» » » онлайн чтение - страница 4

Текст книги "Против его воли"


  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:02


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Триш Дженсен


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 14 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 4

Ночь была тихая и звездная, серебряный полумесяц висел низко в небе. В воздухе стоял аромат роз, хотя цветов нигде не было видно. Джек и Лина сидели в плетеных креслах на маленьком крыльце, а Пончик мирно посапывал у ее ног.

После третьей рюмки коньяка Джек немного расслабился и снова обрел силу противостоять чарам Лины. Вероятно, это произошло потому, что он старательно избегал смотреть на ее стройные голые ноги и роскошные губы. Конечно, он не мог игнорировать ее тихий, грудной голос, но разговор был нейтральным, так что особых трудностей не возникало.

– Как вышло, что вы занялись этой работой? – полюбопытствовал Джек.

Лина взяла бокал и отпила немного вина, прежде чем ответить:

– Это долгая история.

– Я никуда не спешу.

– Ну, когда мне было десять лет, у нас был охотничий пес золотистого цвета по кличке Пират. Его так назвали в шутку, поскольку Пират был самой трусливой собакой из всех, каких я только встречала. Он боялся даже бурундуков. – Она тихо засмеялась, и этот смех странно подействовал на Джека. – Однажды мой брат гулял по лесу с Пиратом, и они случайно наткнулись на медведицу с медвежатами.

– Надо же.

Джек часто бродил с дядей по лесу и знал, насколько это опасно. Дядя учил его определять следы оленя, дикобраза, лося. Но когда они наталкивались на медвежьи следы, он сразу же менял направление.

– Без шуток, – продолжала Лина, и голос ее стал печальным. – Пират мог легко убежать от разъяренной медведицы, и если бы он был один, то, вероятно, так и сделал бы. Но он знал, что Дрю не сумеет спастись бегством, поэтому встал между ним и медведицей и принялся яростно лаять. Дрю побежал домой за отцом. К тому времени, когда они вернулись, медведица уже ушла, а Пират был сильно покалечен.

– О нет, пожалуйста, скажите, что Пират выжил.

Лина посмотрела на Джека и улыбнулась.

– Мистер Донелли, я просто шокирована. Вы, большой шпион из ФБР, непреклонный в своем неприятии собак, и вдруг переживаете за какую-то псину?

– Эй, я не говорил, что не люблю собак!

Пончик хмыкнул даже во сне.

Джек покосился на него.

– Ну, не всех собак. И я не шпион. – Чтобы скрыть замешательство, он вновь принялся расспрашивать Лину: – Ну, так что, Пират выжил?

Она кивнула:

– Да, ему несколько часов делали операцию, и прошло около трех месяцев, прежде чем он поправился. Он выжил и дожил до почтенного возраста в пятнадцать лет.

Джек смутился, почувствовав облегчение при этих словах. Почему рассказ так взволновал его? Но хуже всего то, что он поймал себя на мысли: «Я хочу, чтобы Пончик прожил долго». Хотя он читал, что представители данной породы живут в основном около десяти лет. Джека испугало то, что он забеспокоился о здоровье Пончика. Он покачал головой. Ему не хотелось думать об этом сейчас.

– И как же это повлияло на ваш выбор профессии?

– Пока мы ждали известий о Пирате, я заключила уговор с Господом. Я сказала ему, что, если Пират выживет, я посвящу свою жизнь животным.

– Тогда почему вы не стали ветеринаром?

– Мне становится плохо при виде крови, – ответила Лина с виноватой улыбкой. – Кроме того, меня поразило, что Пират пренебрег инстинктом самосохранения перед лицом опасности, грозившей его хозяину. Мне захотелось понять, что заставляет животных поступать так.

Джек с удивлением почувствовал, что эта история захватила его настолько, что профессия психолога, работающего с животными, стала казаться ему нормальной. А ведь еще недавно он не верил в необходимость изучения даже человеческой психологии. Он просто делил людей на хороших и плохих, которые, в свою очередь, делали хороший или плохой выбор, что и определяло их жизнь в дальнейшем.

Вот его отец: плохой человек, плохой выбор. Его мать: хороший человек, но плохой выбор. Тетя Софи: хороший человек и хороший выбор. Тут Джек посмотрел на собаку своей тети. Ну, в основном хороший.

Проблема заключалась в том, что он приехал сюда, в санаторий для собак, ожидая встретить плохого человека. Но, к несчастью, внутренний голос подсказывал ему, что под хорошеньким лицом и красивой фигурой скрывается хороший человек.

– И вы действительно думаете, что можете проникнуть в мысли животных?

– Да.

– Должен сказать, что мне это кажется неправдоподобным.

– Вы не первый скептик, с которым мне приходится сталкиваться, агент Донелли.

Джек решил, что сейчас самый подходящий момент спросить, где она достала деньги на такое заведение, но не мог придумать, как тактично подвести ее к этой теме. Что за черт? Надо отбросить сомнения.

– Вы построили здесь все с нуля?

– В основном, правда, кое-что уже было, например, площадка для гольфа и теннисный корт.

Джек удивленно приподнял брови:

– Здесь когда-то был загородный клуб?

Лина хмыкнула, потом отпила немного вина и неторопливо облизнула губы.

– Думаю, можно сказать и так. Когда-то здесь располагалась исправительная колония.

– Да? А откуда вы знаете, что их так называют? – поинтересовался Джек.

– Что называют?

– Исправительные колонии. Откуда вы знаете, что их называют загородными клубами?

– Неужели? Никогда не слышала. Но ведь не всякая тюрьма должна быть Алькатрасом.

Звучало убедительно, но оставался еще один вопрос, который Джек поручил Марку выяснить. Почему этой колонии больше не существует? Как Лине удалось прибрать к рукам федеральную собственность? И на каких условиях она смогла приобрести эти земли?

– Можно мне воспользоваться вашей ванной? – спросила она, оторвав Джека от размышлений.

– Конечно, – ответил он, вставая.

Джек протянул руку, чтобы помочь Лине подняться, и она, поколебавшись, приняла его помощь. Ее ладошка оказалась такой маленькой и мягкой, что по какой-то непонятной причине Джек ощутил щемящее чувство в груди.

Джек непреднамеренно потянул ее несколько сильнее, чем следовало, и Лина упала к нему на грудь. Вино из бокалов расплескалось, но она даже не заметила этого. Ее огромные глаза испуганно уставились на Джека. Он как никогда ощущал свою наготу под толстым махровым халатом. Но не настолько толстым, чтобы не чувствовать прижавшиеся к нему женские груди, бедра и… Джек отступил, чтобы не раскрывать своих секретов.

Облегчение, промелькнувшее на ее лице, почему-то задело Джека. Он не был ловеласом, но знал, что женщин тянуло к нему и что они искали близости с ним. Однако эта дама смотрела на него так, словно видела перед собой удава, приготовившегося задушить ее в своих смертоносных объятиях.

– Я… ох… – залепетала Лина, в то время как вино продолжало литься по ее руке.

И тут словно какой-то демон подтолкнул Джека. Он отобрал у нее бокал, а затем поднес ее ладонь к губам.

– О, вы облились, – тихо прошептал он. И не успела Лина вырвать свою руку, как Джек облизал ее пальцы.

Лина тихо вскрикнула, но не отстранилась, а продолжала смотреть на него, как на сумасшедшего. В этот момент ему казалось, что он действительно сходит с ума, потому что вкус вина на ее руке был чудесным. У Джека появилось предчувствие, что на ее губах вино будет еще восхитительнее.

Лина понимала, что ей следует оказать сопротивление, закричать или по крайней мере оттолкнуть его. Но она взглянула в его синие, затуманенные страстью глаза и не смогла произнести ни звука.

Он опасен, этот большой и сильный человек. Он был воплощением той примитивной сексуальности, которая волновала и привлекала Лину. И это казалось необычным, потому что он не принадлежал к ее типу мужчин. Ей нравились спокойные, солидные, задумчивые и чувствительные. «Скучные!» – промелькнуло у нее в голове, хотя Лина попыталась отогнать эту мысль.

Когда Джек поднял голову, его взгляд скользнул от ее руки к губам, потом к бокалу и снова к губам. И Лина поняла его намерение еще до того, как он сделал хоть одно движение.

Она стояла и в оцепенении наблюдала, как Джек погрузил палец в бокал, потом улыбнулся и провел этим пальцем по ее губам.

– Бьюсь об заклад, что оно восхитительно, – прошептал Джек.

Лина должна была протестовать, но слова застыли у нее в горле, в отличие от всего остального тела, по которому разливалось теплое, волнующее ощущение.

– Хороший был год? – ласково спросил он.

– Что? – недоуменно переспросила Лина.

– Вино. Хороший был год для него?

«Попробуй сам». Это были первые слова, готовые сорваться с языка, но Лина плотно сжала губы. От этого движения они склеились, и Лина непроизвольно облизнула их.

Страсть, с которой глаза Джека следили за ее языком, угрожала сжечь ее. Лина не могла припомнить, когда в последний раз мужчина смотрел на нее так откровенно, да и было ли это вообще когда-нибудь. Стивен никогда не проявлял таких чувств, за исключением разве тех случаев, когда сердился и ругал ее за какую-нибудь нелепую выходку.

Палец Джека снова погрузился в бокал, но на этот раз он провел им по своим губам. С чувственностью, от которой по животу Лины разлился жар, он облизал свой палец.

– М-м, я бы сказал, что это был чудесный год.

Лина, как зачарованная, не могла двинуться с места. Губы у нее приоткрылись, и она слышала свое шумное дыхание. Она завороженно следила за тем, как Джек в третий раз опустил палец в бокал.

– Ваша очередь, – сказал он и поднес палец к ее губам.

Лина без колебаний захватила его губами.

– Черт, – прошептал Джек и поставил бокал на столик. Он вытащил палец из ее рта, и Лина почему-то расстроилась.

Джек собирался поцеловать ее, в этом не было никаких сомнений. И она была готова позволить ему это. Ей хотелось ощутить прикосновение его твердого, красивого рта.

Глаза Лины закрылись в ожидании, и она почувствовала теплое, пахнущее вином дыхание на своих губах. Сердце бешено заколотилось, нервы напряглись от томительного напряжения. Ей не терпелось узнать, каков поцелуй племянника тети Софи. Она чувствовала мужской запах, смешавшийся с ароматом мыла.

– Как хорошо, – непроизвольно прошептала она.

Тут раздалось глухое рычание, и Лина удивленно открыла глаза. Она никогда не слышала, чтобы мужчина в порыве страсти издавал такие звуки. Лина увидела, что Джек тоже недоуменно уставился на нее.

– Это не я, – выдохнула она.

– И не я, – произнес он.

Оба посмотрели на Пончика, в явном неодобрении скалившего зубы.

Джек отреагировал в истинно мужском духе:

– Потише, приятель. Разве я мешал тебе, когда ты обнюхивал свою Долли, а?

Пончик фыркнул.

– Что ты почувствуешь, если я начну путаться у тебя под ногами, когда ты примешься ухаживать за своей пятнистой лохматой подружкой?

Пончик спрятал клыки, поднялся и выбежал во двор, явно решив, что с его стороны разумнее оставить их наедине.

Джек усмехнулся:

– Ну что бы вы ни говорили, а шантаж очень действенное средство.

Лина покачала головой:

– Но это не слишком хороший способ для налаживания отношений.

Джек пожал плечами, но тут его взгляд снова упал на губы Лины.

Пончик дал Лине время прийти в себя. К несчастью, желание узнать, каков поцелуй этого человека, не прошло. Но в данный момент появилась другая неотложная проблема: о себе напомнил мочевой пузырь. И это нельзя было оставлять без внимания, несмотря на желание отведать поцелуй.

– Мне срочно нужно в ванную, – сказала Лина.

Джек нахмурился:

– О да! Простите. Это как-то выскочило у меня из головы.

– И у меня тоже, – призналась Лина с улыбкой, чтобы он не подумал, что она использует это как предлог, чтобы выпутаться из щекотливой ситуации. Она смутилась, поскольку не испытывала такого трепета и волнения с тех пор, как Дэнни Рой Джозефсон зажал ее за трибунами футбольного поля в одиннадцатом классе.

* * *

Джека охватило разочарование. Ему очень хотелось поцеловать ее именно сейчас. Ее покорность, ее готовность кружили ему голову. У нее были красиво очерченные губы и мягкие карие глаза, говорившие «да».

Он засвистел, затем налил себе коньяка и выпил. Отпуск представлялся ему уже в ином свете. Если повезет, то предстоящие две недели он приятно проведет в компании красивой докторши, прежде чем вернется к обычной жизни.

Джек выглянул во двор и заметил, что Пончик выжидательно наблюдает за ним. Джек вздохнул:

– Иди ко мне. – Пончик остался на месте, и тогда Джек добавил: – Пожалуйста.

Пес немного поколебался, а затем подбежал к хозяину. Джек был так потрясен этой уступчивостью, что прошел в комнату и взял печенье с подноса. Вернувшись на крыльцо, он протянул одно собаке. Пока Пончик жевал, Джек заговорил:

– Слушай, я ценю твою заботу о докторе Кросби, действительно ценю. И я тебя не виню. Но послушай, давай поговорим по-мужски. Ты тоже признаешь, что она красивая женщина.

Пончик ничего не ответил.

Джек кивнул:

– Да, она красивая, как и твоя Долли. Так, может, ты дашь нам возможность поближе узнать друг друга?

Пончик вздохнул и отвел взгляд в сторону.

Джек продолжил:

– Я буду обращаться с ней хорошо, обещаю. Я не сделаю того, чего бы ей не хотелось.

Пончик одобрительно тявкнул.

Джек сам не мог поверить, как много это значило для него. И особенно от этого своенравного пса. Он не смог удержаться и почесал Пончика за ухом. Глаза пса округлились, но через мгновение он положил свою большую голову на колени Джеку. И стена, разделявшая их, дала трещину.

В голосе Джека появилась небольшая хрипотца, когда он сказал:

– Ты просто дай красавице Лине и мне немного времени побыть вдвоем, а я позабочусь, чтобы у тебя была возможность порезвиться с Долли. Согласен?

Пончик снова тявкнул.

Джек скормил ему еще одно печенье.

– А потом мы сравним наши впечатления. Знаешь, чисто мужские разговоры.

Пончик вздохнул.

Джек протянул ему еще печенье.

– Может, мы с тобой вдвоем и сумеем разобраться, как работают их куриные мозги. – Джек поднялся, охваченный странным и незнакомым чувством. – У меня осталась еще парочка, – сказал он, показывая Пончику два печенья в левой руке. – Не хочешь сесть?

Пончик сел. Джек улыбнулся и скормил ему лакомство.

– Давай теперь скрепим наш мужской союз рукопожатием.

Пончик протянул лапу.

Джек кинул псу последнее печенье, довольный, повернулся, чтобы взять коньяк… и увидел «красавицу Лину», стоявшую в дверях с удивленно поднятыми бровями и сложенными на груди руками.

– Ой, – вырвалось у него.

Глава 5

– Куриные? – Лина попыталась изобразить негодование, подавляя смех. Она не слышала всего разговора, но поняла его смысл. Пончик и Джек сговорились – это многообещающий шаг вперед.

– Разве я сказал «куриные»? – переспросил Джек с невинным видом.

Лина посмотрела на Пончика, который изо всех сил прикидывался ангелом, но ни псу, ни человеку не удалось обмануть ее.

– Я готов поклясться, что даже не произносил этого слова, – добавил Джек. – Я ведь просвещенная личность.

– Неужели? – удивилась Лина. – Так просвещенные личности заключили мужской союз?

– Знаете, а подслушивать нехорошо.

Лина улыбнулась:

– А разве это не методы шпионов в ФБР?

– Я не шпион.

Она знала об этом. Но было так заманчиво поддеть его. Он выглядел чрезвычайно привлекательным и сексуальным, когда стоял босиком в халате. Лина даже не подозревала, что ноги мужчины могут выглядеть настолько чувственными. Либо она потеряла рассудок, либо у Джека Донелли действительно были потрясающие ноги. Его губы тоже были великолепны. Ей очень хотелось продолжить с того места, где они остановились, однако Лина не знала, как это сделать. Но дело было не только в этом. Зная, что Пончик готов оставить их в уединении, чтобы они могли поцеловаться, она вдруг смутилась. Общий настрой неуловимо изменился.

– Думаю, сейчас самое время уйти, – сказала Лина, засунув руки в карманы шорт.

– Но вы не допили вино, – остановил ее Джек, торопливо схватив со стола ее бокал. Он повернулся, и Лина заметила отчаяние, промелькнувшее в его глазах.

– Если я выпью еще вина, то вам придется нести меня домой.

– Я не возражаю.

Лина рассмеялась:

– Я гораздо тяжелее, чем кажется.

Джек оглядел ее с головы до ног, а затем предложил:

– А почему бы нам не проверить?

О да! Она и так уже выпила столько, что перспектива оказаться в его объятиях казалась весьма заманчивой. Лина удивлялась себе. Откуда это дикое желание? Она никогда в жизни не уделяла большого внимания любви. А сейчас только и думала об этом, жаждала этого.

Но такие решения лучше принимать на трезвую голову, а не после нескольких бокалов вина. Она открыла было рот, чтобы возразить, но тут раздался стук в дверь.

Джек нахмурился:

– Базз всегда появляется не вовремя.

– Это зависит от того, чем именно вы собирались заняться, – уточнила Лина.

Пончик просеменил мимо них на своих коротеньких кривых лапах. Затем Джек пропустил Лину, подержав для нее стеклянную дверь, и сам прошел вслед за ней. Он быстро направился к входу, вероятно, беспокоясь, что Базз может ворваться внутрь, если ему долго не открывать.

Базз опекал не только Лину, но и других женщин, работавших в санатории. И хотя он был одним из самых милых мужчин, каких Лине когда-либо доводилось встречать, он также легко мог поставить на место или запугать слишком навязчивого гостя.

В прошлом году один из посетителей, Бернард Симпсон, принялся настойчиво ухаживать за дрессировщицей собак. Вряд ли миссис Бернард Симпсон, которая отправилась проведать свою сестру, одобрила бы этот нездоровый интерес.

Базз взял за правило находиться поблизости, когда Бернард Симпсон приводил двух своих далматинов на курс дрессировки. Однажды Базз последовал за Симпсоном в лес, куда тот отправился на прогулку с собаками. Они разговорились, и Базз «случайно» обмолвился, что за дрессировщицей ухаживает знаменитый борец по прозвищу Смертельное Желание и прославился он тем, что имеет обыкновение ломать кости соперникам. Бернард Симпсон сразу утратил к девушке интерес.

Так что Лину не удивило, что Базз буквально ворвался в комнату, едва ему открыли дверь. Он моментально окинул взглядом все – кровать, поднос с напитками, Лину. Довольный увиденным, он поставил корзину с бельем на кровать и лучезарно улыбнулся Джеку.

– Все готово, – пророкотал он. – Теперь можете одеться.

Ну что ж, иногда Базз оказывался не слишком проницательным.

Джек подошел к стопке аккуратно сложенного белья и достал полосатые боксерские трусы, на которые Лина посмотрела с явным интересом, затем синюю рубашку, которая прекрасно оттеняла цвет его глаз, и брюки цвета хаки.

– Я сейчас переоденусь, – сказал он.

– Хочешь, чтобы я проводил тебя? – быстро спросил Лину Базз.

– Не надо, все в порядке, – поспешно вмешался Джек. – Я переоденусь в ванной.

Как бы Лине ни хотелось увидеть Джека в синей рубашке и брюках цвета хаки, она покачала головой.

– Уже поздно. К тому же мне нужно кое-что обсудить с Баззом.

К ее удивлению, Джек явно расстроился.

– Это можно убрать? – спросил Базз, показав на поднос.

– Да, конечно, – промямлил Джек.

– Оставь коньяк, – попросила Лина.

– Мне приглядеть за этим парнем? – спросил Базз, когда они с Линой шли к ее домику.

«Нет, скорее, за мной», – подумала она, а вслух сказала:

– Не думаю. Он выглядит довольно милым.

– Не пытается ли он просто развлечься, а?

Как ответить на этот вопрос?

– Он не сделал ничего, что было бы мне неприятно.

Базз замедлил шаги.

– Ну хорошо, но если он станет слишком навязчивым, то будет иметь дело со стариком Баззом.

Лина решила переменить тему:

– Ты помнишь, что в среду у Пончика день рождения?

– Конечно.

– Все уже готово?

– На три четверти. А его хозяин знает?

– Вряд ли.


Джек вытянулся на кровати, приступив к традиционно мужскому ритуалу переключения телевизионных каналов. Ничто не привлекало его внимания. Все мысли были заняты одной красивой женщиной.

Он считал себя довольно сообразительным, когда дело касалось противоположного пола. Вот почему он был уверен, что Лину тоже влечет к нему. Однако будет ли благоразумно следовать своему желанию? И не помешает ли это влечение составить объективное мнение об этом месте и его владелице?

Решив, что исполнил свой долг, когда позвонил Марку и попросил его собрать всеобъемлющую информацию о бывшей колонии, Джек остановился на баскетбольной игре. И хотя он всю жизнь любил баскетбол, сейчас игра не увлекла его. Он услышал какой-то шум слева и оглянулся. Там стоял Пончик, опираясь передними лапами о край кровати, и держал в зубах одеяло.

– Ты что, разыгрываешь меня? Ты думаешь, я должен пригласить на свою кровать блохастый мешок вроде тебя?

Пончик приглушенно тявкнул.

Джек покосился на него:

– Ну, приведи мне хоть один довод, почему я должен это делать!

Обрубленный хвост Пончика энергично задергался.

Джек проворчал:

– Ну ладно, но только не вздумай спать здесь всю ночь. Только пока не кончится баскетбол, ясно?

Пончик завизжал.

Джек похлопал по кровати.

– Давай, забирайся. Только не слишком вольничай.

Пончик запрыгнул, правда, не очень грациозно. Но свое одеяло не выпустил. Он уронил его на кровать и выжидающе уставился на Джека.

Джек снова сморщился, но расправил одеяло. Пончик потоптался и сел. Джеку показалось, что пес слишком заботится о своем комфорте. Теперь он сидел, выжидательно уставившись на Джека.

– Ну, что еще?

Пончик тихонько взвизгнул.

– Господи, – проворчал Джек, затем переложил пульт в другую руку и почесал пса за ухом.

Тот вытянулся от удовольствия, демонстрируя, где именно ему хотелось, чтобы почесали. Заметив блаженное выражение на его морде, Джек подумал, что Лина, похоже, права: Пончик истосковался по человеческому теплу. Джека охватило чувство вины, что он так долго игнорировал пса. Тетя Софи наверняка постоянно гладила его.

– Прости меня, – произнес он вслух. – Ты должен понимать, что я не привык иметь дело с собаками.

Пончик заворчал.

– Я хотел сказать, что не привык жить рядом с собакой, – поправился Джек. Он отложил пульт и взял со столика банку яблочного сока. Но когда начал пить, у него промелькнула ужасная мысль: если они с Пончиком достигнут понимания, не будет повода для их занятий с Линой.

– Послушай, Пончик, давай договоримся еще об одном.

Пес насторожился и поднял уши.

– Давай не будем показывать… ну… что у нас все налаживается. Особенно перед Линой. – Когда Пончик наклонил голову, Джек добавил: – Знаешь, давай сделаем так, чтобы она думала, будто мы все еще нуждаемся, – тут он остановился, – ну, ты понимаешь, в ее консультациях. – Пончик скептически посмотрел на него, и Джек объяснил: – Тогда мы сможем больше гулять вместе с ней. К тому же будем чаще встречать Долли. Понимаешь, куда я клоню?

Пончик понимающе заворчал.

Джек кивнул:

– Мы будем продолжать вести себя так, словно не слишком любим друг друга. Но это будет только видимость, понимаешь?

Пончик гавкнул, выражая свое согласие.

– А если у нас все получится, то я разузнаю, когда Долли делают массаж и маникюр, и попытаюсь договориться на то же время.

Пончик радостно взвизгнул.

– И еще одно. Когда мы будем с Линой, ты постарайся не мешать, если я прикоснусь к ней или… что-то еще.

Пончик сидел не шелохнувшись.

– Слушай, я не собираюсь набрасываться на нее. Если она скажет «нет», то конец всему.

Пончик посмотрел довольно скептически.

– Эй! Мы живем вместе всего несколько недель, и ты можешь мне не верить, но я никогда не навязываюсь женщинам.

Пончик хмыкнул.

– Это правда! – попытался защититься Джек, а потом сокрушенно покачал головой. – Кроме того, я не вижу, чтобы Долли была в восторге от тебя.

Пончик так смутился, что Джеку стало стыдно.

– Слушай, тебе надо быть решительнее с этой кокеткой. Что за дела, а? Ты даже не можешь понять, какая у нее фигура под лохматой шерстью.

Джек понятия не имел, что в глазах собаки может появиться такое влюбленное выражение. Но Пончик действительно был романтиком.

– Бог мой, я никогда не видел таких мечтателей.


На следующее утро, отведя Пончика на массаж, Джек отправился в отель завтракать. Он уже был в вестибюле отеля вчера, когда знакомился с санаторием, но не рассмотрел само здание.

В центре зала весело журчал фонтан, окруженный всевозможными цветами, из которых Джек смог узнать только ромашки и маргаритки. Позади фонтана стояла статуя человека с немецкой овчаркой, преданно застывшей у его ног. Пол украшала зеленая и кремовая мраморная плитка с восточным орнаментом. На стенах в богатых рамах висели картины с изображениями собак различных пород.

Оглянувшись по сторонам, Джек совсем не удивился, увидев Базза, разговаривавшего с пожилым джентльменом. Охранник поглаживал собаку этого господина, которая напоминала помесь пуделя с какой-то неизвестной породой.

Джек хотел было подойти к Баззу и поинтересоваться местонахождением Лины, но потом передумал, вспомнив, как вел себя этот человек накануне вечером. Он прочитал указатели. Выбор был богатый: «Чихуахуа», похоже, ресторан с мексиканской кухней. «Фламандская левретка» – явно французская кухня, название «Итальянская гончая» говорило само за себя, а «Пекинес» был китайским рестораном. На указателе также имелась стрелочка в сторону кофейни «Чау-чау», и Джек решил начать с нее.

Он прошел мимо гостей, которые толпились в вестибюле со своими любимцами. Джек представления не имел, что в мире существует такое многообразие собак. Сравнивая их с Пончиком, он подумал, что его бульдог довольно привлекателен. А когда увидел причудливого песика, высунувшегося из дамской сумочки, то решил, что Пончик – прекрасная собака.

По роду своей деятельности Джек привык наблюдать за людьми и составлять о них свое мнение. Здесь он не увидел ни одного несчастного лица. Если этих людей здесь и обирали, то их это вполне устраивало.

Джеку пришлось пройти мимо всех ресторанов по пути к «Чау-чау». Только «Фламандская левретка» была открыта для завтрака. Там находилось немало посетителей, на многих из которых красовались смешные колпаки из гофрированной бумаги. Лины не было, но Джек решил, что когда-нибудь заглянет туда позавтракать.

Отделка ресторана «Пекинес» показала, что он прав. Это китайский ресторан. Надо будет зайти и туда.

Он миновал несколько магазинов одежды, сувенирную лавочку и небольшую аптеку. Отель был огромным, и Джек снова подумал, откуда Лина взяла деньги, чтобы построить такое здание.

«Чау-чау» располагалась рядом с магазинчиком купальных принадлежностей, и это, похоже, была единственная логическая ошибка в расположении заведений отеля. Кому захочется много есть, когда проходишь мимо стройных манекенов в купальниках?

Джек не считал себя большим знатоком, но ему понравилась обстановка в кафе. В большой комнате вместо выстроенных рядами столов стояло много деревянных стульев различной высоты, которые давали людям возможность уединиться. Здесь, как и везде, было обилие зелени и открывался прекрасный вид на площадку для гольфа и озеро. Лина все устроила по своему вкусу, и, похоже, она любила не только животных, но и растения.

У входа висела табличка: «Пожалуйста, оставьте четвероногих гостей у входа». Джек подумал, что поскольку санаторий предназначался в первую очередь для собак, то вполне справедливо, что хотя бы одно место оставалось за людьми.

С кухни доносились вкусные запахи. Джек вообще любил хорошо поесть, но завтрак занимал в его распорядке особое место. Возможно, из-за того, что тетя Софи всегда настаивала на том, что день нужно начинать со здоровой пищи. К тому же она великолепно готовила.

Хорошенькая светловолосая официантка обратилась к нему:

– Столик на одного, сэр?

Джек широко улыбнулся:

– Ну, это зависит… А доктор Кросби тоже завтракает здесь?

– Да, но…

Прежде чем девушка продолжила, Джек сказал:

– Пожалуйста, вы только спросите у нее, можно мне составить ей компанию? У меня… проблема с питомцем, и я хотел поговорить с ней.

– А как мне вас представить?

– Джек Донелли.

– Одну минуту, мистер Донелли.

Лина смотрела, как Дарла торопливо направлялась к ней. На лице доктора появилось озабоченное выражение. Она отложила в сторону телеграмму, где говорилось о трудностях, возникших с лабрадором по кличке Рейнджер.

– Здесь один человек хотел бы составить тебе компанию за завтраком.

Лина вздохнула и показала на стоявшие перед ней пять тарелок.

– Ты же знаешь, я люблю завтракать в одиночестве.

– Этот человек сказал, что у него проблема с собакой, и он хочет обсудить ее с тобой. – Официантка наклонилась ближе и прошептала: – Он высокий. – Девушка подняла руку над головой. – Больше, чем метр восемьдесят. Темные волосы…

Сердце Лины екнуло.

– Глаза голубые?

Дарла кивнула:

– Да, он сказал, что его зовут Джек Донелли.

Лина принялась сдвигать тарелки, сожалея, что придется расстаться со всей этой едой. Но ей не хотелось, чтобы Джек увидел, сколько она съедает по утрам. Она оставила только тарелку с фруктами.

– Быстро унеси это, – сказала Лина. – И дай мне минутку, прежде чем привести его сюда.

Дарла улыбнулась и кивнула, потом поставила все на поднос и ушла. Лина торопливо пригладила волосы, растерла щеки и покусала губы, чтобы они стали поярче. Она не могла уснуть всю прошлую ночь. Синие глаза не давали ей покоя.

Она задумалась. Ну что особенного в этом человеке? Софи нарисовала образ милого, беспокойного мальчика, который превратился в милого и ответственного мужчину. Лина была знакома с ним всего один день, но провела в его компании достаточно времени, чтобы понять, что понятие «милый» никак не вязалось с его внешностью и манерой поведения. По правде говоря, она даже сомневалась, есть ли у него сердце, пока не подслушала, как он пытался договориться с Пончиком.

Но чего в нем имелось в изобилии, так это сексуальной привлекательности. Именно это отметила Лина, восхищаясь его мужественной осанкой и крепкими ногами. Сегодня на нем были черные спортивные шорты и белая рубашка с квадратным вырезом и надписью: «Если тебе не повезло сегодня, забудь об этом и начни сначала».

Джек остановился возле ее столика и улыбнулся. Лина постаралась оставаться серьезной.

– Доброе утро, агент Донелли.

Он удивленно приподнял бровь:

– Ну и ну, мы снова возвращаемся к формальностям, доктор Кросби?

Может, так было бы и лучше. Держаться на расстоянии, никаких бесед наедине под звездами и с бокалом вина. Но Лина не любила официального обращения даже со стороны своих служащих, и было бы несправедливо подходить к Джеку с другими мерками только потому, что он заинтриговал ее.

– Зовите меня Линой, Джек, – разрешила она и улыбнулась. – Присаживайтесь.

Едва Джек успел сесть, как рядом появился Базз. Джек уставился на него так, словно увидел инопланетянина.

– Хотите что-нибудь заказать на завтрак? – вежливо поинтересовалась Лина.

Джек наконец перевел взгляд на нее.

– Похоже, вам удалось его клонировать.

Лина рассмеялась в ответ, а Базз громко хмыкнул.

– Мне бы и вправду хотелось этого, – сказала она.

Джек перевел взгляд на губы Лины, потом потряс головой и взял меню. Не слишком внимательно читая его, он просто начал перечислять все подряд.

– Принесите мне два яйца всмятку, булочки с черникой, бекон, поджарку и тосты. Да, и ржаной хлеб. Я на диете.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации