154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 5 декабря 2014, 21:13


Автор книги: Наталья Тимошенко


Жанр: Современные детективы, Детективы


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Лена Обухова
Наталья Тимошенко
ЛЕГЕНДЫ ДРЕВНЕГО ОЗЕРА

Пролог

Октябрь, 2008 год

Смоленская область


Мелкий противный дождь моросил уже третьи сутки. От этого на улице было почти все время темно, а в домах не выключался свет.

Молодой человек примерно двадцати лет сидел прямо на полу в комнате, поставив себе на колени старенький ноутбук и разложив вокруг себя тетради и блокноты с многочисленными записями и пометками.

Пока на винчестер с флеш-накопителя записывалось видео, он смотрел на экран и задумчиво грыз ноготь, размышляя, что ему написать в поле «Название блога». Больше года он по крупицам собирал информацию: опрашивал людей, записывал легенды, не спал ночами, наблюдая за спокойной водной гладью местного озера, иногда ездил в город проведать пострадавшую девушку. И вот теперь наконец-то ему удалось более или менее систематизировать полученную информацию, сделать кое-какие выводы, сформулировать вопросы, на которые еще только предстояло получить ответы. Теперь он был готов создать свой блог и поделиться с миром правдой, от которой уже больше года отмахивалась и милиция, и местные жители.

Поставив курсор в нужное место, молодой человек на секунду замер, а потом быстро напечатал название своего будущего блога: «Хроники озера-убийцы».

– Не слишком помпезно? – поинтересовалась сидевшая рядом подруга, поглядывая через его плечо на экран.

– Нет, – отозвался парень. – Отражает самую суть. Давай запишем видеообращение вместо первого поста. Принеси камеру.

Девушка принесла из соседней комнаты старую видеокамеру и отдала ее другу. Пока тот проверял настройки, она быстро пролистала одну из тетрадей, в которой неровным почерком были записаны имена всех людей, погибших на озере год назад.

– Держи, Ник, не отвлекайся, – парень всунул ей в руки камеру, поправил очки на носу и откашлялся. – Снимай.

Ника поставила локти на колени, чтобы изображение не дрожало, и навела на своего друга объектив.

– Всем привет, меня зовут Алексей, и если вы смотрите эту запись, значит, вас, как и меня, интересует, что происходит на нашем замечательном озере Сапшо…

Пока они записывали видеообращение для блога, хлопнула входная дверь, в коридоре послышались тяжелые шаги и на пороге комнаты показалась невысокая худая женщина с убранными под платок волосами.

– Опять вы здесь, – проворчала она. – Я, кажется, просила дров принести еще вчера.

– Там дождь, – отмахнулся Алексей, пытаясь подсоединить камеру к ноутбуку.

– И что? У тебя куртки нет? Или мы будем мерзнуть до весны, потому что в дождь ты дров принести не можешь? Тебе восемнадцать лет, Алеша, если бы не твое зрение, ты бы уже в армии служил, как твой брат! А ты все в игрушки играешь и ерундой какой-то занимаешься! Сколько можно верить в эти сказки? Люди в деревне уже разное говорят.

– Люди в деревне – дураки! – взвился Алексей. – Ничего не понимают. Про Андрея они тоже говорят, что он просто упился до смерти, а все было не так!

– А как? – Женщина сложила руки на груди и раздраженно посмотрела на парня. – Только не начинай мне рассказывать про чудовище из озера!

Алексей поднялся на ноги и подошел к матери.

– Я тебе докажу, – твердо сказал он. – Я всем докажу. Я буду собирать доказательства до тех пор, пока мне не поверят. А если не мне, то рано или поздно кто-то заинтересуется этими материалами и проведет нормальное расследование. И тогда тебе будет стыдно, что даже ты наговаривала на своего сына.

– Марш за дровами! – разозлилась женщина.

Алексей выскочил из дома, громко хлопнув дверью.

– Зачем вы так? – укоризненно сказала его подруга, торопливо собирая все тетради в стопку.

– А что, я должна в его сказки верить? – устало спросила мама Алексея. – Мало мне того, что один сын в могиле, так еще и от второго никакой помощи. Только небылицы всякие сочинять горазд. Иди домой, Ника. Небось, еще уроки не все сделала, только и знаешь, что тут околачиваться.

Ника спрятала в сумку тетради, закрыла ноутбук, надела куртку и вышла из дома. Алексея она нашла за углом. Молодой человек сидел на нижней ступеньке лестницы, прислоненной к крыше сарая, и о чем-то думал.

– Вот, – Ника протянула ему сумку, – здесь твои тетради. Я побоялась, что твоя мама их выбросит.

– Спасибо, – Алексей забрал сумку, а потом внимательно посмотрел на девушку. – Но хоть ты-то мне веришь?

– Конечно! – заверила его подруга.

– Хорошо, – Алексей удовлетворенно кивнул. – Рано или поздно все поверят. Я выложу в Интернет все сведения и все записи, что у меня есть. И когда-нибудь кто-то серьезный этим заинтересуется.

Ника погладила его по плечу и посмотрела в сторону, где за деревней находилось то самое озеро Сапшо, в котором наверняка жило неизвестное науке чудовище, способное убить всех, кто увидит его.

Глава 1

4 июля 2012 года, 11:15

Аэропорт Домодедово, г. Москва


Мало кто из пассажиров рейса Мюнхен-Москва надеялся, что полет все же завершится удачно. Однако, несмотря ни на что, самолет долетел до Домодедово и даже приземлился по расписанию. Уставшие бортпроводники приносили свои извинения за неудобства, но их уже почти никто не слушал: все торопились поскорее покинуть салон.

Выйдя из самолета, Саша Рейхерд шумно вздохнула, поблагодарив Вселенную за то, что этот кошмар закончился, и пообещала себе впредь всегда проверять список пассажиров, с которыми ей предстояло лететь, и если там вдруг окажется еще хоть один русский, кроме нее, в самолет не садиться ни за какие коврижки. Она плохо представляла себе, насколько это осуществимо, но в данный момент ей было важно себя успокоить. Хотя, наверное, достаточно просто не летать больше с пересадками в Мюнхене, где пиво настолько вкусное, что некоторые индивидуумы не могут удержаться от его обильного потребления.

Все началось еще до взлета. Двое русских любителей алкоголя не рассчитали свои силы, поэтому в самолет их грузили более трезвые товарищи. Российский экипаж закрыл на это глаза, о чем вскоре сильно пожалел.

Саша сидела в самом хвосте, по привычке читая книгу, поэтому ничего не видела и подвоха не ждала. Когда же мужчины немного протрезвели, один из них обнаружил, что забыл в аэропорту свою сумку. Открыть дверь аварийного выхода ему не позволили, и его товарищ в весьма грубой форме начал требовать у экипажа развернуть самолет и вернуться в Мюнхен. В салоне поднялся такой ор, что стало сложно понять, кто именно дебоширит, а кто призывает к порядку.

В итоге нарушителей скрутили, но все пассажиры были уже слишком взвинчены, чтобы оставшееся время полета провести спокойно.

В зале прилета Сашу ждала Лилия. В легком платье она была еще красивее, чем в джинсах и куртке, высокие каблуки добавляли сантиметров десять роста. Несколько мужчин уже предложили ей свою помощь. Их даже не остановило отсутствие у Лили чемодана. В чем именно ей хотели помочь, было неясно.

– Привет! – улыбаясь, поздоровалась Саша, подходя к ней. – Ты одна? А где Ваня?

– Привет, – Лиля кивнула ей, игнорируя очередного несостоявшегося помощника. – Он ждет нас в машине, на парковке. Ты так загорела! Отдыхала где-то?

Лиля повела Сашу за собой, даже не предложив ей помощь с чемоданом или сумкой.

– В Испании, я прямо оттуда. Ты думала, я из Питера через Мюнхен летаю? – удивилась Саша.

– Да кто тебя разберет, – Лиля пожала плечами. – Муж, наверное, не очень обрадовался, когда ты сбежала?

Саша неловко улыбнулась, но отвечать не стала. Муж не просто не обрадовался. Он не разговаривал с ней два дня, демонстративно игнорируя любые ее попытки начать беседу. И только когда она чуть ли не впервые в жизни извинилась перед ним, он сменил гнев на милость. Максим долго молчал, глядя на экран ноутбука, за которым сидел в тот момент, но было видно, что он больше не читает.

– Ну что, каково это? – наконец спросил он.

– Что именно? – не поняла Саша.

– Извиняться, когда знаешь, что виновата.

Саша улыбнулась, по одному его тону определив, что в очередной раз прощена.

– Погано, – призналась она.

Максим повернулся к ней и тоже улыбнулся.

– Не знаю, почему я все еще терплю твои выходки.

– Потому что я терплю твои? – предположила она.

– Вообще-то я хотел сказать, потому что люблю тебя, но если тебе больше нравится такой вариант, я возражать не стану. Пойдем куда-нибудь поедим, давно уже хочу.

Саша не ждала, что Максим резко изменит свое отношение к ее поездке только потому, что она извинилась. Все оставшееся время она чувствовала его недовольство, но больше он ей ничего не говорил и улетел с отдыха вместе с ней, не желая оставаться один. До Мюнхена они летели вместе, а там пересели каждый на свой самолет: она в Москву, он в Санкт-Петербург.

Ваня действительно ждал их на парковке в машине, прикрыв глаза и покачивая головой в такт доносившейся из динамиков музыке.

– О, наконец-то, – обрадовался он, когда Лиля постучала по стеклу его двери.

Иван открыл им багажник, уложил чемодан Саши к двум другим, а потом велел всем быстрее садиться.

– Нам еще ехать и ехать, пан атаман будет сердиться, если мы опоздаем.

– Опоздаем? – переспросила Лиля, занимая пассажирское место рядом с ним. – У нас разве есть назначенный срок?

– Он же хотел видеть нас сегодня, значит, приехать мы должны не позднее полуночи. Странно, что мне приходится объяснять такие простые вещи, – Ваня изобразил удивление пополам с разочарованием.

Они о чем-то еще болтали с Лилей, то ругаясь друг на друга, то объединяясь против очередного нерадивого водителя, перестраивающегося прямо перед ними без указателя поворота. Когда же они наконец выехали на трассу, Ваня посмотрел на Сашу в зеркало заднего вида.

– Как ты там? – поинтересовался он. – В порядке? Что-то ты какая-то молчаливая.

– Я? – Саша удивленно поймала его взгляд в зеркале. – С вами разве слово вставишь? – она улыбнулась, давая понять, что шутит. На самом деле ей неожиданно нравилось слушать их болтовню и периодически вспыхивающие споры. Оказывается, она по ним скучала все два месяца.

– Действительно, как-то некрасиво получается, мы тут с Лилькой болтаем о своем… Давайте поговорим на какие-нибудь общие темы, – предложил Иван, явно что-то затевая.

– Например? – настороженно уточнила его сестра.

– О наших общих знакомых, – Сидоров пожал плечами. – Саша, вот что ты знаешь о нашем загадочном чехе? Мне кажется, с тобой он больше всех шушукался в прошлый раз.

Ваня ухмыльнулся, скосив глаза на Лилю. Та страдальчески вздохнула и отвернулась к окну. Саша покраснела, радуясь только тому, что под загаром этого не видно. Хотя вряд ли Ваня стал бы рассматривать ее, движение на трассе было довольно интенсивным.

– Все, что я о нем знаю, вам тоже известно, – как можно спокойнее ответила она. – А после возвращения из Абакана мы больше не общались. Мне почему-то кажется, – она посмотрела на затылок Сидорова, – что ты спросил не просто так.

– Это к гадалке не ходи, – рассмеялся Ваня. – Я его немного… кхм… погуглил. Но вы же все в курсе, что Дворжак, прости господи, космонавт? – он сделал драматическую паузу, ожидая ответа.

– Мы все слышали, как он рассказывал это Саше в самолете, – раздраженно напомнила Лиля.

– Саша, а он рассказывал тебе, почему ушел и переквалифицировался в охотника за привидениями?

Саша задумалась, вспоминая их разговор и в самолете, и позже, на лавочке в одну из ночей, когда она курила, а он сидел рядом с ней. Она никогда не умела сдерживать свое любопытство, поэтому спросила, почему он ушел, но он не ответил. И по его поведению было видно, что эта тема ему крайне неприятна. А еще он как-то обмолвился, что не уходил, его уволили. И в ту ночь, когда они встретили призраков, Войтех сказал, что хочет понять, что уже видел. Она тогда не обратила внимания на его слова, ей было немного не до того, а потом и вовсе забыла.

Саша не любила сплетничать о ком-либо за его спиной, но очень уж хотелось узнать, что такого «нагуглил» о Дворжаке Ваня. Самой ей почему-то поискать о нем информацию в Интернете в голову не приходило. Да и что бы она там нашла? У нее не было Ваниных возможностей.

– Как я поняла, его попросили подать в отставку, – осторожно сказала она. – Но причин я не знаю.

– А вот я знаю, – вздохнул Иван. В голосе его не осталось и доли юмора. – Сбрендил ваш Дворжак.

– В каком смысле? – не поняла Лилия. Она снова повернулась к брату. – Давай, говори уже, раз начал.

– В прямом смысле. Когда они болтались в этой своей консервной банке, которую человечество гордо именует международной космической станцией, у них что-то случилось. С ними надолго потеряли связь. Что-то поломалось. И сыграли бы все эти бравые ребята в ящик вместе с Дворжаком, если бы не смогли починиться. Но они смогли. Остальные ничего, а у этого случился нервный срыв. Трудно винить, конечно, я бы, наверное, тоже психанул, если бы задыхался там вместе с ними. В общем, этот парень заявил, что причиной сбоя был НЛО. Конечно, ни коллеги его, ни всякие там радары или что у них есть, его слова не подтвердили. Только Витька это не остановило. Вернувшись на Землю, он подал рапорт, в котором чуть ли не до последней лампочки описал корабль пришельцев. Его пытались урезонить, конечно. Пытались убедить, что все это плод его больного воображения, но в итоге велели или писать рапорт об отставке, или забирать рапорт об НЛО. Сами понимаете, что он выбрал.

Саша изумленно выдохнула. Она сама не знала, какую именно информацию ожидала услышать, но уж точно не такую. Она встретилась взглядом в зеркале с Лилей, но обе промолчали.

Это многое объясняло и в поведении Дворжака, и в его интересе к аномальному. Хотя он и не производил впечатления «сбрендившего», как выразился Ваня, определенные странности можно было заметить. У Саши сердце снова тревожно сжалось, когда она вспомнила темный неприветливый лес и Дворжака с револьвером у виска. Его дрожащие руки и холодный уверенный взгляд иногда снились ей в кошмарах.

Теперь хотя бы стало понятно, что именно он уже видел. Неизвестно только, кому он хочет доказать, что существуют вещи, неподдающиеся обычному понимаю: себе или другим.

– Вообще-то он не произвел на меня впечатления… человека не в себе, – наконец заметила Лиля.

– И про НЛО не упоминал, – поддержала ее Саша. – И вообще, откуда ты это узнал? Что-то мне подсказывает, что просто нагуглить такое нельзя. Ты уверен в достоверности своей информации?

Саша снова посмотрела на Лилю, но по лицу той было понятно, что она в правдивости сведений не сомневается и методы братца ей известны.

– Да уж поверь мне, – без тени сомнения заявил Иван. – Своими глазами видел и его рапорт, и заключение врача о его психическом состоянии. И да, ты права, я не просто гуглил. За это, если помнишь, Витек меня и взял в вашу теплую компанию.

– Перестань его так называть, – внезапно разозлилась Лиля. – Его зовут Войтех.

– Пожалуй, теперь я буду звать его «агент Малдер», – усмехнулся Сидоров. – Тот тоже все твердил про инопланетян, а ему никто не верил.

– Кстати, он оказался прав, – напомнила Лиля.

– Кстати, да, но я же и не говорил, что Витек неправ, – резонно заметил Иван. – Я лишь сказал, что никто и ничто не подтвердило его версию. А то, что он на голову ушибленный, и так видно невооруженным глазом. Эти его поездочки, видения, походы за смертью во имя освобождения проклятых душ – это все разве нормально?

– Что ж ты сам-то на вторую поездочку подписался, а? – Лиля повернулась к брату всем корпусом и прищурила глаза. – И, помнится мне, с не меньшим энтузиазмом землю рыл, чтобы узнать, действительно ли там похоронены люди? О которых мы, кстати, узнали из видений Войтеха.

Саша откинулась на спинку сиденья и посмотрела в окно, стараясь не вслушиваться в очередной разгорающийся спор Сидоровых. Она вспоминала, как Дворжак сказал, что его видения начались после полета на МКС. Еще тогда она подумала, что это запросто могло случиться из-за стресса. Теперь стало понятно из-за какого. Даже если НЛО не было. Саша в их существовании очень сильно сомневалась, если не сказать больше. Но сложно пережить такое без вреда для организма.

Не верить в его видения у нее оснований не было. Они подтверждались и гипнозом, и тем, что в итоге он оказался прав.

– Его видения могут быть следствием психологической травмы, – вслух сказала Саша. – Экстрасенсорные способности часто проявляются у людей, переживших смертельную опасность.

Лилия, что-то выговаривавшая брату, замолчала. Как ни странно, молчал и Иван. Они проехали в тишине несколько километров, прежде чем Лилия попросила:

– Не называй его Малдером. Он сразу поймет, что ты про него все узнал. И по нашей реакции поймет, что мы в курсе. Мне кажется, такие вещи надо не вынюхивать, а позволять людям самим о них рассказать.

– Ладно, – согласился Иван. – Я это больше для вас рассказал, а не для смеха. А то вы очень уж им очарованы. Обе, – он посмотрел в зеркало заднего вида на Сашу. – Аккуратнее с ним. Он мне в целом нравится, но он может быть опасен.

Саша собралась ответить, что она, в отличие от Лилии, никем не очарована, но, прислушавшись к себе, промолчала. Если быть честной с самой собой, то Дворжак был ей симпатичен. Конечно, не так, как Лиле, она с ним не флиртовала и не пыталась ему понравиться, но все равно относилась к нему гораздо теплее, чем к простому знакомому по форуму, с которым они однажды съездили в путешествие. И все эти два месяца ей не хватало общения с ним. Она скучала не только по Сидоровым, но и по нему. И еще неизвестно, по кому больше. Заходя время от времени на форум, именно возле его аватара она надеялась увидеть надпись «online».

– Я, конечно, не психиатр, – вслух сказала Саша, – но если Дворжак для кого-то и опасен, то только для самого себя.


4 июля 2012 года, 18:15

оз. Сапшо, Смоленская область


Войтех приехал на озеро еще утром. Проверил дом, который снял на несколько дней для себя и своей «команды», пополнил в Демидове, небольшом городке в тридцати километрах от озера, запасы всего необходимого, после чего прогулялся по берегу, чтобы сориентироваться на месте. Обедать пришлось в одиночестве. Он знал, что самолет Саши прилетел в Москву около одиннадцати утра, но оттуда до озера ехать часов восемь, поэтому он не ждал ни ее, ни Сидоровых раньше начала девятого, а Нев должен был приехать и того позже.

Всю вторую половину дня Войтех устанавливал видеокамеры на побережье и в лесу. Возможности установить наблюдение везде у него не было, поэтому он заранее определил несколько точек, основываясь на имеющихся у него сведениях. Заодно он повторял и мысленно отбирал факты, которые сможет рассказать остальным. С Директором он последний раз говорил в Москве, представитель ЗАО «Прогрессивных технологий» настаивал на том, чтобы никто, кроме Войтеха, не знал правду о заказчиках и целях исследований, проводимых группой. Дворжак не возражал.

Когда в четверть седьмого Войтех услышал шум подъехавшего к дому автомобиля, он почти не удивился. Следовало предполагать, что Иван не будет соблюдать скоростной режим.

– Рад снова вас всех видеть, – поздоровался Войтех, выйдя на террасу. Его товарищи как раз вылезали из большого черного внедорожника и разминали затекшие конечности. Ему показалось, что Саша как-то странно на него посмотрела, но он решил, что это игра его воображения.

– А уж как мы тебя рады, – усмехнулась Саша. – Должна тебе признаться, ехать с этими двумя в замкнутом пространстве несколько часов – настоящий ад. Мне теперь срочно необходима реабилитация в виде чашки кофе в обществе адекватного человека.

При этих словах Ваня хмыкнул, за что тут же получил укоризненный взгляд от сестры.

– А тут красиво, – сказала Лилия, подходя к Дворжаку и улыбаясь ему. – Привет.

– Вы еще не все видели, – тот улыбнулся ей в ответ. – В этот раз, я надеюсь, никто не останется на меня обижен. Мне удалось найти не только интересную историю, но и приятное место. Если все это окажется пустышкой, то мы, по крайней мере, проведем славный уик-энд.

– А я и пиво захватил, – признался Ваня. – Осталось только мясо на шашлык раздобыть, по такой жаре я не рискнул тащить его из Москвы… Черт, Саша, что ты там возишь в своем чемодане? Он весит целую тонну! – Он вытащил ее чемодан из багажника и с трудом поставил на землю.

– Давайте я помогу, – предложил Войтех, увидев это. Он спустился с террасы и подошел к машине. – Кофе и адекватный человек будут к твоим услугам через пару минут, – пообещал он Саше, машинально отмечая про себя ее свежий средиземноморский загар, который ей очень шел. За два месяца Войтех успел забыть, как легко Саше удавалось приковывать к себе его взгляд.

– Отлично, – улыбнулась она, стараясь сильно не разглядывать его, хотя это удавалось с трудом. Она была рада его видеть, но в голове постоянно крутилась информация, которую рассказал им Иван. Саша пыталась сопоставить ее с тем, что уже знала о Дворжаке. – Кстати, – вдруг вспомнила она, открывая свою сумку, – я тут кое-что купила в аэропорту, пока у меня была пересадка. Это тебе, – она протянула Войтеху большую четырехсотграммовую плитку шоколада. – Исключительно в медицинских целях.

Войтех удивленно принял из ее рук шоколад, не сразу понимая, что она имеет в виду. Потом он вспомнил, как терял сознание на пустыре около затерянной и забытой таежной деревни, как его шатало после гипноза и как Саша приводила его в чувство, заставляя есть шоколад.

– Спасибо, я тронут твоей заботой, – поблагодарил он, не до конца отделавшись от удивления. – Надеюсь, я своим приглашением не очень сильно испортил тебе отдых?

– Если бы сильно, я бы не приехала, – отмахнулась она. – Тем более, – Саша огляделась, – здесь тоже довольно мило.

Местность вокруг действительно поражала красотой. Озеро было большим, и, чтобы добраться до домика, снятого Дворжаком, Саше с Сидоровыми пришлось объехать его почти полностью. Озеро с трех сторон окружал лес, и лишь с одной стороны находилась деревня.

Их дом стоял немного на отшибе, довольно далеко от всех остальных, зато в нескольких метрах от террасы сквозь небольшие заросли поблескивала голубая водная гладь.

– Мило? – отозвалась со стороны террасы Лилия. – По-моему, здесь просто великолепно!

– Комаров только порядком, – заметил Иван, прихлопнув на своем плече очередного кровососа.

– Пойдемте в дом, там их наверняка нет, – предложила Лиля. – Вещи распакуем. Нев еще не приехал?

– Нет, он обещал быть ближе к десяти вечера, – отозвался Войтех, беря за ручку чемодан Саши и почему-то отчаянно желая, чтобы Сидоровы куда-нибудь исчезли хотя бы на полчаса.

Это желание ему не понравилось, хотя в нем не было ничего романтического. Скорее наоборот, будь это обычным влечением, его бы не смутил Сашин брак. Войтех не испытывал какого-либо священного трепета перед брачными узами, особенно чужими. Ему доводилось встречаться с замужними женщинами к общему удовольствию и без взаимных претензий, но здесь было другое. Саша не была в нем заинтересована, не флиртовала с ним, но все же задавала много вопросов, особенно оставаясь с ним наедине. И Войтеху почему-то хотелось ей отвечать. Это было слишком опасно. Его контракт с ЗАО весьма недвусмысленно предполагал полную секретность, а это означало, что оставаться с Сашей наедине стоит пореже.

Когда Саша с Войтехом зашли в дом, Сидоровы, поставив чемоданы прямо посреди холла, рассматривали помещение.

– Ну что, недурно, – резюмировал Ваня. – Во всяком случае, за дровами ходить не придется.

Дом был небольшим, но функциональным, с современной отделкой, мебелью и бытовой техникой. Две спальни: одна чуть меньше, вторая больше – располагались по разные стороны просторного холла, кухня была совмещена со столовой и гостиной. Наличие котельной позволяло надеяться на горячую воду в любое время суток. Сашу же больше всего обрадовала терраса с видом на озеро. Большого труда ей стоило напомнить себе, что они сюда приехали не отдыхать. Если она хотела отдыхать, нужно было оставаться в Испании.

– Будь тут хотя бы еще одна комната, дом можно было бы считать идеальным, – заметил Войтех, втаскивая чемодан Саши в спальню поменьше, где стояли две кровати. – Но выбирать тут не из чего, поверьте, этот вариант самый лучший. Зато нам поставили двухъярусную кровать в мужскую спальню, – он указал на вторую комнату. – И это в любом случае лучше, чем спальные мешки.

– Это точно, – Лилию даже передернуло от воспоминаний.

– Так, и кто же будет спать наверху? – поинтересовался Ваня, заглядывая в «мужскую спальню».

– Ты, конечно, – удивленно ответил Дворжак, подходя ближе и прислоняясь плечом к дверному косяку.

– А что так безапелляционно? – Иван был явно недоволен этим фактом.

– Ты же не станешь заставлять карабкаться туда пятидесятилетнего мужчину, – Войтех нахмурился.

– Нет, конечно. Я вообще-то тебя имел в виду.

– Я сплю здесь, – Войтех кивнул на отдельную кровать.

– И почему?

– Потому что я тут главный, – доверительным шепотом сообщил ему Дворжак и похлопал по плечу.

Лиля звонко рассмеялась, видя, как скривился ее брат, но ее веселье было быстро прервано.

– Как скажете, агент Малдер, – отозвался Сидоров, скрестив руки на груди.

Войтех резко обернулся, на пару мгновений заметно теряя самообладание, и удивленно уставился на Ивана. Потом он перевел взгляд на Лилию, которая смущенно опустила глаза, с нее – на Сашу, после чего понимающе усмехнулся.

– Я займусь кофе, – холодно сообщил он. – Кто еще будет?

– Сделай мне, пожалуйста, – попросила Лиля, бросив на брата взгляд, не суливший ему ничего хорошего, однако тот проигнорировал его.

– Я тоже не откажусь, – как ни в чем не бывало, отозвался Иван. – Там вроде вкусную немецкую шоколадку к нему обещали?

Войтех понял, что так и держит огромную плитку шоколада в руке. Он молча повернулся и пошел на кухню, краем глаза замечая, что Лилия затолкала брата в спальню, закрыла за ними дверь и, по всей видимости, принялась отчитывать. Войтех еще раз оглянулся на Сашу, но так и не понял выражение ее лица. Сейчас он жалел, что не рассказал раньше свою версию событий. Иван мог раскопать только официальную, а она звучала не очень хорошо.

Думать об этом теперь было уже бессмысленно, поэтому Войтех занялся простенькой капельной кофеваркой, которая хоть и не готовила эспрессо, но зато избавляла их от необходимости пить растворимый кофе. На нервной почве он даже забыл уточнить, все ли любят корицу, и машинально насыпал половину чайной ложки в молотый кофе.

Оставшись одна в коридоре, Саша несколько мгновений решала, что ей делать. Самым привлекательным вариантом казалось пойти в комнату и начать разбирать свой чемодан, дожидаясь, пока все участники неприятного события возьмут себя в руки. Но, проходя мимо кухни, дверей в которую не было, она свернула туда.

Войтех стоял к ней спиной, и по его напряженной позе можно было сделать вывод, что он прекрасно понял смысл слов Вани и ему это не нравилось. Саше инстинктивно захотелось извиниться. Пусть это не она искала о нем информацию, не она делилась ею с друзьями и не она не смогла удержать язык за зубами, она все равно чувствовала себя неловко.

– Кофе с корицей? – вслух спросила Саша, останавливаясь на пороге. – Никогда не пробовала.

– Да, я всегда его так готовлю, – признался Войтех, стараясь следить за тем, чтобы голос звучал ровно. – Надо было, наверное, уточнить у остальных, как вы предпочитаете. – Он уже все сделал, дальше кофе мог вариться без его участия, поэтому стоять спиной к Саше больше не было смысла, но Дворжак не торопился поворачиваться к ней лицом. – Полагаю, пан Сидоров выполнил домашнее задание и применил свои навыки поисков информации, чтобы узнать больше обо мне. Ты его об этом просила или он сам?

– Я? – удивленно переспросила Саша. – Мне это зачем?

Он пожал плечами и все-таки повернулся к ней.

– Ты дважды спрашивала меня, почему я ушел из отряда космонавтов, оба раза была не удовлетворена ответом. Вот я и предположил, что ты могла потерять терпение.

Саша несколько секунд молча смотрела на него, пытаясь справиться с внезапно возникшим чувством обиды. Она всегда знала, что рано или поздно ее любопытство сыграет против нее, но не думала, что это случится так скоро, и Дворжак станет подозревать ее в попытках узнать о нем что-то за его спиной.

– Если меня что-то интересует, Войтех, я всегда спрашиваю прямо, – немного резче, чем хотела, ответила она.

– Хорошо, я буду иметь это в виду, – он кивнул и улыбнулся. – Это все, что я хотел знать. Полагаю, теперь у тебя вопросов по этой теме нет, но если все же что-то осталось неясным, я готов рассказать. Скрывать уже все равно нечего.

Саша пожала плечами. Она понимала, что лучше бы ей сейчас ничего не спрашивать. Если ему нечего больше скрывать, то это еще не значит, что он готов об этом говорить. Она собиралась сказать что-нибудь нейтральное, про кофе с корицей, например, но вместо этого внезапно спросила:

– Там было очень страшно?

– Мне никогда не было так страшно ни до, ни после, – он кивнул. – Медленная смерть от удушья и понимание, что ты ничего не можешь сделать, – это… да, это очень страшно. Ни убежать, ни спрятаться, ни позвать на помощь, ни дать отпор… Мы ничего не могли сделать.

– Ты говорил об этом с кем-нибудь потом? – Саша вовремя спохватилась и успела заменить вертевшееся на языке слово «специалист» на нейтральное «кто-нибудь». Впрочем, Дворжак ведь должен понимать, какую именно информацию рассказал о нем Ваня, наверняка понял и то, что имела в виду она. – На всякий случай напомню, что ты всегда можешь послать меня к черту и сказать, что я лезу не в свое дело, – с улыбкой добавила она.

– Я со всеми говорил об этом, – Войтех приглушенно рассмеялся. – Я говорил об этом своим командирам, я писал об этом рапорты, я рассказывал об этом родным, друзьям. Я пытался понять, почему те, кто был вместе со мной, заявляют другое. Поэтому меня и выгнали. Точнее, попросили уйти. Не ушел бы сам, комиссия признала бы меня невменяемым. Мой отец предлагал устроить меня в хорошую клинику для военных, переживших нервный срыв. Думаю, это красивое название для ведомственной психбольницы. Я уволился и остался в Москве. Нашел другую работу. Зарегистрировался на том форуме, где мы познакомились. С тех пор я больше не говорю об этом. Ни с кем. – Он немного помолчал, понимая, что она, скорее всего, спрашивала не об этом. – Саша, я не сумасшедший. Все это не большее безумие, чем целители, видения, проклятия и призраки.

Проигнорировав его слова о том, что он больше ни с кем не говорит об этом, Саша подошла ближе, чтобы Сидоровы, если вдруг придут, не услышали.

– Я имела в виду не это, – тихо сказала она. – О том, что ты говорил про НЛО… – она запнулась, – Ваня нам рассказал. Я спрашиваю, говорил ли ты с кем-нибудь о том, как это было страшно? Я вовсе не считаю тебя сумасшедшим. Мне кажется, я уже достаточно хорошо тебя знаю, чтобы наплевать на заключение психиатра. И хоть ты иногда делаешь пугающие меня вещи и говоришь о том, чего я не понимаю, я все равно не считаю тебя психом. Просто пойми, страх – это такая вещь, которая имеет свойство прятаться глубоко внутри. И даже когда кажется, что уже все забыто, он появляется на поверхности в самый неподходящий момент.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.5 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации