» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Последний трюк"


  • Текст добавлен: 9 сентября 2020, 10:21


Автор книги: Себастьян де Кастелл


Жанр: Героическая фантастика, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 18 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Себастьян де Кастелл
Последний трюк

Sebastien de Castell

Crownbreaker


© Овчинникова А., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Настоящей Фериус Перфекс. Худший из твоих тейзанов каждый день вспоминает твои уроки.



Пролог. Карточный трюк

Старик сдал мне туза. Снова. Я поднял его и тут же уронил лицом вверх рядом с другим тузом и двумя валетами, лежащими передо мной. Одним краем карта задела краюшку заплесневелого, высохшего хлеба, прилипшего к столу, а туз наклонился в мою сторону, словно указывая на очевидное.

– Два валета и каждый с тузом, – произнёс я. – Итого – пара копьеносцев.

Старик подался вперёд – у него была кривая улыбка, лицо обрамляли длинные каштановые сальные волосы и борода. Он запротестовал, показывая, что никак не ожидал так влипнуть.

– Значит, я снова продул?

Он оглядел комнату, как будто выступал перед публикой. В заведении было пусто, если не считать храпевшего в углу пьяного и бармена, спустя рукава подметавшего пол.

Старик снова повернулся ко мне и, уронив одну руку на колени, второй подал знак бармену, чтобы тот налил ещё эля в кружки, которые были не чище половиц.

– Похоже, вы не слишком хороший игрок, – заметил я.

Мой раздражающе весёлый партнёр улыбнулся. У него были идеальные зубы, замусоленные волосы, поношенная одежда, тонкая, как марля. Сандалии старика напомнили мне шоу, где танцовщицы, обмотавшись кусками ткани, прыгают по сцене; раздетыми их не назовёшь, но они точно простудятся, если выйдут на улицу. А его зубы? Ровные. Чистые. Идеальные. Стоило взглянуть на руки старика, и становилось ясно, что на его пальцах нет мозолей, а ногти аккуратно подстрижены.

– Невольно задашься вопросом, что могло заставить лорд-мага забрести в салун и проматывать деньги в картишки, – сказал я, постукивая по кучке монет на своей стороне стола.

Я начал эту ночь всего с одной монетой. Старик пожал плечами:

– Возможно, я выше таких ничтожных забот, как деньги.

– Возможно. – Я сделал глоток эля и тут же об этом пожалел. – С другой стороны, может быть, вы и не прочь понаблюдать, как я всю ночь перекладываю монеты с вашей стороны стола на свою, но вы явно не хотите, чтобы я с ними ушёл.

Маг собрал карты и снова начал тасовать.

– Мне говорили, что ты смышлёный.

– Обязательно поблагодарите за комплимент того, кто это сказал.

Он снова сдал карты для «Деревенского ограбления». По четыре каждому. В счёт шли только повёрнутые лицом.

Получив сдачу, я увидел, что все четыре – двойки. Старик только что всучил мне восьминогого коня. Думаю, на этот раз он не позволит мне победить.

– Значит, так всё и будет? – спросил я.

– Именно так и будет.

Улыбка старика неожиданно исчезла. Так же как и его притворство.

– Сегодня ночью ты умрёшь, Келлен из дома Ке.

– Сдаётся, вы меня с кем-то спутали, дружище.

Я скинул двойку колесниц в биту на середине стола. Старик дал мне новую карту, она тоже оказалась двойкой. Классный трюк.

– Тебе «сдаётся», вот как? – он усмехнулся. – Думаешь, нелепый приграничный акцент скроет, кто ты?

Нет, ну это просто подло! Между прочим, я всё утро упражнялся правильно растягивать слова, чтобы получалось, как надо.

– На сей раз тебе не уйти, Келлен, – продолжил маг. – Ты тот, кто ты есть. А я тот, кто я есть. Конечно, у тебя имеется немного магии и даже несколько трюков. Но ты не лорд-маг.

– Никогда и не претендовал на это.

Старик фыркнул:

– Конечно, нет. Как тебя называют эти дароменские варвары? «Королевский Творец заклинаний»?

– Мне кажется, её величество предпочитает титул «королевский наставник в картах».

Я уронил на кучку карт двойку требушетов.

– «Её величество», – насмешливо повторил старик с издевательским прискуливанием и сплюнул на стол, отчего тот не стал ни грязнее, ни чище. – Маленькая паршивка разозлила не тех людей, Келлен. Но она слишком хорошо защищена – политика и дипломатия, сам понимаешь. Поэтому меня отправили преподать ей урок, поставив тебя в пример.

Старик фыркнул, явно застигнутый врасплох собственной сообразительностью.

– Как думаешь, теперь это делает меня «королевским наставником в манерах»?

– Не представляю, как я могу быть примером, дружище, поскольку, повторяю – я не тот Келлен, которого вы ищете.

Он протянул мне ещё карту. Это была двойка с изображением пары черепов. И это особенно впечатлило, потому что в дароменской колоде нет масти – черепа.

– Не хотите научить меня этому трюку? – спросил я.

– Какой смысл?

Его пальцы дёрнулись, и карта вспыхнула.

– Я рассчитывал, что человек с твоей репутацией изгнанника будет прятаться лучше, но заклинание шёлка привело меня прямиком к тебе. Честно говоря, парень, я так разочарован, что у меня есть искушение убить тебя немедленно и покончить с этим.

Я вскинул руки, одарив его самой обаятельной из своих улыбок.

– Эй, не надо торопиться. Я просто зашёл выпить и поиграть в карты. А теперь почему бы вам не описать того парня, Келлена? Может быть, я его где-нибудь видел.

Маг захихикал.

– Твоего роста, сложен, как ты.

Он бросил на стол валета требушетов лицом вверх.

– Твой льстивый язычок, твои волосы навозного цвета.

Он перевернул карту, и она оказалась валетом клинков.

– Это описание подойдёт любому жителю здешних мест, – ввернул я. – Кроме того, не вам пренебрежительно отзываться о чужих волосах, дружище.

– И, конечно…

Маг снова подбросил валета в воздух. На этот раз, когда он приземлился, стало видно, что это та же самая карта, но теперь у валета был замысловатый чёрный узор вокруг глаза.

– …у человека, которого я ищу, такая же отвратительная Чёрная Тень вокруг левого глаза, как и у тебя, Келлен из дома Ке.

Я откинулся на спинку стула и зааплодировал.

– Ну вот! Теперь это какая-то чудесная магия. Уверены, что я не смогу убедить научить меня этим вашим замечательным карточным фокусам?

– Хватит трюков, Келлен. – Он пригрозил мне пальцем. – О, ты ускользнул от нескольких мелких магов и заработал скромную репутацию с тем малым количеством магии, что у тебя есть. Я не сомневаюсь, ты произвёл впечатление на некоторых здешних олухов. Может, даже пленил двенадцатилетнюю девочку, которая называет себя королевой. Но тебе нечего противопоставить настоящему лорду-магу, Келлен. Поэтому сейчас ты умрёшь.

Я огорчённо вздохнул.

– Как я уже говорил, вы меня с кем-то перепутали.

– Хочешь сказать, что в этих краях есть другие люди с чёрными метками вокруг левого глаза?

Я пожал плечами.

– Может, это просто грим. Вроде новой моды. Эдакая… манерность?

– Манерность? Как будто кто-то в здравом уме стал бы добровольно разгуливать с Чёрной Тенью, запятнавшей его душу.

Он хлопнул в ладоши.

– Беру свои слова назад, парень. Ты такой забавный, что почти жаль тебя убивать. К несчастью, ты прикончил слишком много магов джен-теп.

Старик собрал карты, взял небольшую стопку и разложил веером на столе. Одиннадцать карт. Все короли.

– Если верить слухам.

– Может, даже больше? – спросил я, перевернув ещё одну карту, взятую из колоды.

Было бы здорово, если бы это чудесным образом оказался король, но это была шестёрка стрел.

– Всё возможно, – ответил старик.

– Похоже, тот парень, Келлен, крайне опасен. И вы ничуть не боитесь пострадать, гоняясь за ним по всем дароменским землям?

– Нет.

Я опёрся локтями о стол и заглянул старику в глаза.

– Вы настолько уверены в себе? Вы действительно настолько сильны?

– Так и есть. Но в отличие от дураков, с которыми ты встречался прежде, я ещё и осторожен. Вот почему я подстраховался перед нашей встречей, просто на всякий случай.

Я постучал пальцем по куче монет.

– На случай, если проиграете в карты кучу денег?

Он усмехнулся.

– В некотором смысле. Карты нужны просто для того, чтобы удержать тебя в кресле, которое, как ты вскоре узнаешь, я вчера заколдовал магией более древней и грязной, чем ты можешь себе вообразить.

Я посмотрел на своё кресло.

– Эту шаткую старую штуковину? Мне неприятно говорить вам это, дружище, но если кресло должно прямо сейчас меня убить, то план не очень хорошо работает.

– Убить тебя? Не болтай глупостей. Я хочу приберечь это удовольствие. Нет, я наложил на кресло симпатическое связывающее заклинание, Келлен. Когда на него садится маг, чары постепенно овладевают магией внутри него. Теперь даже крошечной капельки силы в татуировке магии дыхания на твоём предплечье достаточно, чтобы она держала тебя крепче дуба или железа.

Старик жестом велел мне встать.

– Давай. Попробуй шевельнуться. Чем больше ты будешь бороться, тем сильнее заклинание будет привязывать тебя к креслу, пока в конце концов ты не задохнёшься от давления магии.

Я на мгновение задумался.

– С виду действительно гениально. Не могу представить, как выбраться из столь дьявольской ловушки. Интересно, почему никто никогда не пробовал его раньше на том человеке, Келлене.

Старик хихикнул.

– О, немногие могут сотворить подобное заклинание, уверяю.

– Тогда любопытно, почему ту дюжину – или сколько там человек сидело сегодня в кресле до меня – заклинание, похоже, не беспокоило.

Старик явно рассердился, это было видно по его лицу.

– Как я уже говорил, связывание действует только на магов джен-теп. Тебе стоило бы оценить комплимент, Келлен. По крайней мере, теперь люди будут вынуждены признать, что ты не был полностью лишён магических способностей.

– Да-да. Жестокая и хорошо продуманная ловушка. И всё же…

Я забарабанил пальцами по столу.

– Всё же – что?

Я запрокинул голову и лениво уставился в потолок.

– Ну, мне кажется – рискованно вкладывать столько усилий в такую банальную вещь, как кресло, полагаясь на то, что жертва сядет именно на него.

– Никакого риска. Всю прошлую неделю тебя здесь видели каждый вечер, и каждый раз ты сидел в одном и том же кресле. Поэтому я позаботился о том, чтобы занять своё кресло до твоего прихода, а бармен позаботился, чтобы никто не сидел на твоём, пока ты не появишься. Кроме того, я выбрал ночь, когда большинство здешних варваров отправилось праздновать день рождения своей маленькой королевы.

– Конечно, это разумно. И всё-таки…

– Что?

– Ну Келлен должен быть дьявольски умным преступником, не так ли? Гением по части ускользания от врагов?

– Гением? Нет. Хитрецом – возможно. У него определённо в рукаве есть несколько трюков.

Я кивнул, соглашаясь.

– Правильно. Хитрец. Ловкач. Поэтому я вот о чём: не в характере ли хитрого и пронырливого парня догадаться, что вы задумали, и прийти накануне, чтобы поменять кресла? Похоже, у него действительно сверхъестественные способности к выживанию. Что, если он пробрался сюда вчера вечером после закрытия, поставил ваше кресло сюда, а своё… Ну туда, где вы сейчас сидите. Разве технически это не означает, что вы находитесь под действием связывающего заклинания?

Маг прищурился. Попытался поднять руку, но разинул рот, когда она не шевельнулась. Он рванул рукав своей робы так, будто тот приклеился к подлокотнику. Потом начал яростно ёрзать, пытаясь выбраться из кресла, но безуспешно. Его движения становились всё неистовее, пока наконец он не уставился на меня через стол, беззвучно и беспомощно шевеля губами. Он выглядел так, словно ему на грудь давил свинец, и эта сила увеличивалась с каждой минутой. Его веки затрепетали и закрылись.

В комнате воцарилась тишина.

И тут старик рассмеялся. Он легко поднялся с кресла и похлопал себя по животу.

– Ой, ой, какое у тебя выражение лица! Клянусь, мальчик, оно бесценно! Как у палача, который, стоя на эшафоте, вдруг обнаруживает петлю на собственной шее!

– Что ж, – сухо сказал я, – это было настоящее представление.

Старик поклонился в пояс.

– Благодарю, благодарю.

Усевшись, он снова начал хихикать.

– Я предупреждал тебя, Келлен: я просто немного умнее тех магов, с которыми ты сражался в прошлом.

– Немного умнее, – признал я.

– Я знал – ты можешь прознать о моих планах, поэтому принял меры предосторожности. И убедился, что кресла с утра первым делом проверили. Поэтому после того, как ты пробрался сюда прошлой ночью и поменял их местами…

– Ваш сообщник снова поменял их ещё до моего прихода.

Я посмотрел на бармена, на лице которого играла мрачная улыбка.

– Разве так обращаются с постоянными клиентами?

Маг хлопнул ладонями по столу.

– Боюсь, хоть это и было забавно, мне давно уже пора получить вторую половину награды. Значит, надо завершить наши с тобой дела.

Бармен подошёл и поставил на стол пыльную бутылку вина и штопор.

– Вам не кажется, что следует хотя бы предложить мне бокал того, чем вы празднуете, прежде чем меня убить?

– Вино? – спросил старик, поднимая бутылку. – О нет. Его я приберегу на потом.

Он поставил бутылку на стол, достал из кармана робы белую тряпку и принялся протирать штопор.

– Вот это, – сказал он, показывая мне штопор, – я собираюсь ввинтить в твой чёрный глаз. После чего вырву из тебя жизнь.

Я сглотнул.

– Позвольте заметить – звучит несколько варварски для такого солидного господина.

– Таково требование моих дароменских работодателей, – объяснил он. – Осквернение трупов врагов для них нечто вроде традиции. И послание их маленькой королеве будет более ясным.

Я сочувственно кивнул.

– Работа по найму может быть препаршивой.

– Не возражаю. – Он повертел в воздухе сверкающий штопор. – Лорд-маги редко пачкают руки, но я испытаю искреннее удовольствие, вкрутив это тебе в глаз, причиняя ужасную боль, пока ты сидишь, вопя от муки, но не в силах пошевелить ни единым мускулом, – он содрогнулся от собственных фантазий. – Скажем так, эта идея интригует. Подозреваю, ты задохнёшься, борясь со связывающим заклинанием, прежде чем умрёшь от ран.

Я прикусил губу.

– Не смогу ли я отговорить вас от всего этого? Может, заключим сделку?

Маг покачал головой. Он улыбнулся в последний раз, показав свои идеальные зубы, и встал, крепко сжимая штопор в правой руке.

– Что ж, пропади всё пропадом! – закричал я. – Если сегодня настал день моего свидания с предками, думаю, я встречусь с ними стоя.

– Я же объяснил, что есть…

Уж не знаю, что старик собирался сказать дальше. Слова замерли на его губах, когда он увидел, как я встаю с кресла.

– Это не так…

Я взял бутылку вина и заметил дату розлива, нацарапанную толстым пером. Наверное, самая дорогая бутылка в заведении. Должно быть, маг получил хороший гонорар.

– Здесь что-то не так, – сказал маг. Он походил на сконфуженного старика, обнаружившего, что заблудился очень далеко от дома.

– Может, заклинание не сработало? – предположил я.

– Невозможно. Мои заклинания никогда меня не подводят. Никогда.

– Ну в том и заключается загадка. – Я поднял палец. – Возможно, этот парень, Келлен, гораздо могущественнее, чем вы думаете.

Старик начал бормотать:

– Но… Но все знают, что Келлен из дома Ке – самый слабый из магов. Он толком не пробудил в себе магию, только татуировку дыхания. Его магия слаба, как у ребёнка!

Я задумчиво кивнул.

– Угу, даже я об этом слышал. Поэтому, если ваши заклинания никогда не подводят, а Келлен недостаточно силён, чтобы их разрушить, остаётся только одно объяснение, не так ли?

Я взял со стола белую салфетку и начал стирать макияж с левого глаза.

– Предки! Ты меня обманул! Ты не…

Я невинно улыбнулся.

– Будьте же справедливы, друг. Я пытался предупредить вас, что я не Келлен из дома Ке, которого вы ищете. Если вспомните, я говорил об этом несколько раз.

К магу вернулось самообладание, его палец задёргался, создавая то, что джен-теп называют телесными формами.

– Кем бы ты ни был, раз кресло тебя не связало, у тебя нет магии, чтобы защититься. Поэтому или сейчас ты скажешь мне, где прячется Келлен, или я заставлю тебя молить о быстрой смерти!

– Я расскажу вам это задаром, – сказал я, швыряя грязную тряпку через плечо мага. – Он прямо за вами.

Маг резко обернулся. Бармен лежал на полу без сознания. Пьяница, храпевший в углу, стоял теперь позади старика, вытирая тряпкой левый глаз.

– Трюк! – закричал маг. – Грязный трюк!

Келлен Аргос – по крайней мере, так он назвался, когда нанимал меня, – сочувственно улыбнулся старику. Вызывающий беспокойство чёрный узор вокруг его глаза, копию которого мы несколько часов рисовали вокруг моего, теперь блестел в тусклом свете лампы.

– Вы сказали правду, лорд-маг: действительно, магии, с которой я могу работать, ничтожно мало. Трюки – вот и всё, что у меня есть.

Выполняя свою часть контракта, я изо всех сил ударил мага бутылкой вина по затылку. Стекло разлетелось на сотни осколков, вино разлилось по сальным волосам старика. Он смялся, как мешковина.

Келлен Аргос опустился на колени рядом с магом, прислушался к биению его сердца, а потом обыскал его мантию и вытащил мешочек с монетами. Он выудил оттуда несколько монет и сунул себе в карман, прежде чем отдать остальное мне. Я заглянул внутрь. Там было небольшое состояние, достаточное, чтобы купить мелкий титул и симпатичный маленький особняк на окраине столицы, если я того захочу. Достаточно, чтобы вызвать мои подозрения.

– А в чём подвох?

Келлен схватил потерявшего сознание мага за руку.

– Помоги-ка мне с ним.

Вдвоём мы подняли старика и усадили обратно в кресло, в котором раньше сидел я.

– Это кажется слегка жестоким, – сказал я.

Келлен потрепал старика по голове.

– Не хуже того, что он готовил для меня. Кроме того, его хозяева уже едут сюда, чтобы отпраздновать такое событие. Может быть, они сжалятся над ним и наймут другого мага, который освободит его от связывающего заклинания.

– Почему бы просто его не убить? Вы не боитесь, что он расскажет людям, как вы всё провернули?

– На это я и рассчитываю.

Келлен подошёл к скамье, на которой притворялся спящим, и взял своё пальто и чёрную шляпу с серебряными иероглифами на полях.

– В следующий раз, когда враги королевы захотят нанять лорда-мага для выполнения грязной работы, им придётся заплатить за такую привилегию чуть больше.

Он направился к низеньким двустворчатым дверям салуна.

– Ещё один вопрос, – выпалил я, прежде чем он успел выйти. – Вы же работаете на королеву, верно? Я имею в виду, служите при дароменском дворе?

– Именно это мне продолжают твердить.

– Тогда почему здесь нет дюжины королевских маршалов или дворцовой стражи, чтобы вас прикрыть?

Он водрузил на голову шляпу, которая была ему великовата. Хотя мы действительно были похожи – достаточно, чтобы одурачить незнакомцев, – он был на пару лет младше меня и выглядел куда более… усталым.

– А ещё мне твердят, что я плохой партнёр.

– Что же будет в следующий раз? – не отставал я. – Вы не можете проделать один и тот же трюк дважды.

Он распахнул двери, впустив с улицы затихающие звуки ночного праздника. Потом снова повернулся ко мне. Злая усмешка появилась в уголках его губ, как у крысы, убегающей через окно после того, как спёрла твой ужин.

– Думаю, в следующий раз мне придётся придумать новый трюк.

Город Теней/Город славы

ГОРОД СЛАВЫ

У каждого города есть две стороны. Первая мерцает и сияет – величественные башни высоко вздымаются, привлекая взоры путешественников за мили и мили, – обещаниями культуры и доброй компании. Что же касается другой стороны? Ну, как и в любом хорошем трюке, иногда лучше не приглядываться к тому, что скрыто от глаз.

Глава 1. Арест

Нет ничего, что воняло бы хуже столицы летом. Улицы, и без того переполненные господами и трудягами, начинают трещать по швам, когда бесконечные караваны торговцев, дипломатов и тех, кто обнищал из-за неурожая или чужестранных налётчиков, текут через ворота в поисках прибыли или защиты.

На сверкающей белой арке у входа в город красовалась надпись с манящим девизом дароменской столицы: Emni Urbana Omna Vitaris.

«Имперский город процветает».

А кроме того, канализация.

В том и заключается особенность крупных городов: они могут решить проблему голода с помощью больших запасов продовольствия, проблему безопасности – количеством солдат и почти любую другую проблему с помощью приличного количества денег. Да, очень много дерьма придётся гонять вокруг, прежде чем каменные плиты начнут смердеть.

– Здесь воняет, – просвистел откуда-то сверху Рейчис.

Мягкое трепетание меховых летательных перепонок, и белкокот с лёгким шлепком опустился мне на плечо. Мой двухфутовый, вороватый, кровожадный деловой партнёр обнюхал моё лицо.

– Забавно, но от тебя не пахнет мертвецом.

– Всё в порядке, – буркнул я, не желая возобновлять долгий спор, начатый в предрассветные часы, когда я в одиночку отправился к магу, посланному, чтобы меня убить. Всё, что мне сейчас было нужно, – это ванна, немного тишины и, возможно, несколько спокойных часов без покушений на мою жизнь.

Рейчис снова меня обнюхал.

– На самом деле ты воняешь хуже мертвеца. Это виски?

Он ткнулся мордой мне в волосы с более чем заинтригованным видом. За год жизни в столице Дарома Рейчис расширил список своих нездоровых пристрастий. Сейчас туда входило: сдобное печенье, слишком дорогой янтарный ликёр пацьоне, несколько сортов гитабрийских вин (естественно, дорогих) и, конечно же, человеческая плоть.

– Ты не забыл принести мне глазные яблоки мага? – осведомился белкокот.

– Он не был мёртв.

– Об этом я не спрашивал.

В таких случаях опасно, когда белкокот сидит на плече в рискованной близости от твоих мягких, вкусных человеческих ушей. Видите ли, белкокоты, с их пухлыми кошачьими телами, большими пушистыми хвостами, шерстью, меняющей цвет в зависимости от настроения, и мохнатыми перепонками между передними и задними конечностями, позволяющими планировать с верхушек деревьев (или «летать не хуже любого проклятущего сокола», как заявил бы Рейчис), могут – если смотреть на них, прищурившись, издали и предпочтительно сквозь пьяную дымку – выглядеть почти мило. На самом деле они не милые. Щенки милые. Кролики милые. Ядовитые песчаные гремучки берабесков кому-то симпатичны. Но белкокоты? Они не милые. Они злые!

– Рейчис… – начал я.

Дыхание белкокота удивительно тёплое, когда его морда меньше чем в дюйме от мочки твоего уха.

– Давай, скажи это!

«Предки!» – подумал я, краешком глаза заметив, что метки Чёрной Тени Рейчиса вращаются. Чуть больше года назад вокруг его левого глаза появились такие же извилистые чёрные узоры, какие есть вокруг моего. Однако, в отличие от меня, возможность однажды стать неистовым демоном, терроризирующим весь континент, ничуть не беспокоила Рейчиса. Такая перспектива откровенно радовала его.

Спасение от, возможно, смертельного укуса белкокота пришло в виде полудюжины пар топающих тяжёлых ботинок. Вскоре последовал красноречивый щелчок снятого предохранителя арбалета.

– Келлен Аргос, по приказу лейтенанта Либри из королевской службы маршалов – вы арестованы.

Я вздохнул.

– Опять?

Первый осторожный скрежет спускового крючка арбалета о железный корпус.

– Подними руки выше, меткий маг.

Я даже не заметил, как мои пальцы потянулись к висящим по бокам футлярам с порошками. Наверное, рефлекторно, хотя к тому времени я уже привык, что меня арестовывают каждую неделю.

Я поднял руки, медленно повернулся и увидел маршалов в их обычных широкополых шляпах и длинных серых плащах. Маршалы, как всегда, были вооружены короткими жезлами и арбалетами – и всё оружие было направлено на меня.

– Хотите, чтобы я зачитал ордер? – спросил сержант Фаустус Кобб.

Невысокий, тощий, узкоплечий, уже давно не в расцвете сил, он выглядел потешно рядом со своими более молодыми и энергичными подчинёнными. Но опыт общения с королевскими маршалами научил меня, что с возрастом они отнюдь не становятся менее опасными… Только более злобными, когда им сопротивляешься.

Что касается меня, мне исполнилось восемнадцать, и я устал больше, чем позволительно уставать в мои годы. Моя рубашка ещё не просохла от выпивки, которую я вылил на себя, чтобы замаскироваться под пьяницу в салуне, и я был сильно раздражён.

– В чём меня обвиняют на сей раз?

Кобб устроил целый спектакль, зачитывая ордер:

– Заговор с целью покушения на жизнь иностранного эмиссара, находящегося под защитой дипломатического представителя…

Да, верно: старик, который пришёл меня убить, имел в Дароме статус посла, будучи лордом-магом джен-теп.

Кобб продолжал:

– Жестокое физическое насилие…

«Недостаточно жестокое».

– Воровство…

«Я так и знал – не стоило оставлять себе ни одной монеты».

– Действия, направленные против интересов дароменской королевы и народа, которому она служит…

Это приписывается в каждый ордер. Плюньте на тротуар, и вы формально «действовали против интересов» королевы.

Кобб сделал паузу.

– Здесь есть ещё кое-что – как «незаконно быть раздражающим, полоумным метким магом-шулером, который не делает то, что ему велят»… Но я не уверен, что в этом есть состав преступления.

А я был почти уверен, что это единственное преступление, которое беспокоит Ториан.

– Забавно – она уже выписала ордер, прежде чем мага нашли, – заметил я.

Кобб ухмыльнулся.

– Похоже, лейтенант уже раскусила тебя, Келлен.

Я действительно начинал испытывать неприязнь к лейтенанту Ториан Либри. Хотя в дароменской столице было полно людей, стремящихся превратить мою жизнь в ад, лишь немногие домонстрировали грубую решимость и паршивое чувство юмора.

– Вы ведь понимаете, что по имперским законам мой статус наставника королевы не позволяет преследовать меня за преступление, если сперва четыре пятых двора не проголосуют за лишение меня должности?

Один из младших помощников дружелюбно усмехнулся. На прошлой неделе я позволил ему обыграть меня в карты в тщетной надежде привлечь на свою сторону кого-нибудь из маршалов.

– А никто и не говорит, что тебя арестовывают.

– Пошли, меткий маг, – сказал Кобб, приглашая меня двигаться вперёд.

Рейчис издал низкое рычание.

– Ты собираешься терпеть этот бред, Келлен? Опять? Давай убьём этих голокожих! Ты должен мне три глазных яблока, вот тебе возможность расплатиться.

– Три? Сколько глаз, по-твоему, было у того мага? – спросил я.

Единственная девушка-лейтенант среди маршалов вопросительно посмотрела на меня. Наверное, она была новенькой – остальные привыкли к нашим с Рейчисом перепалкам.

– Разве можно быть в чём-то уверенным, говоря о людях? – просвистел белкокот. – Ваши лица настолько уродливы, что всякий раз, начиная считать глаза, я сбиваюсь, потому что меня тошнит. Кроме того, два глаза ты должен был мне час назад. Третий – это проценты.

Великолепно! Теперь в придачу к воровству, шантажу и убийствам Рейчис захотел внести в список своих преступных делишек ещё и ростовщичество.

– Давайте прибавим шагу, – проворчал Кобб. – Вы же знаете, лейтенант не любит, когда её заставляют ждать.

Несколько его помощников рассмеялись – хотя ни один из них не посмел бы перечить ей. Я нехотя поплёлся по широкой мощёной улице к своей тюрьме – тринадцатой по счёту с тех пор, как стал наставником королевы в картах.

– Эй, а это что такое? – спросил Рейчис, показав на нечто маленькое и плоское, плывущее к нам по ветру над самой землёй.

Под моими ногами лежала игральная карта.

– Не останавливайся, – приказал Кобб.

Я не двигался, разглядывая замысловатые рисунки на карте: на её верхней половине был изображён великолепный город. А нижняя походила на зеркальное отражение верхней, только искажённое в тёмной, колышущейся луже чёрной воды.

– Ты выронил? – спросил Кобб, наконец-то заметив карту.

– Сержант Кобб, – начал я, – прежде чем всё зайдёт ещё дальше, мне нужно прояснить пару вещей.

– Да? Например, каких?

– Во-первых, я не имею никакого отношения к внезапному появлению этой карты.

– Ну и что? Просто игральная карта. Вряд ли ты единственный картёжник в столице.

Как бы оспаривая банальное объяснение Кобба, вторая карта опустилась на землю рядом с первой. Затем ещё одна и ещё; каждая, вращаясь, пролетала чуть дальше предыдущей, постепенно заключая меня в круг.

– В какие игры ты играешь, меткий маг? – спросил Кобб, делая шаг назад.

Я услышал, как щёлкнули предохранители нескольких арбалетов. Теперь я стоял в кольце искусно раскрашенных карт, их цвета – меди, серебра и золота – были настолько сочными, что улица по сравнению с ними казалась тусклой и безжизненной. Я повернулся к полудюжине хорошо вооружённых мужчин и женщин, которым поручили проводить меня до тюрьмы.

– Маршалы, позвольте принести вам свои искренние извинения.

– За что? – спросила одна из них, подняв арбалет и прицелившись в меня.

Карты на земле мерцали всё ярче и ослепляли; я уже не видел ничего, кроме игры красок, высасывающей свет из окружающего мира.

– За неудобства, связанные с моим спасением, – ответил я.

Сомневаюсь, что кто-нибудь меня услышал. Город вокруг превратился в плоское бесцветное пространство: здания, улицы, даже сами маршалы выглядели так, словно их вырезали из тонких листов бледной слоновой кости. Рейчис осел на моём плече и захрапел.

Навстречу мне кто-то шёл – одинокий источник ослепительного цвета, окутанный золотистым вихрем магии песка, бледно-синими чарами дыхания и сверкающим пурпуром магии шёлка.

Торжественное появление такого рода обычно сопровождается разочарованным вздохом моей сестры Шеллы… ныне – Ша-маат. За вздохом вскоре следуют пространные комментарии относительно моего взъерошенного вида и тех неприятностей, которые моё недавнее поведение причинило нашей благородной и всеми уважаемой семье. Да, время от времени именно отец сообщает о последнем преступлении, совершённом мной против нашего народа. Ожидая его возможного появления, я сунул руки в футляры с порошками, висящие на талии по бокам.

С того самого момента, как я покинул свой народ – почти три года тому назад, – я знал: настанет день, когда мой великий отец больше не сможет мириться с моим жалким существованием. Друзья и враги много раз спрашивали, есть ли у меня какой-нибудь хитрый трюк, какая-нибудь коварная уловка, чтобы провести могущественного Ке-хеопса, прежде чем тот сумеет меня убить.

У меня имелся такой трюк. Я просто не был уверен, что он сработает.

– Келлен.

Это не сестра и не отец. По правде говоря, я так давно не слышал этот голос, что поначалу даже не узнал.

Постепенно магические татуировки блёкли, их блеск потускнел настолько, что я наконец-то смог понять, кто мне явился… И вот я стою, понятия не имея, что произойдёт дальше, а два красных и чёрных порошка, с помощью которых я обычно устраиваю огненный взрыв, просачиваются сквозь пальцы.

– Мама?

Она указала на карты вокруг меня.

– Выбери карту, Келлен, – сказала она. – Любую.

Что происходит в последнее время с людьми и карточными трюками?

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.8 Оценок: 14
Популярные книги за неделю

Рекомендации