154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Стиль барса"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 15:12


Автор книги: Михаил Серегин


Жанр: Боевики: Прочее, Боевики


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

– Ах ты, гнида, – начал распаляться он, – да я тебя…

Отшвырнув ногой столик, Паша принял боксерскую стойку и двинулся на Китайца. Он представил себе, с каким удовольствием разнесет эту противную морду. Как следует примерившись, Паша нанес сокрушительный удар в голову справа. Китаец снова увернулся, одновременно двинув стопой Паше в промежность.

– О-ой-ых, сука, – выдохнул Паша, опадая на пол, словно осенний лист. – Че ж ты делаешь-то?

Его перекошенное лицо оказалось на одном уровне с головой Китайца.

– Сядь. – Танин толкнул его ладонью в лоб, и он плюхнулся на пятую точку.

– Чего тебе нужно? – отдышавшись, спросил Паша, с ненавистью глядя на незваного гостя. – Ты мент, что ли?

– Не угадал, – хмыкнул Китаец, – я всего лишь детектив. Но тебе от этого легче не будет. Сейчас я позвоню в отдел и скажу, что у тебя хранится незарегистрированный ствол. Ведь он не зарегистрирован, а, Паша? Или лучше позвонить в отдел по борьбе с наркотиками? Сколько герыча ты припрятал в своем столе?

После того как Танин сказал, что он не мент, Паша было воспрял духом, но, когда Китаец выложил ему, что знает о его тайниках, снова приуныл. Больше всего его раздражало то, что он не смог справиться с таким на вид не особо сильным мужиком. Но невозмутимость, с которой тот осадил Пашу, вселила в него невольное уважение к непрошеному гостю.

Видя, что Паша внимательно его слушает и проникся его доводами, Китаец продолжил:

– Будешь говорить?

– Чего? – уныло поинтересовался Паша, пересаживаясь в кресло.

– Что ты знаешь о Заватове? – Китаец поднял бутылку и отхлебнул виски прямо из горлышка.

– О Мишке? – пренебрежительно переспросил Паша. – Сука он.

– Почему это? – Достав сигареты, Китаец закурил.

– Кинул меня на сотку, вот почему.

– На сотку чего? – не понял Китаец.

– На сто тысяч дубов, вот чего.

– Неплохо, – усмехнулся Китаец. – Ну-ка расскажи.

– Чего рассказывать-то, – невольно поморщился Паша, – дело прошлое. Короче, когда он еще на заводе работал, ходил в первых замах у Крестовского, пообещал мне отмыть хоть миллион. Я не поверил. Тогда он меня устроил начальником службы безопасности завода. Два месяца все путем было, я и купился. А он меня кинул как последнего лоха.

– Подробнее, – потребовал Китаец.

– Принес я ему для начала сотку. – Паша как бы между делом потянулся к бутылке виски, в которой еще оставалось на донышке. – Он обещал через пару дней оформить на меня акции завода. Я тыркнулся к нему через два дня, он говорит: завтра, завтра – то же самое. Короче, ни бабок, ни акций.

Паша вылил остатки виски в стакан, а бутылку по-прежнему держал в руке.

– В общем, – продолжил он, – я его предупредил: бабок не будет – урою. А тут на завод как раз Крестовского назначили, и он Мишку с замов выпер. Мишка потом сам ко мне пришел и говорит: мол, не волнуйся, все свое получишь, еще и с процентами, только подожди немного, пока я снова на завод попаду. Я че, подождать не могу? Бабки есть, просто дело в принципе. Ну, жду. А он меня все завтраками кормит. Короче, забил ему стрелку, он мне обещал через неделю сто двадцать вернуть. Говорит, у него все на мази, скоро опять у кормушки будет. Ладно, я не гордый, еще неделю буду ждать, а потом урою гада.

Не успев договорить, Паша с силой метнул квадратную бутылку, целясь Китайцу в голову. Китаец ожидал чего-то подобного, поэтому успел сделать движение предплечьем и отбить бутылку, которая полетела к стенке. Бутылка угодила прямо в открытый бар, разбив несколько полных бутылок, рюмок и заднее зеркало. На паркет посыпались осколки стекла, запах виски, вытекшего из разбитых бутылок, быстро наполнил гостиную.

– Еще раз дернешься – пеняй на себя, – пригрозил ему Китаец. – Ладно, – как будто ничего не произошло, продолжил он, – с Заватовым более-менее ясно. Теперь расскажи, что вы задумали с Яной Аркадьевной?

– Ну, это наши дела, детектив… – буркнул Паша, – тебя это не касается.

– Я сам буду решать, что меня касается, а что нет, – отрезал Танин. – Не испытывай мое терпение. Или мне позвонить? – Он потянулся к телефонной трубке.

– Ладно-ладно, начальник, – пошел на попятную Паша, – если тебя это так волнует…

В прихожей запел звонок.

– Ты кого-нибудь ждешь? – Китаец достал из кобуры «макаров», встал и ткнул ствол Паше в шею.

– Никого, – пробормотал он.

– Тогда не открывай, – приказал Китаец.

– Тачка у дома стоит.

– Ладно, иди спроси, кого там черти несут. Учти – я буду рядом. Если что, получишь пулю в живот.

Паша поднялся с кресла и отправился в прихожую. Ткнув «пээм» ему в спину, Китаец двинулся следом. Он пристроился за деревянной дверью, держа руку с пистолетом у Пашиной поясницы.

Лязгнула щеколда, запирающая металлическую дверь, а дальше произошло нечто из ряда вон. Оглушая Китайца, раздалась длинная автоматная очередь и, почти одновременно сливаясь с первой, еще одна. Тело уже мертвого Пашки невидимая сила, скрытая в медных цилиндриках, отшвырнула к дальней стене прихожей. Стоя за дверью, Китаец распластался по обоям. Ему было видно, как пули впиваются в тело Паши, оставляя на месте своих смертельных укусов рваные раны. Несколько раз конвульсивно дернувшись, Паша, вернее, нашпигованный свинцом кусок мяса, сполз вдоль стены на пол, оставляя на обоях кровавый след, и замер в сидячем положении. Его голова свалилась на плечо, из полуоткрытого рта хлынула кровь, бурым пятном растекаясь по груди.

– Так будет со всеми, кто попытается встать у меня на пути, – услышал Китаец молодой мужской голос на лестничной площадке. – Пошли, у нас сегодня еще один клиент.

Голос показался ему неожиданно громким во внезапно наступившей после выстрелов тишине. Три пары ног сделали несколько шагов, двери лифта закрылись, и все окончательно стихло. Только электромотор, опускавший кабину, ровно гудел где-то наверху.

«Пожалуй, мне тоже пора». Взглянув на прощание в удивленно распахнутые Пашины глаза, Китаец протер ручку двери, на которой могли остаться его отпечатки, и без особой спешки спустился вниз по лестнице. По пути он снял перчатки и опустил в боковой карман пиджака.

Ничего рядом с домом не говорило о случившейся только что трагедии. Как будто и выстрелов никто не слышал. И все же Китаец был уверен, что Пашины соседи наверняка уже звонят в милицию.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Неожиданная смерть Паши несколько раздосадовала Китайца. Паша был у него на крючке. Он мог бы выяснить у него кучу вещей, начиная с его делишек с Яной и кончая сведениями о том, кто похитил Женю Крестовскую и где ее прячут. Знал ли он это или нет – он бы тоже выяснил. Оставалась, конечно, Митрохина. Китаец отдавал себе отчет, что Яна Аркадьевна – крепкий орешек. Но попробовать расколоть ее можно.

Посмотрев на часы, Китаец покачал головой: Митрохиной на фирме не было, она говорила Паше, что собирается куда-то ехать. Придется подождать. Пока же он решил позвонить Крестовскому и навести справки о той симпатичной брюнетке, которая закатила Заватову сцену, застав его с Инной.

Крестовский тут же снял трубку.

– Да. – В его голосе вскипела тревога. Очевидно, он ждал звонка от похитителей и каждый подаваемый телефоном сигнал смычком полосовал его натянутые скрипичными струнами нервы.

– Это Танин. Вам не звонили?

– Нет, – торопливо ответил Крестовский, – вам что-нибудь удалось узнать?

Вопрос прозвучал не требовательно, а растерянно.

– У меня появилась зацепка, но распространяться на эту тему мне бы пока не хотелось. Боюсь, видите ли, сглазить, – покривил душой Китаец.

Просто он не любил трепаться раньше времени и привык знакомить клиента с ходом расследования, когда преступление было почти раскрыто. Он работал строго на результат и не пытался посвящать клиента в трудности и закавыки дела.

– У меня к вам вопрос.

– Давайте, – скороговоркой сказал Крестовский.

– У вас на заводе работает некая Татьяна, к сожалению, не знаю, как ее по отчеству… Симпатичная и энергичная брюнетка… молодая… – Китаец задумался, вспоминая, что же еще говорила ему Инна об этой заватовской пассии.

– Может быть, Скороходова Татьяна Геннадьевна? Начальник отдела сбыта. А что, вы ее в чем-то подозреваете? – насторожился Крестовский.

– Нет, – усмехнулся Китаец этакой прыти, – просто мне нужно с ней поговорить. Она сейчас на работе?

– Должна быть. Подождите, я сейчас узнаю.

В трубке повисла ватная тишина, в которой, подобно насекомым, копошились отдаленные голоса. Потом снова глухо зазвучал баритон Крестовского:

– Да, она здесь.

– Спасибо. Минут через двадцать я подъеду.

– Зайдите ко мне, я сам вас познакомлю, – любезно предложил Крестовский.

– Хорошо.

Повесив трубку, Китаец сел за руль и отправился на завод.

Вечернее солнце золотило серые тротуары, скользило по витринам магазинов и окнам автотранспорта ослепительными бликами.

Китаец поправил на носу темные очки и закурил. Ему казался очень странным тот факт, что похитители тянут резину. Он догадывался, что это не просто так, чувствовал, что за кадром идет какая-то скрытая возня, если не борьба.

Едва он появился у Крестовского в кабинете, как тот обрушил на него поток жалоб и недовольных возгласов. Выплеснув на Китайца мутный поток своих бесконтрольных эмоций, он наконец соизволил объяснить, чем это вызвано: звонили похитители и сообщили, что ритуал восстановления Заватова в должности и передача ему акций откладываются на неопределенное время.

– Сказали, чтобы я был на месте, – раздраженно хмыкнул он. – Когда кончится эта нервотрепка?!

Китаец холодно и отстраненно слушал инвективы, вопли досады и риторические вопросы, которыми Крестовский сотрясал воздух. Его мысли снова вернулись к Паше, выскользнувшему у него из рук. Кто его прикончил? И на кого он вообще работал? На Тяпу? Это должны знать Заватов и Митрохина. Вполне возможно, что его расстреляли по приказу того, кого Паша называл благоверным Яны. Значит, он опередил Пашу? Просчитал его замыслы? А может, это была ловушка, устроенная им Паше при помощи Яны? Гладенько все получилось: она ушла, прошло еще какое-то время, и тут подоспела бригада «чистильщиков».

– Нет, это они специально измываются надо мной, – продолжал неистовствовать Крестовский, нервно расхаживая по кабинету. – Черт бы побрал эти подшипники! – в отчаянии выкрикнул он, видя, что его гнев никоим образом не действует на Китайца.

– Вы обещали познакомить меня с Татьяной Геннадьевной, – напомнил меланхолично пускающий дым Китаец.

– Конечно, извините.

Крестовский снял трубку внутреннего телефона и попросил секретаршу пригласить Скороходову.

Минуты через две в кабинет вошла среднего роста женщина, которой можно было дать лет тридцать. Подтянутая и ухоженная, она производила приятное впечатление. Черный костюм из тонкой шерсти только подчеркивал стройность ее фигуры. Юбка сидела на ней как влитая, открывая острые, как у подростка, колени. Темные волосы женщины двумя волнистыми каскадами свободно падали на плечи, открывали ее невысокий, но хорошей формы лоб. Живой взгляд черных глаз, подвижное лицо и стремительный шаг, которым она вошла в кабинет, выдавали в ней впечатлительную и вспыльчивую особу. Китаец с иронией подумал, что ее фамилия как нельзя лучше отвечает ее эмоциональному складу. Приветствуя даму, он поднялся с кресла.

– Я вас слушаю, Олег Васильевич, – резковатым голосом заговорила она, краем глаза взглянув на стоявшего у стола Китайца.

– Татьяна Геннадьевна, – официальным тоном обратился к ней Крестовский, – знакомьтесь, – скосил он глаза на Китайца, – Танин Владимир Алексеевич, частный детектив.

Брови Татьяны Геннадьевны удивленно приподнялись, но она сохраняла вежливое молчание.

– Очень приятно, – после минутной паузы заученно произнесла она, слегка склонив голову.

– Взаимно, – вяло сказал Китаец.

– У Владимира Алексеевича к вам разговор. Очень серьезный. – Крестовский не отказал себе в удовольствии подчеркнуть, что все, что касается его персоны, значительно и важно. – Я оставлю вас ненадолго. Можете поговорить здесь. Если они, – выделил он голосом личное местоимение, обращаясь к Танину, – позвонят, скажите, что я буду через полчаса.

Китаец согласно кивнул.

– Хорошо, – добавил он, глядя в спину выходящего из кабинета Олега Васильевича.

* * *

Как обычно по пятницам, Юрий Николаевич Тяпкин заканчивал дела пораньше и в сопровождении охраны отправлялся к любовнице. Его жена – сварливая баба, которую он держал в черном теле, – не задавала ему лишних вопросов по поводу его работы, хотя наверняка догадывалась, чем занимается ее муженек, но вот в отношении других женщин, о которых она каким-то одним ей известным способом всегда узнавала, была нетерпима. Поэтому Тяпа врал ей, что в пятницу у него планерка, и со спокойной совестью ехал к Матильде, как он называл свою пассию.

Он сидел на заднем сиденье своего серебристого «мерина», наслаждаясь настоящей кубинской сигарой, и гадал, что сегодня выкинет его маленькая бестия. Положив свой неизменный «узи» на соседнее сиденье, Дохлый крутил баранку и внимательно смотрел за дорогой. Серый и Лева с пистолетами в наплечных кобурах расположились по обе стороны от шефа на заднем сиденье.

Новый кооперативный дом на Кузнечной, где в прекрасно обставленной двухкомнатной квартире на третьем этаже жила Матильда, стоял неподалеку от оврага, разрезавшего город на две части. Свернув от центра влево и попетляв по узким улочкам, застроенным старыми одноэтажными домами, «Мерседес» сделал крутой поворот и въехал во двор длинной восьмиподъездной девятиэтажки. Миновав узкую детскую площадку, на которой курила компания подростков, и трансформаторную будку, «мерс», мягко качнувшись, затормозил возле дворовой автостоянки, напротив двери второго подъезда.

Открыв дверцу, Серый вышел первым. Он внимательно осмотрелся вокруг и, не заметив ничего подозрительного, не спеша двинулся к подъезду. Там он набрал на переговорном устройстве номер квартиры и, когда Матильда ответила, сухо произнес:

– Открывай, хозяин приехал.

Тут же едва слышно щелкнул электронный замок, и, потянув за ручку, Серый открыл тяжелую стальную дверь. Он вошел в подъезд, а дверь начала медленно за ним закрываться. Зайдя за угол, где находился лифт, Серый нажал кнопку вызова и вернулся к выходу. С внутренней стороны дверь отпиралась простым нажатием кнопки. Снова раздался сухой щелчок, и, открыв дверь, телохранитель Тяпы остался в дверях, кивнув, что путь свободен.

Лева выбрался с другой стороны «Мерседеса», встал рядом с машиной и подождал, пока Юрий Николаевич неловко выкарабкивался наружу. Держа сигару в зубах, он, не оглядываясь, пошел прямо к подъезду. Дождавшись, пока он подойдет ближе, Серый пошел впереди, но не успел он сделать и двух шагов, как в грудь ему ударила автоматная очередь. Два коротко стриженных молодых парня с «АКМами» с укороченными стволами спустились с площадки второго этажа и открыли по нему беглый огонь. Серый даже не успел снять пистолет с предохранителя и, обливаясь кровью, рухнул как сноп к ногам своего шефа. Проявив завидную прыткость, Тяпа кинулся назад и столкнулся с Левой, который от неожиданности выронил свое оружие. Оттолкнув «телка» с дороги, Юрий Николаевич, пригибаясь к земле, что было нелегко из-за его грузной фигуры, бросился к машине.

Упав в дверях, Лева успел-таки подхватить свой пистолет и, не целясь, сделать несколько выстрелов в сторону нападавших. Одному из них пуля пробила мышцу бедра, артерию и раздробила кость немного выше колена, но он еще жил некоторое время. Скатившись с лестницы, ведущей к лифту, он принялся вопить, как недорезанный поросенок, орошая кровью, брызгавшей из пробитой артерии, керамическую плитку пола и Серого, который уже перестал дышать. Второму повезло меньше, а может быть, больше, потому что он умер мгновенно и не мучился. Отрикошетив от стены, пуля снизу вонзилась ему в глаз и, пройдя через мозг, застряла в затылке. Взмахнув руками, словно пьяная ворона на взлете, он грохнулся на спину и, считая ступени, сполз к своему визжащему товарищу.

Тяпа был уже почти рядом с «Мерседесом», когда из стоявшей на стоянке неприметной бежевой «шестерки» с тонированными стеклами выскочил еще один парень с таким же автоматом и от бедра, словно дворник из шланга, принялся поливать Тяпкина. Юрия Николаевича спас «мерин», громада которого заслонила его от пуль, и подсуетившийся водитель. Дохлый успел нажать кнопку, опустить стекло и выпустить по стрелку короткую очередь из «узи». Падая, тот продолжал еще нажимать на спусковой крючок автомата. Пули пробили серебристый металл «Мерседеса», разбили стекло задней дверки и вспороли спинку обитого коричневым велюром заднего сиденья. Одна даже зацепила пиджак Тяпы, вырвав из него клок.

– Гони! – Юрий Николаевич плашмя плюхнулся на сиденье и закрыл руками голову. – Гони, мать твою!

Дохлого не нужно было долго упрашивать. Он уже включил заднюю скорость и со всей дури надавил на педаль акселератора. Колеса, завизжав, задымились, запахло паленой резиной, и тяжелая машина рванула с места. Сдав задом к трансформаторной будке, Дохлый зацепил открытой дверкой за столб, на который была натянута сетка, ограждавшая мусорные баки. Дверку выдрало с корнем и она отлетела в сторону, глухо прыгая по асфальту. Не обращая внимания на такую досадную потерю, «мерин», словно подраненная птица, стрелой понесся к выезду со двора. Следом за ним, размахивая руками, летел Лева и орал что было сил, чтобы его забрали тоже. «Мерседес» на секунду притормозил, Лева на ходу запрыгнул в машину, и Дохлый снова прибавил скорость. На стоянке остался неподвижный «поливальщик»; в подъезде дома, дверь которого автоматически захлопнулась, между двух трупов корчился его подельник с простреленным бедром. Кровь быстро вытекала из раны, вскоре взор его затуманился, и он навсегда закрыл глаза.

После того как «Мерседес» скрылся за поворотом, бежевая «шестерка» тронулась с места, выехала со стоянки и, миновав двор, исчезла в том же направлении.

* * *

– Я не отниму у вас много времени, – заверил Китаец Татьяну Геннадьевну, когда они опустились в кресла.

Он достал из кармана «Винстон» и предложил Скороходовой. Она сдержанно поблагодарила, взяла сигарету. Китаец поднес зажигалку.

– Что вы хотите узнать? Я, право, не знаю, чем могу вам помочь, – приподняла она свои хрупкие плечи.

– Разговор у нас с вами пойдет о Заватове… – Китаец внимательно посмотрел на Скороходову.

– О Заватове? – На губах Татьяны Геннадьевны заиграла недобрая усмешка. – Но какое, простите, он ко мне имеет отношение?

– Вы, извините за прямоту, ведь были любовниками. Или я неправ? – Китаец в упор смотрел на Скороходову.

Она даже поежилась под этим пристальным взглядом. Но быстро справилась с растерянностью и недовольством и, резко выпрямившись в кресле, вытянула шею, приняв гордый вид.

– У меня нет ни малейшей охоты говорить о нем, – отрезала она.

– Этого требуют интересы проводимого мною расследования, – спокойно возразил Китаец.

Скороходова закинула ногу на ногу, на ее лице застыла презрительная гримаса.

– И что это за расследование? – В ее черных глазах забегали огоньки насмешки.

– Этого я вам сказать не могу. Слишком много поставлено на карту, – как можно более мягко произнес Китаец, заставив себя мило улыбнуться.

– Видите ли, – Татьяна Геннадьевна выпустила дым через тонкие ноздри, – я не имею привычки копаться в прошлом. Так проще жить.

– Согласен, но иногда это может потребоваться для того, например, чтобы спасти человека или наказать преступника.

– С вами не поспоришь, – с интересом взглянула она на Китайца, который продолжал улыбаться открытой, приязненной улыбкой. – Да, мы были любовниками. Но это, как вы, наверное, уже догадались, в прошлом.

Китаец кивнул.

– Вначале, когда вы сказали, что речь пойдет о Заватове, – продолжала Татьяна Геннадьевна, – я удивилась. А потом… буквально через секунду подумала, что это вполне вероятно…

– Что вероятно?

– Что он в чем-то замешан, – со вздохом сказала Скороходова, – он давно стал водиться с подозрительными типами. Устроил дома настоящий бордель да и на работе творил черт знает что!

Китаец вспомнил о случае, рассказанном ему Инной, и понимающе улыбнулся. Улыбка на этот раз вышла ироничной, поэтому Скороходова встрепенулась.

– Вы что, знаете?

– Догадываюсь. И что же это были за подозрительные личности? – невозмутимо спросил Танин.

– Разного рода бритоголовые тупомордые мужики. Да, я знаю, он и раньше имел сумбурные связи и темный круг знакомств…

– Вы знали о его контактах с Тяпой? – напрямую спросил Китаец.

Выпустив в очередной раз дым, Скороходова кивнула.

– Но в последнее время контингент его знакомых стал меняться на глазах. Появился какой-то Паша, потом Дима… По-моему, по нему тюрьма плачет, – усмехнулась она.

– Что за Дима?

– А черт его знает. Я его всего несколько раз видела. Здоровый такой мужик, внешность чрезвычайно неприятная. Вечно гыгыкает, как имбецил. Бр-р-а, – она содрогнулась от отвращения.

– Не знаете, как его найти?

– Михаил меня предупреждал, чтобы я лишний раз не распространялась на его счет, – неопределенно пожала она плечами.

– Но ведь и эта просьба осталась в прошлом, – лукаво улыбнулся Танин.

– А вы хитрец, – засмеялась она, обнажая ровные крепкие зубы. – Он крутится в ресторане «Витязь».

– Это тот, что на Второй Дачной?

– Он самый. Мы туда с Мишей заезжали и вечно натыкались на этого типа.

– А вы давно Заватова знаете? – полюбопытствовал Китаец.

– Прилично. Это я устроила его на завод. Видите ли, мой отец работал с Рязанским, пока не ушел на пенсию. Вот я за Мишу и хлопотала. А в благодарность получила… – Она язвительно рассмеялась.

– Это со многими случается, – меланхолично отозвался Китаец, – один китайский мудрец сказал, что самое лучшее – делая добро, не претендовать на благодарность. Просто делать…

– Не знаю, действительно ли я сделала добро, замолвив за Мишу словечко, – скептически улыбнулась Татьяна Геннадьевна.

– Наверное, ведь вы его любили… – Он заглянул в ее черные глаза.

Скороходова зябко передернула плечами и, скользнув по Танину быстрым взглядом, отвернулась.

– Теперь я уже не знаю, любила ли… – задумчиво произнесла она, – ненависть стирает все… самые лучшие и нежные чувства.

– Он вам так насолил? – Китаец с участием посмотрел на Татьяну Геннадьевну.

– Якшался с разными девками, меня ни в грош не ставил… Почувствовал силу, – криво усмехнулась она.

– Извините, если задел…

– Да чего уж там, – устало махнула рукой Скороходова.

– А кроме Димы и Паши, вы кого-нибудь еще назвать можете?

– Да разные лица мелькали… если их лицами можно назвать. Но он ведь меня больно-то в свои делишки не посвящал. Поначалу Миша был совсем другим. Каждый день цветы, подарки, рестораны… Я и купилась. Дура! – раздраженно выкрикнула Скороходова. – Обольщать он умеет, этого у него не отнять. А как только стал «Амазонкой» заправлять, так я его вообще у себя дома видеть перестала. Только на заводе и общались. И все бегом, все некогда… – вздохнула она.

– Спасибо, Татьяна Геннадьевна. – Китаец полез в карман и достал оттуда визитку. – Вот, если что вспомните, позвоните, пожалуйста, по этому телефону. А на обороте мой домашний номер. Звоните, не стесняйтесь.

Скороходова кивнула и взяла визитку.

– Вы мне тоже можете еще понадобиться. Так что, если вы дадите мне свой телефон…

– Конечно. Записывайте.

Танин достал записную книжку, открыл ее на букве «С» и записал домашний телефон Скороходовой. Татьяна Геннадьевна направилась к выходу и столкнулась в дверях с Крестовским.

– Ну-с, поговорили? – закрыл он дверь за Скороходовой.

– Да. – Китаец снова закурил.

– Я вот подумал, почему бы вам напрямую не заняться Заватовым? – Крестовский словно читал мысли Китайца.

– Рискованно. Если он знает, где Женя, то может передать бандитам, что в дело вмешался я, и тогда одному богу известно, что они предпримут, – мрачно процедил Китаец.

– А если пугнуть его как следует?

– А если он не знает о месте нахождения вашей дочери? Единственное, что сейчас можно предпринять в отношении него, – это последить за ним. Что я и хочу сделать. Конечно, если он узнает, что я ищу Женю, и сообщит об этом бандитам, они просто захотят убрать меня, не ломая своего плана. А если нет? – Он внушительно посмотрел на Крестовского, так и рвавшегося в бой.

– Что же делать? – задался тот резонным вопросом.

– Я сообщу вам о своих действиях чуть позже. – Китаец поднялся. – А пока разрешите откланяться. Да, – вспомнил он, – от вас можно позвонить?

– Конечно, – мотнул головой Крестовский.

Китаец набрал свой домашний телефон. Один длинный гудок следовал за другим, а трубку никто не брал. Он надавил на рычаг, потом – на кнопку повтора. То же самое.

– Что-то не так? – Олег Васильевич заметил в его лице перемену. Вид у Китайца на самом деле был озадаченным: он наморщил лоб и сдвинул брови. Интересно, куда могла деться Лиза? Может, решила сгонять домой, чтобы переодеться и встретить его в новом наряде? От нее всего можно было ожидать.

– Пока не знаю, – озабоченно произнес Китаец и на всякий случай набрал номер домашнего телефона Лизы и номер конторы.

В обоих случаях он услышал лишь длинные гудки. Он опустил трубку на рычаг и посмотрел на Крестовского.

– Где я могу вас найти, если что?

– Еще пару часов я буду здесь, потом дома. Мне велено ждать звонка, – с тоской в голосе ответил Олег Васильевич.

– Я не знаю, когда и где буду, – сказал на прощание Китаец, – так что буду вам позванивать.

* * *

Он спустился на улицу и пошел по направлению к проходной. Когда открыл стеклянную дверь, его кто-то окликнул. Он обернулся и увидел Яну Аркадьевну.

– Вот уж кого не ожидала здесь увидеть, так это вас. – Она подошла ближе и остановилась, слегка улыбаясь.

– Я, признаться, тоже. Вы здесь работаете?

– Да, – кивнула Митрохина куда-то в сторону заводских корпусов, – строим новый кузнечно-прессовый цех.

– Вы сами строите, вот этими изящными ручками? – улыбнулся Танин. – Ни за что не поверю.

– И правильно сделаете, – ее улыбка стала откровеннее, – но мне, как директору фирмы, иногда приходится контролировать работу моих подчиненных. Сегодня как раз такой день.

– Конец недели, понимаю, – кивнул Танин. – Вы в город? – спросил он, открывая перед ней двери. – Хотите, я вас подвезу?

– С удовольствием бы воспользовалась вашим предложением, но, к сожалению, я на машине.

Они вышли с проходной и направились к ее сиреневой «ДЭУ».

– Знаете что, – вспомнил вдруг Китаец, – за мной должок. Может быть, поужинаем сегодня вместе? Я мог бы за вами заехать часиков в восемь, идет?

– Но… – Яна Аркадьевна хотела было возразить, но ее сопротивлению Китаец мягко противопоставил обольстительную улыбку.

– Никакие возражения не принимаются. Скажите только, где вы живете?

– Нет, – неожиданно резко ответила она. – Домой заезжать не нужно. Я буду вас ждать… возле театра оперы в девять часов.

– Договорились. – Китаец подождал, пока она сядет за руль, и направился к «Массо».

До девяти оставалось неполных три часа, но ему не давало покоя исчезновение Лизы. Ни о чем плохом он старался не думать, но на душе у него кошки скребли. Он быстро добрался до дома и, убедившись, что с замком все в порядке, вошел в квартиру. У него оставалась еще небольшая надежда, что что-то случилось с телефоном и Лиза попросту не слышала звонков. Но эта надежда испарилась словно кусочек сухого льда под горячими лучами летнего солнца. В квартире никого не было. На кухонном столе лежала записка, написанная Лизиным почерком: «Танин, не волнуйся, я пошла ужинать».

Он немного успокоился, но нехорошее предчувствие не покидало его. Что это вдруг ей взбрело в голову? В холодильнике еще оставались продукты, и вообще, что за блажь шляться одной по ресторанам?

Злясь на Лизу, Китаец направился к выходу, но тут затрезвонил телефон.

– Да, – он снял трубку в гостиной и опустился на диван.

– Это я, мамуся, – узнал он голос Бухмана. – Ты где пропадаешь? Звоню тебе целый час.

– Что-нибудь случилось?

– В принципе, ничего страшного, мамуся, просто я подумал, что тебе это может быть интересно в свете твоего расследования.

– Что, Игорь?

– Я звонил одному знакомому из ментовки, и он мне сказал, что недавно на Тяпу было совершено нападение.

– Кто нападал, неизвестно?

– Ты даже не спросишь, жив ли твой заказчик? – обиженно произнес Бухман.

– Игорь, меня это мало волнует, – нетерпеливо сказал Китаец. – Я тебя спросил, кто нападал?

– Неизвестно. На месте покушения осталось четыре трупа. Один из них – Сергей Серов – Тяпин телохранитель, отмотал два срока за грабеж, трое других в картотеке не числятся. Вот такие дела, мамуся.

– Спасибо, Игорь. – Танин хотел повесить трубку, но Бухман еще не закончил.

– Тяпе повезло, на нем ни одной царапины, только дверку от своего навороченного «мерина» оторвал, когда от бандитов улепетывал.

– Значит, нападавших было четверо?

– Как минимум, – подтвердил Бухман. – Мальчишки видели, как следом за «Мерседесом» со двора выехала бежевая «шестерка», на которой, видимо, приезжали киллеры.

– Только киллеры такими шоблами не работают, – скептически произнес Китаец.

– Ты прав, мамуся, – согласился Игорь. – Ладно, пока.

– Пока.

Выйдя на улицу, Танин снова сел за руль и отправился к Лизе. Дома ее тоже не было. Он описал Лизу пожилой соседке, скучавшей на лавочке возле подъезда, и та подтвердила, что пару часов назад Лиза приходила домой и вскоре снова ушла, принаряженная, «как в театр».

– Она была одна? – поинтересовался Китаец.

– Одна, милок, – кивнула старушка. – А ты кто ей будешь, кавалер, что ли?

– Блудный отец, – бросил озадаченной старушке Танин и направился к «Массо».

«Нашла время для ужина!» – сидя за рулем, с досадой подумал Китаец. Он еще лелеял надежду, что Лиза действительно отправилась просто перекусить. Но куда она могла пойти? Не ездить же по всем ресторанам города в ее поисках, на это одного вечера могло не хватить. И тут его посетила догадка. Не нужно ездить по всем ресторанам. Он нажал на газ, и «Массо» сорвался с места.

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации