Электронная библиотека » Мария Быкова » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 2 апреля 2014, 01:18


Автор книги: Мария Быкова


Жанр: Эзотерика, Религия


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Мария Быкова
Шепот-шепоток. Как просить, чтобы дано было

Вступление

Что такое заговор?

В последние годы интерес к заговорам возрос фантастически. Книги с заговорами издаются огромными тиражами. Чуть ли не каждый день появляются новые издания, где можно найти заговоры на все случаи жизни.

Люди покупают сборники заговоров, потому что заговоры им представляются быстрым и легким способом решить свои проблемы: достаточно всего лишь прочитать заговор – и вопрос решится сам собой. Но если бы все было так просто, у человечества не осталось бы никаких проблем. Ни болезнь, ни нищета, ни несчастная любовь больше не коснулись бы никого на свете. И наступило бы всеобщее счастье. Однако этого почему-то не происходит.

Когда-то традиция заговорного слова была тайной. Ею владели только особые люди, которых называли по-разному: ведуны, чародеи, знахари, целители. Таких людей никогда не было много: не каждое большое село могло похвастаться хотя бы одним целителем. Да и не жили эти ведающие люди в больших селах. Настоящего знахаря скорее можно было отыскать на глухом хуторе, в «медвежьем углу». И обращались к нему не по любому поводу, а только в самых острых ситуациях. И совсем не каждый человек стремился стать учеником знахаря и овладеть искусством заговора. Что же знали о заговорах люди прежних времен, почему боялись самостоятельно использовать силу заговорного слова?

Когда серебро дороже золота

«Слово – серебро, а молчание – золото» – гласит поговорка. Но значит ли это, что слово стоит дешевле молчания? Вовсе нет. Слово очень часто обходится дороже молчания, и вы, дорогие читатели, могли не раз убедиться в этом на собственном опыте. С поговоркой ведь тоже не все так просто. Подумайте сами: из всех живых существ человек – единственное существо, обладающее даром слова. И этот дар – не просто средство общения. Слово – материально, это один из сильнейших видов энергии во Вселенной. Духовной энергии. Интересно, что в древности именно серебру приписывали свойства духовного мира. Золото же было вполне земным металлом, средством приобретения мирских благ. Другое дело – серебро. Этот металл служит вместилищем незримого Духа, в нем живет необыкновенная, невидимая Сила. Ведь недаром считалось, что колдуна можно убить только серебряной пулей! Крестильные купели в церкви, сосуды для хранения святой воды и по сию пору делаются только из серебра. Это связано с тем, что серебро – металл духоносный, он служит проводником для энергий из иного мира. Вот и получается, что в духовном смысле серебро дороже золота, а слово сильнее молчания. Именно поэтому с даром слова люди предпочитали обращаться как можно осторожнее. Ведь не секрет, что оброненным в сердцах злым словом можно очень сильно навредить человеку, сглазить его или даже испортить. Если даже обычные слова, которые мы произносим каждый день, имеют такую силу, что говорить о заговоре – особом языке, который создавался специально для того, чтобы воздействовать на людей и духов?

Да, это действительно так: заговор – не просто набор слов, а особый язык, при помощи которого знахарь может воздействовать на невидимые силы природы. Вот почему заговоры, опубликованные в книгах, не имеют силы. Чтобы заговор подействовал, надо языку заговоров учиться. И прежде всего надо понять, что язык этот особый. Слова в нем могут быть необычные, а могут быть и совсем обычные, то есть вполне употребляемые и вроде бы понятные всем. Но это на первый взгляд. Язык заговоров отличается от привычного для нас языка не словами (хотя в жизни мы не используем многих слов, которые есть в заговорах). Этот язык отличается способом применения.

Язык невидимых духов

Если вы хотя бы раз в жизни читали заговоры, то знаете, что они не похожи ни на что. Это не рассказ, не стихи, не молитва, не песня. Заговоры составлены таким образом, что при произнесении их в пространстве обра-зуется сильная вибрация, которая пронизывает миры. С помощью заговора знахарь связывается с миром высших сил, а также духов природы, духов стихий. Эти духи – особый вид межпространственных энергий, которыми движутся ветры, волнуется море, текут реки, живут леса и поля. Они работают, чтобы природа могла жить. Знахарь же заставляет их работать на себя.

Но если знахарь просто произнесет заговор – так, как он обычно обращается к людям – духи слушать его не будут. Не потому что не хотят: они его просто не услышат. Чтобы духи услышали человека, с ними надо говорить на их языке.

Заговоры и есть язык невидимых духов. Но, как уже было сказано, язык этот отличается от нашего не словами, а способом их произнесения. Как раз этому способу и учат знахари своих учеников. Но это не значит, что научиться ему можно только, будучи лично знакомым со знахарем. Учиться можно и по книге. Важно, чтобы книга содержала знание, записанное от настоящего знахаря. Или знахарки. Именно от такой знахарки и были записаны заговоры, которые содержатся в этой книге.

Знахарка Марья Быкова

Марью Петровну Быкову и у себя в Горелове (так называется деревня, где она живет), и в ближайших селах знают как сильную знахарку. Никогда в деревне не было врача, а уж «скорую помощь» там и подавно не увидишь. Все местные жители предпочитают лечиться у бабушки Марьи. Она и вывихи правит, и боль унимает, и лихорадку прогоняет. В деревне ее называют «шептуха» – оттого, что лечит она не травками, не настоями, а заговорами.

В том, что Марья Петровна – настоящая знахарка, мне пришлось убедиться на своем собственном опыте. С ней меня свел довольно печальный случай – которому я, впрочем, сейчас безмерно благодарна. Ведь иначе я не вышла бы на свой собственный жизненный путь, не научилась бы тому, чему должна была научиться. А потому сейчас я твердо уверена: все со мной происшедшее можно назвать одним словом – судьба.

Давно это было. Мы с подругой жарким летним днем отправились за город. Вышли из машины на крутом берегу какой-то речки – красота вокруг расстилалась дивная. Но не успели мы насладиться окрестными видами, как, откуда ни возьмись, словно из-под земли появились два здоровых парня. Оба были явно подвыпившими, и их вид не обещал для нас ничего хорошего. Подруга бросилась к машине, а я не успела последовать за ней, и мне они как-то ловко перекрыли путь.

– Таня, уезжай! – крикнула я замешкавшейся подруге. Она тут же села за руль, и машина рванула прочь.

Я осталась одна с надвигавшимися на меня двумя нетрезвыми детинами, и, буквально окаменев от страха, отодвигалась все ближе к краю обрыва.

– Ну и куда ты денешься? – с насмешкой сказал один. – Подружка твоя тю-тю, но ты-то не уйдешь. Прыгнешь разве…

Оба отвратительно заржали.

Я мельком оглянулась и увидела, что стою уже на самом краю обрыва. Мне некогда было размышлять, некогда было даже пугаться. Я прыгнула.

От падения я потеряла сознание. Очнулась на прибрежных камнях с гудящей головой, перед глазами прыгали какие-то светящиеся точки, все тело болело. Я попыталась встать – и тут же мою левую ногу пронзила насквозь жуткая боль. Только тут я увидела, что у меня ободраны в кровь руки до плеч, порвана одежда. От страшной боли катились слезы, я не могла сдвинуться с места и с ужасом думала, что сейчас сюда явятся мои преследователи.

Видимо, я теряла сознание еще пару раз, а когда в очередной раз очнулась, то увидела, что ко мне по берегу реки бежит Таня, а с ней еще какие-то люди. Оказалось, она успела доехать до ближайшей деревни и позвать на помощь местных жителей, которые уже усмирили распоясавшихся хулиганов. Смутно помню, как чьи-то руки несли меня к машине, как кто-то говорил, что до ближайшей больницы два часа езды, и что везти меня надо не в больницу, а к бабке Марье, и только к ней…

Потом помню открытую калитку возле дома и небольшого роста опрятную старушку в зеленом шерстяном платке, которая стояла на пороге, будто давно нас ждала.

Меня аккуратно внесли в дом, положили на кровать. Старушка велела всем уйти, а меня попросила закрыть глаза. Я закрыла, и снова впала в забытье.

А когда очнулась – то ощутила какой-то невероятный покой и блаженство. Не сразу поняла: это просто боль ушла. Поэтому мне так хорошо.

Не случайно говорят, что по-настоящему ценить жизнь и получать наслаждение просто от того, что живешь, может только тот, кто испытал настоящую боль. Теперь я знала это на своем опыте.

Приоткрыв глаза, я увидела, что бабка Марья сидит рядом, смотрит на меня добрым, теплым взглядом, а губы ее слегка шевелятся. Ничего не понимая, я взглянула на свои руки и чуть было опять не потеряла сознание, теперь уже от изумления: не было не только крови, но разодранная кожа будто срослась, остались только шрамы! Я осторожно пошевелила руками, потом ногами. Боли не было совсем…

Бабка Марья улыбалась, перестав шевелить губами.

– Повезло тебе, девка, – услышала я ее негромкий ласковый голос. – С пятиметровой высоты упасть, да еще на камни, шутка ли. Скажи Боженьке спасибо, что жива осталась. А то я уже не смогла бы тебе помочь.

– Спасибо, – еле слышно сказала я, все-таки силы еще не восстановились, и голос звучал слабо. Спохватившись, добавила: – Сколько я вам должна?

Бабка Марья загадочно улыбнулась, а потом сказала:

– Да там видно будет. Вот полежишь пару-тройку деньков, в себя придешь, тогда и поглядим.

Я начала мучительно соображать, сколько у меня с собой денег, хватит ли рассчитаться с бабкой – я ведь наслышана была о всяких бабушках-знахарках, и знала, что все они берут деньги с клиентов, иногда немалые. Затем я принялась размышлять, что по возвращении в город придется обратиться к врачу и лечиться по-настоящему. Я была уверена, что бабка какими-то своими методами заживила мне раны, сняла боль, но вряд ли она могла так быстро вылечить ногу – ведь там как минимум сильный вывих, а то и перелом.

Бабка дала мне выпить какого-то травяного чаю, и я уснула, ожидая возвращения боли по пробуждении. Проспала несколько часов и, проснувшись, обнаружила, что боли по-прежнему нет. Откинув одеяло, я осмотрела свою ногу. На вид она была вполне нормальной, никаких ожидаемых мною синих отеков и припухлостей я не увидела. Ощупав ногу, я опять же не почувствовала нигде боли. Попыталась встать – но тут в комнату вошла бабка Марья и велела мне лежать. Я хотела спросить ее, как ей удалось меня вылечить так быстро, но она приложила палец к губам и все тем же ласковым голосом велела мне молчать:

– Когда поправишься окончательно, тогда и поговорим.

– А когда я поправлюсь? Мне домой надо.

– Поживи пока у меня. Домой всегда успеешь. И на работу твою подружка сообщит, что приболела ты – да не волнуйся, все уладится. Главное теперь тебе – отдыхать да выздоравливать.

Почему одни заговоры действуют, а другие – нет?

У бабушки Марьи – Марии Петровны Быковой – прожила я в итоге почти неделю. Уже на второй Мария Петровна разрешила мне встать. Я сначала с опаской ступала на покалеченную ногу – хотя ничто не напоминало о том, что она была покалечена. И уже очень скоро я начала ходить и двигаться как обычно, будто и не было со мной этого неприятного случая. Чудеса, да и только! Удивление все больше наполняло мою душу, а вместе с ним разгоралось любопытство – что же это за лечение такое, и как вообще это возможно?

Оказалось, Марью Петровну все знали как бабушку-шептунью, которая лечит приговорами и молитвами. Не проходило дня, чтобы к ней не приходили люди со своими болезнями и скорбями. И всем помогала бабушка Марья, только никто толком не знал, как именно приходит эта помощь. «Бабка пошептала – и все прошло!» – так рассказывали о ней люди.

С того самого момента, как я увидела затянувшиеся шрамы вместо кровоточащих ран и поняла, что нога нисколько не болит (и это спустя всего-то час-другой после случившегося), мне стало ясно, что я не успокоюсь, пока не найду ответ – каким образом это происходит?

И когда пришла пора возвращаться домой, честно призналась сама себе, да и бабушке Марье, что уезжать мне не хочется. Но она сказала мне ласково, но твердо:

– Пора тебе, пора. Езжай.

Я заикнулась было снова о деньгах, но она повторила:

– Езжай.

И добавила:

– Когда приедешь в другой раз – тогда и сочтемся.

Я даже почти не удивилась, услышав про «другой раз», как будто уже заранее знала, что мне, конечно же, еще суждено вернуться в этот милый деревенский дом.

Вернувшись домой, я пошла на всякий случай в поликлинику, хотя ничего не болело. Врач мне даже не поверил, что была какая-то травма – и осмотр, и рентген показали, что все в норме.

А когда пришло время отпуска, я отложила все свои планы, и помчалась к бабе Марье, хотя сама толком не могла предположить, зачем и почему я это делаю. Нашла такое логическое объяснение: рассчитаюсь наконец за исцеление, а там видно будет.

Она искренне обрадовалась моему приезду. И, наконец, поведала мне, что имела в виду, говоря: «Потом сочтемся». Нет, вовсе не деньги ей от меня были нужны. Вот что она мне сказала:

– Ну ты ведь сама уже видела, знаешь, что люди ко мне за исцелением приходят – я им помогаю по мере сил своих.

Я кивнула, хотя ничего не понимала – как именно она помогла и мне, и другим.

– Помощницей своей тебя сделать хочу.

Я оторопела. Такого поворота событий я никак не ожидала. Помощницей деревенской знахарки? Никаких таких склонностей к подобным вещам я в себе не обнаруживала.

– А я вот сразу поняла, что дело у тебя пойдет. Все получится, так и знай, – с мягкой улыбкой сказала баба Марья. – У меня-то ведь внучки нет. Передать науку некому. А тут – ты подвернулась.

– И что же я должна делать?

– А ничего. Сиди рядышком, слушай, да смотри.

И я начала слушать да смотреть. Каждый день приходили к Марье Петровне люди за исцелением, и я всегда присутствовала при ее «сеансах». Поначалу ничего не понимала. Сидит баба Марья тихонечко над больным, ничего не делает, только что-то шепчет. Вроде и тайн у нее никаких не было – не скрывала она, что заговорами лечит. Всем в деревне да и окрест об этом было известно. И все как один уважали ее и особенно подчеркивали, что она – «правильная бабка», настоящая знахарка-шептуха, не то что многие другие, кто только выдает себя за целителей, а сами лишь о деньгах думают.

Понаблюдав так несколько дней за сеансами Марьи Петровны, я спросила ее, почему же она меня ничему не учит. Может, мне надо хотя бы заговоры заучивать начинать?

– Заговоры, конечно, ты можешь выучить хоть все, – ответила она. – Да вот толку от этого будет мало. Не станут они работать у тебя.

– Почему? – удивилась я.

– Потому что сначала надо шептать научиться. А это наука ох какая сложная! Почти никто ею и не владеет теперь.

– А у меня получится? – с сомнением спросила я.

– Захочешь – так получится. Да я уж вижу, что ты не отступишься. Раз до сих пор еще здесь, домой не уехала, и такая старуха, как я, не наскучила тебе еще…

Конечно, не наскучила! Если я, даже ничего не понимая, все равно сидела на ее сеансах как завороженная, и глаз не могла оторвать, глядя, как она что-то шепчет едва слышно, и как больному просто на глазах легчает от этого шепота. Оказалось, это самое большое чудо в моей жизни.

Слова, не слышимые ухом

Вот так и получилось, что первое, чему я начала учиться у Марьи Петровны – это шептать.

Я узнала, что шептать заговоры – совсем не то, что говорить шепотом. Это действительно особая наука, которой надо учиться. Сама Марья Петровна научилась шептанию от своей бабушки, которая тоже была сильной шептуньей. А та, в свою очередь – от своей бабули, которая Марье Петровне приходится прапрабабушкой. «Шепоток», как называют это искусство в семье Быковых, передается по наследству через поколение, исключительно от бабушки к внучке. Дочь Марьи Петровны этим искусством не владеет. Знахарка объяснила мне, что так заведено потому, что «дети отдыхать должны, чтобы силу родовую восстановить, ведь заговорное слово требует большой затраты энергии, и если бы в каждом поколении была своя шептунья, род мог бы не выдержать такой нагрузки. А внучек Бог не дал – есть лишь внуки, двое, уже взрослые, но мужчинам почему-то дар этот в роду Быковых не дается.

О том, что шепоток этот – сила особая, не каждому данная, знают и односельчане Марьи Быковой. Оттого никому и в голову не приходило в ученики к ней напрашиваться. А тут судьба так распорядилась, что я на пути Марьи Петровны со своими травмами и возникла. И что такое во мне, покалеченной и находящейся в бессознательном состоянии, она могла углядеть – для меня так и оставалось тайной.

– Тайны в этом никакой нет, – разъясняла мне Марья Петровна. – Кто желает получить силу шепотка, тот ее получит. Да не каждый сдюжит.


Вот так и затянулась наша встреча на много лет. Долго училась я, и не всегда легко было, но видимо, большое мое желание овладеть силой шепотка свое дело сделало. Не отступалась я, несмотря ни на что, упорно овладевала сей наукой. И все это время наблюдала за тем, как бабушка Марья лечит при помощи шепота.

И вот теперь пришло время рассказать обо всем по порядку вам, дорогие читатели.

Зачем? Затем, чтобы и вы сами могли тайну шепотка для себя открыть, а главное – на практике эти знания применять. И открываю я вам эти тайны не только с разрешения, но по настоянию самой бабы Марьи, Марии Петровны Быковой. Сказала она мне однажды:

– Сдается мне, что время особое сейчас пришло – когда нельзя больше в тайне от людей знания эти держать, да от бабушки к внучке только передавать. Я, как ни стараюсь, все же немногим помочь могу. А вот если научить многих людей, тогда и счастья на свете поприбавится.

– Но как же можно научить людей, если они даже вас не видели никогда? – спрашиваю я.

– А можно, – говорит, улыбнувшись баба Марья. – Через книжку можно так знания передать, что они не пустым звуком останутся, а в жизнь человека незримо войдут. Да ты книжку-то напиши, а об остальном силы невидимые позаботятся. Кому надо – тому и способности к делу нашему вложат, не беспокойся об этом.

Вот так я стала не только помощницей и ученицей бабы Марьи, но и автором книги, призванной передать не только ее знания, но и сами способности как можно большему числу людей.

Поэтому книга, которую вы держите в руках, содержит не просто знания, а еще и настоящие уроки для тех, кто желает освоить древнее искусство шепотка, чтобы помогать с помощью этого искусства и себе, и близким.

Рассказывать я буду о том, как училась у бабы Марьи я сама. Все расскажу по порядку, ничего не утаю. Пожалуйста, читайте – и учитесь вместе со мной. Во все вникайте, упражнения выполняйте обязательно. Не спешите, выберите сами для себя свой темп и сроки освоения упражнений. Учитесь легко и радостно, благодарите жизнь и ваших высших помощников.

Я надеюсь, что уроки Марии Петровны Быковой пойдут вам на пользу, помогут поправить здоровье, принесут благополучие и изменят вашу жизнь к лучшему.

Часть I. Уроки бабушки Марьи

Глава 1. Шепоток – великое древнее искусство
Что такое шепоток, и чем он отличается от шепота

Когда бабушка Марья сказала мне, что в первую очередь надо учиться именно шепотку – тому, как правильно шептать, и лишь потом обращаться к текстам заговоров – я начала очень внимательно присматриваться и прислушиваться к тому, как именно она шепчет.

Но я ничего не могла понять, потому что не слышала слов. Да и движения губ бабушки Марьи порой были едва заметны. Это не было предназначено для посторонних ушей, даже тот человек, которого она лечила, ничего не понимал и услышать не мог. Но ведь исцелялся же! Значит, какие-то силы исцеления «слышали» шепоток и включались в лечение.

Однажды я высказала это предположение бабушке Марье. Она согласно закивала головой и обрадованно сказала мне:

– Ну вот, наконец-то ты начинаешь понимать…

Хотя мне казалось, что ничего я не понимаю.

– Не для людей предназначен этот шепоток, – продолжила она. – Людям и слышать не обязательно. Вот то главное, что ты поняла. Стало быть, теперь можно и учить тебя.

Вот, оказывается, чего ждала бабушка Марья – чтобы я хоть что-то начала понимать. А ведь к тому времени прошло уже несколько месяцев со времени нашего знакомства, но моя роль «помощницы» сводилась все еще лишь к тому, что я смотрела, наблюдала, прислушивалась.

И вот наконец дождалась я, что начала бабушка Марья со мной долго и подробно разговаривать – раскрывать тайны своего искусства, а затем и потихоньку учить его азам.

Почему бывает опасно громко говорить

Приезжала я к бабушке Марье обычно летом, и жила долго, иногда по месяцу и больше, а затем наведывалась еще два-три раза в течение года, на неделю-другую – осенью, зимой, на Рождество, или в самом начале весны.

Зимним морозным вечером, когда я сидела возле печи, всматриваясь в огонь и слушая его равномерное потрескивание, и подошла ко мне баба Марья с тем самым первым разговором про шепоток. Она говорила – а я ловила каждое ее слово, старалась не просто понять, но покрепче запечатлеть в памяти.

Бабушка Марья как будто читала мои мысли, отвечая даже на мои незаданные вопросы. Вот так я только собралась было спросить, что она имеет в виду, говоря «не для людей предназначен шепоток», как услышала в ответ:

– А ты знаешь, как ангелы с нами разговаривают? Разве громко, вслух? Нет. Говорят они неслышно, да вот только душа наша слышит их. И отвечает душа наша – тоже беззвучно. Даже не шепотом – а неслышным шепотком. Вот и получается, что шепоток – это голос, которым душа с ангелами разговаривает.

Конечно, как же я могла не догадаться! Не для людей предназначен шепоток – а для тех, кто помогает больного лечить. Для ангелов!

– Вот для них, кто приходит больного лечить, и предназначен шепоток, – продолжала бабушка Марья, подтверждая мою мысль. – Не только ангелы это, а еще светлые духи, святые, и помощники ангельские и Божественные – невидимые силы небесные и земные.

– Но почему же вслух нельзя с ними разговаривать? – все-таки задала я вопрос.

– Когда человек вслух говорит – он порой только самого себя и слышит. Громкий голос душу-то оглушает, она и замирает, словно бесчувственной делается. А с ангелами и другими светлыми силами мы только через душу общаться можем. А для этого душа тиха должна быть. Когда душа тиха – она чутка. Тогда через нее мы можем и к ангелам обратиться, и они услышат нас. А громким голосом, наоборот, мы от ангелов закрываем себя. И ангелы не слышат нас, и мы их услышать не можем за громкими-то звуками.

Тут я вспомнила несколько случаев из своей жизни, когда стоило только вслух похвастаться какими-то своими успехами, или заявить, что у меня все хорошо, прекрасно и замечательно – как тут же дела начинали идти из рук вон плохо. Тогда я думала – сглазил кто-то. А может, дело все как раз в том, что я вслух об этом говорила?

Я спросила об этом бабу Марью, и в ответ услышала:

– Когда мы вслух говорим – ангелы не слышат, а вот разные темные силы, враги человеческие, еще как слышат! Услышав, как ты радуешься, да хвалишься, они, уж так и знай, постараются все сделать, чтобы хвалиться и радоваться ты перестала. Поэтому за радости свои и успехи Боженьку и ангелов потихонечку благодари, а вслух особо не высказывайся. Тогда и навредить тебе никто не сможет.

– Значит, бабушка Марья, когда ты больного шепотком лечишь, то никакие злые силы этого не слышат, а потому помешать не смогут?

– Все правильно ты поняла, – кивнула бабушка Марья. – И если болезнь какими злыми силами наведена, они даже и понять ничего не успеют, как уже изгнаны будут. И помешать в исцелении не смогут, потому что даже не заметят, что исцеление это уже происходит.

– А, поняла, – вдруг осенило меня, – темные силы – они так грубо, примитивно устроены, что слышат только громкий голос, и вообще замечают только то, что «весомо, грубо, зримо»? А неслышный шепоток – это выше их понимания?

– Верно, верно, – смеется баба Марья, – поэтому бояться темных сил не надо. Не так уж властны они над человеком. Когда ты душу свою слышишь и душою разговариваешь с ангелами и светлыми силами – ты уже для темных сил становишься незаметным. А значит, и сделать они ничего не могут с тобой.


Страницы книги >> 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.3 Оценок: 10
Популярные книги за неделю


Рекомендации