154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Против его воли"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:02


Автор книги: Триш Дженсен


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц)

Триш Дженсен

Против его воли

Пролог

– Простите, но мне бы хотелось кое-что уточнить, – сердито обратился Джек Донелли к мужчине, сидевшему напротив него за массивным столом. – Вы утверждаете, что тетя Софи оставила все свое состояние этой… этой псине?

Адвокат многозначительно поднял палец:

– Пончик – не просто псина, а породистый английский бульдог с отличной родословной.

– Пончик… – Джек фыркнул, пытаясь разобраться в своих чувствах – в данный момент преобладали недоумение и злость. – Бульдог по кличке Пончик.

Но тут горечь утраты снова охватила его. Другие чувства не имели никакого значения, ведь тети Софи больше не было. Он так увлекся работой в последний год, что даже не знал о ее болезни. Когда у него находилось несколько минут, чтобы позвонить ей, она, как обычно, была жизнерадостна и бодра.

Джек вспомнил, что она неоднократно рассказывала ему о своей подруге по клубу собаководов. Джек не придавал большого значения ее словам, считая, что собака заполняла для Софи ту пустоту, которая возникла после смерти дяди Джорджа шесть лет назад. И сейчас у Джека болезненно сжалось сердце. Почему он был так невнимателен к ней? Она была одинока, но гордость не позволяла ей попросить Джека навестить ее, приехать хоть на несколько дней. Он не виделся с ней после похорон дяди Джорджа, поскольку был слишком занят своим продвижением по служебной лестнице в ФБР. А теперь у него больше никогда не будет случая встретиться с ней, поговорить, сказать, как он любил ее уютный дом.

У него не было сил просматривать все ее бумаги. Они навевали на Джека столько воспоминаний, что он готов был расплакаться. Но он не проронил ни слезинки с тех пор, как ему исполнилось пять лет. Тогда он понял, что его слезы доставляют неимоверное удовольствие негодяю, называвшему себя его отцом…

– Согласно родословной его кличка Кенди, Король Стантона, – заметил адвокат. – Это Софи звала своего питомца Пончиком.

Мистер Рапинов посмотрел в угол своего кабинета, и Джек проследил за его взглядом. Там, свернувшись, лежала и тихо сопела кучка меха, абсолютно безразличная к тому факту, что по завещанию сумасбродной тетушки Джека стала наследницей миллионного состояния.

Джек покачал головой:

– Здесь какая-то ошибка.

– Боюсь, что нет. Кроме определенной суммы вознаграждений для прислуги и нескольких благотворительных взносов, все состояние Софи предназначается для заботы о Пончике в течение всей его жизни. Сюда входят деньги, поместье в Род-Айленде и все остальное. Ее желание выражено совершенно определенно.

– Меня не интересует ее поместье или ее деньги, – перебил Джек. – Пусть Пончику скупят все собачьи бисквиты, какие только есть. Все, что я хотел, так это ее небольшой домик на озере в Пенсильвании. И тетя Софи хорошо знала об этом.

Мистер Рапинов сочувственно закивал головой:

– Боюсь, что он тоже входит в этот список.

– Это ужасно, – произнес Джек, не сводя глаз с собаки. Позже, поняв, что собаку в общем-то не в чем обвинять, он снова перевел взгляд на адвоката. В конце концов, именно этот человек помогал составлять идиотское завещание.

Адвокат заерзал на стуле и ослабил галстук.

– Однако не все потеряно, есть и хорошие новости, – сказал он, забарабанив пальцами по столу.

– И какие же, черт возьми?

– Софи назначила вас опекуном Пончика.

Джек внимательно уставился на него, и когда адвокат больше не проронил ни слова, вдруг понял, что тот подразумевал под хорошей новостью.

– Так Пончик достается мне? – повторил Джек только для того, чтобы удостовериться, что правильно понял сказанное.

– Ну конечно! Таким образом вы получаете доступ ко всей собственности.

Джеку понадобилось несколько минут, чтобы оправиться от шока.

– Но мне не нужен Пончик, вот в чем загвоздка.

Наследник поднял голову и посмотрел на Джека с таким скорбным выражением на морде, что ему наверняка дали бы приз киноакадемии, если бы собаки участвовали в конкурсе. Голова у него оказалась большой, как баскетбольный мяч, и была покрыта складками от самого лба до челюстей. Шкура – шоколадного цвета, с небольшими белыми пятнами на лапах и темной отметиной на лбу. Короче, такое создание могла любить только тетя Софи.

– Не нужен? – переспросил адвокат, судорожно вздохнув.

Джек так старался не проявлять сострадания к печальному животному, что до него не сразу дошло, что подразумевал адвокат.

– Нет, не нужен. – Джек беспомощно развел руками. – Послушайте, я работаю на правительство.

– Да, я знаю, на ФБР, – произнес адвокат с понимающей усмешкой.

Джеку показалось, что негодование адвоката несколько улеглось, когда тот вспомнил о его работе.

– Все верно, и по долгу службы мне часто приходится срываться с места и уезжать. Не думаю, что начальник придет в восторг, если у меня под ногами будет путаться собака. Собачьих нянек у нас нет! – Он перевел дыхание. – Я не способен позаботиться о каменной статуэтке, не говоря уже о живом существе. – Джек умолк и посмотрел на Пончика. – А ведь он живой, не так ли?

– Он скорбит.

– Мы оба скорбим. – И в этом не было преувеличения. Джек скорбил и по своей тете, и по домику на берегу озера в Пенсильвании. Это было единственное место на земле, которое он любил с юности.

Адвокат прокашлялся.

– Ну что ж, мистер Донелли, очень жаль, что вы не хотите брать собаку. Надеюсь, вы понимаете, что это лишает вас права унаследовать миллионы Софи после смерти собаки.

– Я говорил, что меня не волнуют ее миллионы.

– А также собственность в Пенсильвании.

Джек удрученно помолчал.

– А если я возьму собаку, то тогда смогу унаследовать домик?

– Разумеется, после смерти Пончика.

Джек снова посмотрел на собаку. Его неожиданно охватило желание придушить ее прямо сейчас.

– А сколько лет Пончику?

– Пятого июня ему исполнится пять лет.

Джек произвел в уме некоторые подсчеты. По человеческим меркам, псу около тридцати пяти. Это даже не средний возраст. Так что в ближайшем будущем вряд ли эта животина отдаст концы.

– Конечно, – снова заговорил адвокат, прерывая его размышления, – тут есть еще несколько условий…

– Каких еще условий? – О Боже! Учитывая характер тети Софи, можно было предположить все, что угодно.

– Незначительные. – Адвокат пожал плечами.

Джек покачал головой. Нет, это невозможно! Как бы ему ни хотелось получить тот старый домик, он не может допустить, чтобы жалкое подобие собаки висело у него на шее. Он найдет способ добраться до собственности.

– Простите, но это невозможно.

Адвокат вздохнул.

– Ну что ж, как пожелаете. Какая удача, что ваша тетя сделала приписку на тот случай, если вы откажетесь! Хотя, должен сказать, она была бы ужасно разочарована сейчас, мистер Донелли. Она так надеялась, что вы полюбите Пончика.

– Но я не могу, – произнес Джек, и его снова захлестнуло чувство вины. Тетя Софи и дядя Джордж были единственными, кто любил его с детства. – Мне кажется, тете Софи хотелось, чтобы у Пончика был уютный дом, не то что мой.

– Хорошо, – ответил адвокат. – Тогда, согласно ее воле, Пончик отправится к доктору Лине Кросби.

Джека охватило тревожное чувство. Лина Кросби? Почему это имя кажется таким знакомым?

– Доктор Кросби является владелицей оздоровительного санатория «Счастливые питомцы».

Джек вспомнил о десятках чеков на тысячи долларов.

– Оздоровительный санаторий? Она что, один из психиатров тети Софи?

Адвоката рассмешила его неосведомленность.

– Не совсем так, эта женщина – психолог.

– Так моя тетя посещала психолога?

– Да нет же, – отозвался адвокат, и его губы скривились в неприятной усмешке. – Доктор Кросби – психолог, который занимается животными.

У Джека отвисла челюсть. Он прищурился и посмотрел на собаку.

– Только не говорите, что моя тетя потратила такую кучу денег на эту сморщенную псину?

– Ну, большая часть расходов ушла на пребывание в санатории доктора Кросби, где Софи с удовольствием проводила каждое лето. Она наверняка рассказывала вам об этом.

Джек разозлился на себя за то, что не обращал внимания на болтовню тети.

– Этот санаторий находится где-то в Виргинии?

– Да.

– И доктор Кросби содержит собачью лечебницу?

– Да. Она очень известный психолог для животных.

– Черт, – пробормотал Джек. Он сразу распознавал мошенников. Ведь по роду своей деятельности в ФБР ему не раз приходилось сталкиваться с такими искусными ловкачами, как эта дамочка. Бездушные люди сколачивали себе состояния, играя на чувствительности пожилых людей. И хотя Софи была умной и хитрой, у нее было доброе сердце, и мошенница, придумав жалостливую историю, могла выманить у нее деньги. Почему он не защитил свою тетю? Ведь это его работа, но он не смог оградить от неприятностей единственного человека, которого любил больше всех на свете.

Лечебница для собак! Оригинально. Многие готовы на все ради своих питомцев, особенно пожилые и одинокие люди.

– Позвольте, если я не возьму Пончика, его заберет Лина Кросби?

– Да.

– А после смерти Пончика она унаследует все деньги?

– Да.

– И домик моей тети в Пенсильвании?

– Верно, чтобы и его превратить в приют для собак.

– Только через мой труп. – Джек вскочил на ноги. – Пошли, Пончик. Мы едем домой.

Глава 1

– Небольшое условие, черт возьми, – ворчал Джек, когда месяц спустя поворачивал на проселочную дорогу, где, как показывал дорожный указатель, находился санаторий «Счастливые питомцы». – Две недели моего долгожданного отпуска пройдут на какой-то собачьей ферме.

Он снизил скорость и посмотрел на заднее сиденье фургона, который тетя Софи оставила ему для перевозки собаки. Господи, он, тридцатичетырехлетний холостяк, беспокоится о том, чтобы этой псине было удобно!

– Приободрись, приятель, мы почти у цели. Постарайся сделать вид, что ты живой и дышишь. Я не хочу, чтобы эта ветеринарша что-то заподозрила и постаралась забрать тебя у меня.

Пончик в ответ насмешливо фыркнул.

По правде говоря, за последний месяц единственным ответом Пончика на все старания Джека было насмешливое фырканье. Еще он пристрастился жевать его любимые музыкальные диски, за этим занятием Джек как-то застал пса, вернувшись домой раньше обычного. Впервые в жизни Джек испытал желание отлупить животное. Но тут же вспомнил «маленькое условие» из завещания тети Софи. Чтобы Джек смог унаследовать домик в Пенсильвании, Пончик должен прожить долгую, здоровую и счастливую жизнь. И с драгоценным питомцем тети Софи не должно происходить никаких неприятностей.

Поначалу Джек даже обиделся на тетю Софи. Неужели она думала, что он согласится взять любую дворняжку, лишь бы заполучить ее деньги? Но, прожив месяц рядом с неуправляемым псом, он стал лучше понимать ее беспокойство. Тем более что одно из условий гласило: Джек должен раз в году на две недели вывозить Пончика на отдых.

Во всей этой глупой затее с отдыхом Джек видел только одну положительную сторону: он сможет поближе познакомиться с Линой Кросби и проследить за ее проделками над собаками. Он сделал несколько неофициальных запросов относительно возможных надувательств, связанных с передачей средств на содержание животных, но ничего не обнаружил. На эту женщину не поступало никаких жалоб от обманутых клиентов и не было никаких компрометирующих материалов. Она была настолько безупречна, что Джек нутром чувствовал подвох. И если за время путешествия ему удастся узнать, что она обирает ничего не подозревающих людей, то он разоблачит ее.

Подъехав к каменным охраняемым воротам, Джек опустил боковое стекло. Странно. Неужели Лина Кросби боится, что кто-то вторгнется сюда без билета?

Он впервые обратил внимание на окружающий ландшафт. Нужно признать – Виргиния действительно прекрасна, ее зеленые пологие холмы простирались вдаль насколько хватало глаз. Согласно проспекту, двадцать гектаров земли принадлежало собачьему психологу.

Это было огромное поместье, а если учесть, что под ним располагались богатые залежи торфа, то можно было только догадываться о его стоимости.

Вокруг каменной сторожки стояли большие керамические горшки с цветами. Может, ограждение сделано для того, чтобы собаки не убегали отсюда и не портили цветы? Одному Богу известно, в какую пустыню Пончик превратил огороженный для него участок.

Джек остановил машину, и к ним подошел загорелый охранник. Он дружелюбно улыбнулся, сверкнув золотым зубом, и в знак приветствия дотронулся до козырька фуражки.

– Добро пожаловать в санаторий «Счастливые питомцы»!

– Спасибо, – буркнул в ответ Джек.

Охранник достал регистрационную книгу.

– У вас забронировано место с сегодняшнего дня?

– Да, меня зовут Джек Донелли.

Охранник сверился с записью, потом снова широко улыбнулся:

– Все верно. – Он снял фуражку, обнажив блестящую лысину, и заглянул в машину. – Пончик, привет! Я рад, что ты вернулся.

Джек с удивлением услышал веселый лай, доносившийся с заднего сиденья. Так Пончик умеет лаять? Он повернулся и увидел, что собака оперлась передними лапами на спинку сиденья, навострила уши, а весь ее вид выражал искреннюю радость.

Джек нахмурился. Целый месяц он кормил этого пса, выводил гулять, огородил для него двор – и за все свои заботы в ответ получал только фырканье! Пес не гавкнул ни разу.

– Меня зовут Базз, – представился охранник, надевая фуражку, и похлопал Джека по плечу. – Если вам или Пончику что-нибудь понадобится, только позовите меня. Я здесь мастер на все руки. – Базз дал Джеку расписаться в книге, а затем вручил ему ключи от домика, карту местности, список правил и распорядок дня.

Джек мимоходом взглянул на все это и бросил на сиденье, только ключ положил в нагрудный карман.

– Уверен, вам здесь понравится, – произнес Базз и показал в сторону главного здания, которое назвал «Большой отель любимцев». – Лина будет ждать вас там. Ей не терпится снова увидеться с Пончиком.

– Не сомневаюсь в этом, – проворчал Джек. Едва кивнув в ответ, он завел двигатель и двинулся в ту сторону, куда указал Базз. – Ну что ж, тебе удалось меня удивить, Пончик. Но ты не забывай, кто тебя кормит.

Пончик фыркнул.

– И о вежливости тоже. Не порть воздух прилюдно и не смей обнюхивать свои достоинства на виду у всех. Ясно?

Пончик опять фыркнул.

Джек искренне восхищался собачьим курортом. Газоны были красиво оформлены. На западе виднелось множество дорожек, которые вели в ухоженный лес. Прямо перед ними раскинулась огромная лужайка, напоминавшая поле для игры в гольф. Повсюду располагались огороженные белыми заборчиками загоны, где гуляли собаки самых разных пород и их владельцы, мужчины и женщины в одинаковых зеленых спортивных рубашках и шортах цвета хаки. В восточной стороне виднелись домики, построенные в испанском стиле.

Джек попытался прикинуть в уме стоимость поместья. К тому моменту, когда он увидел знак «стоп», его подсчеты достигли четырех миллионов. Ему пришлось остановиться, чтобы пропустить тележку с игроками в гольф. Ею управлял мужчина лет пятидесяти, который улыбнулся и весело помахал им. На пассажирском сиденье расположился золотистый коккер-спаниель с кепкой игрока на голове.

– Не думаю, что нам захочется возвращаться в Канзас, Тото, – донеслось до Джека.

Они проехали дальше до вершины холма, и у Джека захватило дух от зрелища, открывшегося его взору. Возле массивного здания, также построенного в испанском стиле, находился огромный бассейн, напоминавший по форме собачий бисквит. Чуть дальше лежали шесть теннисных кортов. Позади них раскинулось большое, сверкающее на солнце озеро с маленькими лодками и каноэ. Джек мысленно прибавил еще пару миллионов к своим подсчетам.

Везде, куда ни посмотришь, гуляли люди с собаками. И ему нехотя пришлось признать, что все они выглядели абсолютно довольными.

Стояло солнечное, прохладное июньское утро, но Джек обрадовался, заметив крытую стоянку у главного здания. За месяц, проведенный рядом с Пончиком, он узнал, что бульдоги не переносят жару и яркое солнце.

Он узнал также, что они не любят физических упражнений. Единственное занятие, которому Пончик самозабвенно предавался на свежем воздухе, было поедание пищи. Но даже это он предпочитал делать лежа. Джек припарковался, вышел из машины и потянулся. Его взгляд остановился на женщине, которая стояла у входа, засунув руки в карманы белого халата.

Джек почувствовал себя так, словно его ударили в живот, и непроизвольно охнул. Если это и есть Лина Кросби, то она – настоящая красавица. Густые золотистые волосы мягкими волнами спадали на ее шею. Они были разделены на пробор и заправлены за уши, открывая округлое лицо с высокими скулами. У нее были огромные светло-карие глаза и улыбка, от которой у любого участился бы пульс.

Убийственная улыбка, мрачно подумал Джек. Ее одной достаточно, чтобы выжать сок даже из камня. Джеку уже доводилось видеть такие улыбки на лицах самых отъявленных мошенников страны. Порыв ветра подхватил прядь волос и закрыл ими рот женщины. Она откинула волосы и облизнула губы.

Джек так сосредоточенно наблюдал за тем, как улыбка меняла ее лицо, что не сразу обратил внимание на губы. Это были красивые губы, полные и чувственные. И наверняка лживые и обманчивые.

– Добро пожаловать, – произнесла женщина, очаровательно улыбаясь. – Меня зовут Лина Кросби.

Она шагнула вперед и протянула Джеку руку. Джек был так очарован, что ему понадобилось время, чтобы прийти в себя, прежде чем он сумел ответить на приветствие.

– Я – Джек Донелли.

– Я много слышала о вас, мистер Донелли.

– Взаимно, мисс Кросби. – «Однако мне не говорили, что вы такая сногсшибательная красавица».

– Вообще-то я – доктор Кросби, – тихо поправила она. – Но здесь мы обходимся без формальностей. Пожалуйста, зовите меня Линой.

– О, вы – ветеринар? – спросил Джек, притворившись несведущим.

Ее глаза лукаво блеснули.

– Нет, я психолог. Но у нас в штате есть три замечательных ветеринара, так что вам не о чем беспокоиться. – Она подошла ближе и заглянула в машину. – Ну и где же мой любимый бульдог?

Джек совсем забыл про Пончика. Он даже забыл, где находится. Рассердившись на себя, а заодно и на нее, Джек подошел к задней дверце и увидел Пончика, который нетерпеливо прыгал на месте.

Он прыгает?

Едва Джек успел распахнуть дверь, как пес вырвался с такой силой, что чуть не сбил с ног хозяина. Джек застыл в изумлении, увидев, как Пончик, выпрыгнув, грациозно приземлился и залился радостным лаем в ответ на приветствие доктора. Его изумление переросло в негодование, когда пес стремглав бросился к женщине, которая присела и приветливо раскинула руки.

Эта собака, оказывается, и бегать умеет?

Уши Пончика встали торчком от волнения, когда он с визгом поднялся на свои кривые задние лапы, положив передние на грудь докторши. Она рассмеялась приятным грудным смехом, позволяя собаке лизать ее лицо. Лина даже поощряла его, поворачивая голову и поглаживая пса, который так отчаянно дергал обрубком хвоста, точно танцевал ча-ча-ча.

Пока они были заняты взаимными проявлениями любви, Джек воспользовался моментом, чтобы получше рассмотреть новую знакомую. У нее была гладкая, слегка загорелая кожа с персиковым оттенком. Густые ресницы обрамляли бархатистые глаза. А ее улыбка, как он уже отметил, была просто сногсшибательной. Ему придется постоянно держать себя в руках, иначе он сам преподнесет ей себя на блюдечке.


– Да, да, я тоже ужасно соскучилась по тебе, милый! Я так рада тебя видеть! – заговорила Лина, когда собака немного успокоилась.

Джек откашлялся, неожиданно смутившись при виде такого явного проявления любви и привязанности. Ему эти чувства были незнакомы. Разве только тетя Софи любила его, с тоской вспомнил он. Оставшись у нее на лето, Джек испытал шок, когда Софи ласково обняла его. Ему понадобилось три месяца, чтобы привыкнуть к тому, как тетя нежно ерошила его волосы или обнимала за плечи. И когда он попадал в неприятности, она огорчалась, пожалуй, сильнее его.

Доктор Кросби погладила Пончика еще раз и выпрямилась.

– Надеюсь, вам здесь понравится.

– Пончик явно счастлив, – дипломатично отозвался Джек. Не стоит с ходу обвинять эту женщину. У него впереди много времени, две бесконечные недели, чтобы отыскать что-то неприглядное и в этом месте, и в его владелице.

Лина ласково улыбнулась, глядя на собаку.

– Пончик – один из моих особенных гостей.

«Не сомневаюсь», – подумал про себя Джек. Тетя Софи вложила сюда целое состояние. Он промычал что-то нечленораздельное в ответ.

– Ох, – вырвалось у докторши, ее улыбка исчезла, когда она снова посмотрела на Джека, а глаза потемнели. – Я очень переживала, узнав о смерти Софи. Мне действительно будет не хватать ее.

Она казалась такой искренней, что наверняка сорвала бы аплодисменты, если бы играла на сцене.

Джек наклонился и взял Пончика за ошейник.

– И мне тоже.

– Уверена, что Пончик очень горюет.

Надо же, не прошло и пары минут, как они познакомились, а она уже его прощупывает. Выпрямившись, Джек на мгновение задумался, высказать ей все сейчас или продолжить игру. Он решил, что лучше повременить, пока не удастся отыскать улики против нее.

– Да, но он старательно не показывает этого.

Казалось, Пончик понял, о чем идет речь, и взглянул на Джека с таким видом, будто хотел сказать: «На себя посмотри».

К счастью, женщина продолжала с сочувствием смотреть на Джека и не заметила, как пес и его хозяин обменялись взглядами, иначе сразу бы поняла, что дело неладно. Ради того, чтобы заполучить домик в Пенсильвании, Джек готов был изображать самого внимательного владельца собаки. Он не собирался, по крайней мере сейчас, показывать, что считает эту особу первоклассной лгуньей.


«Он думает, что я мошенница», – с огорчением и досадой поняла Лина. Не в первый раз она сталкивалась с такой реакцией у скептиков, так что это не слишком обеспокоило ее. Пара дней, проведенных в ее санатории, меняли настроение даже у самых отъявленных циников. Кроме того, она не была уверена, что этот парень вообще думал о ней. По ее мнению, он довольно пренебрежительно относился к своей тете, которая обожала его и скучала последние несколько лет. Эгоистичный тип.

Софи Макафи стала одной из первых и самых щедрых клиенток Лины четыре года назад. До недавнего времени она проводила в санатории целый сезон, с первых чисел мая и до конца сентября. В прошлом году ей пришлось уехать пораньше из-за проблем со здоровьем. Но Лина не могла и предположить, что больше не увидит эту милую женщину. Смерть Софи ошеломила и сильно огорчила ее.

То, что Софи упомянула ее в своем завещании, удивило Лину. А если судить по холодному, пронзительному блеску в синих глазах Донелли, случившееся оказалось большой неожиданностью и для него.

Все эти годы Софи без умолку рассказывала о своем племяннике, Джеке. Однажды она даже предложила Лине познакомиться с ним. Лина с улыбкой отказалась. В то время еще не прошло и двух лет после смерти Стивена, и ей казалось преждевременным думать о других мужчинах. Даже сейчас, по прошествии шести лет, она не была готова к серьезным отношениям. Психологические травмы, нанесенные замужеством, еще не затянулись. Она не была уверена, что они вообще когда-нибудь залечатся.

Софи знала все подробности о ее замужестве, о недоверии со стороны Стивена, которое сделалось навязчивым и разрушило любовь Лины. Но Софи твердо верила, что ее молодая подруга справится с этим и сможет начать жизнь заново. И никогда не переставала надеяться, что Лина познакомится с ее племянником, которого она называла самым красивым парнем на этом берегу Миссисипи.

Софи оказалась недалека от истины.

Глаза у него были такого насыщенного синего цвета, что казались почти черными. Темные волосы были коротко подстрижены, а лицо красивое, с совершенными чертами. Короче – «штучный» экземпляр.

Но он подозревал ее в мошенничестве, а она глазела на него, как на запретное лакомство. Лина мысленно одернула себя и обратила все внимание на Пончика, который смотрел на Джека так, словно тот был самим сатаной.

Да, любви между ними нет и в помине! Лина удивлялась, о чем только Софи думала? Ей даже стало жаль парня, которого лукавая тетушка откровенно загнала в угол. С другой стороны, если бы он чаще навещал свою тетю, ей не понадобилось бы прибегать к таким странным мерам. Единственным проигравшим оказался Пончик. Он не заслуживал хозяина, не способного полюбить его. Следующие две недели обещали быть очень трудными, но Лина надеялась справиться. Джек Донелли до отъезда из «Счастливых питомцев» должен полюбить свою собаку.

Лина мысленно поклялась, что сделает для этого все возможное.

– Базз поможет вам устроиться, – произнесла она, увидев охранника с багажной тележкой.

Донелли вопросительно приподнял брови:

– А я думал, что он сторожит въезд на территорию.

– Так и есть, – ответил Базз и широко улыбнулся.

Этот человек один заменял десятерых. Он с удовольствием занимался любой работой и всегда был готов помочь. Его мощная фигура внушала уважение. Базза побаивались, хотя он был самым добрым человеком, какого Лине когда-либо доводилось встречать.

– Базз у нас вездесущий.

– Вы просто оставьте свой багаж на меня, – сказал Базз.

Донелли оглянулся и с недоверием посмотрел в сторону ворот, пытаясь определить, как Баззу удалось так быстро добраться до главного здания. Не найдя ответа на этот вопрос, он пожал плечами и оставил охраннику свои ключи.

Лина улыбалась, однако на сердце у нее было неспокойно. Донелли представлял собой сложный случай. Обычно Лина любила разрешать сложные проблемы, особенно с животными, но теперь она побаивалась принимать вызов от этого высокого, мужественного и красивого парня. Однако ради Софи и благополучия Пончика придется рискнуть.

– Вас устроит завтра в девять утра?

– Устроит что? – спросил Джек таким тоном, что Лину невольно бросило в жар.

Она встретила взгляд его пытливых синих глаз и подавила смешок.

– Простите, я забыла, что вы не знакомы с нашими порядками. – Засунув внезапно вспотевшие руки в карманы халата, Лина сосредоточенно посмотрела на Пончика. – Завтра мы составим для вас индивидуальный распорядок, а затем выберем время для ваших прогулок, для массажа Пончику и…

– Массаж? – перебил Джек. – Для собаки? Вы меня разыгрываете!

Лина внимательно посмотрела на Джека и увидела на его лице искреннее изумление.

– Нисколько. Во время своего пребывания здесь Пончик получает первоклассный уход. Дважды в день у него прогулки, один раз с вами, один раз – с нашим инструктором, три раза в неделю ему делают массаж и ухаживают за ним. Это не только полезно для него, но также освобождает вас на несколько часов, чтобы вы могли поиграть в гольф, поплавать или заняться чем-нибудь еще. – Она с трудом удержалась от вопроса, чем бы ему хотелось заниматься.

– Понятно, – произнес Джек тоном, свидетельствовавшим о том, что он ничего не понял.

– Завтра мы определим, нужны ли вам специальные занятия.

– Что еще за занятия? – поинтересовался Джек, прищурившись.

– Обучающие, – пояснила Лина, ожидая, что он воспримет ее слова скептически.

– Ясно, – торжественно отозвался Джек, но она заметила, как он усмехнулся.

– Вы должны понять, что вам нужны эти тренировки, если вы хотите научить Пончика новым командам. Основные он уже знает.

– Неужели? – недоверчиво спросил Джек, уставившись на пса.

– Конечно, – ответила Лина, почесала Пончика за ухом, а потом приказала: – Сидеть.

Пончик покорно опустил свой зад на бетонный пол.

– Дай лапу, – произнесла Лина, и Пончик охотно выполнил ее просьбу. – Лежать. – Пончик послушно растянулся на полу. – Вот видите, – сказала Лина, погладила собаку по животу и выпрямилась. – Стоять.

Пончик проворно вскочил.

– Сидеть, – произнес Джек Донелли таким грозным тоном, что Лина даже вздрогнула. Надо будет посоветовать ему говорить потише.

Пончик остался неподвижным, как статуя, а потом со вздохом отвернулся. Да, им действительно нужно многому научиться.

– Видите, он меня не слушается, – проворчал Джек. – Вот поэтому я и думал, что он совсем тупой.

Лине захотелось оправдать Пончика.

– Я никогда не встречала тупой собаки, мистер Донелли, только тупых владельцев.

Похоже, он принял это на свой счет.

– Вы хотите сказать, что я безнадежен?

– Конечно, нет, – солгала Лина. Она не понимала людей, равнодушно относящихся к животным.

Джек перестал притворяться, будто обожает собаку Софи, и укоризненно посмотрел на бульдога.

– А что, если мы с Пончиком просто продолжим нашу веселую жизнь?

На какое-то мгновение эта мысль показалась ей заманчивой. Лине не хотелось целых две недели возиться с мрачным владельцем собаки, который не испытывал ни малейшего желания проводить здесь отпуск. Но она не могла подвести Софи и бросить в беде Пончика. Ведь его никто не спрашивал, оставляя человеку, который не понимал и не любил его.

– А что, если вы продолжите свою веселую жизнь, а Пончика оставите мне?

Джек прищурился и подозрительно уставился на нее.

– Ну конечно, вам бы этого очень хотелось, не так ли? Вы забираете Пончика и присваиваете себе все деньги моей тети.

У Лины и в мыслях этого не было, и его предположение сильно задело ее. Какой болван! Она сморщила носик от отвращения.

– Мистер Донелли, знаете, что вы можете сделать с этими деньгами? – начала было она, но потом сделала глубокий вдох и заставила себя успокоиться. – Послушайте, Пончик – замечательная собака, и он не заслуживает пренебрежительного отношения. Дайте мне шанс научить вас обращаться с ним, чтобы ваша дружба принесла радость обоим.

Джек хотел было возразить, но сдержался.

– Давайте постараемся, хорошо? Ведь это было желанием Софи.

При одном упоминании о тете жесткие линии вокруг его рта смягчились, и Лина поняла, что при всех своих недостатках Джек Донелли любил Софи.

– Хорошо, – нехотя согласился он.

Лина должна была бы торжествовать, но тут вспомнила, что впереди еще две долгие недели.

– Хорошо, – повторила она вслед за Джеком, – тогда встречаемся завтра в девять.

– Ладно, – отозвался он и собрался догонять Базза. Но Пончик отказался следовать за ним. – Пошли, приятель! – позвал Джек. Пончик попятился. – Пожалуйста!

Лина чуть не расхохоталась. Вот мальчишка! Да, здесь придется поработать.

– Базз, пес, вероятно, хочет, чтобы ты не забыл взять его одеяло с мишками.

Джек Донелли судорожно сглотнул.

– Его одеяло с мишками?

Лина прищурилась:

– Вам что, не вручили одеяло с мишками, когда вы забирали собаку?

Джек переступил с ноги на ногу.

– Ну да, конечно. Но, знаете, оно было потертое и какое-то пестрое, совсем не подходящее для кобеля.

Пончик громко фыркнул.

Чтобы не обострять напряжение, возникшее между собакой и ее хозяином, Лина понизила голос:

– Только не говорите, что вы выбросили его любимое одеяло.

– Ну, не совсем так.

Она вопросительно приподняла бровь:

– Тогда что же вы с ним сделали?

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации