» » » онлайн чтение - страница 14

Текст книги "Наемники"


  • Текст добавлен: 12 марта 2014, 01:18


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Николай Андреев


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 14 (всего у книги 19 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 9

ПЕРЕЛОМ

Противостояние длилось еще трое суток. На фронте не было никаких перемен, и все начали забывать о прошедших переговорах. В конце концов, это мелкий, незначительный эпизод войны. А она приобретала затяжной характер и велась на измор. Кто кого пересидит, перетерпит. Ни мендонцы, ни бонтонцы не обладали каким-либо существенным преимуществом. Удача – женщина переменчивая, сегодня благоволит одному, а завтра уже другому.

На четвертый день в лагерь на полном скаку ворвался посыльный из столицы. У штабной палатки унимиец натянул поводья. Измученное животное отчаянно захрипело, но остановилось. Спрыгнув с коня, гонец протянул Хиллу аккуратно запечатанный пакет. На нем отчетливо виднелась герцогская печать. Уже при прочтении первых строк на лице генерала появилась довольная улыбка. Окинув взглядом подчиненных, командующий громко произнес:

– Господа, очень приятная и долгожданная новость. В войне наступает перелом. Наш враг попал в довольно непростое положение. Как вы знаете, два года назад бонтонцы вторглись в графство Окланское и аннексировали значительную часть территории. И вот четыре дня назад армия Оклана перешла границу и стремительно движется к столице противника. Резервы Бонтона полностью истощены, и оказать достойное сопротивление северному соседу он не в состоянии.

По рядам офицеров прошел возбужденный гул. То и дело раздавались радостные выкрики. Некоторые тасконцы поздравляли друг друга с победой. Сомнений больше не осталось – враг обречен.

– Откуда такие точные сведения? – задумчиво спросил Кидсон. – Самая быстрая лошадь доскачет от Оклана до Мендона дней за пятнадцать, от границы путь займет в два раза меньше времени. Все равно неувязка…

– В том-то и дело, что сообщение доставлено не по суше, а по морю, – торжественно заявил Хилл. – Как информирует герцог, наши новые союзники заключили договор с неизвестным государством. Оно обладает самыми современными технологиями. В обмен на участок земли эти люди предоставили графству огромное количество огнестрельного оружия. В их распоряжении десятки боевых и десантных кораблей. Подобная армия способна овладеть любым портовым городом.

– Неужели чужаки помогают Оклану? – уточнил майор Бронсон.

– Не совсем, – ответил генерал. – Представители могущественной страны наотрез отказались участвовать в сражениях. Зато выделили делегации графства быстроходный эсминец. Именно на нем и прибыли союзники. Теперь осталось лишь согласовать план дальнейших действий.

Унимийцы бурно обсуждали полученную новость, а путешественники незаметно отошли в сторону. Их разговор не для чужих ушей. С саркастической усмешкой на устах Аято тихо вымолвил:

– Вот и дождались… Алан готовил вторжение на материк ровно полгода. Найдя сговорчивых правителей, колонизаторы развернут здесь свои базы и двинутся вглубь Унимы. Признаюсь честно, я ждал это сообщение гораздо раньше. Они даже задержались.

– Не торопись с выводами, – проговорил Олесь. – Мы знаем лишь об одном факте. Проникновение на восточное побережье могло начаться и гораздо раньше. Вопрос в том, почему захватчики стали помогать именно Оклану? Ведь с сильным государством куда выгоднее иметь дело…

– Только не тогда, когда хочешь подчинить и ассимилировать весь народ материка, – возразил Карс. – Гораздо удобнее заключить сделку с марионеточным монархом, который будет полностью зависеть от тебя и пойдет на любые уступки. Кроме того, граф имеет славу мягкого и слабовольного правителя. Не случайно бандиты Родмана нашли пристанище именно в его стране.

– В твоих словах есть логика, – согласился самурай. – Но каков хитрец Жонини! Армия северян еще не перешла в наступление, а он уже понял, что придется воевать на два фронта. Удивительная прозорливость! Вот почему тасконцу срочно нужен был мир. Генерал хотел снять войска отсюда и закрыть ими образовавшиеся бреши в обороне…

– В любом случае бонтонцам придется пойти на такой шаг, – добавил властелин. – Лишь перебросив к столице кавалерийские части, герцог сумеет удержать город. Группировка Жонини сразу ослабнет и потеряет подвижность, а мы воспользуемся представившимся шансом.

– По-моему, здесь все ясно, – вставил Храбров. – Не пройдет и декады, как правитель Бонтона объявит о капитуляции. Он будет вынужден согласиться на позорное условие мирного договора. Иначе союзники без жалости и сострадания разрушат столицу. Солдаты слишком озлоблены и жаждут крови.

После короткой паузы русич продолжил:

– Пора подумать о собственной судьбе. Мендонцы больше не нуждаются в услугах советников. Надо возвращаться в город. Без разрешения Альберта нам страну не покинуть. А оставаться в герцогстве опасно.

Решение землян полностью совпало с мнением Хилла. Командующему надоело делить славу с чужаками, и он жаждал от них избавиться. Для ведения переговоров с окланцами в столицу с группой офицеров отправлялся полковник Кидсон. Превосходное стечение обстоятельств. С одной стороны унимийцы служили сопровождением, с другой – прикрытием. Теперь ни у кого не возникнет даже мысли, что иноземцы хотят сбежать из Мендона.

Путешественники до сих пор находились на положении пленников, и отпускать группу тасконцы не собирались. Неблагоприятную ситуацию следовало изменить. После активного участия в боевых действиях воины имели на это право. Друзья получили возможность диктовать собственные условия.

Дорога до города не заняла много времени и обошлась без приключений. Ни одна банда не решится напасть на хорошо вооруженный отряд кавалеристов. Спустя двое суток всадники въехали в ворота Мендона. Сразу бросилось в глаза, как резко изменилась обстановка в столице. Еще декаду назад люди ходили с обреченным видом, не особенно надеясь на успех. Закрывались магазины и лавочки, не работали школы, а зажиточные граждане старались вывезти наиболее ценное имущество из города.

Сейчас все было иначе. Уже на дороге земляне увидели колонну груженых повозок, неторопливо плетущихся в Мендон. То и дело попадались роскошные кареты и экипажи. Угроза штурма столицы миновала, и знать спешила вернуться к привычной светской жизни. Впрочем, некоторые дорого заплатили за паническое бегство. Тасконцы без конца болтали о бесчинствах разбойников и дезертиров. Кого-то ограбили, кого-то избили, а кое-кто недосчитался родных и близких. Ходили ужасные слухи о гибели нескольких дворянских семей.

Но сейчас горечь и боль утрат отошла на второй план. В Мендоне витал дух победы и радости. Каждый горожанин знал о союзе с графством Окланским и скором разгроме ненавистных бонтонцев. Даже огромное количество нищих, просящих милостыню на площади, не могло испортить картину торжества. Счастливые лица, яркие наряды, оживление на улицах, бойко выкрикивающие цену товара торговцы. Всеобщее ликование захлестнуло столицу.

Солдат и офицеров, пребывающих с фронта, унимийцы встречали как героев. Женщины и дети бросали под ноги лошадей букеты полевых цветов. На одном из перекрестков кавалеристов обступила восторженная толпа. Потеряв почти двадцать минут, отряд с большим трудом выбрался на открытое пространство и, ускорив движение, устремился к замку. Гвардейцы у башни отсалютовали начальнику штаба и пропустили всадников без проверки. Боевые офицеры сейчас в почете.

Встреча с окланскими представителями оказалась назначена на вечер, и друзья направились в гостиницу приводить себя в порядок. Внешний вид землян наглядно демонстрировал их активное участие в сражениях. Грязная, во многих местах разорванная форма с бурыми пятнами высохшей крови. Хозяин заведения был буквально шокирован. Он привык к холеным лицам и чистой одежде и с трудом узнал в обросших воинах своих клиентов.

Война – не прогулка на свежем воздухе, и тасконец прекрасно понимал это. По первому требованию владелец гостиницы предоставил все необходимое. Уже через пятнадцать минут в комнате путешественников появились парикмахеры и брадобреи. Тем временем, прачки и портнихи занялись формой чужестранцев. Горячий душ и бутылка крепкого вина кому угодно поднимут настроение. Спустя семь часов слуга принес в номер идеально выстиранную, заштопанную и поглаженную одежду землян.

Отлично отдохнувшие и чудесным образом преобразившиеся наемники спустились в ресторан на ужин. На переговорах времени перекусить у них не будет. К столу постоянно подходили какие-то люди и выражали воинам благодарность. Удивительно, но о подвигах энжелцев в столице прекрасно знали. Раненые солдаты, вывезенные в Мендон на лечение, довольно подробно описали оборону

Кростона и ход последующего отступления. Эти истории не нуждались в приукрашивании. Реальные события, происходившие возле форта, гораздо страшнее и трагичнее любого вымысла.

Изредка перебрасываясь короткими репликами, друзья неторопливо ели изысканные кушанья. Неожиданно Вацлав замер. С его вилки на пол упал кусок мяса. Наконец, взяв себя в руки, поляк вымолвил:

– У нас гости…

Путешественники обернулись почти одновременно. Прямо к их столу уверенной походкой шел полковник Стонж. Унимиец натянуто улыбался, вежливо здороваясь с сидящими в зале посетителями. Надо отдать должное Эллису. Ситуация в стране изменилась, и глава тайной полиции тут же изменил характер деятельности своего ведомства. Теперь его люди активно искали шпионов врага, причем весьма успешно. В плане слежки и сыска они были настоящими профессионалами. О сведении счетов с неугодными Стонж даже не помышлял. Злить сейчас народ равносильно самоубийству.

– Добрый вечер, господа, – деликатно поздоровался офицер. – Позвольте присесть рядом с вами?

Отказ мог привести к скандалу, и Олесь молча указал тасконцу на пустующий стул. Удобно устроившись, полковник нарочито громко проговорил:

– Премного благодарен…Официант, бокал крепкого красного вина!

Пару минут царила полная тишина, нарушить которую решился Стонж. Он явно пришел в ресторан неслучайно. Откинувшись на спинку стула и потягивая пьянящее зелье, унимиец с иронией в голосе произнес:

– И так, вы в фаворе. Безмозглая толпа дворян и простолюдинов восхищается смелостью энжелцев. Не знаю, зачем группа влезла в драку, но решительный шаг сделан как нельзя вовремя. Я связан по рукам и ногам. Еще бы! Чужаки стали едва ли не национальным символом победы…

– К чему этот сарказм? – спросил Аято. – Судя по отдельным репликам, удачное завершение войны вас ничуть не радует.

Полковник наклонился вперед, зло сверкнул глазами и с нескрываемой ненавистью выдохнул:

– А чему мне радоваться? Все, что кровью и потом создавалось в последние годы, рухнуло в бездну. Тайная полиция под моим руководством превратилась в мощную организацию, заставлявшую мендонцев трепетать от страха. Одно неосторожно сказанное слово, и человек прощался с жизнью, а его семья лишалась дворянских титулов. Я отомстил почти всем выскочкам и наглецам. Издавая указы, герцог обязательно советовался со мной. К завоеванию трона оставалось сделать последний шаг. И он не самый сложный…

– Николь никогда не согласится стать вашей женой, – возразил Храбров. – Принцесса презирает подобных негодяев.

На мгновение Эллис замер. Стонж изумленно смотрел на землянина, а затем искренне расхохотался.

– Борьба с напыщенными надменными глупцами сыграла со мной злую шутку, – пояснил тасконец. – Я расслабился и недооценил нового противника. Почувствовав опасность, группа начала собирать информацию о высокопоставленных чиновниках Мендона. Логичный ход. Приходится признать, первый поединок проигран вчистую. Надеюсь, вам удалось откопать более веский компрометирующий материал?

– Разумеется, – усмехнулся японец. – Убийство правителя страны – очень тяжкое преступление. Изменнику не избежать смертной казни. Народ никому не прощает такие поступки.

– А вот это надо еще доказать, – язвительно заметил офицер. – Должны быть неопровержимые факты и свидетели. Я легко представлю данное обвинение как клевету.

– Кто знает, кто знает… – неопределенно сказал Тино.

Взгляд унимийца быстро забегал по лицам собеседников, однако ничего прочесть на них он не сумел. Блефует энжелец или нет, полковник так и не понял. Сделав большой глоток вина, Стонж опять откинулся на спинку стула. Пренебрежительно махнув рукой, мендонец вымолвил:

– Да какая разница! Сейчас детали несчастного случая в лесу уже никого не интересуют. Мой отлаженный механизм развалился. Часть людей покинула ведомство, часть меня предало, а оставшиеся – полные кретины. С ними престол не завоюешь. Я оказался у разбитого корыта…

– Рано или поздно это должно было случиться, – спокойно проговорил Карс. – За грехи всегда приходится платить…

– Ерунда! – раздраженно возразил Эллис. – План превосходно осуществлялся, пока в городе не появились вы. Когда мне доложили о дуэли во дворце и гибели барона Ричмонда, я сразу понял – грядут серьезные неприятности. Вот почему группу арестовали. Признание в шпионаже или в чем-нибудь похожем сразу решило бы проблему. Увы…Зацепиться оказалось не за что, хотя ложь чувствовалась в каждом слове. Под давлением принцессы начал нервничать герцог. Болван! Альберт никогда не мог правильно проанализировать ситуацию. Пленников пришлось отпустить.

– Но слежка осталась, – вставил Вацлав. – В любой компании, на любом приеме мы замечали агентов тайной полиции.

– Пустяки, – рассмеялся тасконец. – Мои палачи при желании выбили бы из вас все необходимые сведения. Они мастерски умеют выдергивать ногти, выкалывать глаза и сдирать кожу…

– Да ты, садист, – презрительно сказал властелин. – Я знал племена, которые ели людей. Человек для них обычная пища, ничем не отличающаяся от кона. Они убивали свои жертвы когда испытывали голод и для захвата территории. Тебе же доставляет удовольствие причинять боль.

– А это довольно забавно наблюдать за тем, как корчится в мучениях твой враг. Получаешь истинное наслаждение, – возбуждено произнес полковник. – Когда-нибудь я поквитаюсь и с вами.

– Предлагаю закончить бессмысленный разговор, – остановил Стонжа русич. – Нам абсолютно не хочется слушать бредни больного человека. Невинной крови пролито уже достаточно. Пора бы и остановиться.

– Глупцы, – покачивая головой, вымолвил мендонец. – Вы так ничего и не поняли. Из-за проклятой войны, из-за сумасшествия, охватившего народ, я почти лишился власти. Второй раз мне подняться не дадут. Враги повсюду! Я не успел их уничтожить…А теперь у меня отбирают и надежду. Видите ли, государственные интересы…Однако, Эллис Стонж никогда не сдается. Я привык доводить дела до конца.

– Мы то здесь при чем? – гневно воскликнул Воржиха.

– Все мои беды из-за вас. Интуиция никогда меня не подводила, – спокойно пояснил унимиец. – Если есть препятствие, его надо устранить. Кое-какие меры уже предприняты. Я пришел сюда специально за тем, чтобы объявить войну Энжелу. Берегитесь! Мне терять нечего.

Полковник с силой бросил пустой бокал в стену и, не обращая внимания на посетителей, направился к выходу. Большинство людей смотрело в спину Стонжа с нескрываемой ненавистью. Страх перед тайной полицией у мендонцев еще не исчез, но произошедший перелом в сознании очевиден. Особенно выделялись из общей толпы солдаты и офицеры, участвовавшие в боевых действиях. Их теперь трудно чем-нибудь напугать.

– Я ничего не понял из его болтовни, – пожав плечами, проговорил поляк. – По-моему, полковник сошел с ума.

– Не исключено, – откликнулся самурай. – Всю жизнь Эллис преследовал одну цель: добиться неограниченной власти. Рожденный в бедном городском квартале, он сумел добраться до небывалых вершин в местной иерархии. Удача благоволила ему.

– В средствах мерзавец тоже не стеснялся, – вставил Карс.

– Согласен, – кивнул головой Тино. – Сплетни, предательства, убийства – обычный набор интригана. Стонж не жалел никого: ни мать, ни родных, ни друзей. Обладая великолепным аналитическим умом, тасконец весь ход событий разложил по полочкам. Лишь однажды его расчеты дали осечку. Но любовь к женщине никогда не вписывалась в схемы. Несмотря на отказ Николь, офицер находился буквально в шаге от трона…

– И тут налаженная система рухнула, – добавил Олесь.

– Правильно, – произнес Аято. – Пирамида тотального контроля, создававшаяся годами, на деле оказалась обычным карточным домиком. Жизнь Эллиса рассыпалась в прах. У него действительно нет ничего: ни семьи, ни цели, ни идеалов. В душе он уже мертв. Стонж не без основания считает нас виновниками своего падения. Хотя повлиять на решение бонтонцев развязать войну, мы конечно не могли.

– В таком состоянии полковник чрезвычайно опасен, – заметил мутант. – Унимиец способен на самые отчаянные поступки, вплоть до организации покушения. Его разум помутился от злобы и отчаяния.

– Вряд ли, – возразил японец. – Начальник тайной полиции всегда отличался выдержкой и рассудительностью. Сегодняшний срыв либо случайность, либо провокация. Стонж что-то задумал, и свой план мендонец обязательно осуществит.

Время уже поджимало, и друзья поспешили во дворец. Возле входа их ждал полковник Кидсон. Тасконец изменился неузнаваемо. Идеально выбритый подбородок, терпкий аромат одеколона и новенькая, сверкающая эполетами и нашивками, парадная форма. Даже не верилось, что еще несколько часов назад этот человек, грязный и потный, скакал на лошади по пыльной дороге.

– Превосходный вид, – с улыбкой сказал Тино.

– Да и вы неплохо выглядите, – ответил офицер.

– До подобного изыска нам далеко, – восхищенно вставил Воржиха.

– У каждого народа есть особые традиции, – проговорил начальник штаба. – В Мендоне любят красиво одеваться. Впрочем, в данном искусстве мы далеко не первые. Когда увидите делегацию Оклана, поймете смысл моих слов.

Воины миновали охрану и вошли в центральный зал. На троне восседал герцог Альберт. Возле него с шумом и гамом суетилась толпа советников и фаворитов. Люди, как правило, недалекие и завистливые, но изощренные во лжи и лести. Для продвижения по иерархической лестнице этого часто бывает вполне достаточно.

Путешественники и Кидсон сделали пару шагов и невольно остановились. Они были поражены внешним обликом правителя. В период тяжелых испытаний, когда страна стояла на краю гибели, герцог проявил трусость и слабоволие. В какой-то момент унимиец сломался.

Страх способен уничтожить человека. Одни, пересиливая его, идут на подвиг, молодея душой и телом. Другие сдаются, перестают сопротивляться и стареют за считанные дни. Именно это и произошло с Альбертом. Серый цвет лица, сгорбленная фигура, чуть дрожащие руки. Даже близость скорой победы не улучшила состояние монарха. Правитель до сих пор пребывал в странной прострации. Посмотрев на чужестранцев, герцог произнес:

– Рад видеть вас живыми, господа. Мне докладывали о той неоценимой помощи, которую оказали энжелцы Мендону. Такие услуги никогда не забываются. Очень скоро группа сможет покинуть город. Правда, хочу попросить об одном одолжении…

Альберт неожиданно запнулся. Тасконец огляделся по сторонам и попытался изобразить улыбку.

– Впрочем, о личных делах потом… Мне доложили, что делегация союзников готова к переговорам. Желаю вам удачи, – вымолвил герцог.

К землянам приблизился распорядитель и жестом предложил воинам следовать за ним. Путешественники, Кидсон и еще пятеро офицеров двинулись по широким коридорам здания. Сразу чувствовалось, что оно построено два века назад. На стенах виднелось множество старинных приспособлений уже давно не находивших практического применения.

Потомки древней цивилизации пытались скрыть образовавшиеся ниши картинами, скульптурами и канделябрами. Но опытный глаз без труда обнаруживал места от встроенных голографов, светильников и систем пожаротушения. Безопасности строений унимийцы уделяли большое внимание. Двести лет назад человеческая жизнь представляла огромную ценность. Сейчас все иначе. За золотую монету люди убьют кого угодно. Желающих выполнить грязную работу, в Мендоне более чем достаточно.

Земляне и тасконцы поднялись по лестнице на второй этаж и оказались в просторном овальном зале. Посреди помещения стоял длинный массивный стол. По одну его сторону сидели представители графства Окланского. Взглянув на новых союзников, друзья сразу вспомнили слова начальника штаба об особенностях одежды. Она действительно отличалась своеобразием. Ни с чем подобным наемники раньше не сталкивались.

Длинные широкие балахоны разного цвета, мягкая кожаная обувь и странные тюрбаны с множеством перьев. Как потом узнали путешественники, окланцы считали унизительным ходить с непокрытой головой. Особо провинившихся дворян лишали этой привилегии, и бедняга становился посмешищем для окружающих. На одежду иноземцев унимийцы внимания не обращали. Они никому не навязывали свои обычаи и культуру, уважая нравы соседей.

После короткого приветствия мендонцы неторопливо расселись по местам. Но начать переговоры сразу не удалось. Все окланцы были необычайно возбуждены и не спускали глаз с формы наемников. Тасконцы о чем-то перешептывались, показывая друг другу непонятные знаки. Наконец, один из них громко проговорил:

– Мы не знали, что и вы вступили в контакт с Аланом. Обсуждать детали будет гораздо проще. Ведь тайн больше нет…

– Значит, ваш могущественный союзник – Алан? – удивленно воскликнул полковник Кидсон.

– А кто же еще… – спокойно ответил окланец. – Государства Унимы прозябают в варварстве и не обладают столь высокими технологиями. Когда боевые корабли захватчиков вошли в порт, перед нами встала дилемма – либо воевать, либо договариваться. Первый вариант означал неминуемую гибель. Две тысячи хорошо экипированных десантников уже находились на берегу, а стволы огромных орудий смотрели на город. В сложной ситуации граф принял единственно верное решение. В обмен на часть территорий армия Оклана получила новейшее оружие и гарантии невмешательства в государственные дела.

– Действительно разумно, – согласился начальник штаба. – Но до сегодняшнего дня мендонцы абсолютно ничего не знали о вторжении на планету враждебной цивилизации.

– А разве эти люди не аланцы? – спросил мужчина, указывая на землян.

– Нет, – произнес офицер. – Они представляют здесь Энжел. Их страна находится на юге материка в устье Миссини.

– Странно, – покачал головой союзник. – Могу поклясться, что форма идентична той, в которую одеты аланские пехотинцы. За минувшие месяцы я хорошо изучил неприятеля.

– Ничего удивительного, – вмешался Олесь. – Когда-то Алан являлся колонией Тасконы и перенял от метрополии основные принципы военной системы. Вооружение и снаряжение ее неотъемлемые элементы. Мы нашли форму на древних складах, а они, вероятно, используют старые модели. Хотя, если честно…

Русич тяжело вздохнул и после паузы продолжил:

– Мне и моим друзьям было известно о высадке аланцев. Около полугода назад наш корабль отправился в экспедицию к Оливии. Экипаж с удивлением обнаружил, что жители материка подверглись ассимиляции со стороны высокоразвитой цивилизации. Там, как в прежние годы работают заводы, судоверфи, садятся и взлетают космические челноки. Отряд поспешил обратно. Хотели предупредить свой народ. Увы, буря уничтожила корабль, и уцелели лишь мы четверо. Описывать дальнейшие события не имеет смысла.

– Поразительная история! – воскликнул окланец. – Теперь становится понятно, почему Алан выбрал заброшенные степные земли. В тех местах располагались древние космодромы. Некоторые наверняка можно использовать. Захватчики сразу оцепили значительную территорию и никого туда не пропускают. При этом численность их армии увеличивается буквально на глазах.

– Ваши волнения напрасны, – успокоил собеседника Храбров. – Они не нарушат заключенный договор. Проблемы Унимы Алан мало интересуют. У колонизаторов иные задачи. Десятки тысяч переселенцев на орбитальных базах ждут высадки. В течение нескольких лет внешний вид материка существенно изменится. Здесь появятся фабрики, разветвленная сеть дорог и огромные засеянные кражью поля. Постепенно начнется слияние двух народов. Хотите вы того или нет, но процесс развития захватит всю страну.

– А если кто-то окажет сопротивление захватчикам? – уточнил Кидсон.

– Его безжалостно уничтожат, – ответил Олесь. – Аланцы не хотят лишних жертв, но церемониться с врагами не станут. Впрочем, это далекая перспектива. Война с Бонтоном еще не закончена.

Расставив все точки, стороны приступили к обсуждению плана дальнейших действий. Серьезных разногласий не возникло, а на деталях офицеры долго не останавливались. Они решались в рабочем порядке. Главное – ударить по противнику одновременно, чтобы Жонини не знал, куда посылать резервы.

Генеральное наступление назначили через пять суток. К тому моменту окланцы как раз доберутся до своих войск. Быстроходный эсминец стоял на рейде и ждал делегацию союзников. По взаимному соглашению ни один из матросов на берег не сошел. Пока данная территория закрыта для колонизаторов, а распылять силы аланцы не хотели.

Судя по всему, экспедиционный корпус закреплялся в центральной части материка. Когда ситуация станет благоприятной, войска двинутся в южном и северном направлении. Типичная тактика для генералов могущественной цивилизации. Поставленные задачи захватчики решали последовательно, не торопясь. Конечный успех гарантирован.

Переговоры длились больше трех часов и постепенно приближались к завершению. Спорных вопросов больше не осталось.

И мендонцы, и окланцы пребывали в хорошем настроении. То и дело слышались шутки и остроты. Возглавлявший делегацию северян советник графа маркиз Сентеб неожиданно поднялся из-за стола и торжественно произнес:

– Господа, теперь я предлагаю обсудить самую приятную часть официального визита делегации. Нашим странам предстоит скоро породниться. Как вы знаете, полгода назад граф Окланский овдовел. Траур позади, и правитель решил снова жениться. Герцог Альберт любезно согласился выдать за него замуж принцессу Николь. Этот брак свяжет государства единой и неразрывной нитью. Завтра утром мы отплываем и хотели бы забрать невесту с собой. Так будет гораздо безопаснее и быстрее.

Услышанная новость потрясла офицеров Мендона. Ведь в беседе с ними монарх ни словом не обмолвился о данном союзникам обещании. И Кидсон, и его люди оказались в дурацком положении. Унимийцы изумленно смотрели на командира, а он растерянно хлопал глазами. Признаться честно, путешественники испытывали те же чувства. Ни земляне, ни тасконцы не знали, как выпутаться из сложившейся ситуации.

– Принцесса поедет с нами? – повторил вопрос Сентеб.

– Дело в том… я не уполномочен… – неуверенно вымолвил начальник штаба.

Внезапно в зал с обворожительной улыбкой на устах вошел граф Эдуард.

– Прошу прощения, – вежливо проговорил мендонец. – Я задержался по делам и не успел к началу дискуссии. Военные вопросы вы видимо уже согласовали… Что же касается принцессы Николь…

Дворянин сделал длинную паузу, внимательно разглядывая окланцев. Надо отдать должное, Эдуард был неплохим физиономистом. По лицам собеседников граф определял их настроение и соответственно выбирал тактику разговора. Вот и сейчас, унимиец решал непростую задачу.

– Понимаете, господа, принцесса очень молода, а потому капризна и непостоянна, – произнес Эдуард. – Девушке нужно подготовиться к встрече с женихом. У нее чересчур много вещей. Отправиться в путешествие сразу она не в состоянии.

– Сколько времени займут сборы? – уточнил глава делегации.

– Дней десять, – с доброжелательным видом сказал граф. – Как любая женщина, Николь хочет предстать перед двором во всем своем блеске. Довольно скромное желание. Нельзя упрекать принцессу за это.

– Но мы не можем столько ждать! – воскликнул маркиз. – Войска должны начать наступление одновременно с вашей армией. Успех военной компании зависит от слаженности действий.

– Весьма сожалею, – театрально развел руками мендонец, – хотя и не вижу здесь серьезной проблемы. Океан не лучшее место для прогулок. Стоит ли рисковать жизнью невесты графа, отправляя ее на корабле? Сильный шторм способен разбить о камни даже аланский эсминец. Через декаду Бонтон объявит капитуляцию, и на восточном побережье Унимы воцарится мир. Войска захватчиков будут распущены, а оружие конфисковано. Мы, тем временем, снарядим караван, который двинется в Оклан сухопутным маршрутом.

– Но по лесам бродят банды разбойников и дезертиров, – раздраженно возразил Сентеб. – Разве они не представляют угрозы?

– Вы неплохо осведомлены, – польстил союзнику Эдуард. – Однако эти трудности легко преодолимы. Для сопровождения Николь выделена лучшая сотня гвардейцев. Кроме того, кавалькада минует наиболее опасные места. Герцог уже разослал гонцов по всем городам, поселкам и деревням. Поверьте, через два месяца принцесса благополучно достигнет столицы.

Спорить с графом маркиз не стал. Все аргументы были исчерпаны. В конце концов союзники имеют право не доверять Алану. Николь слишком важная особа, чтобы вверять ее людям, уничтожившим тасконскую цивилизацию двести лет назад. Глава делегации вежливо поклонился и с отчаянием в голосе проговорил:

– Граф будет разочарован. В городе уже все готово для проведения пышной церемонии. Мы никак не ожидали отказа…

– Это ни в коем случае не отказ, – мгновенно отреагировал мендонец. – Просто небольшая отсрочка. Ожидание лишь разжигает чувства. Я знаю толк в подобных вопросах. Николь необычайно красива. Ваш правитель останется доволен невестой.

– Не сомневаюсь, – вымолвил Сентеб.

Окланцы быстро удалились. Их настроение резко ухудшилось. В победе над врагом никто не сомневался, а вот неудачу с принцессой монарх вряд ли простит. Основная задача визита оказалась невыполненной. Успокаивало лишь то, что Альберт поклялся выдать племянницу замуж за графа. А свое слово дворянин никогда не нарушит.

Как только союзники вышли из помещения, Эдуард повернулся к путешественникам и со слащавым выражением лица произнес:

– Господа, герцог просит всех спуститься в тронный зал. У него есть к группе взаимовыгодное предложение. Думаю, пребывание в Мендоне вам порядком надоело.

Пожав плечами, друзья направились к выходу. Следом за ними двинулись офицеры, участвовавшие в переговорах. Унимийцам не было нужды жаловаться на неудачу. Цель достигнута, и скоро захватчики покинут территорию Родины. Однако, неприятный осадок на душе от неожиданного появления графа, тем не менее, остался. В словах и поведении Эдуарда чувствовалась ложь и фальшь.

– Одного не пойму, – тихо пробурчал Вацлав, – почему брат герцога так сильно задержался? Огласить решение Альберта он мог и гораздо раньше. Вряд ли граф действительно опоздал…Да и какие сейчас дела…

– Вы плохо знакомы с дворцовыми нравами, – горько усмехнулся Кидсон. – Эдуард спокойно стоял в соседней комнате и прекрасно слышал наш диалог с окланцами. Граф хотел знать точную дату совместного наступления. На основе принятого плана действий, он построил тактику своего выступления. Николь не должна уплыть с союзниками – вот главная цель интриги. Что за ней стоит, известно лишь ему и герцогу.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации