» » » онлайн чтение - страница 3

Текст книги "Маска зверя"


  • Текст добавлен: 11 октября 2018, 11:20


Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Николай Метельский


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 3 (всего у книги 32 страниц) [доступный отрывок для чтения: 21 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Аматэру-сан, – подошло к нам семейство Отомо. – Рад видеть, что вы наконец стали выбираться в свет.

Обратился к нам глава рода – Отомо Азума, шестидесятичетырехлетний старик в ранге Мастера. Вместе с ним была одна из его жен – Отомо Анзу, наследник – Отомо Фуюки, опять же с женой, и внук Акинари с сестрой Каори. С двумя последними я был знаком более плотно. Особенно с Акинари, с которым у меня намечалось совместное дело. Парень был в своем роде гением, всего на год старше меня, но ушедший в свободное плавание и достигший немалых высот на финансовом поприще. И если у меня за плечами была целая прожитая жизнь, то парнишка опирался лишь на свои мозги. С жизненным опытом у него было не очень.

– Азума-кун, – улыбнулась ему Атарашики. – Маленький подхалим. Хоть мы и виделись недавно, все равно приятно встретиться с тобой вновь.

Видимо, они знакомы давно и плотно, так как я в его словах подхалимажа не заметил. Даже намека. Значит, это какая-то старая тема.

– Аналогично, Аматэру-сан, – чуть кивнул он и, посмотрев на меня, продолжил: – Синдзи-кун, выглядишь бодро.

– Стараюсь, Отомо-сан, – поклонился я.

С этим семейством, точнее, с его главой и наследником, я виделся еще на церемонии представления нового члена рода. В тот вечер я со многими познакомился, но конкретно с Отомо я впервые встретился еще на турнире Дакисюро. Правда, тогда он был более сух и официален, ну да это можно понять. С Акинари в последующем разговоре мне так и не дали пообщаться. Ведущей скрипкой были старшие, в основном Атарашики, Азума и Фуюки. Иногда голос подавали их жены. А вот мы, молодняк, тупо стояли, улыбались и где надо поддакивали. Ничего официального или серьезного в их разговоре не было, так что и я как наследник не мог встревать в общение старших. В общем-то старуха, и только она, могла разделить нас, бросив что-нибудь вроде «пусть молодые пообщаются», – так как со стороны Отомо это выглядело бы невежливо, – но мы еще дома договорились по возможности не разделяться. И дело вовсе не в каком-то там опасении чего-либо, просто в случае разделения раскололся бы и наш круг общения. У меня еще слишком мало знакомств в обществе, потому и подходили бы ко мне в основной массе дети и подростки, в то время как взрослые, с которыми мне тоже надо знакомиться и налаживать связи, вились бы вокруг Атарашики. Я, конечно, мог просто отойти чуть в сторонку и пообщаться, например, с тем же Акинари, но тогда старухе пришлось бы, в случае чего, растягивать разговор, ожидая моего возвращения, потому что окликнуть меня и позвать следовать за ней, как какую-то собачку, она никак не могла. В случае с Отомо все это вилами по воде писано, отношения у них, как я понял, хорошие, но вот с другими мог выйти казус. Так что я решил не плодить сущности и остаться на месте. Все равно у меня не было жгучего желания пообщаться с Акинари. О, я бы не отказался, если что, но здесь и сейчас решил не выеживаться.

Вслед за Отомо к нам потянулись и другие аристократы. Важные и высокомерные Тайра, что проступало даже в общении с нами, хотя они честно старались быть учтивыми. Но как ни крути, мы для них были старой женщиной и сопляком, возможно, даже выскочкой. Суховатые, но остроумные Фудзивара, которым, как мне показалось, было просто любопытно с нами пообщаться. Хитрые Мононобэ, которые пытались выведать наши дальнейшие жизненные планы и с ходу навязать нам какой-то совместный бизнес. Понимающие и располагающие к себе Накатоми – наверное, такими и должны быть хорошие целители. Они, кстати, не преминули пожелать здоровья и рекомендовали Атарашики не забывать об отдыхе.

Чем младше был род наших собеседников, тем их поведение становилось более формальным, а порой и подобострастным. Можно сказать, что «молодняк» был лишен индивидуальности, но надо понимать, что только для нас, Аматэру. Ну и таких же старых и уважаемых родов. Формализм был защитой и перестраховкой – не дай бог Атарашики углядит в каком-то высказывании наглость или оскорбление. Уж родственница одной из императриц проблем создать сможет. Клановым в этом вопросе попроще – они от императора и его семьи почти не зависят. Во всяком случае, надавить на них сложнее, чем на имперскую аристократию. В то же время я все-таки сомневаюсь, что нас здесь кто-то боялся, скорее, не хотели заиметь ненужных осложнений на ровном месте.

В какой-то момент, когда мы общались с очередным аристократическим семейством, недалеко от нас появился мужчина в одежде дворцового слуги. Он просто стоял и ничего не делал, дожидаясь окончания разговора, но одно то, что он показательно стоял рядом, говорило о многом.

Похоже, император решил уделить нам время.

Дождавшись окончания разговора, который заглох сам собой, стоило только слуге появиться, тот сопроводил нас из зала и привел к высокой монументальной двери, украшенной золотым орнаментом. Постучавшись и подождав несколько секунд, слуга с поклоном раскрыл перед нами одну из дверных створок. Показательно его не замечая, мы вошли в огромный – как и все, что я видел во дворце до этого, – кабинет. Боковые стены заставлены книжными шкафами. Несколько массивных кресел, низких столиков, пара диванов и большой письменный стол, стоявший у противоположной от нас стены. Окон не было. В целом все оформлено в европейском стиле, и «японщины» я не заметил.

– Атарашики, – поднялся из-за стола император. – Прошу, располагайтесь, – указал он на несколько кресел, стоявших вокруг столика. После чего и сам направился в ту сторону.

В одном из этих кресел сидела его жена, такая же старушка, как и сам император. Они вообще, насколько я знаю, были примерно одного возраста с Атарашики – что государь, что его жена, двоюродная сестра старой карги. В целом, если правителя не трогать, ну или если он в благодушном настроении, старик больше всего подходит под определение доброго дедушки, но если что… На приеме в мою честь четыре дня назад я наблюдал забавный момент, когда императора отвлекли от разговора с Атарашики, и даже я тогда подумал, что мужику, сделавшему это, каюк, так на него Зыркнул император. Зыркнул – с большой буквы. И ведь это не пресловутое «яки», такое я бы почувствовал, нет – чистейшая аура власти. Никогда с таким не сталкивался, но ошибиться трудно. Именно так выглядит человек, чьи предки повелевали многие тысячелетия. Впрочем, про характер и силу воли конкретного человека тоже не стоит забывать.

– Ваше императорское величество, – спокойно поклонилась Атарашики. Ну и я вслед за ней.

Будь ты хоть сто раз Аматэру, старый друг или ближайший соратник, к императору нужно всегда обращаться подобающе. Исключением является только родня, да и то не вся, а лишь ближайшая.

– Садись, Атарашики, – улыбнулся император. – Не тот у нас возраст, чтобы ноги напрягать.

Разогнувшись, подошли к креслам, на которые указывал государь. Уселась только старуха, я же примостился рядом, так как мне никто садиться не предлагал. Будь это кто угодно, кроме императора, и я бы оскорбился. Мне бы пришлось оскорбиться, так как я наследник и мужчина, но из нас двоих игнорируют именно меня, в то время как Атарашики привечают. Но император… он как Аматэру для всех остальных, ему прощается очень много. Причем не из-за титула, а из-за его рода. Одного из древнейших в мире, да. Титул же дает другие преференции, не меньшие, чем возраст рода. А уж если сложить и то и то… В общем, мне оставалось стоять рядышком со старухой и не отсвечивать.

– Здравствуй, Ата-тян, – улыбнулась ей жена императора. – Как здоровье?

– Отлично, Митико, – ответила Атарашики. – Как ни странно, отлично.

Присевший рядом с женой император произнес:

– Праздник в честь пополнения рода закончился. Эмоции устоялись. Поэтому я не могу не задать этот вопрос: почему он? Что такого в этом мальчике?

– Сила, воля, дух, – не раздумывая ответила Атарашики. – Пусть он и рожден Сакураем, в жилах которого течет кровь Бунъя, но я увидела в нем то, что характерно для Аматэру.

– И все? – удивился император. – Я понимаю, что это немало, но прости меня за эти слова, Атарашики – твой род на грани, и приведенных доводов маловато.

– Само собой, он еще и умён. А также не находится под чьим-то влиянием, – пожала плечами старуха.

– Все равно… – произнес он в задумчивости, проведя рукой по подбородку, и, посмотрев наконец в мою сторону, спросил: – Ну а ты? Что ты можешь сделать для Аматэру? Наши роды́ как младший и старший братья, и я сильно переживаю за младшего родственника.

Мне не понравились его слова и тон. Такое впечатление, что он не за младшего брата переживает, а за любимого хомячка. Ну или если ближе к реальности – за редкий экземпляр в своем зоопарке.

– Возрождение рода даже не обсуждается, ваше величество. Вопрос в том, что я буду делать дальше.

– Сильные слова, – покивал император. – Может, у тебя и план уже есть? – усмехнулся он. – Хоть какой-нибудь.

– Конечно, ваше величество, – слегка поклонился я, после чего продолжил, не вынуждая его поторопить меня с пояснением: – Первым делом собираюсь договориться о проведении еще одного ритуала принятия в род, дабы в случае моей смерти на этом все не закончилось. Думаю, Абэ Джунко пойдет нам навстречу.

Что государь, что его жена буквально замерли после моих слов. А через три секунды отмерли. Митико нахмурилась и потерла лоб, а император произнес:

– Ты сумел меня удивить, мальчик. Полагаю, это твоя идея? – спросил он меня, переведя при этом взгляд на Аматэру.

– Я скорблю об упущенном времени и вариантах, – пришлось ей подать голос, – но признаю свою слепоту, – кивнула старуха.

– И ведь на виду все было, – проворчала Митико.

– Что ж, – вновь заговорил император. – Считай, на герб для Шмиттов ты заработал. Если они смогут удержать земли Малайзии год, я позабочусь об этом. Но меня немного обижает тот факт, что ты хочешь договориться с Абэ. Думаю, Митико тоже не будет против помочь.

– Определенно, – произнесла та уверенно.

– Для меня честь принять вашу помощь, – поклонился я им. – Прошу прощения, что выбрал Абэ, но императорская семья – основа, столп и последний рубеж. Сначала я хотел попробовать другие варианты и не беспокоить вас без должной причины.

– Извинения приняты, – кивнул император. – Как только найдете достойную кандидатуру, можете обращаться к нам, – дал он свое разрешение.

И на этом серьезные темы больше не поднимались. Я все ждал, когда речь зайдет о Малайзии или выходе рода из клана, но император так и не поднял эти вопросы. Возможно, он уже поговорил об этом с Атарашики, все-таки на приеме в честь вступления в род он довольно продолжительное время с ней общался. А возможно, собирается спросить об этом в другой раз, без меня. Ну или ему это просто неинтересно. Есть также вариант, что он и без разговоров все знает и понимает. В любом случае, здесь и сейчас императора больше интересовал я сам и моя жизнь до этого момента. Кстати, мои биологические родители тоже не упоминались. Такое впечатление, что он целенаправленно обходил скользкие вопросы. Под конец разговора мне даже пришлось признать, что он не так плох, как мне показалось вначале. Пусть и не добрый дедушка, каким казался основную часть времени, но и не мерзкий старикашка. Он император. Одно слово, но очень много смысла. С умным, пусть и циничным реалистом я могу иметь дело.


После завершения банкета и ухода Аматэру в кабинете императора собрались три человека. Сам государь, его старший сын и наследник, а также глава имперского рода Тайра.

– Ну, что скажете о найденыше Атарашики? – спросил император.

– Такое впечатление, – произнес Тайра, – что он урожденный Аматэру. Такой же наглый и гордый, как и весь его род.

– Наглость не совсем то слово… – начал наследник империи.

– Земля круглая, Аматэру наглые, – пожал плечами император. – Так было и так, надеюсь, будет. Но ты прав – наглость не совсем правильное слово, правда, и другого определения для этого нет. Так что пусть будет как есть. Представляете, он посмел мне дерзить.

– Это как? – вскинул брови Тайра.

Как и наследник, только последний промолчал, в удивлении уставившись на отца.

– Как и должно Аматэру, – усмехнулся император. – В ответ, хитро, но при этом еще и превознес наш род.

Говорить о возможности увеличить численность Аматэру император не собирался. Во всяком случае, не при Тайра. Сыну-то он потом все расскажет, но точно не сейчас. Подобную информацию лучше придержать и сохранить для своих целей. Благо сами Аматэру, похоже, тоже не горят желанием трубить об этом на весь мир. Но пассаж парня до сих пор вызывал улыбку. Говорить о просьбе к урожденной Аматэру из клана Абэ, когда в одной комнате с ним сидит сестра Атарашики – довольно элегантный ответ на его провокации в начале разговора.

– То есть парень достоин своей фамилии? – уточнил наследник.

– Сложно говорить об этом после одного разговора, – ответил император. – Но я верю в выбор Атарашики. Она умна. Можно без преувеличения сказать, что именно Атарашики тянула на себе род последние… лет тридцать точно. А то и больше. Умна, опытна… – произнес он задумчиво. – И что уж там, где-то даже удачлива.

– Состояние ее рода говорит об обратном, – покачал головой Тайра.

– И да, и нет, – вздохнул император. – Если взглянуть в прошлое, то лично у меня складывается впечатление, что сама судьба тянула ее род в забвение, и лишь благодаря везению Атарашики он все еще существует.

– То есть вы думаете, что у парня может получиться с Малайзией? – спросил Тайра.

– Если получится именно у парня, – нахмурился государь, – то Шмитты окажутся за бортом, а ведь эта парочка зачем-то с ними работает. Присмотри за этим, кстати, – обратился он к Тайра. – Наблюдай и, если что, намекни им, где Аматэру не правы. Империи будет выгодно, если поход в Малайзию увенчается успехом. И лично мне выгодно, если план Аматэру сработает. Каким бы он там ни был.

– Вы против альянса Кояма? – нахмурился Тайра в попытках понять планы господина.

– Нет. Не против него как такового, – покачал головой император. – Но лучше, если награду получит как можно больше сторон, тогда каждому в отдельности достанется меньше.

– Но мы ведь тоже можем получить выгоду, – подал голос наследник. – Если Аматэру и кланам удастся отхватить кусок побольше, мы вполне можем забрать остальное.

– Если будем действовать быстро, – кивнул Тайра.

– Все не просто, – поджал губы император. – Если весь Малаккский пролив будет под нами, то англичане точно устроят ради него маленькую… а может, и не маленькую войну. Надо основательно посидеть над картами. Ну и кланы с Аматэру должны победить.

– Лучше действовать, когда они почти победят, – заметил наследник. – Нам ведь и нужен-то небольшой кусочек суши с той и другой стороны пролива. Думаю, они не будут против этого.

– Англичане будут, – произнес Тайра.

– Все это – гадание на кофейной гуще, – произнес задумчиво император, прокручивая в голове десятки планов и стратегий. – Но если что, не стоит быть жадными. Посмотрим на первые месяцы кампании, а там… – замолчал он и, глянув на сына, продолжил: – Вполне возможно, тебе придется тайно съездить в Сукотай. Сомневаюсь, что они откажутся от куска этого пирога.

– Мы делим шкуру неубитого медведя, – вздохнул наследник. – Но я буду рад, если у парня все получится. Тогда и я с удовольствием съезжу в командировку.

Глава 3

Нэмото Таро нервничал. Сильно нервничал, хоть и старался не подавать виду. Несколько лет назад, нанимаясь, к тогда еще Сакураю, он знал, чувствовал, что парень далеко пойдет, и если постараться, то потянет за собой и его. Главное, приложить для этого усилие. И чем больше приложенное усилие, тем быстрее и выше будет взлет. Но такое… Даже в самых смелых мечтах он не думал, что господин станет аристократом так быстро, и не просто аристократом, а наследником легендарного рода Аматэру. Это вообще было за гранью его воображения. Всего год, жалкий год назад он, Нэмото Таро, предложил господину сходить на Хрустальную вечеринку, после чего все и закрутилось. Он вкалывал, как никогда до этого, рвал жилы, попадал в аварии, ловил пули собственным телом, крутился среди аристократов, где одна ошибка могла стоить жизни. Сложно, опасно, но приз определенно стоил того.

Тем не менее Нэмото нервничал. А вдруг сейчас что-то произойдет? Вдруг господин войдет в комнату и скажет, что Аматэру Атарашики посоветовала не брать его в слуги? Ведь если подумать – то, что он делал для господина, могли сделать очень многие. Он не гений, хоть и надеялся, что не обделен смекалкой, он не обладает сверхсилами, верность тоже не редкость – у господина много верных людей. Тот же Танака. В отличие от него Танака Эй попадал в ситуацию, когда все вокруг оказались предателями и лишь он сохранил верность господину. Или деньги. Сумма заработанных Хигаси денег в голове не укладывается, вот уж кто гений. Непонятно, что господин нашел в своих водителях и мелком Казуки, но если подумать… Вась-Вась знают господина немногим меньше Танаки, наверняка ведь и секреты его хранят, которые точно имеются. А Казуки… Что он о нем знает? Да ничего. Тем не менее господин возится с ним, опекает, а значит, есть причина. Самое очевидное – он будущий гениальный боец, который может многократно усилить род.

А он? Что такого в нем? Уж самому себе не стоит врать – Нэмото Таро довольно заурядный человек.

– Да успокойтесь вы уже, Тану-сан, – прервал его мысли голос Казуки. – Поздно переживать, все уже решено.

Сато Казуки, Тану Горо, он же Вася-тян, Василий Рымов, Танака Эй, Хигаси Джобэн, забившийся в угол и все это время не проронивший ни слова, и он, Нэмото Таро, в данный момент находились в практически пустой комнате, оформленной, как и весь особняк, в традиционном стиле. Все они собрались здесь в ожидании ритуала принятия в род новых слуг, и если Нэмото довольно успешно скрывал свое состояние, то Тану Горо подобным похвастаться не мог.

– Демоны тебя побери, пацан! – воскликнул Вася-тян. – Ты вообще понимаешь, что сейчас должно произойти? Слуги! Самих Аматэру! А-а-а! – вцепился он в свои волосы. – Да я даже не думал, что такое возможно!

– Парень прав, – заметил Рымов. – Успокойся. Бери пример с остальных.

– Да у вас просто нервы из титана, а я самый обыкновенный человек! Блин, наверняка ведь что-нибудь произойдет и меня турнут, не может быть, чтобы я стал слугой самих Аматэру… – произнес он убитым голосом.

От этих слов у Нэмото даже от сердца немного отлегло – значит, он не один такой сомневающийся.

– Что ты так привязался к Аматэру? – поморщился Рымов. – Лично мне на это плевать.

– Ты просто не осознаешь, насколько они круты, – посмотрел на него Вася-тян. – Тебе, рожденному в другой стране, не понять этого. Они легенда, столп нации наравне с императорским родом! Те, кто тысячелетиями имели право повелевать!

– Позвольте уточнить, молодой человек, – подал голос Танака. – Вы, часом, не из Токусимы родом?

– Ну да, – посмотрел на него с удивлением Тану Горо. – А что такого?

– Да так… – вздохнул Танака. – В Токио, да и в других городах страны, Аматэру не столь популярны. Известны, да, но подобного преклонения нет.

– Вы уж простите, Танака-сан, – произнес насмешливо Вася-тян, – но это лишь говорит о вашей толстокожести. Знать об Аматэру и не осознавать, кто они такие… – покрутил он ладонью. – Так себе характеристика.

– Но в чем-то он прав, – пожал плечами Рымов. – Мне плевать, насколько известны Аматэру, главное, насколько крут мой шеф. А уж какая у него фамилия – не важно.

– Я служу господину, – влез в разговор Казуки. – И если его фамилия Аматэру, значит, им сильно повезло.

– Да вы фанатик, молодой человек, – усмехнулся Танака.

– А тут есть другие? – приподнял бровь парень.

Явно скопировал с господина. Однако глядя на это и слыша подобные слова из уст мальца, Нэмото даже ощутил, как мурашки по коже забегали. Кого же Аматэру Синдзи готовит из парня?

– Смею надеяться, я не такой, – пожал плечами Танака. – Ошибаться могут все, однако фанатики не видят ошибок объекта своего преклонения, а значит, и не могут поправить его, показать, где он не прав. Учитесь думать своей головой, молодой человек. Это ни в коей мере не отменяет верность, но тупые болванчики никогда не добивались многого. А наша задача именно в этом и состоит – подняться как можно выше. Выдающиеся слуги гораздо лучше, чем фанатичные последователи. В первую очередь для своего господина.

Выслушав речь старшего товарища, Казуки еще несколько секунд наблюдал за ним в полной тишине комнаты, после чего низко поклонился.

– Благодарю, Танака-сан, я учту ваши слова.

И словно дожидаясь этого момента, двери в комнату отодвинулись в сторону, и на пороге показалась служанка.

– Аматэру-сан ждет вас, – слегка поклонилась она. – Следуйте за мной.

Территория особняка была не такой уж и большой, так что, выйдя из комнаты, они уже через пару минут оказались во дворе главного здания, в центре которого росла огромная сакура, раскинувшая свою цветущую крону чуть ли не на весь двор. А под деревом их ждал господин, одетый по всей форме – кимоно, хакама, хаори, как и полагается на официальном и в то же время торжественном событии. Рядом с ним стояла Аматэру Атарашики, также облаченная в праздничное кимоно. Когда во дворе появились будущие слуги, Аматэру о чем-то разговаривали, но стоило Нэмото и компании приблизиться, Атарашики, произнеся напоследок пару слов, сделала шаг назад. Служанка, что привела их сюда, с поклоном удалилась, а они, выстроившись в ряд, молча ожидали слов наследника.

– Это довольно символично, – произнес наконец господин. – Первое за долгое время принятие новых слуг происходит именно весной. Возрождение, обновление… – произнес он задумчиво, посмотрев при этом на цветущую сакуру. – Вы первые. Верные, достойные. – И, вновь повернув к ним голову, спросил: – Вы осознаёте всю ту ответственность, которая ложится на ваши плечи? За вами будет пристально наблюдать множество глаз. Следить, не ошибся ли новый наследник в своем выборе. Вы готовы бросить вызов всем? Доказать, что вы лучшие?

– Я лучший, мой господин, – склонился в поклоне Казуки, опередивший их. – И я докажу это. Если потребуется, то и всему миру.

– Я уже на пути к этому, мой господин, – поклонился Танака. – Шидотэмору будут знать все в этом мире.

– Ваш мастер на все руки готов бросить вызов этому миру, – поклонился Нэмото.

– Я… Сделаю все… – переполняли эмоции Хигаси. – Все что я умею, принадлежит вам!

– Я сделаю все от меня зависящее, мой господин, – повторил за ними Тану Горо. – Вам не будет стыдно за меня.

– Я всегда буду рядом, господин, – поклонился Рымов. – Даже если вы бросите вызов миру, я помогу вам завоевать его.

– Я принимаю ваши слова, – услышали они. Словно гром, словно камнепад слова господина обрушивались на их сознание. – Отныне вы – часть рода Аматэру, его опора, его фундамент. Служите мне. Служите роду Аматэру. Будьте достойны. Будьте верны. А уж я позабочусь, чтобы вы были горды!


– Ну, как у меня вышло? – спросил я, когда мы остались с Атарашики наедине.

– Признаюсь, даже меня пробрало, – покачала она головой.

Ну еще бы. Под конец я использовал «голос» – это кого угодно проймет.

– Пойдем, сакура здесь, конечно, хороша, но я уже есть хочу.

После принятия в род новых слуг осталась лишь одна вещь, которую я должен сделать перед отбытием в Малайзию, – рассказать старушке о своем патриаршестве. Ну и о Казуки заодно. К сожалению, рассказать о Токийском Карлике тоже придется – уж больно серьезная вещь, чтобы держать в секрете. Как оно там, в будущем, все сложится, не знаю, но старуха должна знать о возможных проблемах. Не то чтобы я их ждал, но зарекаться тоже не стоит. Заодно и о повелительстве надо рассказать. Если бы об этом знал только я и доверенные лица, тогда можно было бы и промолчать – использовать бахир я все равно не собираюсь. Но, к сожалению, об этом знает Кента, и какое применение он найдет данной информации, я предсказывать не берусь. Слишком много вариантов. Родителей тоже не стоит забывать. Хоть я и могу создать им проблемы, они по-прежнему остаются фактором неопределенности.

В общем, как ни крути, а поделиться своими секретами со старушкой надо.

На следующий день после обеда с главой клана Табата мы вновь отправились в Хранилище, где я и решил поговорить с ней. Место ничем не хуже остальных, даже лучше, учитывая, что там нас не подслушать, а жрецы, даже если что-то и услышат, будут молчать в тряпочку. Плюс у них есть несколько целителей, которые всегда под рукой.

– На этом все, – произнесла она спустя несколько часов рассказов и инструкций. – Мне есть что поведать тебе еще, но основное ты теперь знаешь.

– А что насчет кольца, из-за которого похитили Шину? – спросил я.

– А что с ним? Это просто реликвия рода. Бесполезный, по сути, артефакт, но принадлежащий нам так давно, что его утеря считается позором, – ответила она. – В этом и состоит ирония той ситуации. Я не могла его отдать, но само по себе оно для нас ценности не имеет.

– Оно ведь здесь сейчас?

– Да, – кивнула она и, мотнув головой за плечо, добавила: – В углу для реликвий. Я упоминала о нем.

– Помню, – подтвердил я, не решаясь продолжить. – Не могла бы ты его принести?

– Зачем? – нахмурилась старуха. Явно начала что-то подозревать.

– Просто принеси, – вздохнул я.

Поднявшись на ноги, она прошествовала в означенный угол, откуда вернулась уже с кольцом.

– Надеюсь, это просто любопытство, – произнесла она, вновь присаживаясь напротив меня.

– В каком-то роде, – достал я из рукава кимоно украденный у Токугава куб. – Это то, из-за чего похитили двух принцесс.

– Откуда… – расширились ее глаза. – Откуда у тебя это? Стоп. Токийский Карлик. У тебя есть выход на него?

– Можно и так сказать, – повел я плечом. – В общем-то я и есть Токийский Карлик.

Молчала она даже дольше, чем я предполагал.

– Значит, Карликов все-таки несколько, – отмерла она наконец. – И ты один из них. Теперь понятно, откуда у тебя деньги в самом начале взялись. Насколько большое влияние они на тебя имеют? Есть компромат? – прикрыла она глаза, начав тереть переносицу.

– С чего ты взяла, что Карликов несколько? – полюбопытствовал я. В целом-то понятно, просто интересно, что старуха скажет.

– Издеваешься? – бросила она на меня взгляд. – Или зазнался? Я своими глазами видела, как Карлик уработал Токугава с активным камонтоку, хочешь сказать, это был ты? – усмехнулась она под конец.

Ну, как говорится, понеслась…

– Да, это был я. Других Токийских Карликов нет. Это я пришел к тебе тогда, и это я, как ты выразилась, «уработал» Токугава.

– Но это невозможно… – пробормотала она, глядя на меня с удивлением. – Такое просто невозможно, с физической точки зрения. Тебе всего семнадцать! Даже Шина не смогла бы победить в том бою, а Карлик просто размазал его! Я знаю, на что способны Учителя, а Карлик явно покруче. Семнадцатилетних Мастеров не бывает. Это невозможно. А нападение на твою базу? Хочешь сказать, и там ты постарался?

– И там, – произнес я осторожно.

Если вначале в ее словах еще была экспрессия и эмоции, то под конец она совсем уж как-то притихла.

– Это невозможно, – произнесла она ровно. – Ты пытаешься меня обмануть. Зачем?

– Я не обманываю…

– Это Кояма? Их план? Зачем? Что вам нужно?

– Может, ты все-таки успокоишься? – поморщился я. – Хватит уже нести этот бред. Ты поразительно везучая старая карга, которой посчастливилось отхватить в род меня. Исходи из этого.

– Исходить? А может, ты все-таки пояснишь свои слова? – произнесла она едко.

– Когда успокоишься. Не хочу бежать к жрецам за целителем из-за того, что какой-то старой бабе сердце прихватило.

– Я спокойна. Говори, – не стала она даже вид делать, что успокаивается.

– Меня умиляет, что ты безоговорочно поверила в то, что я Токийский Карлик, но при этом начала строить теории заговора. Просто прими как данность – я уникален и оттого мне пришлось скрываться.

– Это Шина уникальна, а ты говоришь о мистике. В такое невозможно поверить, но ты все же пытаешься меня в этом убедить. И что же я должна думать?

– Блин, надо было дома об этом поговорить, – проворчал я. – С успокоительным на руках.

– Я спокойна и еще тебя переживу. Говори! – произнесла она строго.

– Это просто отлично. Значит, надоедать мне с детьми и женитьбой больше не будешь?

– Я сейчас не настроена на шутки!

– Ладно, ладно, – вздохнул я. – Тогда продолжим с самой незначительной информации в данный момент. Знаешь, почему Кояма Кента так желал затащить меня в клан?

– Без понятия, – ответила она и тут же задумалась. – А ведь что-то такое было. Он точно думал, что я знаю какой-то секрет о тебе.

– Кента-сан уверен, что я Повелитель огня.

– Что?! – взлетели ее брови. – Какой еще Повелитель огня?

– Как в сказках, – усмехнулся я. – Ты ведь знаешь сказки о Повелителях стихий? Вот я один из них. Во всяком случае, Кента-сан уверен в этом, а я… скажем так, не совсем уверен, что он бредит.

– Повелитель огня, – произнесла она через несколько секунд молчания. – Еще одна сказка. Признайся, ты просто решил поиздеваться надо мной? Я очень тобой недовольна, Аматэру Синдзи.

– Про Повелителя забудь, – отмахнулся я. – Во всяком случае, надо просто учитывать, что Кента-сан уверен в этом.

– Кента, конечно, старый засранец, но он не маразматик, – заметила Атарашики.

– Пообещай мне, что ты не будешь… – не смог я с ходу подобрать слово. – Действовать в этом направлении без моего ведома.

– Синдзи…

– Просто пообещай.

– Обещаю, – вздохнула она.

– Мои родители в курсе насчет Повелителя, более того, есть сильное подозрение, что моя младшая сестра тоже Повелитель огня.

– Родите… – резко замолчала она, уставившись в пустоту. – Так вот оно в чем дело. Они точно чего-то хотели от меня. Или от Кенты. А ты…

– Был платой, – кивнул я.

– Ты знаешь, чего они хотели?

Вот тут я задумался. Говорить или нет?

– Ты обещала, – напомнил я ей.

– И сдержу обещание, – кивнула она величественно.

– Им нужно разблокировать камонтоку Рафу.

– Еще одно невозможное в сегодняшнем разговоре. Во всяком случае, я на это не пошла бы.

– Даже за Повелителя огня в роду?

– Это сказки, – дернула она подбородком. – Но даже будь они реальностью, я бы все равно не пошла на такое. Ты хоть представляешь, что бы о нас подумали в стране? Во всем мире? Все заработанное за тысячелетия доверие рухнуло бы в бездну. Есть и другие причины, но они меркнут по сравнению с этой.

– То есть единственный их шанс – это Кента? – уточнил я.

– Небольшой, но да. Только глава клана смог бы уговорить Бунъя на снятие блокировки с Рафу. И только так. Без их разрешения ни Кенту, ни меня общественность не поняла бы. О последствиях я уже говорила.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.5 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации