» » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 2 октября 2013, 18:27


Автор книги: Маша Царева


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Маша Царева
Жиголо для блондинки

Пролог

Идеальных мужчин не бывает. Кому, как не мне, знать это. Подтверждение тому многолетний опыт, мой и моих подруг. В каждом мужчине есть какой-то, хотя бы маленький, изъян. Поэтому если вы когда-нибудь услышите: «Я встретила идеального мужчину!» – насторожитесь. Быть беде.

Вот, например, моя подружка Вика. Красавица, между прочим, манекенщица. От разнокалиберных поклонников отбоя нет – она этим вовсю пользуется, предпочитая необременительные романы, легкие и яркие, серьезным отношениям. Многие воспринимают Вику как бабочку-однодневку: голубые глаза да загорелые ножки, а за душой ничего. Напорхается, подвянет – ну и кому она будет тогда нужна, такая легкомысленная? Но Вика прекрасно понимает: это они из зависти.

– А зачем мне замуж? – говорит она, для убедительности широко распахивая и без того огромные синие глазищи. – Не хочу под венец, это же глупо! И потом, за кого? Если за Костика, то куда я дену Васю? А тем более – Кирилла? Нет, мне подавай все и сразу!

Она считает, что видит вперед лет на двадцать.

– Когда мне стукнет сорок, я все еще буду очень даже ничего. – При этих словах Вика искоса смотрит в зеркало, а если такового поблизости нет, то достает из сумочки «Луи Витон» пудреницу «Кларанс» и под предлогом устранения жирного блеска на носике принимается в который раз изучать свою безупречную (ну не к чему придраться!) мордашку. – Что ж, когда мне исполнится сорок, переключусь на семидесятилетних донжуанов! А что, многие из них довольно прыткие!..

У Вики есть квартирка – пусть однокомнатная, зато на Патриарших прудах, есть машина – пусть подержанный, зато «Мерседес», есть раздвижной стенной шкаф, забитый доверху дизайнерскими шмотками, есть несколько золотых колец, которые в разное время дарили ей претенденты на ее холеную руку и холодное сердце.

Наивные! Окольцевать нашу Вику сложнее, чем сделать пирсинг разъяренному гиппопотаму! Виктория, как никто другой, умеет кромсать в клочья мужские сердца и потрошить мужские бумажники.

И вот однажды эта самая Вика позвонила мне в четыре утра и как-то странно – умоляюще и в то же время жестко – бросила в трубку:

– Срочно приезжай в «Серну»! Моя жизнь рушится. Я больше не могу держать это в себе.

По ее тону я поняла, что спорить бесполезно. Вика просто не возьмет в расчет, что на дворе ночь, зима, что метро не работает, а я в розовой байковой пижаме под одеялом из гусиного пуха еще досматриваю увлекательнейший сон, где темноволосый, в меру мускулистый незнакомец распахивает передо мной дверцу своего кабриолета со словами: «Единственная! Я увезу тебя на край света!..» Нет, Вике, по всей вероятности, настолько плохо, что ей на моего незнакомца наплевать.

– Только ты побыстрее, – бормочет она, – а то у меня будет истерика.

Что делать, натягиваю шубу прямо на пижаму, приглаживаю ладонью волосы, на всякий случай кладу в карман паспорт (сами догадайтесь, в какую историю может влипнуть молодая красивая девушка, разгуливающая в розовой пижаме по ночной Москве), залезаю в сапоги.

Вопреки обыкновению Вика не опоздала – она ждала меня за угловым столиком, и в руках у нее была – о ужас! – пицца с двойным моцарелло. Совсем плохи дела, констатировала я, глядя, как Вика, которая маниакально подсчитывает каждую употребленную калорию, нервно уплетает пропитанное маслом тесто. Вика меня не сразу заметила. И я ею невольно залюбовалась. Красивая…

– Маша! Ну наконец-то! Я тебя тут целую вечность жду!

– Я приехала через сорок минут. Неплохо для человека, которого разбудили среди ночи.

– Не будь занудой. До твоего дома отсюда максимум полчаса. Признайся – наводила марафет?

– Нет, стояла в пробке на Садовом, – сонно пошутила я. – Ладно, рассказывай. Что случилось-то?

Вместо ответа Вика протянула мне ухоженную ручку, на пальце тускло блестело незнакомое кольцо. С виду обычное серебро с камушком-стекляшкой. Но я-то знаю, что стекляшек Вика не носит. Так что скорее всего это бриллиант в платине.

Все ясно, Викуле сделали очередное предложение. И, ради того чтобы немедленно об этом сообщить, она не постеснялась выдернуть меня из кровати и не дать мне досмотреть сон – куда же все-таки завез бы меня брюнет в кабриолете?

– В подворотню завез бы, трахнул, а потом бы и ограбил еще! – ехидно сказала Вика, и только в тот момент до меня дошло, что я думала вслух. – Маш, разве можно садиться в машины к незнакомым мужикам? Даже к симпатичным брюнетам, даже во сне? Мы же давно уже решили, что все они… – Она задумчиво нахмурилась, подбирая хлесткое определение.

– Все, кроме одного? – кивнула я на новое кольцо.

А Вика вдруг покраснела, хотя смущение ей вообще не свойственно. По тому, как просветлело ее лицо и забегали глазки, я поняла, что на этот раз все куда серьезнее.

В этот момент она и произнесла сакраментальное:

– Маша, ты не поверишь, но я встретила Идеального Мужчину!

– Начинается. Выпью-ка я, пожалуй, «Маргариту».

– И я с тобой. – Вика отрешенно просигнализировала засыпающему на ходу официанту. – Только не надо делать такое лицо. Я и сама в шоке. Я влюбилась.

– Вижу. И кто он? – спросила я, ожидая услышать что-то вроде «да так, обычный нефтяной магнат» или «вице-президент банка», на худой конец «предприниматель, работает в Нью-Йорке».

Но услышала невообразимое:

– Студент.

– Кто?

– Студент, – раздраженно повторила она. – Тебя что-то смущает?

– Да нет… То есть… раньше бы ты… Слушай, а давай выпьем!

– Выпьем, успеем. Ты права. Раньше я и не взглянула бы на него! Ты на меня посмотри! В кого я превратилась. Не женщина с горячим сердцем, а бездушная кукла. Только о выгоде думала. Не могу так больше. А теперь я поняла, что теряла все эти годы. Он… он такой… Если бы ты только знала!

– И где же он учится?

– В университете. На экономическом. Между прочим, идет на красный диплом. – В Викином голосе явно угадывалась гордость собственницы. – Летом он проходил практику в известной американской компании, и они готовы взять его на работу, когда он закончит. Он карьерный, перспективный мальчик. У него золотая голова. Ох, да что там голова, видела бы ты его тело… – Она мечтательно заулыбалась. – И потом, чтобы быть женой генерала, надо выйти замуж за лейтенанта.

– Раньше ты сразу генералов предпочитала.

– Не будь занудой. Я ошибалась.

Я посмотрела на ее колечко:

– И откуда же у бедного студента деньги на бриллианты и платину?

Вика изумленно взглянула сначала на меня, а потом, перехватив мой взгляд, на свою руку.

– А, ты это имеешь в виду. Так это же серебро. Обычное серебро, на Арбате за сто рублей купили. Откуда у него деньги на платину, ты что?

И в этот момент я поняла, что дружеские советы Викуле не нужны. Она по уши влюблена в своего Идеального Мужчину. А нам, ее подругам, только и остается, что ждать подвоха.

Надо сказать, долго ждать не пришлось. События развивались стремительно. В декабре Вика получила в дар кольцо. Новый год она встретила, вопреки обыкновению, не с нами в модном клубе, а в квартире своего Идеального – строгала вместе с его мамой салатики, играла с его отцом в домино, выгуливала его апатичного старого пуделя и ловила от всего этого своеобразный кайф.

В начале февраля Вика позвала нас в гости – и не просто так, а чтобы показать платье. Само собой, свадебное. Платье было шикарным, белым, пышным. Сильно декольтированным. В нем Викуля выглядела одновременно невинной и соблазнительной – короче, именно такой невестой мечтает со временем стать каждая из нас. Мы едва не прослезились и, понятное дело, отметили Викино платье запретной калорийной пиццей и красным вином.

В День всех влюбленных они наконец подали заявление. А еще через неделю Идеальный Мужчина занял у Вики несколько тысяч долларов.

– Я сам хочу заказать свадебное путешествие, любимая, – сказал он, загадочно улыбаясь. – Пусть это будет для тебя сюрприз. Конечно, когда я начну работать, деньги я тебе верну. Я считаю, что мужчина должен зарабатывать, а женщина тратить.

Это было у них в порядке вещей. У Вики всегда водились деньжата, студент часто у нее перехватывал, но такую сумму взял впервые. Все-таки свадебное путешествие…

На том истории конец. Викиному волшебному роману тоже. Идеальный Мужчина исчез, сгинул, пропал и даже не позвонил на прощание. По его домашнему номеру долго никто не отвечал, а потом все-таки трубку взял какой-то незнакомый мрачный мужик с кавказским акцентом, который объяснил, что такие здесь давно «нэ живут» и большая просьба его звонками «нэ бэспокоить»…

– Прекрати ты его искать, обычный аферист, – уговаривала я Вику.

– Но неужели он мог так со мной поступить из-за такой ничтожной суммы?! – убивалась она.

– Тебе было бы легче, если бы он спер миллион?

Конечно, в конце концов Вика успокоилась – характер у нее на зависть легкий. Сейчас у нее все в порядке. Встречается с владельцем казино. А по совместительству – с модным стриптизером. И еще с рок-певцом – пока не очень популярным, зато невероятно сексуальным. Замуж Вика не собирается и, похоже, не соберется никогда.

Теперь представьте себе выражение наших лиц, когда наша общая подруга Ольга объявила:

– Девчонки, вы не поверите, но я встретила Идеального Мужчину.

– Это как заклинание, – пробормотала Вика. – Этих слов ни в коем случае нельзя произносить. Посмотрим, что этот выкинет.

– Да брось ты, – отмахнулась Оля. – Если тебе один раз не повезло, то это вовсе не значит, что все мужики сволочи.

Ольгин Идеальный Мужчина бедным студентом не был. Даже скорее наоборот. Во-первых, он давно уже вышел из студенческого возраста – было ему лет тридцать семь. А во-вторых, что-то он там удачно продавал и перепродавал и неплохо на этом зарабатывал. Во всяком случае, в первую же неделю знакомства счастливой и влюбленной Ольге были продемонстрированы двухэтажная квартира на Кутузовском, три шикарных новеньких авто и телохранитель по имени Вова с фигурой Кинг-Конга и задумчивым выражением лица.

Бизнесмен был настроен решительно. Через две недели после знакомства он отвез Ольгу на дорогой испанский курорт. Там душной жаркой ночью он сказал ей, что влюблен. По возвращении в Москву последовало предложение – все как полагается: в мрачноватой нише пятизвездного ресторана, с цветами, шампанским и порывистым припаданием на одно колено.

На этот раз Оля собрала нас в пиццерии, чтобы продемонстрировать кольцо. Олино колечко было золотым – в серединке поблескивала виноградная гроздь из мелких мутно-зеленых изумрудиков.

– Наверное, он просто устал от одиночества, – тараторила она, азартно уничтожая двойную «Пепперони» (в кульминационные моменты мы с девчонками забываем о диете). – Он сказал, что полгода я буду жить в его домике в Швейцарии, а полгода здесь, в Москве. Рождество встретим на Ямайке, туда же отправимся в свадебное путешествие. Ой, девочки, он же предложил мне задуматься о ребенке! Первенца мы решили назвать Глебом, в честь его дедушки…

Теперь уже Ольга увлеченно готовилась к бракосочетанию, а мы изо всех сил ей сочувствовали.

– Хочешь, возьми мое платье? – предложила Викуля. – Мне все равно оно никогда не понадобится. Я все-таки решила, что брак не для меня.

– Нет уж, оно у тебя несчастливое, – испуганно отмахнулась Ольга.

Зря боялась. Ее несостоявшийся супруг и без всякого платья вскоре наглядно доказал, что идеальных мужчин все-таки не бывает. Нет, он не пропал бесследно, не бросил ее, рыдающую над свадебным нарядом. Он даже вроде бы не изменил своего к ней отношения.

Просто в один прекрасный день не без помощи одного светского сплетника Оля узнала, что ее жених давно и прочно… женат. Женат на тихой художнице с модельной внешностью, которая большую часть года живет в его домике в Швейцарии, а в Москве появляется эпизодически.

Рыдала Ольга три дня. Сколько пицц было съедено, сколько вина выпито, сколько ругательств отправлено в адрес подлого обманщика! Незадачливый жених звонил ей, но она даже трубку не брала.

В конце концов мы уговорили Олю объясниться с ним. Всем было интересно, что за аргументы приведет он обманутой невесте в свое оправдание.

– Как ты мог?! – орала Ольга. – Мы же собирались на Ямайку! И как же наш ребенок, которого ты хотел Глебом назвать!

– Котик, ну я же не знал, что ты отнесешься к этому так серьезно, – невозмутимо возразил несостоявшийся двоеженец. – Это была такая чудесная игра! Мы так мечтали. Так мило планировали…

Итак, идеальных мужчин не бывает. Я была уверена в этом на все сто. Пока однажды…

Глава 1

Однажды я встретила Идеального Мужчину. Спрячьте, пожалуйста, ехидную ухмылку, она здесь неуместна. Уж я-то понимаю, о чем говорю. Если в Викином и Ольгином идеалах мне с самого начала виделась какая-то червоточинка (студент, например, неаккуратно ел – чавкая и разбрасывая вокруг крошки, а «двоеженец» был толстоват и одышлив), то мой-то был идеален на все сто.

Я встретила его и ненадолго сошла с ума.

И вот как это получилось.

Не помню, кто привел меня в тот небольшой закрытый клуб на Никитской улице, попасть в который сложнее, чем на прием к президенту. Держит это заведение один весьма известный театральный деятель – все члены клуба являются его личными гостями, случайных людей практически нет. Атмосфера – светская гостиная девятнадцатого века. Антикварная мебель, старинное фортепьяно, глубокие кресла с потертой бархатной обивкой. Нет, это место нельзя назвать писком моды. Сюда приходят не светские тусовщики, чья основная цель продемонстрировать окружающим новые эксклюзивные туалеты и новых любовников и любовниц, а солидные люди – просто расслабиться в полудомашней атмосфере. Тихо попить чай с пирожным, а то и коньячок под приглушенную ретромузыку.

Самое главное – тем душным летним вечером я почему-то оказалась в этом примечательном заведении в гордом одиночестве. За окном от жары асфальт плавился, а мое настроение опустилось ниже нуля. Причина? Да много было на то причин… Стремительно завершившиеся отношения с мужчиной, который в самом разгаре романа вдруг решил, что ему необходимо переехать на постоянное местожительство во Францию. Нет, влюблена в него я не была, но все-таки обидно, что столько времени потратила на того, о ком впоследствии, когда схлынет грусть, буду говорить презрительно: да так, ничего особенного… Отсутствие работы, из неприятной случайности давно перешедшее в стиль жизни. Соответственно, отсутствие денег – почти полгода перебивалась случайными заказами. В общем, болото, из которого, как я вдруг поняла, надо срочно выбираться! Найти новую замечательную работу и нового замечательного мужчину. Обо всем этом я размышляла тоскливо над остывающим чаем без сахара и без лимона – ни на что другое денег не хватило.

И вдруг…

– Девушка, а не угостить ли вас черной икрой?

Погруженная в вязкие глубины мрачных мыслей, я не сразу поняла, что заманчивое гастрономическое предложение адресовано мне. Досадливо вздохнула – нет, герои моего романа знакомятся не так.

Есть в модных московских местечках не слишком приятная деталь – изобилие стареющих похотливых донжуанов, обладателей толстых кошельков, толстых животов и толстых запуганных жен. Персонажи эти весьма живо реагируют на незнакомых стройных блондинок, относясь к девушкам как к красивым дорогим игрушкам.

Так что я обернулась, чтобы интеллигентно отшить любителя угощать незнакомок деликатесами. Обернулась – и осеклась. Над моим столиком навис гибрид Джорджа Клуни и Леонардо Ди Каприо. Честное слово, я не преувеличиваю! Он был хорош, как голливудский герой, как мачо с рекламного плаката нижнего белья. Вкрадчивая улыбка Клуни и холодноватый взгляд Ди Каприо, брови и загар Клуни, а ямочки на щеках, безусловно, от Лео… Одним словом, чудо природы.

Язвительная шутка, которой я приготовилась наградить зарвавшегося нахала, застряла в моем горле – я смотрела на него и ни слова произнести не могла. Безусловно, он прекрасно знал, как большинство женщин на него реагирует, поэтому моя томная заторможенность его не удивила. К тому же он решил, что затянувшееся молчание означает приглашение, и уселся за мой столик.

– Меня зовут Арсений. – Он протянул загорелую крупную ладонь, которую я мягко пожала.

«Еще бы. Такое чудо никак не может зваться просто Васей», – подумала я, производя на свет лучшую из своих улыбок, медленную и загадочную.

– Маша.

– Машенька, – повторил он медленно и полувопросительно, словно пробуя мое имя на вкус. – Вам это имя подходит.

Что-то бесшумно оборвалось в моей груди. Мое сердце замерло и, глухо ухнув, покатилось по наклонной плоскости вниз, постепенно набирая скорость. Слышали бы вы, как он это произнес – Машенька…

Машенька…

Я знала его меньше пяти минут, а мне уже отчаянно хотелось, чтобы он повторял мое имя снова и снова (вот дура, да?). Чтобы он смотрел на меня, улыбаясь, и говорил: «Машенька… Машенька…»

– Так что вам заказать?

– Вы, кажется, обещали черную икру…

– Нет проблем. – Он белозубо улыбнулся и подозвал смазливую официантку, которая едва не выпрыгивала из своей чересчур короткой юбки, чтобы ему угодить (так, еще один опасный симптом, все окружающие девушки стали казаться мне наглыми хищницами). – Нам, будьте добры, блинчики с черной икрой и… Маш, что будем пить?

– Коктейль «Сладкая жизнь», – разошлась я. Уж если есть черную икру в компании почти что Джорджа Клуни, так и запивать ее надо любимым коктейлем южных миллионеров – шампанское, разбавленное свежевыжатым клубничным соком.

– А почему вы одна? – полюбопытствовал Арсений, исподтишка меня разглядывая.

Я беззвучно похвалила себя за то, что в тот вечер не поленилась сменить излюбленные льняные штаны на обтягивающее «маленькое черное платье».

– Иногда я бываю самодостаточной. А вы? Вы почему один?

– Да потому что одинок, вероятно! – рассмеялся он.

А я недоверчиво улыбнулась: он? одинок? Значит, либо вокруг него ходят слепые женщины, либо в нем есть какой-то изъян, настолько серьезный, что бархатный взгляд и сексуальная улыбка меркнут рядом с ним, как электрическая лампочка в свете малой планеты. Есть, конечно, еще один вариант, наиболее вероятный, – Арсений этот, как и большинство красавчиков, убежденный Казанова и отъявленный лгун.

– Предлагаю выпить за вас, Машенька.

Черт, опять он это сказал – Машенька…

– Тогда и за вас, Арсений.

За розовато-пенным коктейлем мы перешли на «ты». Я немного освоилась, но все равно чувствовала себя несколько скованно. Перед тем как произнести что-нибудь, несколько раз прокручивала фразу в голове, боясь ляпнуть что-нибудь лишнее и тем самым разочаровать собеседника.

Поговорили о московской ночной жизни. Выяснилось, что ходим мы в одни и те же клубы, даже странно, что я не видела его раньше. Обнаружилось даже несколько общих знакомых. Он явно обрадовался, а я не очень, потому что среди знакомых этих оказалась моя приятельница, манекенщица Люська, девушка легкомысленная и цепкая, даже чересчур. Я тут же прикинула: явно Арсению и Люське довелось встретиться не на светском рауте, а в одной койке – на худой конец, на заднем сиденье Люськиного задрипанного «Фольксвагена». Ни за что не поверю, чтобы эта длинноногая стервоза упустила такой экземпляр.

– Людмила – девушка моего близкого друга, – вдруг сказал он. Может быть, заметил, как меня при упоминании ее имени перекосило? – Она манекенщица. Ты тоже?

– Была когда-то.

– Почему же бросила?

– Слишком грязный бизнес. Да и возраст не тот.

– Скажешь тоже! Тебе двадцать?

– Двадцать два. Если к таким годам я успеха на подиуме не добилась, значит, и не добьюсь уже. А ты? Ты что, тоже модель?

– Нет. – Он рассмеялся, еще раз продемонстрировав безупречность сахарных зубов. (Интересно, свои или фарфоровые?) – Не мужская это профессия. У меня свой бизнес… Но это не важно. Я мечтаю заниматься музыкой.

– Как интересно! – Я подалась вперед. – Ты играешь или поешь?

– Ни то ни другое. Хотя на гитаре бренчу, конечно. И музыкальную школу окончил по классу фортепьяно. Я мечтаю стать продюсером. Раскрутить какую-нибудь талантливую группу. Планирую заняться этим в ближайшем будущем… Ты, кстати, сама-то не поешь?

– Скорее вою. Если тебе понадобится сорвать караоке-вечеринку, пригласи меня.

– Жаль. Ты такая эффектная, хорошо бы на сцене смотрелась.

В общем, беседа наша была легкой, приятной и ни к чему не обязывающей. Такой слегка подкрашенный игристым вином разговор – коктейль из светского трепа и ненавязчивого флирта. Арсений признался, что любит белый чай, я ответила, что с ума схожу по горячему шоколаду. Он рассказал, что недавно вернулся из Парижа, я ответила, что в Париже никогда не была, хотя давно мечтаю, зато на днях собираюсь рвануть в Питер – покататься на виндсерфинге. Почему-то это его заинтересовало.

– Любишь скорость?

– А то!

– Скорость – это мой единственный запасной выход, – серьезно сказал он.

– Что ты имеешь в виду?

– Если мне надо отвлечься, если у меня депрессия, достаточно выехать на пустынное шоссе и разогнать мотоцикл. Когда летишь по ночному шоссе и ветер в лицо, все проблемы отступают на второй план.

– А ты романтик…

– Наверное. Так было с детства. У меня мотоцикл с тринадцати лет.

– Ничего себе!

– Я же не из Москвы, а из… Ладно, не будем об этом, – вдруг стушевался он. – В общем, из маленького города. Там это обычное дело. Все пацанята гоняют на мотоциклах… А сейчас у меня три мотика.

– Вот здорово! – воскликнула я.

Сама я всегда мечтала оказаться за рулем летящего «железного коня». Мой мотоцикл непременно был бы ярко-красным, спортивным. Иногда я об этом мечтаю – вот я, в облегающем кожаном комбинезоне, лихо паркуюсь у какого-нибудь многолюдного летнего кафе, и все смотрят восхищенно: кто же этот бесстрашный райдер? И тут я снимаю закрытый красный шлем и встряхиваю легкомысленно светлыми кудряшками. А разлетающиеся волосы блестят на солнце, как в рекламе шампуня…

Э-эх, а жаль все-таки, что у меня стрижка короткая и прав нет…

Два с половиной часа сидели мы в том клубе друг напротив друга. Блинчики были съедены, выпит почти десяток сладких коктейлей. О чем мы только не говорили. Под конец я совсем расслабилась, мне стало казаться, что я знаю этого непозволительно красивого Арсения уже много лет. Много лет – и за это время все было между нами: и страсть, и ревность, и почти ненависть, переходящая снова в страсть…

Он оплатил счет и посмотрел на меня вопросительно. Вот он, сакраментальный момент. Скажет ли он: «Было очень приятно познакомиться, спасибо за прекрасный вечер, до свидания», – или…

Или! Или! Бог мой, сделай так, чтобы было или!

– Маша, а можно проводить тебя до дома?

Я расслабленно улыбнулась. Нет, зря я волновалась – не могла же Фортуна, приласкав меня, тут же грубо оттолкнуть? Это был мой вечер, и все складывалось так, как хотелось мне.

– Конечно. Только живу я далеко.

– Это даже лучше. Не хочется расставаться так быстро.

Мы вышли на улицу, июньский вечер заключил нас в фамильярные душноватые объятия. Сладко пахло акацией, встречные прохожие были одеты по-летнему легкомысленно. Мимо нас прошла пухленькая школьница в леопардовом лифе от купальника и микроскопических шортиках. Арсений проводил ее взглядом, мой взгляд ревниво метнулся вслед, и я подумала, что с такими ногами, как у этой незнакомой девчонки, носить шорты вообще противопоказано. Подумала и тут же себя одернула – да я, похоже, ревную! Нельзя так распускаться, а то превращусь в истеричную мегеру. В конце концов, он о толстоногой прелестнице и думать уже забыл. Он со мной. Со мной!

– Хорошо бы сейчас на море, – улыбнулся Арсений.

– На необитаемый остров! – живо поддержала его я.

– Да хоть на остров, хоть в Сочи. Лишь бы окунуться… Маш, а поехали в Серебряный Бор?

– Что, прямо сейчас? – осторожно поинтересовалась я, одновременно пытаясь вспомнить, какое на мне нижнее белье. Неужели хлопчатобумажный старушечий вариант – белые панталончики в линяло-голубой горошек?! Сто раз давала себе клятвенное обещание носить только сексуальное белье. Но поздним вечером так не хочется обременять себя стиркой… а панталончики вот они, в шкафу, и приятно пахнут лимонным отбеливателем…

– Ты права, давай завтра. Или у тебя уже есть на завтра планы?

– Нет, – сказала я, пожалуй, чересчур поспешно, – никаких планов, никаких перспектив.

– Значит, договорились. Я заеду за тобой в полдень.

– Договорились.

– А вот и мое авто. Прошу! – И он галантно распахнул передо мной… дверцу светло-серебристого «БМВ»-кабриолета! Мама дорогая, у этого двойника Клуни был кабриолет, новенький, вытянутый, как стрела, невозможно красивый! Именно в тот момент я и поняла: передо мной Идеальный Мужчина.

По-другому и не скажешь.

Конечно, едва добравшись до дома, я, не снимая уличных туфель, прогалопировала на кухню, к телефону. Мне необходимо было срочно рассказать о случившемся подругам. Первой я позвонила Викуле. Та, к счастью, оказалась дома – в кои-то веки пренебрегла заманчивыми возможностями летнего вечера ради того, чтобы навести порядок в собственном гардеробе.

– Не поверишь, столько хлама скопилось, столько хлама, – устало пожаловалась она. – Никогда бы не подумала, что у меня четырнадцать купальников! Четырнадцать! Куда мне столько?.. Так нет, завтра опять поеду за новым…

– А ты не покупай новый, – посоветовала я. – И вообще, всем бы твои проблемы.

– Ну вот, даже ты меня не понимаешь. Ну как я могу не купить, если в этом сезоне носят вязаные, а у меня такого нет. И потом, кто бы говорил, у тебя самой двадцать восемь сумок.

– Тридцать две, – машинально поправила я. Ничего не могу поделать: сумки – это моя маленькая слабость.

– Ладно, лучше расскажи, как твои дела.

И конечно, я не без удовольствия выложила ей все. Про то, как он предложил угостить меня черной икрой. Про то, какой у него взгляд. Какие губы, какая фигура, какое чувство юмора и какой, само собой, кабриолет. Вика слушала не перебивая, что вообще-то ей не свойственно.

– Ну что? – поторопила я ее. – Что ты обо всем этом думаешь?

– Думаю, что ты сошла с ума, – к моему удивлению, ответила Вика. – Стройный брюнет с безупречными манерами за рулем серебристого кабриолета. И зовут его к тому же Арсений. Что за бред?

– Ты мне не веришь?!

– Нет, почему же? Просто мне кажется, что тебе надо бежать от него… пока не поздно.

– С ума сошла?! Да я никогда в жизни никого лучше не встречала. Завтра мы едем в Серебряный Бор…

– Дело, конечно, твое, – вздохнула Вика. – Только потом не говори, что я тебя не предупреждала, ладно?

– Да почему ты так взъелась?

Я не узнавала свою подругу. Вика, обычно такая доброжелательная, такая снисходительная к чужим слабостям… И эта совершенно глупая категоричность. А может быть… Нет, поверить в это не могу, но все-таки, может быть, Виктория мне просто завидует?! У нее-то в данный момент на личном фронте не фонтан. То есть поклонников, конечно, как и у любой красавицы, много… Но все они какие-то, как она сама цинично выражается, уцененные. Кто-то из них заманчиво богат, но обладает несносным желчным характером. Кто-то душа компании, но безнадежно некрасив. Кто-то красив и романтичен, но беден. А мне неожиданно встретился экземпляр, сочетающий все положительные мужские качества. И даже больше – ко всему прочему, он начитан, обладает тонким вкусом… и, стало быть, достоин того, чтобы в него влюбиться.

– Короче, я свое мнение высказала, а дальше решай сама, – сказала Вика.

Распрощались мы холодновато. Конечно, я сразу же позвонила Ольге. На этот раз повода было два – рассказать об Идеальном Мужчине и пожаловаться на несносную, завистливую Викулю.

Ольга мои ожидания оправдала. На рассказ о необыкновенном Арсении она отреагировала именно так, как и должна была отреагировать лучшая подруга, – восторженно, с тихим вздохом.

– Я всегда верила, что такое бывает, – сказала Оля. – Надеюсь, и со мной в один прекрасный день случится что-нибудь подобное… Подумать только! Как в кино.

– А вот Вика считает, что я должна бежать от него подальше.

– Нашла кого слушать! У Вики в последнее время что-то с мужиками не складывается, вот она и бесится.

– Ты считаешь, я должна на нее обидеться?

– Я считаю, ты должна ее пожалеть. И вообще, зачем забивать себе голову всякой ерундой? Когда ты влюблена. Когда лето. Когда у тебя завтра свидание, а ты наверняка еще не сделала эпиляцию!

– Оля, – укоризненно усмехнулась я. – Во-первых, сейчас, как ты заметила, лето, так что я постоянно делаю эпиляцию. А во-вторых, почему ты считаешь, что первое свидание обязательно должно закончиться гордой демонстрацией проэпилированных частей тела?

– Я разве что-то такое сказала? Просто мне казалось, вы на пляж идете…

– Да. Блин, а у меня прошлогодний купальник.

– Попроси у Ви… Ой, прости. Я имела в виду, что если бы Вика повела себя по-другому, то можно было бы взять бикини у нее.

– Спасибо, что напомнила, – помрачнела я. – Ладно, придется обойтись прошлогодним. В конце концов, не так уж он и плох, правда, немного выцвел. Сойдет… И все-таки почему она повела себя так странно?

– Все, я отсоединяюсь. Не забивай голову ерундой!

– Ладно, – вздохнула я и побрела к шкафу – искать купальник. А также парео, соломенные шлепанцы и белоснежные мини-шорты. Предстану перед ним в образе этакой сексапильной дачницы. Это должно произвести на него впечатление, ведь все говорят, что мне необыкновенно идет дачный стиль.

Я успокаивала себя как могла, и все-таки странный неприятный осадок остался внутри. Ну почему, почему Вика все это мне сказала? Она же считается одной из лучших моих подруг! Почему она слушала меня так напряженно, почему она так нервно посоветовала бежать от Идеального Мужчины подальше?

Почему, почему, почему?

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации