» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Лузер"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 11 октября 2018, 11:20


Автор книги: Олег Данильченко


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 25 страниц) [доступный отрывок для чтения: 17 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Насторожило меня какое-то не то тявканье, не то кряканье. Толком не разобрал. Слабый ветерок дул мне в лицо. Для охлаждения моей туши он помогал слабо, если не сказать, что не помогал вовсе, так как был теплый. Но вот то, что я насторожился раньше падальщиков, скорее всего его заслуга. Падальщики-то падальщики, но и свежим мясцом не брезгуют. Сам тоже хорош. Слышу звуки. Непонятные, а значит, возможно, опасные, а все равно прусь. Ну не идиот ли? Впрочем, извиняет меня то, что реальной опасности действительно видно не было. Эти создания, видимо сытно отобедав, просто лежа отдыхали в густой траве. А может, добычу стерегли. Потому я и не увидел их. Окрас наподобие наших гиен. Сливаются с местностью идеально. Они, кстати, тоже меня не увидели, зато услышали. Это была небольшая стая, в девять голов. Статью со среднюю собаку. Задние лапы сильные, но короче передних. Ярко выраженных ушей не имелось, собственно как и не ярко выраженных тоже. Что-то типа наростов кожных, больше похожих на козырьки, закрывающие слуховые отверстия от непогоды, с каждой стороны головы. Морды узкие, вытянутые. Зубов натыкано, не только в пасти частокол, а и сверху торчат. Жуть, короче. Шерсти нет. Думал, что лысые.

Грамотно работали. Одним словом, стая. Моментом оценили, что к чему, и начали меня окружать. Пытались, во всяком случае. Мог бы, конечно, соврать, описав в красках, как я их тут голыми руками рвал, но не буду. Не стал я геройствовать. «Ксюха» в этот раз отработала на ура. Расстояние было небольшое. Вожака я сразу вычленил. Самец то был или самка, мне невдомек, но вот по размеру и явно командным взлаиваниям сразу сообразил, кого валить первым. Плохо только, что так и не понял, насколько обычная пуля эффективна. Я же, когда набивал магазин вчера, бронебойными это делал. Мертвяки бродят ведь. Потому я тупо дополнил и все. Чтобы автомат заряжен был. А вот в спаренных магазинах чередовал патроны. Нужно было на привале вчера, ну или уже сегодня этот тоже так снарядить, но забыл. А вообще, еще лучше совсем иначе все сделать. Чисто бронебойными одну пару снарядить, а остальные магазины обычными. Как бы там ни было, первая же бронебойная пуля снесла «шакальего» командарма с лап, и он более не отсвечивал. Сдается мне, и обычной пулькой это тоже не хуже получилось бы, да чего уж теперь. Тупанул, бывает. Господа падальщики растерялись маленько после скоропостижной кончины любимого руководства, но затею свою не забросили. Видимо, рассудили, что при таком раскладе им даже больше достанется. Однако я был с ними не согласен, а потому постарался доказать делом, вернее автоматом, всю глубину их заблуждения. Хорошо, что я услышал их первым, а потому хоть и неожиданно появились твари в поле зрения, но так или иначе действовать начал чуть раньше. Еще ведь при первых звуках снял оружие с предохранителя. Дать окружить себя, значит, с гарантией проиграть схватку.

Адреналина хапнул, конечно, но вселенского ужаса не испытал. Ну страшные, ну голодные, ну пусть выглядят чуждо, но ведь живые. Вот что главное. Хотя и сказать, что страха совсем не было, тоже не могу. Они ведь меня сожрать хотели, а не денег одолжить. Альтернативное зрение (давайте пока я так буду это называть, пока не разберусь окончательно с этим феноменом) включилось само. Даже не понял, сам я это сделал или как-то без моего участия сработало. Нужно тренироваться чаще. Оно, конечно, хорошо, что теперь есть такое подспорье, но в конкретном случае больше мешало. Солнце палило, жара стояла, и пусть вижу я явно не в инфракрасном диапазоне, а в каком-то другом, но засвечивало и слепило все равно сильно. В общем, четверых, кроме вожака, застрелил, прежде чем до живности дошло, что лучше послать этого жиртреста в баню. Все равно он не вкусный. А может, действительно мой геройский вид их напугал. Хотя и сам в это не верю. Скорее всего, животные эти далеко не глупы, а очень даже наоборот, и просто сообразили, что их тупо убивают. Ну и решили убраться от греха. Вот после этой заварушки я и обнаружил труп.

Глава 8

Прошлой ночью я остановился возле родника, из которого брал свое начало маленький ручеек. Тут все было несколько иначе. Вода находилась в явно рукотворном сооружении. На колодец не похоже, хотя общие очертания вполне соответствовали, а вот глубина нет. Хорошо обработанные камни, идеально подогнанные друг к другу, были уложены по кругу, создавая невысокий бортик, что и давало сходство. Вся эта конструкция была пристроена к большому камню, который некогда являлся фрагментом чего-то большего. Когда-то являлся, потому как нынче он тут обретался в гордом одиночестве, если не считать самого водоема. На этом камне был барельеф. Искусно вырезанная голова какого-то бородатого мужика. Ага. Лицо-то человеческое. Вот это уже интересная информация. Из открытого в крике рта того бородача лилась струя хрустально чистой воды. На морской выпуклый глаз, диаметр струи миллиметров двадцать. Что характерно, высота, с которой низвергалась вода в бассейн, и диаметр струи были так рассчитаны, что вода падала абсолютно без брызг, а потому практически беззвучно.

Глубина водоема где-то по колено. Дно каменное, но и песка хватало, который, похоже, нанесло ветром, за долгие годы после… короче, после того, как тут перестали жить. Но куда девается лишняя вода? Из водоема она не переливается. Уровень неизменный. Значит, где-то есть слив. Куда? Тут имеется канализация? Водопровод вот точно есть. И работает до сих пор. Осмотрел водоем. Привычного слива не видно. Однако с чего это я решил, что тут обязательно должно быть сливное отверстие с пробкой-затычкой, как в нашей ванне? Может, имеется много более мелких отверстий в бортах. Но как же точно древний мастер все рассчитал. Тут ведь не просто надо было удержать воду на одном уровне. Это в принципе не так сложно. Тут нужно было учесть и то, что кто-то будет использовать воду, а значит, вычерпывать. В этом случае вода должна пополняться и, снова достигнув нужного уровня, остановиться. Ничего сверхъестественного, если честно, но интересно. Короче, я прав оказался. Зеленая братия точно идет от воды к воде, а раз местность знают, значит, в этих краях они частые гости. Лагерь был разбит возле бассейна. Тут все так же было, как и в предыдущих местах. Вытоптанный пятак, помет лошадиный или еще чей-то, если то не лошади. Но раньше трупов не попадалось. Сердце екнуло. Держись, девочка моя! Папа уже близко!

Падальщики потрудились на славу. Мало что осталось. Судя по одежде, пусть разорванной в клочья, но вполне узнаваемой, это была женщина. А если учитывать размеры тряпок, женщина достаточно тучная. Видимо, она просто не смогла двигаться дальше, и тогда орки ее тупо грохнули. Голова была отсечена. Ребята грамотные. Позаботились, чтобы не встала. А вот интересно, трупы в этом мире всегда встают? Или нужны какие-то определенные условия? Осмотрел и трупы местной фауны. Не лысые они. Кожа имела змеиную фактуру. Глаза тоже змеиные, с вертикальным зрачком и отсутствием растительности, в виде тех же ресниц. Не удивлюсь, что и моргать тварюшки не умеют, а пользуются третьим веком, к примеру. Каких-либо первичных или вторичных половых признаков не заметил. Но это не значит, что их не было. Это значит, что я просто не разбираюсь в этом вообще и в местной живности в частности. Превращаются местные твари в зомби или нет, я, естественно, не знал, но решил не отступать от правил. Местных правил. Лицо бородатого мужика на камне говорит о том, что люди в этом мире проживают, а раз орки отсекли головы, то значит, так надо и это обычное дело. Ну и я укоротил змеегиен на эту самую часть организма. Так, на всякий случай. Они и в живом-то виде далеко не подарок, а потому и как зомби мне тем более не нужны.

Задерживаться я там не стал. Напился, умылся. Переснарядил магазины по-быстрому и двинул дальше. Каждый раз, берясь за оружие, я вспоминал, что его надо почистить, но пока возможности не было. Мир ни разу не гостеприимный, а в тот момент, когда я разберу смертоносную машинку, буду беззащитен. Это от тупого трупака я отмахаюсь своей дубиной. От отожравшегося мутанта, одного, тоже шанс есть. Троих ведь уже угомонил. Повезло, конечно, но тем не менее, а вот от стаи тех же падальщиков точно не отобьюсь. Окружат и все. Порвут как промокашку. Опять же воины зеленые, которые орки. Ребята знают, как за саблю держаться, а я… нет, «ксюха» сейчас мой единственный защитник и веский аргумент в любом споре. Михаил Тимофеевич! Дорогой! Земной тебе поклон! Тебе и команде твоей, кто принимал участие в разработке этого русского чуда, покорившего своей надежностью весь мир. Слышал, что в Африке папуасы с этим оружием бегают и даже не догадываются, что его надо чистить. Рассказывали, что когда попадали в руки те автоматы, затвор рукой невозможно было передернуть. Только ногой если, настолько загаженным было оружие, и все равно стреляет, зараза. Потерпит и этот образец конструкторской мысли советских оружейников. К тому же очень не хотелось терять время, да и место не очень.

Дальше двигался как можно осторожней. Второй неожиданной встречи с местными обитателями могу и не пережить ведь. К ночи набрел на очередной лагерь. Тут источника воды, к сожалению, не было, зато были трупы. Двое. Мужик и женщина. Падальщики и тут тщательно потрудились. Вспугнул стаю каких-то птиц, походу, коллег по профессии встреченных накануне змеегиен. В темноте не удалось толком их разглядеть. Но звуки они издавали преотвратные. Булькающе-кашля-ющие какие-то. Собрал топливо из кострища, какое не догорело, но останавливаться тут тоже не стал. Неприятно было, ну и соседство пирующей пернатой братии не добавляло спокойствия. Километров пять прошел еще в полной темноте, прежде чем встал лагерем. Нет, вру. Не в полной. Местная луна давала достаточно света. Костерок не разводил. Решил обойтись без кулеша в этот раз. Слопал полбанки тушняка под умоляющее урчание утробы. Сначала умоляющее, а когда до организма дошло, что полбанки это и есть вся еда и более ничего не обломится, ставшего просто возмущенным. А не фиг баловаться. Надо было жир не копить, теперь постись, падла. Жри свои запасы, а там поглядим на твое поведение.

Поспать не удалось. Если честно, то просто страшно было закрыть глаза. Прошлой ночью повезло, на меня ни одна тварь не наткнулась, теперь может случиться иначе. Те змеегиены, кстати, очень уж осмысленно действовали. Вернее, собирались. Предводитель стаи вякал очень четко, и на каждый его новый вяк отзывалась определенная особь. Как команды, типа ты туда, а ты с той стороны заходи и так далее. Не будь у меня «ксюхи» в руках, точно б заели вражины. Умные, заразы. А как они быстро сообразили и врассыпную кинулись? Наш, земной зверь, который стайный, ну или стадный, кинулся бы разом в одну сторону. Эти же не только от вожака зависят, а и сами соображают неплохо. Рассыпались вмиг. Слились с местностью, и снова я их увидел, уже метрах в трехстах к югу. Вот же бестии. Очень опасная животина.

Кстати, час назад грудь сильно обожгло. Я даже дернулся и начал суетливо вытаскивать давешний медальон. Но пока вытащил, он уже перестал жечься. Да и на груди ожога не осталось. Вот, сижу теперь, разглядываю. Если смотреть, как обычно, то все осталось по-прежнему. Так и держит выгравированная рука в кулаке корягу, два болтуна продолжают спорить, ругаться или плеваться друг в друга. А вот если глянуть альтернативным взглядом, то интересная картинка получается. Стал светиться узор на ребре. Белое свечение будто серебряной нитью повторяло тонкий рисунок. Красиво. Вот только что это значит? Почему прошлый раз не заметил этого? Ведь уже пробовал делать то же самое. Странно. Что изменилось? Дальше-то что? Вот ведь в чем главный вопрос. Это ведь неспроста медальон по ребру светится. Какой-никакой, уже функционал. Плюс обратил сегодня внимание, что в течение дня вновь ощущалось легкое чувство потери чего-то важного. Даже не знаю, как объяснить. Скажу проще – такое вообще объяснить невозможно. Это прочувствовать надо. Вот если бы рядом был бы кто-то, кто мог ощущать то же самое, он бы меня сразу понял. Дохлый номер, короче, объясняй, не объясняй. Просто поверьте на слово. Хотя есть отдаленный аналог. Чувство голода. Но это очень уж приземленно. То же самое было после боя с упырем. С той лишь разницей, что сегодня совсем чуть-чуть, а тогда даже ноги подкашивались. Сплошные загадки. Когда же ответы появятся?

Короче, ночь провел не смыкая глаз. Чего только ни мерещилось. От каждого еле слышного шороха вздрагивал. Все казалось, что подкрадывается враг. Утра насилу дождался. Выдвинулся еще до нормального рассвета. Только горизонт посветлел, а я уже топал. Тушняк, правда, вчерашний доел. Кстати, ремешок пришлось снова утягивать на дырку. Если так дальше пойдет, то через месяц расстаю в воздухе, сожрав сам себя изнутри.

Три дня в таком режиме провел. Из нескольких найденных мной лагерей, что оставил после себя отряд зеленых, вода только один раз попалась. Приходилось экономить запас. А потом я и вовсе свернул с проторенного пути. Дело в том, что те, за кем гнался, по-видимому, сменили направление. Рано или поздно этого следовало ожидать. Собственно, я и не надеялся, что мое путешествие будет таким относительно комфортным постоянно. Деваться некуда, пришлось и мне сворачивать с тропы. До сих пор зверье местное встречалось редко. Либо мне везло, либо прошедший отряд изрядно нашумел. Однако относительно спокойная обстановка местности кончилась, едва стоило мне поменять направление. Да и с направлением что-то непонятное творилось. Вечно меня куда-то заворачивало, и только маяк помогал правильно выдерживать курс. Иначе бы давно не пойми куда забрел. А буквально на следующий день, вернее ближе к ночи, мной снова заинтересовались. Причем чужое внимание я почувствовал задолго до самого нападения.

Местность неуловимо изменилась. В основном все осталось по-прежнему, просто гораздо чаще стали попадаться руины. Скорее даже руины руин. Древний катаклизм… ну или то, что его заменило, превратили постройки в развалины, а время соответственно взяло свою лепту, разрушив остатки, а потом постаралось скрыть следы своей деятельности. Ну, или деятельности тех существ, что тут проживали в прошлом. Было очень интересно, но останавливаться я себе не позволял. Чувствовал, что погоня моя подходит к концу. Скоро я догоню зеленых, и надо будет решать, что делать. Ну, или они решат сами. В общем, по ситуации. Чужое внимание почувствовал еще до полудня. Как понял, что это был именно взгляд? Да, наверно, так же как и все. Ты просто чувствуешь и осознаешь – смотрят. Засуетился, озираясь, но как только я это сделал, ощущение взгляда пропало. Думал, что показалось, но нет, минут через пять чужое внимание вновь царапнуло по и так натянутым нервам. Я, если честно, к тому времени порядком вымотался. Четыре дня без сна… ну ладно, три с половиной. Невелика разница.

Солнце уже клонилось к горизонту, и основная жара спала. Подключаю альтернативное зрение. За эти несколько дней я уже так привык к нему, что теперь даже представить не мог, как вообще раньше без него обходился. Оглядываю окрестности. Метрах в трехстах от меня группа валунов, беспорядочно лежащих. Очень похоже, что некогда их будто взрывом разметало. Там и заметил чью-то ауру, яркую, с разнообразной цветовой гаммой. Одним из оттенков цвета был тот самый серебряный, что жег меня тогда, в «уазике». Понять, кто это был, на данном этапе не представлялось возможным. Далековато, да и прячется. Через пластиковые борта катера я в тот раз разглядел свечение аур людей, а преграда в виде камня, похоже, мешает. По ауре я пока не наловчился определять принадлежность живых видов. Однако позже этому существу спасибо сказал, так как именно его внимание спасло мне жизнь. Много позже, так как сразу-то об этом даже не догадался. Существо спряталось. Видеть его я перестал, зато увидел странное свечение на том пути, где только что хотел пройти. Это меня, прямо скажу, напрягло. С чего бы вдруг земля светилась, да еще в таком диапазоне, что вижу очаг только благодаря новым способностям? Ну, явно ведь не к добру. Я просто после того боя со змеегиенами для себя решил, что все непонятное – опасно. Однако стоило разобраться, чтобы уяснить раз и навсегда, угрожает мне опасность на самом деле или нет. Но как это сделать? Тут еще наблюдатель неподалеку обретается, с неизвестными целями.

Принимаю решение оставить изучение светящейся аномалии на потом. Если попадется что-то подобное в спокойной обстановке, то проведу эксперимент. Брошу чем-нибудь, а там видно будет. Пока меня больше волнует тот, кто хоронится в развалинах. Начинаю обходить по дуге аномалию, так, чтобы держать в поле зрения «лазутчика». И тут понимаю, что теперь ощущаю взгляд с другой стороны. Со спины то есть. Резко оборачиваюсь и замечаю, что чуть ближе, в других камнях, что торчат из земли плотной кучкой, прячется еще кто-то с похожей аурой. С той стороны внимание пропадает, зато снова чувствую взгляд от первого экземпляра. Нехороший такой взгляд. Нет, так не пойдет. Это точно охота. На меня, между прочим. Хрен вам. Начинаю отступать назад, по своим следам. Ну вас, ребята, к дьяволу. Сделаю крюк и обойду лучше. Ага, легко сказать обойду. Кто же мне позволил бы? Когда твари поняли, что их замысел раскусили, они передумали скрываться и явили себя во всей красе. Семейство кошачьих. Вроде пантер, только больше. Нет, правда, звери были красивы, а двигались так, словно стелются по земле. Мягко и бесшумно. Снимаю АКСУ с предохранителя и продолжаю отступать. Дубину в землю воткнуть не долго. Пока кошки не спеша идут с двух сторон ко мне, скидываю рюкзак и снова продолжаю отступать. В бою он обуза. Это, похоже, пара. Вообще-то, в нашем мире крупные кошки редко живут вместе. Только львы вроде бы имеют какое-никакое сообщество. Прайд называется. Наши дальневосточные тигры, те, например, одиночки. Леопарды тоже вроде сами по себе бродят. Впрочем, я же не специалист. Может, чего и не знаю, но эти точно пара. Вон тот, которого заметил первым, явно самец. Он крупнее и башка его больше. Самка чуть мельче, совсем чуть-чуть, но изящней. И любопытней. Обнюхивает мое барахло.

– А ну брысь! Лапы прочь! – ору.

Адреналин уже в крови. Тут без боя не обойдется. К гадалке не ходи. Зверюги крупные. Как раз с того тигра амурского размером, что я только что упоминал. Кошатина как-то даже удивленно на меня глянула. Но оставила исследование моего сидора и стала обходить. Ну, всё. Мира не будет. Беру кошатину на мушку. Пум. Первая пуля рыхлит землю возле лап передних. Далековато, блин. Делаю поправку, пум, пум, пум. Глушак на открытой местности почти полностью скрадывает звук. Обычные пули попадают в широкую грудь. Животина припадает на передние лапы, хрипит и снова смотрит на меня, теперь с какой-то обидой даже. Выступающие верхние клыки окрашиваются красным. Спектр ауры меняется, цвета блекнут немного. Пум, пум, пум, пум. «Ксюха» остервенело бодает в плече. Большая черная кошка сунулась мордой в землю и затихла. На меня обрушивается жуткий рев. Орет самец! Похоже, обиделся сильно. Этот рев буквально вогнал меня в ступор. Каждой клеточкой тела чувствовались вибрации, которые действовали на меня, вызывая оцепенение. Руки, ноги окаменели, будто парализовало. Не могу двинуться. Походу, амба мне. Тварь все ближе, ее ярко-желтые глаза так и полыхают бешеной яростью. Хвостом колотит себя по бокам. Прости, дочь. Я очень старался. Вдруг что-то полыхает под ногами огромного кошака. Точно, это же он наступил в тот светящийся очаг непонятной аномалии. Знатно подкинуло. Зверюга обиженно рявкнула и, извернувшись в воздухе, падает на четыре лапы. Кошак, он и есть кошак, но оцепенение с меня схлынуло. Тварь буквально в двадцати метрах.

– А-АА-ААА-АААА! – ору уже в панике. Но палец конвульсивно жмет на спусковой крючок.

Пум. Пум-пум-пум. Пули рвут шелковую черноту короткой и лоснящейся шерсти. Выступает кровь.

Красная. Пум, пум, пум, пум. Правая передняя лапа подламывается, но тварь прыгает. Я будто в замедленной съемке наблюдаю этот мощный прыжок. Когти, высунувшиеся из лап, как серпы. Каждый сантиметров по пять в длину, не меньше. Понимаю, что сейчас это туша рухнет на меня, интуитивно бросаю автомат за спину и, схватив дубину, выставляю клинком перед собой, одновременно приседая. Снова просыпается что-то древнее. Ведь никогда до сего момента ничего копьевидного в руках не держал. Тело само сделало то, что надо. Воткнув в брюхо клинок, провожаю зверюгу над собой. В момент падения туши вытаскиваю и, размахнувшись, бью вдогонку. Снова ощущение чего-то могучего и пульсирующего. Ну дык, опыт уже был. Повторяю то, что делал тогда, в бою с трупоедом. Клинок вспыхивает серебряным светом. Вспышка. Отскакиваю. Кошак воет, но уже нет от ярости, а от боли. Я ему крестец развалил. Кровищи море. Она полыхает в красном диапазоне. Но зверюга не сдается, воет и ползет ко мне, взрывая землю и траву на ней растущую своими когтищами. Молодец! Уважаю. Борется до конца. Но не в этот раз. Снова берусь за автомат. Пум, пум, пум. Три пули в лобастую тыкву, в упор между глаз, заставляют огромную кошку отправиться в места вечной охоты, следом за его подругой. Извините, ребята. Не я это начал. Честно говоря, злости или обиды какой-либо не было. Я просто защищался, а они просто хотели есть. Это же звери, жизнь у них такая. По-другому не могут. Тут все по-честному было. Их сила, ловкость и когти с клыками против современного оружия. Просто сегодня не их день был.

В изнеможении опускаюсь на траву. Ноги не держат, сил нет. Будто какой-то стержень из меня вынули. Сижу и тупо пялюсь на труп большого черного кота.

– Нужно отсечь им головы, господин.

Молодой голос прозвучал неожиданно. Позвучал на незнакомом языке. Но я его понял. Как? А я знаю? Просто понял и все. Вот так, дословно. Вроде кто-то перевел его на русский язык прямо в голове.

– Что за…

Падаю на бок и, перекатившись на живот, навожу трубу глушителя на говорящего. На бок, потому что на вскакивание или еще какие-либо гимнастические трюки сил уже не осталось. Тот отступает на шаг. Глаза испуганные. Выставляет пустые руки перед собой, ладонями вперед.

– Я не причиню вам вреда, господин.

Лежу. Разглядываю говорящего. Ну что можно сказать? Человек. Самый обычный. Молодой парень. Под метр восемьдесят ростом. Очень изможденный. Видимо, и так-то от природы статью великой не отличался, а теперь и вовсе отощал. Кожа чуть смуглая. Волосы длинные, стянутые в пучок на затылке. Шатен. Одежда по большей части кожаная. Материал штанов похож на замшу, но по виду толще, темно-коричневого цвета. Грубая выделка. Длинная куртка. Цвет тот же. Штанины заправлены в сапоги. Понятное дело, тоже кожаные. Из отворотов куртки виднеется зеленая рубаха. Материал не определю, но точно не кожа. Через плечо перекинут ремень большой сумки. Сами отгадаете, из чего сделана? Именно из нее, из кожи. Парнишка молодой совсем. Лет двадцати на вид. Юношеский пушок под носом и на бороде, видимо совсем недавно расти начал. С моим рашпилем пегого цвета точно не сравнится. Зарос я за последние дни капитально. Атмосфера к бритью не располагала. Наверно, как натуральный бомж выгляжу.

– Вы позволите вам помочь, господин?

Непонимающе смотрю на парня. Чем он мне поможет?

– Вы потратили ману почти полностью. Давайте я вам немного своей солью.

Все еще не понимаю. Что я потратил? Куда он чего наливать собрался? Парнишка осторожно подходит и присаживается рядом на корточки, придерживая свою сумку.

– Я умею. Правда. Учителю постоянно в этом помогаю. – Тут он запнулся и, опустив взгляд в землю, тихо проговорил: – Помогал.

Оставив в покое сумку, он расставил руки надо мной, ладонями ко мне, и, закрыв глаза, что-то зашептал. Не сразу, а только секунд через пятнадцать я почувствовал, как силы стали возвращаться ко мне, а чувство потери хоть и не угасло совсем, но перестало быть таким нестерпимым. Паренек побледнел. Мое альтернативное зрение, потухшее само по себе, после удара дубиной и не включавшееся все время, пока я слушал мальца, вдруг снова заработало, и я увидел, как аура моего нового собеседника буквально на глазах скукоживается и блекнут краски.

– Всё. – Он устало улыбается. – У меня пока не очень большой личный запас. Больше не могу, иначе сам свалюсь.

– И на том спасибо, малой, – говорю-то я на русском, вернее пытаюсь, а вот чувствую, что губы, артикуляция языка, вытворяют невообразимые вещи, помимо моей воли. Ушами же слышу, что сам говорю на чужом языке. Как так выходит?

– Надо отсечь головы, а то они встать могут. Это плохо.

– Сейчас сделаю, парень. Дай отдышаться.

Тот кивает и задает вопрос или, вернее, сразу несколько подряд:

– А зачем вы голой маной били? Учитель говорил, что это расточительство. А куда вы идете? Ваша одежда… никогда такой не видел. А что это за оружие? – тычет пальцем в автомат.

– Давай, парень, позже поговорим. Я три дня не спал. Тут есть, где спокойно можно укрыться?

– Несколько дней тут будет безопасно. На территорию майродов никто не смеет заходить.

Ага. Кошаков этих майродами зовут, значит. Запомню. А парнишка из местных, выходит. Это хорошо. Вот только как я его понимаю? Собственные уши меня не подводят, но еще удивительнее, что он меня понимает, а мой рот и глотка без моего участия издают понятные для собеседника слова. И вот еще медальон снова нагрелся, но теперь не жжется, просто чуть согревает грудь. Чудны дела твои, господи. Встаю. Пошатывает. Силенок все еще маловато. Но хоть на ноги смог подняться. Занятный малой. Как он там сказал? Немного солью? Манны? Причем тут манная каша? Ни хрена не пойму. Однако надо трупами заняться. Интересная тут фауна. Не удивительно, что травоядных не заметил. Головы отсек. Не с первого раза, понятное дело. Шеи крепкие. Но справился. Потом сходил за рюкзаком.

– Пойдемте, господин. Я покажу хорошее место. А вы разве не будете доставать макры?

– Чего? Что доставать?

– Макры. Майроды существа магические. Вы разве не почувствовали, как самец вас обездвижил?

– Это почувствовал, но про макры никогда не слыхивал, – отвечаю.

Магические существа. Интересно. Виталя-то, выходит, практически во всем прав был. Ну, голова! По одним только косвенным признакам практически по всем пунктам в точку попал.

– Надо достать. Они очень дорого стоят. За ними специально поисковики ходят. Редкая вещь. Да и майроды звери очень умные. Их найти сложно, если они того не захотят, а если захотят, то поймешь это только тогда, когда Тару Всемогущему душу отдашь.

– Слышь, парень. Не поверишь, не знаю я про эти твои макры. Никогда не слышал и тем более никогда не доставал.

– Разрешите мне? Я тоже никогда не занимался подобным, но учитель заставлял учить бестиарий магических существ. Там и про макры было. Только у меня ножа нет.

Достаю из ножен охотничий клинок Геннадия и подаю рукояткой парню.

– Держи.

Парняга берет нож и идет к трупу самки. Аккуратно снимает и ставит сумку на землю. Потом снимает куртку. Пуговицы на наши не похожи. Деревянные колышки. Архаика. Не менее аккуратно складывает одежду и кладет рядом с сумкой, потом открывает ее. Достает книгу. Шуршат толстые листы. Он что-то там бормочет. Видимо, освежает знания. Далее принимается за работу. Ловко работает. Минут пятнадцать на две туши потратил всего. И практически не извазюкался в крови. Только руки. Я достаю бутылку с водой. В руках у малого два странных камушка. Смотрю на них и вижу, что они светятся серебром. Камушки продолговатые. Один чуть больше, другой меньше. Но в среднем с шарик от настольного тенниса размером. В крови оба. Подает их мне.

– Это ваш трофей, господин.

Ишь ты, трофей. Однако он тоже участие принимал. Я и знать не знал о существовании этих «макров». Однако не класть же их, испачканные кровью, в рюкзак. Все там уделают. Да и нож сполоснуть не помешает. Замечаю, какими глазами мальчишка смотрит на воду. Да он же от жажды умирает.

– Мой руки, – говорю ему, – камни и нож тоже помой. Потом попьешь.

Кивает и делает, что говорю. Лью экономной струйкой.

Закончив водные процедуры, подаю бутылку. Видно, что ему неизвестен материал. Но вопросов не задает. Делает несколько глотков и возвращает сосуд.

– Спасибо, господин. Я несколько дней уже не пил.

– В расчете, малой. Ты мне помог, я тебе. Где тут можно удобно остановиться?

– Пойдемте, господин. Я покажу.

С полкилометра прошли. Место оказалось действительно хорошее. Кстати сказать, равнина, по которой я до этого передвигался, сменилась холмистой местностью. Не высокие такие холмы. И развалин попадается больше. Практически везде камни торчат. Видел и аномальные свечения из земли. Причем много. Альтернативным зрением уже достаточно наблатыкался пользоваться, переключаясь по мере надобности практически не задумываясь. Но парень шел уверенно, обходя эти странные аномалии. Видимо, тоже прекрасно их видел. Это были развалины какого-то здания. Достаточно большого. Стены сохранились на высоту до полутора метров. Стояло все это безобразие на невысоком холме или пригорке. Там и расположились. Уже сумерки практически. Копаю ямку под костер. Парень смотрит заинтересованно. Походу, не очень понимает мои действия. Развожу костерок из огарков. За несколько дней, что я не жег костров, их накопилось достаточно. Ставлю котелок. Снова режу сало. Потом глянув на отощавшего юношу, подумал и достал банку тушняка. Тоже вываливаю в посудину. Три добрых пригоршни риса и вода. Кулеш будет знатный. В воздухе поплыл аромат рисовой каши с тушенкой. Слышу, как пацан громко сглатывает слюну. Он еще и голодный, что тот волчара. Себя в его возрасте помню. Как раз в армии службу тащил. Вечно голодный был, хоть и кормили три раза в день. А этот несколько дней уже не ел. Он одним взглядом своим вскипятил бы воду. Просыпаются родительские инстинкты. Жалко пацана. Конечно, не мой сын, но ведь кому-то детенышем приходится. Я бы, например, очень благодарен был тому, кто бы позаботился о моей дочери. Когда рис дошел, накладываю себе в крышку котелка немного каши. Мне худеть надо. Остальное, а это почти половина котелка, отдаю малому. Свою ложку тоже ему сунул. Я подожду. Удивленно смотрит на меня. Ну да. Порции разные.

– Ешь, ешь. Не стесняйся. Мне хватит, – говорю. – Я недавно уже ел.

Вру, конечно, но пускай трескает. А то еще чувство стыда мешать будет. Ест, кстати, очень аккуратно. Не обжигается. Дует. Блаженная улыбка играет на лице. Похоже, хороший парень. Интересно, что он тут один делает?

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 3.8 Оценок: 6
Популярные книги за неделю

Рекомендации