Электронная библиотека » Николай Черушев » » онлайн чтение - страница 6


  • Текст добавлен: 20 апреля 2017, 04:33


Автор книги: Николай Черушев


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

Шрифт:
- 100% +

По существу же я находился 7 лет в должностях «К-122». Работа моя в последних была отмечена рядом благодарностей начальника военно-учебных заведений РККА и окружного командования. Достижения по боевой подготовке руководимых мною ХКУКС были отмечены специальным обращением Председателя РВС СССР тов. Ворошилова от 18 февраля 1927 г., имеющимся в деле.

Докладывая вышеизложенное, прошу об исправлении заключительной части вывода по моей аттестации о присвоении мне категории, как несоответствующей всей предыдущей моей служебной деятельности и находящейся в полном противоречии с самим выводом и указанными директивами ГУРККА»[41]41
  Там же. Л. 8.


[Закрыть]
. Начальник ВУЗ РККА Н. Н. Кузьмин согласился с доводами Авиновицкого.

Разногласия с его начальником Я. М. Фишманом все-таки вынудили Я. Л. Авиновицкого покинуть кадры РККА. И он два года (1930–1932 гг.) находился вне военного ведомства, занимая должности декана химического факультета Московского высшего технического училища (МВТУ) и директора 2-го Московского химико-технологического института. Когда в 1932 г. произошло разукрупнение Военно-технической академии РККА и была создана Военно-химическая академия РККА, встал вопрос о ее начальнике. И тот же начальник Химического управления РККА Я. М. Фишман, в ведении которого находилась академия, и органы, ведающие подбором кадров, не смогли найти лучшей кандидатуры на этот пост, как Я. Л. Авиновицкий – с июня 1932 г. и до своего ареста в августе 1937 г. он в звании корпусного комиссара успешно руководил этим военно-учебным заведением. В 1936 г. удостоен ученой степени доктора педагогических наук (без защиты диссертации).

На служебном пути другого видного военачальника РККА – комкора Чайковского Касьяна Александровича, тоже были препоны и препятствия, о которых скажем ниже. Последняя должность, занимаемая К. А. Чайковским в Красной Армии, – заместитель начальника Управления боевой подготовки РККА (с апреля 1936 г.). А до этого были различные другие командные и военно-педагогические посты, позволявшие иметь высокие служебные категории. Однако были и поводы для неудовлетворенности, обиды.

Но сначала кратко скажем о биографии К. А. Чайковского. Точнее, приведем сокращенный текст автобиографии, написанной им в апреле 1936 г. «Родился в г. Тамбове в семье товарища председателя окружного суда в 1893 г. (Из потомственных дворян. – Н. Ч.) В 1910 г. окончил гимназию в г. Москве. В том же году поступил в Московский университет на юридический факультет. В 1912 г. был участником (добровольцем) сербско-турецкой войны на Балканах и в бою под Монастырем был дважды ранен. Вернулся из Сербии в январе 1913 г. в Москву и продолжил учиться в университете. В июле 1914 г. в качестве вольноопределяющегося пошел на империалистическую войну. За период пребывания на фронтах войны пять раз ранен и один раз контужен. (Служил рядовым, унтер-офицером. За боевые отличия в январе 1915 г. произведен в офицеры. В чине прапорщика командовал ротой. – Н. Ч.). В 1915 г. тяжело раненым попал в плен к немцам, где и пробыл до октября 1918 г. Во время пребывания в плену шесть раз пытался бежать, за что в общей сложности один год и восемь месяцев пробыл в германских тюрьмах – Мюнстерская тюрьма, крепость Гляц, крепость Цорндорф.

По возвращении из плена, будучи беспартийным, был назначен комиссаром врачебно-санитарных учреждений 401-й версты Александровской железной дороги. В декабре 1918 г. был назначен комиссаром 28-го отдельного стрелкового батальона. В январе 1919 г. подал заявление о вступлении в партию… Был назначен комиссаром 41-й отдельной стрелковой бригады. В мае 1919 г. был назначен ком(андующим) войсками внутренней охраны Западного фронта. В этот период неоднократно руководил подавлением бандитских выступлений в бывшей Смоленской, Гомельской, Черниговской и Витебской губерниях.

В июне 1920 г. выехал на Западный фронт в качестве помощника командира отдельной дивизии войск внутренней охраны. По окончании войны с белополяками дивизия была предназначена на Южный фронт, но в Бахмаче была повернута к Овручу-Коростень, где принимала участие в борьбе с Булах-Балаховичем. В декабре 1920 г. был назначен помощником командующего войсками Тамбовской армии. В январе 1921 г. был назначен начальником первого боевого участка по борьбе с бандами Антонова, а в марте – начальником второго боевого участка. В июле 1921 г. был назначен помощником командующего армией Минского района, где неоднократно руководил операциями против банд Савинкова.

В августе 1921 г. был назначен командиром 35-й Сибирской стрелковой дивизии. В 1922 г. в августе месяце был назначен временно исполняющим должность командующего 5-й армией и Восточно-Сибирского военного округа. Руководил операциями против Бакича и Пепеляева. В декабре 1922 г., после расформирования Восточно-Сибирского военного округа, был назначен командиром 12-го стрелкового корпуса. В сентябре 1923 г. был включен в число слушателей ВАК (Высших академических курсов. – Н. Ч.), каковые и окончил осенью 1924 г. При окончании ВАК подал рапорт с просьбой о назначении меня командиром отдельной кавалерийской бригады. Просьба была удовлетворена и в августе 1924 г. был назначен командиром 2-й отдельной Кавказской кавалерийской бригады. В 1928 г. был послан в Америку (для закупки лошадей. – Н. Ч.) – в Северо-Американские Соединенные Штаты, где и пробыл до декабря 1928 г. В январе 1929 г. был назначен адъюнктом Военной академии имени М. В. Фрунзе. В 1930 г. был назначен заместителем начальника вечерней и заочной военной академии (начальником учебного отдела. – Н. Ч.) и заместителем начальника кафедры механизации и моторизации Военной академии имени М. В. Фрунзе…»[42]42
  Там же. АПД К. А. Чайковского. Л. 1–3.


[Закрыть]

К этому периоду относится и приводимое ниже обращение К. А. Чайковского к Наркому по военным и морским делам и председателю Реввоенсовета СССР.

«Уважаемый Климент Ефремович!

Заранее извиняюсь, что решаюсь Вас беспокоить, но в то же время я знаю, что только Ваше решение даст мне дальнейшую зарядку, дальнейший стимул в работе. В настоящее время я – адъюнкт Военной академии имени тов. Фрунзе и начальник учебного отдела Вечерней и Заочной академий.

В Красной Армии с 1918 г. (момент возврата из германского плена), партиец с февраля 1919 г. Последовательно занимал следующие должности: комиссар 28-го отдельного батальона, комиссар 41-й отдельной бригады (1919 г.), помощник начальника, а потом начальник Западного сектора (1919–1920), пом(ощник) командира дивизии, комбриг отдельной. Начальник боевого участка (Тамбовский фронт, 1921), пом(ощник) командарма Минского района, командир 35-й Сибирской стрелковой дивизии (1921–1922), временно командующий Восточно-Сибирским военным округом и 5-й армией (с августа 1922 г. по январь 1923 г.), командир 12-го стрелкового корпуса.

В должности комкора-12 в 1923 г., по собственной просьбе, был назначен на ВАК и при окончании последних подал рапорт о переводе меня в конницу. На основании этого рапорта получил выписку из аттестации: «Допустить стажировку (выделено автором письма. – Н. Ч.) на отдельной кав(алерийской) бригаде» и был назначен на 2-ю отдельную Кавказскую кав(алерийскую) бригаду, которой и прокомандовал три года. Все эти три года ежегодно получал аттестации «Достоин продвижения на кавалерийскую дивизию вне очереди». В 1928 г. был командирован тов. Буденным в Америку для закупки лошадей и по возвращению из командировки был назначен в январе 1929 г. адъюнктом Военной академии. 5 декабря 1929 г. устным приказанием начальника Военной академии тов. Эйдемана был назначен начальником учебного отдела Вечерней и Заочной академий.

Мне известно, что командование Военной академии дало мне за 1929 г. отличную аттестацию, но до сего времени окончательной аттестации я не знаю, не знаю даже, какая мне присвоена официально категория. Конкретно моя просьба к Вам: ознакомиться с моим личным делом и сделать из него соответствующие выводы, так как для меня остается непонятным – за что и чьим приказом я лишен присвоенных мне приказом РВС Республики 1924 г. прав командира корпуса, ибо согласно упомянутой выписки из моей аттестации при окончании ВАКа я допускался лишь к стажировке на отдельной кавбригаде. Считаю, что изучение мною, кроме пехоты, еще и конницы также не могло послужить основанием для моего снижения по службе»[43]43
  Там же. Л. 25–26.


[Закрыть]
.

Об отличной аттестации за 1929 г., о которой упоминает К. А. Чайковский. Действительно, такую аттестацию написал, характеризуя Чайковского, помощник начальника Военной академии имени М. В. Фрунзе Н. Я. Котов. В ней отмечались такие качества аттестуемого, как: большое трудолюбие, наличие пытливого ума. Достаточно большие познания в вопросах военной теории, настойчивость и упорство в работе, наличие правильных взглядов по вопросам методики подготовки войск и командного состава, активность и инициатива в работе, наличие твердой воли и требовательности к себе и подчиненным, активность в общественной и политической работе, ровные отношения с товарищами по службе. В качестве вывода Н. Я. Котов отметил: «На основе всего вышеизложенного, а также прохождения службы до Военной академии, считаю, что тов. Чайковский вполне соответствует должности командира корпуса стрелкового и кавалерийского с присвоением «К-12». С такой аттестацией и выводом из нее согласился и начальник академии Р. П. Эйдеман, написав в декабре 1929 г. в разделе «Заключение прямых начальников»: «Согласен с аттестацией, которую дает тов. Котов. Тов. Чайковский провел в последнее время значительную работу по вечерней академии. Энергичный, настойчивый, работающий над собой командир».

А весь сыр-бор разгорелся из решения Высшей аттестационной комиссии, которая признала соответствие К. А. Чайковского только должности командира дивизии (а это «К-11»), не согласившись с мнением командования Военной академии имени М. В. Фрунзе. Отсюда и проистекает обида Чайковского и его письмо К. Е. Ворошилову с просьбой разобраться в справедливости решения Высшей аттестационной комиссии под началом С. М. Буденного. Нарком ознакомился как с письмом Чайковского, так и с его личным делом (прохождением службы). Далее этим делом занимались начальник Главного управления РККА (ГУРККА) Н. В. Куйбышев и начальники Командного управления ГУРККА И. И. Гарькавый и М. В. Калмыков. В деле имеется записка-поручение Н. В. Куйбышева Илье Ивановичу Гарькавому от 4 марта 1930 г.: «Неправильно тов. Чайковский понижен в категории. Нужно это дело выправить, включив вопрос в доклад Наркому». И еще поручение сотруднику аппарата: «1) Вызовите ко мне тов. Чайковского. 2) К делу приложите выписку из постановления ВАКа о Чайковском… 3) Когда придет тов. Чайковский, дайте мне все это дело».

Справедливость на сей раз восторжествовала – служебная категория К. А. Чайковскому была изменена в сторону повышения. Из протокола № 20 Высшей аттестационной комиссии от 23 июля 1930 г.:

«Слушали: О пересмотре постановления в отношении присвоения категории адъюнкту Военной академии РККА Чайковскому Касьяну Александровичу.

Постановили: Заслуживает выдвижения на должность кав(алерийского) корпуса. К-12»[44]44
  Там же. Л. 27.


[Закрыть]
.

Якова Авиновицкого на посту начальника ХКУКС РККА в 1928 г. сменил Владислав Флорианович Грушецкий. Краткая его биография такова. Родился в июне 1988 г. в г. Николаеве Херсонской губернии в семье мещан. Окончил Николаевское реальное училище в 1906 г. и поступил в Одесское военное училище, которое окончил в 1908 г. В 1913 г. окончил гимнастическо-фехтовальную школу. Участник Первой мировой войны. Последние чин и должность в старой армии – полковник, командир 55-го Сибирского стрелкового полка.

В Красной Армии с апреля 1918 г. Участник Гражданской войны. Член ВКП(б) с 1928 г. Из рассказа самого В. Ф. Грушецкого:

«В октябре 1917 г. я находился на Рижском фронте в должности командира 55-го Сибирского стрелкового полка. После Октябрьской революции я был выбран на эту же должность, а затем на должность начальника штаба 14-й дивизии, которая входила в состав 6-го Сибирского корпуса. В этот период 14-я дивизия сформировала отряд Красной гвардии для противодействия наступавшим немцам; в формировании этого отряда принимал участие и я.

Для окончательного расформирования 6-й Сибирский корпус был переброшен с фронта в г. Камышлов, куда и прибыл 25 марта 1918 г. По сдаче дел штаба дивизии я обратился к председателю Камышловского ревкома тов. Васильеву с просьбой принять меня в Красную гвардию. 4-го апреля 1918 г. был назначен командиром Камышловского батальона Красной гвардии, с которым и выступил против чехословаков.

Ввиду мобилизации Камышлова и подхода чехословаков к нему, был назначен военруком города; руководил работами по укреплению и обороне города. Части Красной гвардии, отступая из района Камышлова и Шадринска, слились в восточную дивизию в районе ст. Егоршино. Я был назначен помощником начальника штаба этой дивизии. Должность штабного работника меня не удовлетворяла и мною было возбуждено ходатайство перед штабом 3-й армии о назначении на командную должность. В октябре 1918 г. я и был назначен начальником особых отрядов, приняв их от тов. Аплок (Ю. Ю.). Отряды вели бои с белыми в районе г. Осы на стыке 3-й и 2-й армий Восточного фронта. В дальнейшем они были переименованы в 4-ю Уральскую дивизию и переброшены в район Левшино, севернее Перми. После сдачи Перми 4-я Уральская дивизия влилась в 29-ю дивизию, начальником которой я был назначен 1 января 1919 г.; в этой должности я пробыл весь 1919 г. и часть 1920 г. Дивизия откатывалась до Глазова и вновь наступала, пройдя с боями почти до Новониколаевска. Пермь, Екатеринбург, Камышлов были вновь взяты. За взятие Перми я был награжден орденом Красного Знамени; лично председателем Революционного военного совета Троцким награжден золотыми часами.

В начале 1920 г. 29-я дивизия выводится в резерв и перебрасывается по-бригадно на различные фронты. Штаб дивизии и одна бригада попадают на Западный фронт, где из двух дивизий и бригады сформировалась Южная группа 15-й армии, начальником которой я был назначен. Часть апреля и май (1920 г.) проходят в боях с белополяками (майское наступление Западного фронта); Южная группа принимает в них активное участие. За умелое руководство операциями Южной группы мне была объявлена благодарность в приказе по Западному фронту.

Перед началом Варшавского наступления Южная группа развертывается в 3-ю армию Западного фронта. Я назначаюсь помощником командарма-3. В этой должности я пробыл до августа 1920 г. В августе распоряжением Польского ревкома я был назначен помощником командарма вновь формирующейся красной Польской армии. По заключении перемирия с белополяками по моей просьбе был переведен на врангелевский фронт, где вступил в командование 46-й дивизией.

В дальнейшем занимал недолго следующие должности: комдив 51-й Московской; формировал повторные курсы Харьковского военного округа в Одессе; в сентябре 1921 г. переведен в МВО и назначен начальником 17-й дивизии, затем командиром 3-го стрелкового корпуса, в каковой и оставался до зачисления на Военно-академические курсы в 1923 г.

За период пребывания в МВО несколько раз командовал парадами на Красной площади. За хороший порядок и организацию парада в день октябрьских торжеств в 1922 г. приказом РВС СССР объявлена благодарность.

По окончании ВАКа в 1924 г. занимал должности начальника управления ККА, помощника командира корпуса IХ и врид комкора IХ. В 1926 г. распоряжением вомвойсками СКВО тов. Уборевича прикомандирован к штабу СКВО и затем назначен начальником 4-го отдела штаба.

За время работы в СКВО неоднократно получал задания по инспектированию и поднятию стрелкового дела в войсках округа. Сам я отличный стрелок; имею ряд призов как в старой армии, так и на всесоюзных состязаниях. Стрелковое дело люблю и знаю. Окончил школу снайпинга при ЦС Осоавиахима.

За время моей работы по стрелковому делу в СКВО округ вышел на первое место, что и было отмечено в приказе по округу с объявлением мне благодарности.

В 1927 г. из СКВО был переведен в «Выстрел» на должность заместителя начальника курсов. В этой должности я пробыл до августа 1928 г., после чего был назначен начальником Химических курсов усовершенствования комсостава РККА…»[45]45
  Там же. АПД В. Ф. Грушецкого. Л. 3–4.


[Закрыть]

Вышеприведенные оценки дает сам В. Ф. Грушецкий. А как оценивали его прямые и непосредственные начальники? Из аттестации за 1924 г. на помощника командира 9-го стрелкового корпуса В. Ф. Грушецкого, подписанной командующим войсками СКВО Н. И. Мураловым и членами РВС округа О. А. Сааковым и А. И. Микояном в феврале 1925 года:

«Твердой воли. Энергичный. Решительный в действиях; в боевой обстановке не теряется. Инициативен. С подчиненными корректен, ровен, в меру строг. Дисциплинирован сам и умеет внедрить таковую в своих подчиненных.

Здоров, к походной жизни вполне годен. Пользуется должным авторитетом среди подчиненных. В личной жизни трезв, скромен. Беспартийный. Советской власти предан. Общее и военное развитие хорошее. Боевой стаж, полученный в империалистической и гражданской войнах, обширный. Знаток стрелкового дела как в теоретическом, так и в практическом отношениях. Сам отличный стрелок. Активный участник в военно-научной работе. Много работает над самообразованием. Имеет боевые заслуги в Гражданскую войну. Обладает организаторскими способностями и опытом, вынесенным из практики Гражданской войны. Политически развит. К единоначалию подготовлен. Достоин выдвижения на должность командира корпуса во внеочередном порядке»[46]46
  Там же. Л. 11.


[Закрыть]
.

Владислав Флорианович Грушецкий имел все основания претендовать на 12-ю служебную категорию (три ромба в петлицах). Но периодически ему эту категорию понижали, и тогда приходилось бороться за восстановление справедливости. Из обращения начальника Командного управления ГУРККА И. И. Гарькавого к заместителю Наркома по военным и морским делам от 14 июня 1928 г:

«Помощник начальника стрелково-тактических курсов усовершенствования комсостава РККА имени Коминтерна Грушецкий Владислав Флорианович два года (1922–1924 гг.) состоял командиром корпуса.

По окончании ВАК в 1924 г. он был назначен на равнозначную должность начальника управления ККА, но ввиду выставления РВС ККА другого кандидата и за отсутствием других вакансий назначение было изменено и он был назначен помощником командира корпуса, с включением в кандидатский список на командира корпуса, в каковом он состоит до сих пор.

С ноября 1926 г. по ноябрь 1927 г. тов. Грушецкий состоял в должности начальника 4-го отдела штаба Северо-Кавказского военного округа.

В настоящее время тов. Грушецкий просит о сохранении за ним категории К-12 по должности командира корпуса.

Начальник курсов ходатайствует о восстановлении за тов. Грушецким категории К-12.

Полагаю целесообразным оставить вопрос открытым до результата очередного аттестования.

Прошу Ваших указаний».

Указания через два дня. На документе имеется резолюция «Сохранить 12 кат(егорию)»[47]47
  Там же. Л. 15.


[Закрыть]
.

А как показал себя В. Ф. Грушецкий в должности начальника ХКУКС РККА под началом Я. М. Фишмана? Как мы видели на примере Я. Л. Авиновицкого, у Якова Моисеевича Фишмана всегда находились претензии к подчиненным. Из аттестации за 1932 г. на начальника ХКУКС РККА В. Ф. Грушецкого, подписанной заместителем начальника Военно-химического управления РККА Я. М. Жигуром:

«Имеет солидную общевойсковую подготовку и богатый боевой опыт империалистической и гражданской войны, а также опыт в подготовке обучения войск в мирное время. Военно-химическая подготовка удовлетворительная для работы по военно-химической службе. Дисциплинирован.

Однако, несмотря на все это, тов. Грушецкий в 1931/32 учебном году не сумел поднять боевую подготовку ХКУКС на достаточную высоту. ХКУКС освоил новую материальную часть химического оружия в техническом отношении. Общая и специально-тактическая подготовка постоянного и переменного состава осталась на низком уровне. Приказ РВС СССР № 90 в этой части ХКУКС не выполнен. ХКУКС не стал авторитетом для РККА учебным центром по химическому оружию.

Для пользы службы целесообразно тов. Грушецкого перевести на другую работу (зам. Начальника Военно-химической академии по строевой части, начхимвойск одного из важнейших округов или на соответствующую должность по общевойсковой линии со стрелковым уклоном)».

Начальник Военно-химического управления РККА Я. М. Фиш ман согласился со своим заместителем: «С аттестацией согласен. В интересах службы подлежит переводу на указанные в аттестации должности»[48]48
  Там же. Л. 18.


[Закрыть]
.

В. Ф. Грушецкого никуда не перевели, и он продолжал работать в должности начальника ХКУКС РККА. В 1935 г. удостоен воинского звания «комдив».

Комдив В. Ф. Грушецкий арестован 5 ноября 1937 г. Военной коллегией Верховного суда СССР 25 августа 1938 г. по обвинению в принадлежности к антисоветской организации приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение в тот же день. Определением Военной коллегии от 21 июля 1956 г. реабилитирован.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации