» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Сталинград"


  • Текст добавлен: 20 января 2016, 01:00


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Сергей Лагодский


Жанр: История, Наука и Образование


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 31 страниц)

Шрифт:
- 100% +

С. А. Лагодский, Ю. П. Ржевцев
Сталинград: подвиг солдат правопорядка

ОТ АВТОРОВ

Сталинград, Сталинградская битва – эти понятия давно уже перестали выражать чисто военные аспекты противоборства фашистской Германии и Советского Союза. Они стали историческим символом, нравственным уроком не только для русского народа, но и для всего человечества.

Сталинградская битва вошла в историю как важная стратегическая операция, победа Красной Армии прочно укрепила авторитет Советского Союза на международной арене. После поражения под Москвой многие авторитетные специалисты и историки посчитали, что Гитлер сломлен. Но сам он так не считал. Наступление на юге СССР могло предопределить победу фашисткой Германии в войне. Контроль над нефтяными месторождениями Кавказа, а также над рекой Волгой – главной водной артерии страны – вот цели, стоявшие перед командованием вермахта накануне Сталинградской битвы. Безусловно, овладев таким богатством, Гитлер мог серьезно подорвать советскую экономику. Да и сам факт захвата города, носящего имя Сталина – главного врага Гитлера, делал победу фашистов выигрышной по идеологическим и пропагандистским соображениям.

Кровавая бойня продолжалась три месяца, не замирая ни на секунду. 90 процентов разрушенного города достались фашистам, когда они добрались наконец до Волги. Но победа была пиррова. Измотав в оборонительном сражении вражескую группировку и накопив свежие резервы, Красная Армия 19 ноября 1942 года перешла в решительное контрнаступление, которое завершилось окружением противника. Попытки деблокировать 6-ю немецкую армию со стороны танковой группировки Манштейна – Гота успеха не принесли. 10 января 1943 года начался заключительный этап Сталинградской битвы по уничтожению окруженной группировки противника. В начале 1943 года остатки немецко-фашистских войск во главе с Паулюсом сдались в плен.

Заставляет задуматься цена нашей победы под Сталинградом. Потери военного и гражданского населения составили свыше миллиона человек. Некоторые усомнятся: да победа ли это? Безусловно, победа, причем впервые достигнутая при равенстве сил. Но за все расплатился народ: за тоталитарный режим, обходящийся людям всегда очень дорого, за просчеты Ставки Верховного Главнокомандования в определении направления главного удара противника, за Приказ № 227, превративший наши войска в мишень для бомбовых и артиллерийских ударов, за указание Сталина о «необходимости решительно покончить с эвакуационными настроениями» в городе, что привело к многочисленным жертвам среди мирных жителей.

Да, противник был силен: к Волге рвались лучшие ударные армии вермахта, привыкшие только наступать и побеждать. В небе господствовал 4-й воздушный флот, в котором воевали только первоклассные летчики. Чтобы разгромить такого противника, потребовалось высокое боевое мастерство как солдат, так и командиров всех уровней.

Нравственный урок битвы: Сталинград стал символом массового героизма, мужества, стойкости и самопожертвования. Ни одно крупное сражение Второй мировой войны не начиналось столь неблагоприятно и не заканчивалось такой яркой и решительной победой. Отступать почти тысячу километров, зацепиться за последние метры волжского берега, как это сделали наши войска, в том числе легендарная 10-я стрелковая Сталинградская ордена Ленина дивизия внутренних войск НКВД СССР (I ф), выдерживая страшные удары противника, и затем нанести ему поражение – на это оказались способны воины, не только выполнявшие свой долг, но и боровшиеся за святое и правое дело, за свободу и независимость своего Отечества.

Сталинградская битва является и символом морального поражения агрессора. Высокие образцы воинской дисциплины, стойкости, фронтового товарищества, которые проявил противник в сталинградском «котле», оказались полностью перечеркнутыми несправедливым, захватническим характером войны, развязанной фашистской Германией. Сталинград стал возмездием им за слепое выполнение воинского долга.

Сталинград – это и трагический урок непонимания и вражды между народами, которые доверились своим политическим вождям. «Что, фрицы, Гитлер капут?» – насмешливо бросила сталинградка в колонну пленных, медленно пересекавших улицу города. «Нет, матка, – донесся ответ, поразивший горожан, – и Гитлер не капут, и Сталин не капут. Дойче солдат капут, и русиш солдат капут!»

Усвоен ли исторический урок Сталинграда участниками битвы? Скажем, в той его части, которая свидетельствует, что любой вид национализма превращает народ в толпу людей с выпученными глазами, он ведет к войнам, жертвам, разрушениям, страданиям целых поколений. Сталинград предупреждает!..

Что же касается рядовых бойцов, мирных граждан, то можно привести много свидетельств гуманного отношения к поверженному противнику. Например, в «Директиве Военного Совета Донского фронта… о недостатках в отношении к военнопленным и спецконтингентам и мерах по их устранению» с возмущением отмечалось, что встречаются случаи, когда конвоиры поддерживают ослабевших пленных, вместо того чтобы заставить это делать других немцев.

Вопреки всему, люди продолжали оставаться людьми. И в этом нам видится главный урок Великой битвы, противостояния добра и зла…

Сергей Лагодский
Юрий Ржевцев

Раздел 1
Танки горели, как солома

Глава первая
СЛЕД «СИНЕГО ВАРИАНТА»

Широкомасштабному наступлению, начатому вермахтом против советских войск летом 1942 года, было присвоено «цветное» кодовое название – «FallBlau»/«Синий вариант». «Цветные» названия, поясним, в глазах гитлеровского командования обозначали высшую степень стратегической важности. Однако этому наступлению, вошедшему затем во все учебники истории как Сталинградская битва, предшествовала операция «Trappenjagd»/«Охота на дроф», которая во многом и определила успех «Синего варианта». Речь о сокрушительном разгроме в мае 1942 года немцами войск Крымского фронта. Кратко об этой драме из летописи Великой Отечественной на примере 95-го пограничного (впоследствии – ордена Ленина) полка войск НКВД СССР.

Напомним, что озвученный выше полк был создан к 1 ноября 1941 года в станице Глубокая на основании Постановления Военного Совета Южного фронта (I ф). Ему был присвоен «освобождающейся» номер объявленного приказом НКВД СССР от 25 сентября 1941 года к расформированию 95-го Надворнянского пограничного отряда войск НКВД СССР. Базой для создания этой новой в/ч послужили военнослужащие следующих подлежавших, как и 95-й погранотряд, расформированию частей войск НКВД СССР: 43-го резервного стрелкового полка пограничных войск, 21-го кавалерийского полка оперативных войск, 157-го стрелкового полка войск НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности, а также 2-й, 3-й, 4-й и 5-й отдельных пограничных комендатур бывшего Управления пограничных войск НКВД Молдавской ССР. Сюда же в качестве маршевого пополнения целиком влили и остатки 3-й пограничной комендатуры бывшего 2-го Каларашского пограничного отряда. Кстати, в составе ее воинов в тот самый момент находился замполитрука Василий Ильич Утин (17.12.1918-10.12.1941) – будущий прославленный в войсках правопорядка и безопасности Герой Советского Союза, удостоенный этого звания посмертно.

В течение декабря 1941 – февраля 1942 гг. полк вел наступательные бои в районе города Дебальцево.

1 марта 1942 года он сдал занимаемый участок обороны пехотным частям и сосредоточился в оперативном тылу Южного фронта (I ф).

«Полк был выведен из боя на переформирование, и все подразделения стянули в район поселка Чернухино, а затем передислоцировали в Ворошиловград, – вспоминал бывший начштаба 95-го погранполка полковник в отставке Николай Петрович Строителев. – Пробыли мы там несколько дней. По сути не успели как следует оглядеться, а тут директива ГКО – перебросить нас в город Керчь для охраны тыла Крымского фронта».

29 марта 1942 года, совершив переход по маршруту: поселок Чернухино (Луганская область) – город Азов (Ростовская область) – город Ейск (Краснодарский край) – город Керчь (Крымская АССР) – 95-й погранполк в количестве 1282 штыков прибыл в распоряжение руководства Управления войск НКВД по охране тыла Крымского фронта.

Полученная на новом месте задача: 1-му стрелковому батальону обеспечивать безопасность войскового тыла 44-й, 2-му – 47-й и 3-му – 51-й армий. Место дислокации штаба полка – город Керчь.

Первым в бой с перешедшими в 6.00 8 мая 1942 года в решительное наступление войсками противника выпало вступить 1-му стрелковому батальону: вечером 8 мая в районе населенного пункта Сейтджеут, оказавшись впереди боевых порядков 44-й армии, его бойцы дали отпор немецким автоматчикам, а затем вместе с частями Красной Армии прочно обороняли занимаемый рубеж: до вечера 10 мая – участок Чалтемир – Сырылар, а до исхода 16 мая – район, прилегающий к населенному пункту Баксы.

Как следует из докладной записки заместителя наркома внутренних дел СССР генерала А.Н. Аполлонова (июнь 1942 года): «В последующие дни с развитием наступления противника части [речь идет о 26-м и 95-м погранполках] занимали новые рубежи по плану… А, начиная с 14 мая, были втянуты в тяжелые оборонительные бои с основными силами противника».

2-й батальон принял боевое крещение около 13.00 15 мая у высоты 154,4: отразил атаку тридцати немецких танков. Однако уже к вечеру, когда 4-я и 5-я погранзаставы почти полностью погибли под гусеницами двадцати прорвавшихся с третьей попытки на их позиции немецких танков, был вынужден отойти в сторону Керченского пролива.

3-й батальон принял первый для себя на крымской земле бой ближе к вечеру 13 мая у пристани Дуранте.

«В боях за Керчь 95-й пограничный полк (без 3-го батальона) уничтожил в общей сложности десять немецких танков, бронемашину, два тягача, девять автомашин, истребил более 450 гитлеровцев», – эти данные привел в своем военно-историческом очерке «Легендарная оборона», опубликованном в книге «На страже советского государства» (М., 1975, стр.108), ветеран внутренних и пограничных войск, бывший заместитель Министра внутренних дел Эстонской ССР полковник в отставке В.Ф. Шевченко.

А это уже данные из архивного документа фронтовой поры – доклада начальника войск НКВД по охране тыла Северо-Кавказского фронта (I ф) генерал-майора Н.С. Киселева в политотдел войск НКВД СССР от 6 июня 1942 года: «Все полки войск НКВД, а в особенности 26-й полк НКВД, 26-й Краснознаменный погранполк, 95-й погранполк, а также 276-й полк НКВД дрались и вели себя хорошо…

Задачи, которые возлагались на войска НКВД высшим командованием, были выполнены с честью.

Части НКВД, в течение продолжительного времени ведя ожесточенные бои, не только сдерживали противника, но и наносили ему чувствительный урон в технике и истреблении живой силы его.

Так, за период с 8.5 по 19.5 войсками НКВД на Керченском полуострове нанесены противнику следующие потери: …95 пп: сбито самолетов – 8; подбито и сожжено танков – 12; уничтожено бронемашин – 1, тягачей – 2, пехоты – 770…».

«Утром 14 мая 1941 года, – вспоминал бывший начштаба 95-го погранполка полковник в отставке Н.П. Строителев, – штаб и службы полка отошли в район завода им. Войкова, а минометная рота – на высоту, что севернее завода… Днем перед фронтом минометной роты появились легкие танки противника. Минометчики немедленно открыли огонь. И все же несколько танков ворвались на позиции роты и стали давить огневые точки минометчиков. Командир полка Фадеев и я находились в это время на КП полка и всю эту картину видели своими глазами.

…Однако ни один минометчик не покинул поля боя. Положение критическое. Но тут на наше счастье появилась «катюша», которая следовала в сторону Керченского пролива… Танки сгорели в этом огненном смерче, как солома…

Обстановка накалялась. К 15 мая мы уже не имели никаких соседей – остались в одиночестве. Связь со штабами фронта и наших войск отсутствовала. Да и место расположения этих штабов мы не знали. Командование 95-го полка приняло решение отойти к проливу и попытаться с оставшимися подразделениями переправиться на Большую землю. Сборным пунктом был назначен район маяка Эникам.

Вместе с начальником связи полка да еще со своим ординарцем, шофером и работником службы снабжения я остался на КП, чтобы уничтожить архивные и другие документы полка, а также имущество, которое невозможно было эвакуировать. Все бы хорошо, но при следовании к проливу я был тяжело ранен и к маяку Эникам прибыл, когда никого из нашего полка уже не было. Но именно в этот критический момент произошла моя встреча с заместителем наркома внутренних дел Серовым. Позднее я узнал, что командование полка, политотдел, все службы и некоторые подразделения, достигнув маяка, сразу погрузились на прибывший в то время катер. Перебравшись на кубанскую землю, они в тот же день прибыли в Темрюк. Подразделения, не успевшие перебраться с первой группой, переправлялись в последующие дни на случайных судах, а то и просто на чем придется. Скажем, командир 1-го батальона Курбатов добрался туда на телеге».

При эвакуации остатков полка через Керченский пролив на Кубань героический поступок совершили военный водитель Федор Виташенков и трое солдат-пограничников, чьи фамилии остались неизвестными: они, выполняя приказ командира автотранспортного взвода старшего лейтенанта П.А. Чипахина (впоследствии – начальник автослужбы 95-го Правдинского пограничного ордена Ленина погранотряда Управления пограничных войск МВД-МГБ Литовского округа, майор), спасли секретную документацию политотдела полка, переправив ее под вражеским обстрелом на кубанский берег в легковом автомобиле, предварительно установленном на плот, который в свою очередь собственноручно построили из найденных на берегу бревен и четырех пустых бочек.

По данным командования войск НКВД по охране тыла Крымского фронта, безвозвратные потери 95-го пограничного полка войск НКВД СССР в ходе постигшего Крымский фронт разгрома составили на 23 мая 1942 года убитыми и пропавшими без вести 877 человек. В частности, в этих скорбных списках значились: заместитель партбюро полка батальонный комиссар Ф.П. Берцулевич, начхим полка капитан А.Н. Салманов, легендарный комбат-3 майор А.А. Валькевич и его боевой друг и соратник военком того же батальона батальонный комиссар М.М. Зинченко, редактор многотиражной газеты полка младший политрук И.Ф. Кроха, адъютант старший стрелкового батальона старший лейтенант А.Л. Давиденко, делопроизводитель штаба части техник– интендант 2 ранга И.Н. Андреев, командир роты старший лейтенант В.К. Шаманский и многие, многие другие…

Однако, как выяснилось уже после войны, далеко не все из числа пропавших без вести погибли в рядах однополчан. Так, кто-то попал в плен, кто-то пополнил ряды Аджимушкайского подземного гарнизона, а отдельные из окруженцев, в том числе и сын 95-го погранполка Гриша Козюберда «растворились» среди местного населения и, таким образом, дождавшись прихода Красной Армии, продолжили затем вооруженную борьбу с фашизмом. Вот документальное свидетельство на сей счет бывшего заместителя командира 95-го погранполка по разведке офицера в отставке Алексея Фомича Хорина: «Некоторое время спустя на этой земле, где сражался батальон капитана Валькевича [речь о 3-м стрелковом батальоне], с боями вновь прошел наш полк. И здесь к нам присоединились пограничники, которые остались на поле боя тяжело раненными и которых затем спрятали и выходили местные жители. Они рассказали о героической гибели комбата Валькевича, о гибели батальона».

Что же касается 10-летнего Гриши Козюберды, то после освобождения Крыма он стал воспитанником 36-й отдельной бригады железнодорожных войск…

Глава вторая
МЕСТО БИТВЫ ШТУРМОВЫХ БРИГАД

28 июля 1942 года Иосиф Сталин подписал приказ № 277, вошедший в анналы истории под названием «Ни шагу назад!».

«Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется вглубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа, – говорилось в титульной части приказа. – Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа из Москвы, покрыв свои знамена позором».

Но имело ли в действительности место это самое позорное оставление советскими войсками Ростова-на-Дону? Документальные источники, в том числе и немецкие, однозначно свидетельствуют, что нет – не имело! Город трое суток кряду яростно и ожесточенно оборонял малочисленный гарнизон, костяк которого составляли воины войск НКВД СССР, ополченцы и стройбатовцы из структур Оборонстроя. Большинство из защитников столицы Донского края погибли на своих позициях, но не сделали ни шагу назад. Впрочем, обо всем по порядку.

К началу июля сорок первого Ростов-на-Дону находился в глубоком оперативном тылу войск Южного фронта (I ф), которыми командовал будущий Маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский. Обстановка резко начала изменяться, начиная с 9 июля. В этот день с целью уничтожения шести армий генерала Малиновского на берегах Дона Гитлер разделил войска южного крыла Восточного фронта на две группы армий: «Б» – под командованием фельдмаршала фон Бока (6-я полевая, 2-я венгерская и 8-я итальянская армии) и «А» – под командованием фельдмаршала Листа (1-я и 4-я танковые, 17-я полевая и 3-я румынская армии).

Группа армий «А» начала фронтальное наступление в направлении столицы Донского края. 13 июля по приказу Гитлера ее усилия были поддержаны 1-й танковой армией генерал-полковника фон Клейста, которая нанесла мощный фланговый удар с севера.

За столь короткое время советское командование, начиная с 18 июля, успело лишь мало-мальски наполнить полевыми войсками внешний обвод Ростовского оборонительного района (РОР), пролегшего в полсотне километрах от Ростова-на-Дону к западу от Новочеркасска. Войска 17-й полевой армии вермахта вышли сюда 21 июля, но сутками раньше в глубину обороны РОРа уже ворвались совершавшие де-факто рейд по советским тылам передовые части 1-й танковой армии Клейста. С этого момента судьба никак и ничем не защищенного Ростова-на-Дону была по сути предрешена. В 6.00 22 июля немцы начали его штурм по всему периметру его правобережной части.

По утверждению ряда историков-исследователей, но документально пока, увы, никак не подтвержденным, ответственность за оборону Ростова-на-Дону Военным советом 56-й армии была возложена на командира 9-й мотострелковой дивизии внутренних войск полковника Евгения Николаевича Скородумова.

Это соединение было создано приказом НКВД СССР № 0021 5 января 1942 года, изданного в свою очередь во исполнение Постановления Государственного Комитета Обороны № 1099-сс от 4 января 1942 года «Об организации гарнизонов в городах, освобожденных Красной Армией от противника». Для сведения: боевая задача, которую дивизия выполняла в составе действующей армии, – обеспечение общественной безопасности и поддержание строгого революционного порядка в населенных пунктах прифронтовой полосы в границах современных Ростовской области России и Луганской области Украины. Для этой цели в своем составе, помимо управления и частей боевого обеспечения и тыла, она имела шесть полков – три мотострелковых (19-й Краснознаменный, 30-й и 33-й) и три стрелковых (21-й, 142-й и 267-й). Общая штатная численность – 10 581 штыков.

На вооружении дивизия имела несколько десятков противотанковых и 76-мм полковых орудий, а также находящуюся в составе 19-го мотострелкового Краснознаменного полка роту танков в полтора десятка машин марки «БТ-7», из которых пять были радиофицированными.

На бумаге это выглядит достаточно мощной силой, но это только в том случае, если не брать в расчет следующее обстоятельство, игнорируемое почему-то теми историками, которые немотивированно предпочитают подходить к девятой мотострелковой мерками типового общевойскового соединения: боевую службу полки ВВ летом сорок второго несли преимущественно посредством массового распыления наличных сил, то есть автономно выполняющими служебно-боевые задачи гарнизонами численностью от взвода до батальона каждый. Понятно, что при таком раскладе как-либо серьезно противостоять в одиночку танковому катку фашистов эти гарнизоны не могли, причем не могли по определению! Большинство из них и погибло в неравных боях уже в самые первые дни немецкого наступления на Дону.

Таким образом, комдив-9, руководя обороной осажденного врагом города, имел под рукой в лучшем случае только половину от своего соединения. На сегодня достоверно известно, что это были основные силы 19-го Краснознаменного и 30-го мотострелковых и 142-го стрелкового полков, подчиненные штадиву-9 рота обеспечения, дивизионный медсанбат и 1-й стрелковый батальон 33-го мотострелкового полка. Одновременно, надо полагать, в подчинение полковника Евгения Скородумова как старшего оперативного начальника по линии войск и органов правопорядка и безопасности также вошли находившиеся в Ростове– на-Дону мелкие подразделения 19-й стрелковой дивизии войск НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности, не менее двух взводов 230-го полка конвойных войск НКВД СССР, несколько мелких гарнизонов войск НКВД СССР по охране железных дорог и немногочисленные сотрудники местной милиции, пожарной охраны и уголовно-исполнительной системы.

К вечеру 22 июля, сравняв наконец-то с землей оборудованные на окраинах позиции бойцов 222-го Ростовского стрелкового полка народного ополчения, немцы ворвались в город. Однако вскоре на подступах к Ботаническому саду они были вынуждены спешно залечь, поскольку попали здесь под плотный огонь двух батальонов «васильковых фуражек», в том числе вроде бы одного из состава 33-го мотострелкового полка ВВ. Эти два батальона еще несколько минут назад спешили к берегам реки Тузлов на подмогу ополченцам, но теперь были вынуждены спешно окопаться на не совсем выгодном для себя рубеже. Однако по-настоящему неприступной крепостью для фашистов стал исторический центр Ростова-на-Дону и особенно улицы и переулки, примыкающие к зданиям обкома, областного УНКВД и главпочтамта. Вот свидетельство бывшего командира 421-го пехотного полка 125-й пехотной дивизии вермахта отставного генерала Альфреда Рейнгардта. Цитата приводится со страниц книги немецкого писателя Пауля Кареля «Восточный фронт. Гитлер идет на Восток. 1941-1943 гг.»: «Солдаты войск НКВД и саперы перегородили Ростов баррикадами и сражались на них до последнего патрона… Уму непостижимо, во что превратили Ростов эти спецы. Они подняли мостовые, построив из булыжника толстые баррикады метровой и более толщины. Боковые улицы перекрывались массивными кирпичными заграждениями. Врытые в землю стальные палки и мины не давали возможности захватить пункты обороны с ходу. Входы в здания энкавэдэшники заложили кирпичами, окна – мешками с песком, за которыми скрывались стрелки, на балконах оборудовали пулеметные гнезда. На крышах и чердаках располагались прекрасно замаскированные лежки снайперов НКВД.

Сражение за центр Ростова велось беспощадно. Защитники его не желали сдаваться в плен, они дрались до последнего дыхания, и если их обходили, не заметив, даже раненые вели огонь из своего укрытия до тех пор, пока не погибали. Наших раненых приходилось прятать в бронетранспортеры и выставлять охрану, иначе мы находили их зарезанными или забитыми до смерти.

Центр Ростова стал местом битвы штурмовых команд. С величайшей тщательностью им приходилось очищать от противника каждый дом, каждый подвал, каждую улицу… Подобных сражений, вероятно, никто и никогда еще прежде не вел. Такие бои разгорелись бы, наверное, на улицах Москвы или Ленинграда, если бы немцам удалось войти туда».

Кстати, те мощные баррикады, о которых с негодованием упоминает фашистский генерал, очевидно, были сооружены стройбатовцами дислоцировавшегося в Ростове-на Дону 5-го управления оборонительного строительства ГУОБР НКО СССР. Напомним, что Оборонстрой был создан летом сорок первого на базе Главгидростроя НКВД СССР! Так что стройбатовцы действующей армии – прямые соратники солдат правопорядка, а многие из них до момента передачи ГУОБР из подчинения Наркомата внутренних дел Наркомату обороны и сами по роду своей ведомственной принадлежности носили чекистские васильковые фуражки и краповые петлицы на гимнастерках и шинелях!

Со страниц отечественной истории все последние десятилетия почему-то официально озвучивается версия, что Ростов-на-Дону под ударами врага пал-де к исходу суток 24 июля. Однако документы вермахта называют иные время и дату окончания организованного сопротивления советских войск в городе – 5.30 25 июля! И фашистам в данном случае, согласитесь, врать незачем! Таким образом, получается, что они захватили Ростов-на-Дону в результате затянувшегося без малого на трое суток тяжелого и изнурительного штурма. В связи с этим странно и до обидного больно читать в приказе Сталина № 227 неправедные строки о том, что «часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа из Москвы, покрыв свои знамена позором».

О том, что захват столицы Донского края нацистам дался огромным напряжением сил и ценой огромных потерь в живой силе и технике, свидетельствуют, помимо прочего, и фотографии из официальной фотохроники 3-го рейха. Так, почти на всех снимках наступающая пехота вермахта идет в бой среди руин кирпичных зданий, и при этом она продвигается вперед исключительно короткими перебежками, всякий раз максимально низко пригибаясь к земле, ибо навстречу им со стороны позиций советских войск плотный свинцовый ливень…

Остававшиеся в живых защитники, в том числе представители командования 9-й мотострелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР, под натиском во много крат превосходящих сил противника отошли на левый берег Дона, В частности, 142-й стрелковый полк внутренних войск с осколками 222-го Ростовского стрелкового полка народного ополчения (всего 400 штыков плюс – обоз с полусотней раненых) – через Александровскую переправу, которую, к слову сказать, в свою очередь в период с 16.00 24 июля и до 4.30 25 июля 1942 года стойко оборонял сводный отряд в сорок три штыка под командованием ветерана органов внутренних дел и госбезопасности, Почетного чекиста старшего батальонного комиссара Порфирия Александровича Штахановского. Нельзя умолчать и о том, что в ходе этого более чем двенадцатичасового боя горстка бойцов отряда Штахановского уничтожила до 260 гитлеровцев, то есть условная полурота – без малого пехотный батальон!

Согласно кодограмме штадива-9 от 2 августа 1942 года, адресованной в ГУВВ НКВД СССР, «в боях за город Ростов погибли командиры:

– 267 полка – КОЛИННИКОВ;

– 142 полка – РЫКУНИЧ;

– начальник штаба 142 полка – ПАНАСЮК.

Без вести пропали:

– командир 19 полка – ХАЛЬЗОВ;

– командир 30 полка – СКРИПНИКОВ;

– нач. штаба 19 полка – МОЛЧАНОВ;

– нач. штаба 30 полка – ЛУЖКО;

– нач. штаба 267 полка – ОРОНИШИДЗЕ».

Всего в официальном, но при всем этом, подчеркнем, отнюдь далеко не полном списке потерь дивизии за июль-август сорок второго – свыше 450 фамилий представителей среднего и старшего комначсостава, то есть офицеров. А вот такие же списки с именами не вернувшихся из боя бойцов и младших командиров в военных архивах отыскать пока, увы, не удалось…

Постановлением Государственного Комитета Обороны № 2100 от 26 июля 1942 года 9-я мотострелковая дивизия внутренних войск НКВД СССР в количестве 8700 человек была объявлена подлежащей передаче оборонному ведомству. Своим указанием за № 988651 от 31 июля 1942 года Генштаб Красной Армии потребовал переформировать ее «в типовую стрелковую дивизию по штату № 03/330». Однако передавать де-факто уже было нечего: от соединения к тому времени оставались лишь разрозненные осколки. Именно по этой причине, причем только уже в сентябре сорок второго, остававшийся в строю немногочисленный личный состав девятой мотострелковой был в итоге обращен на пополнение понесшей в тех же боях лета сорок второго такие же большие потери 31-й стрелковой (впоследствии – Сталинградская Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого) дивизии РККА.

В завершение остается лишь выразить сожаление по тому поводу, что на скрижалях стелы, право на которую столица Донского края удостоилась как Город воинской славы России, в отлитом в бронзе списке «Прославленных воинских соединений, сформированных в городе Ростове-на-Дону», не нашлось места ни для самой 9-й мотострелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР, ни даже для ее рожденного в сорок первом здесь же, в Ростове-на-Дону, 33-го мотострелкового полка внутренних войск НКВД СССР. О них местные чиновники попросту забыли! И это несмотря на то, что тридцать третий мотострелковый, между прочим, войну закончил как одноименный по номеру пограничный Кенигсбергский ордена Красной Звезды полк, чем, наряду с другими орденоносными полками войск НКВД СССР по охране тыла действующей армии, громко прославил на все Советские Вооруженные Силы родные для себя войска правопорядка и безопасности!

Здесь же, на стеле, из формирований войск НКВД СССР в бронзе выгравировано только одно единственное – 230-й Краснознаменный полк конвойных войск, но при этом почему-то с грубыми искажениями исторической правды: его наименование дано здесь в послевоенной, а не во фронтовой «транскрипции», то есть он внесен сюда как якобы мифический полк внутренних войск, а не одноименная по номеру в/ч бывших конвойных войск!

НЕ ВЕРНУЛСЯ ИЗ БОЯ

Младший лейтенант Петр Иванович Капацый – один из офицеров 267-го стрелкового полка внутренних войск 9-й мотострелковой дивизии внутренних войск НКВД СССР.

Он родился в 1920 году в Луганской области Украины. Являлся выпускником Орджоникидзевского военного училища войск НКВД СССР имени С.М. Кирова – военно-учебного заведения войск правопорядка, ставшего впоследствии Северо-Кавказским военным Краснознаменным институтом внутренних войск МВД России.

По состоянию на начало мая 1942 года возглавляемое офицером подразделение «васильковых фуражек» несло гарнизонную службу на ростовской станции Белая Калитва.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации