот это сервис», – оценила девочка и попросила гондольера поторопиться. Пётр (так было написано на гондоле) огорчённо присвистнул: «Вы, барышня, видать, не здешняя. Я, конечно, сделаю всё, что от меня зависит, но большой скорости не обещаю. Мы с вами попадаем в самый что ни на есть час пик». «Так поздно?» – не поверила Любава. «Хотите – верьте, хотите – нет, – уловил настроение гондольер. – Для кого – поздно, а для туристов – самое время». «Вы не обижайтесь на меня, Пётр, – извинилась Любава. – Я, действительно, приехала издалека. А что – в Подмосковье много туристов?» «Много – и продолжают прибывать. Голландию затопило – ихние туристы перебрались к нам. А после того, как итальянская Венеция исчезла под водой, со всех мест едут в Подмосковье посмотреть на северную Венецию. Другой теперь нет».

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации