» » » онлайн чтение - страница 5

Текст книги "Против его воли"


  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:02


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Триш Дженсен


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 14 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Лина открыла рот от удивления. А она-то отослала назад всю свою еду, чтобы не показаться ему обжорой.

Даже Базз пребывал в замешательстве, хотя был огромным, как медведь, и имел соответствующий аппетит.

– А что из напитков?

– Кофе, большой стакан молока, стакан апельсинового сока и воду, пожалуйста.

Базз вежливо уточнил:

– Вы предпочитаете обезжиренное молоко, учитывая то, что вы на диете?

– Обезжиренное молоко – для неженок.

Базз кивнул, а затем посмотрел на стол и нахмурился. Он знал, что Лина любит плотный завтрак.

– Так ты умрешь от голода, – заметил он. – Позволь мне что-нибудь принести для тебя.

Лина задумалась.

– Ну хорошо. Может, пару французских булочек и немного омлета.

Базз хотел запротестовать, поскольку Лина обычно заказывала вдвое больше этого, но она торопливо перебила его:

– И еще кофе, пожалуйста.

Когда Базз ушел, Лина взглянула на Джека и увидела его ободряющую улыбку. Она и сама не могла объяснить, почему от этой улыбки у нее потеплело на душе. Наверное, потому, что родители всегда подтрунивали над ее привычкой плотно есть за завтраком.

Она откашлялась.

– Дарла сказала, что у вас какие-то проблемы с Пончиком?

Джек смутился, но тут же выражение его лица изменилось.

– Так и есть.

– И что у вас опять произошло?

– Эта маленькая бестия упрямится. Прошлой ночью он потребовал, чтобы я пустил его к себе на кровать, а потом, когда я захотел отправить его на место, даже не отреагировал. Вы только представьте, каково спать с бульдогом, который вытянул вперед лапы? Я едва не свалился с кровати, ведь он занимал столько места!

Представив себе эту картину, Лина чуть не рассмеялась. Но Джек выглядел таким обескураженным, что она сдержала улыбку. Он и не подозревал, что, по ее мнению, этот рассказ свидетельствовал о том, что его отношения с собакой налаживались.

– Ну, может, не слишком хорошая идея позволять ему забираться на кровать. Потом будет сложно отучить его от этой привычки. Поэтому лучше быть твердым с самого начала.

– Но вчера вы сами говорили, что мне нужно уважать его, – возмущенно напомнил ей Джек.

– Уважать и потакать всем его прихотям – это не одно и то же.

– И это она говорит мне, – огрызнулся Джек. – А знаете, что хуже всего? Он храпит.

– О, а вы? – спросила Лина и тут же пожалела об этом, потому что тут же представила спящего Джека. И это была заманчивая, притягательная картина.

– Я не храплю.

Появилась Дарла с напитками. Джек благодарно улыбнулся, когда она расставляла их, и Дарла зарделась.

– А что Базз? Отлынивает от работы? – спросил он и подмигнул.

– Он сейчас на кухне выполняет ваш заказ, – ответила Дарла, потом подошла к Лине и долила ей кофе, не заметив, как удивился Джек.

Лина улыбнулась, когда девушка добавила ей в кофе сливки. Все, кто работал здесь, уже привыкли к удивительным и разносторонним способностям Базза, но новичку это казалось невероятным.

– Итак, – вернулась к прежней теме Лина, – что вы хотите изменить в отношениях с Пончиком?

– Я думаю, нам потребуются ваши… занятия.

– Неужели?

– Да, – ответил Джек, и взгляд его широко распахнутых глаз был искренним, как у Билла Клинтона, когда тот давал клятву перед судьями.

Лина отпила кофе, прежде чем заметить:

– Мне казалось, вы считаете мою профессию шарлатанством.

– Ну, может, сначала так и было, – признал он. – Но нет смысла отрицать, что Пончик действительно любит вас. И вот я подумал, что если вы дадите нам несколько уроков… или занятий, как вы называете их, то он увидит, что вы любите и его, и меня, и тогда, может быть, он начнет лучше относиться ко мне.

Он выражался путано, но в его идее был смысл.

– Я не могу заставить Пончика полюбить вас, но мы можем постараться, чтобы ему доставляло удовольствие проводить время вместе с вами.

Базз решил сам обслужить их. Он поставил две тарелки перед Линой. На одной лежали две французские булочки, а на другой – толстый слой омлета, бекон и жаркое. Господи, благослови его добрую душу!

Он также был очень внимателен к Джеку, который смотрел на еду и причмокивал.

– Базз, ты просто бальзам для моего сердца.

– Я добавил свои собственные специи, – сообщил Базз.

Джек оторвал взгляд от тарелок и подозрительно прищурился. Базз в ответ взглянул на него с невинной улыбкой.

– Надеюсь, теперь ты довольна своим завтраком? – спросил охранник, обращаясь к Лине.

Она кивнула, сдерживая смех, потому что Джек взял вилку и принялся боязливо ковыряться в еде. Подумав, что он действительно может остаться без завтрака, Лина заверила его:

– Успокойтесь, Базз не подсыпал вам яда.

– Но вы должны признать, что я ему не понравился.

– Базз любит всех, просто он иногда чрезмерно заботлив.

Джек добавил соль и перец в яйца, а потом сказал:

– Так что мы будем делать на этих ваших занятиях? У вас что, есть специальная собачья парта?

– Очень смешно, но у нас все построено иначе.

– И как же у вас все построено?

– Нам нужно найти такое занятие, которое нравилось бы Пончику.

Обмакнув булочку в сироп, Джек откусил ее и застонал от удовольствия, пока жевал. Проглотив, он заговорил:

– Единственное занятие, вдохновляющее Пончика, – это делать все, что в его силах, чтобы вывести меня из себя.

– Позвольте мне уточнить, – произнесла Лина. – Со многими людьми общается Пончик у вас дома?

– Что?

– Ну, к вам приходят друзья? Соседи? Дети или кто-нибудь еще?

– Почти никого не бывает. Разве только когда я уезжаю из города. Тогда за ним присматривает Марли.

Лине хотелось спросить, кто такая Марли, но она подумала, что это не ее дело.

– Итак, не считая вас, Пончик весь день предоставлен самому себе?

– Но я накупил ему уйму собачьих игрушек!

– Когда вы приходите домой, уставший и обессиленный, и вам приходится идти гулять с ним, он наверняка знает, что вы делаете это неохотно. А потом вы, вероятно, кладете ему еду и со словами «Оставь меня, я устал» отправляетесь на диван смотреть спортивные состязания и совершенно игнорируете его.

Джек покраснел.

– Знаете, я еще люблю читать.

– Да, но вряд ли Пончик может участвовать в этом.

Джек отложил вилку.

– Ну хорошо, я вас понял. Так что, мне приобрести еще одну псину ему для компании?

Лина покачала головой:

– Нет. То, что вам нужно, – это вместе играть.

– О Господи!

– Вы даже не представляете, как это может быть занятно.

– И вы научите меня этому?

– Попытаюсь.

– Тогда… с чего начнем?

Лина достала ежедневник из кармана своего халата и открыла.

– Я занята до одиннадцати утра. Что, если мы встретимся позднее?

– Хорошо. И что будем делать?

– Вы играете в теннис?

Джек доел булочку.

– В теннис? Да. Не очень хорошо, но играю.

– Тогда встретимся после одиннадцати на корте.

– Но… теннис? И как же мы будем играть вместе с Пончиком?

– Сами увидите.


– Ты только не забудь, что мы никак не можем наладить отношения, – напомнил Джек Пончику. Он не переставал удивляться, что разговаривает с собакой.

У Пончика не было проблем с исполнением роли непослушного пса. Он сразу же замедлил шаг и начал артачиться на поводке.

Они направлялись по дорожке к теннисному корту, и Джек сгорал от стыда, когда люди кругом неодобрительно хмурились, видя, как он тащит на поводке упирающуюся собаку. Да, Пончик вполне заслуживал Оскара за исполнение своей роли.

– Прибереги свой пыл для Лины, – ворчливо заметил Джек.

Пончик сразу перестал сопротивляться, но громко фыркнул, поравнявшись с Джеком.

Лина уже была на месте, когда они подошли, и едва Пончик заметил ее, то сразу радостно залаял и бросился в ее сторону. Джек спустил его с поводка и остался на месте, чтобы посмотреть на Лину. На ней была белая теннисная юбочка и хлопковая блузка в бело-голубую полоску, хорошо подчеркивавшая все достоинства фигуры. Ее нельзя было назвать высокой женщиной, но ноги у нее казались такими длинными, что Джек не мог оторвать от них взгляд. Подавив свое волнение, он направился туда, где Лина, наклонившись, гладила Пончика.

Джек обратил внимание, что только два корта были свободны, а между дальними кортами и озером располагалась большая площадка, где двое служащих играли с целой сворой собак. Он не представлял, как игра Пончика с другими собаками может улучшить их взаимные отношения, но эта мысль ему понравилась. Джек не имел ничего против, если Лина будет уделять внимание только ему одному, а не собаке.

– И кто же играет на этих кортах? – спросил он у Лины. – Борис Беккер?

Лина выпрямилась и рассмеялась:

– Это у вас от Софи.

Джек наклонил голову, стараясь не замечать ее лучезарную улыбку.

– Что именно?

– Игра именами. Она любила это делать. – Лина откинула назад прядь волос. – Она часто называла Долли «Мадонной», потому что считала маленькой неистовой потаскушкой.

У Джека сжалось сердце, когда он понял, насколько права была Лина. Обычно, сидя вечером за столом, они с тетей Софи и дядей Джорджем играли в эту игру. Джек вспоминал, что иногда они смеялись до слез.

– У нас в соседнем домике жила собака, которая никогда не переставала скулить, – с грустью произнес Джек. – Так тетя Софи прозвала ее «Барброй Стрейзанд».

Лина засмеялась:

– О, это так похоже на Софи. Однажды к нам привезли мастифа, который занимался тем же самым. Она прозвала его «Фред Меркьюри».

Джек тоже расхохотался. Ему нравилось, что Софи и Лина так близко знали друг друга. И Лина действительно любила его тетю, заменившую ему мать.

Их смех затих, и, как это уже было раньше, пустота заполнилась электрическими искорками. По крайней мере так казалось Джеку. Заметив блеск в глазах Лины, он понял, что она испытывает то же самое.

Она прокашлялась, а затем достала из кармана юбочки голубой козырек.

– Так вы готовы поиграть в теннис?

– А чем будет заниматься Пончик, пока мы играем? – спросил Джек.

– О, разве я вам не сказала? – произнесла Лина, надевая козырек на голову Пончика. – Он будет подавать нам мячи.

Глава 6

Джек поразился тому, как быстро Лина научила Пончика приносить мячи. Его удивило и то, насколько молниеносно бульдог все схватывал. Он с восторгом наблюдал, как Пончик просто наслаждается движением. В продолжение всей игры пес приносил мячик и осторожно подавал его Лине, но также не забывал выказывать свое неуважение к Джеку.

Лине Пончик подавал мяч прямо в руки, но когда она просила отнести мяч Джеку, Пончик ронял его в метре от хозяина, а затем разворачивался и без оглядки семенил на свое место. Когда он приносил мяч Лине, то всегда ждал, чтобы она погладила его и похвалила, назвав «хорошим мальчиком».

Во время одного из сетов Лина подошла вплотную к сетке, встала рядом с Джеком, потом бросила на поле мячик и скомандовала:

– Апорт, Пончик!

Он с радостью выполнил команду. Когда пес протянул ей мячик, она сказала:

– Отдай его Джеку.

Пончик немного поколебался, а затем его челюсти сильно сжались, и послышалось шипение воздуха. Когда он наконец выпустил мячик из пасти, тот превратился в изжеванный комок.

Джеку следовало бы радоваться, что собака так хорошо справляется со своей ролью, но он вдруг понял, что эта игра начала раздражать его. Ему не хотелось выглядеть чудовищем в глазах Лины.

Лина подбоченилась:

– Разве это хорошо?

Пончик понурился и тихо заскулил.

Она достала еще один мячик из кармана юбки и бросила его в сторону сетки.

– Апорт, Пончик. – Когда пес вернулся с мячиком, она заговорила таким строгим тоном, что Джек даже вздрогнул: – Отдай Джеку, немедленно отдай.

Пончик сделал это без колебаний. Джек так обрадовался, что опустился на колени и принялся гладить собаку по спине.

– Умница, Пончик. Молодец!

Пес забылся и лизнул его в ответ. Лина тоже присела рядом с ними.

– Хороший мальчик! – сказала она, и руки людей встретились на спине собаки. В этот момент они забыли о существовании Пончика, сосредоточившись только на том, что их губы едва не соприкасались.

Лина чуть заметно выдохнула, а губы Джека слегка приоткрылись от предвкушения. Они не слышали, что творилось вокруг. Окружающие тоже перестали существовать для них.

Джек потянулся к ней, но Лина остановила его вопросом:

– А кто такая Марли?

– Что?

– Марли. Та, которая заботится о Пончике, когда тебя нет в городе.

– А, понятно. Это дочка моих соседей.

Губы Лины изогнулись в очаровательной улыбке.

– Хорошо.

Он нахмурился:

– Хорошо? Почему?.. А, ты думала, что у меня есть подружка?

– Да.

Джек счел хорошим признаком, что она интересовалась возможными препятствиями в развитии их отношений.

– У меня нет.

– Кого нет?

– Подружки.

– Хорошо. – Она снова улыбнулась.

Он улыбнулся в ответ:

– А у тебя?

– У меня есть несколько подруг.

Джек хмыкнул.

– Несколько подруг мужского пола?

– Ну, у меня есть друзья мужчины, но нет подруг мужского пола.

– Хорошо.

Мячик с другого корта пролетел прямо над их головами, напомнив о том, что они не одни. Лина вскочила на ноги, Джек поднялся вслед за ней. Только тут они увидели, что Пончик повернулся к ним спиной. Либо он смутился, либо выражал неудовольствие. Джека это не волновало. Все его мысли были заняты Линой Кросби.


Однако у Лины Кросби было много обязанностей. И как бы Джеку ни хотелось все время находиться рядом с ней, она была вынуждена оставить его сразу после игры в теннис. Весь вечер был у нее расписан, Лина занималась с другими гостями.

У Джека не было шансов увидеться с ней раньше вторника. Все время он проводил в прогулках с Пончиком, который теперь решил заняться собственными делами.

Вечером они встретили Долли и миссис Мерриуэзер, когда те играли в летающие тарелочки на лужайке возле озера. Пончик изо всех сил старался показать себя в лучшем виде перед маленькой лохматой собачонкой. А Долли всячески демонстрировала безразличие, даже когда вместе с ним бегала за тарелочками.

Миссис Элейн Мерриуэзер оказалась весьма эксцентричной особой. Она была разведена, богата и имела много свободного времени, растрачивая его на своих четвероногих питомцев. Она также имела обыкновение называть каждого «дорогой».

Пока Долли важно расхаживала, а Пончик выпячивал грудь и грациозно преследовал ее, позволяя перехватывать тарелку, ее хозяйка преодолевала дорожку, лавируя среди надувных обезьянок, слонов и жирафов.

Вся проблема заключалась в том, что она была не слишком ловкой и давила много надувных шариков и других игрушек. Собаки не обращали на это внимания, но хлопки сильно напоминали выстрелы, и у Джека всякий раз возникало желание выхватить пистолет. Это было довольно странно. В большом внешнем мире он никогда не выходил из дома без оружия. Он считал это жизненной необходимостью. Но здесь чувство опасности пропало. Его место заняли спокойствие и доброта, а он не испытывал подобного чувства с того самого времени, когда проводил лето у тети Софи.

Мир и покой, как понял Джек, были характерны для Лины и ее понимания уюта. Она инстинктивно чувствовала, как лучше устроить своих гостей, как сделать так, чтобы они были счастливы, спокойны и довольны. Она была удивительной женщиной, с которой ему очень хотелось познакомиться поближе.

Возле озера Базз помогал устроиться в лодках тем отдыхающим и их питомцам, кто хотел полюбоваться на заход солнца с водной глади. Над озером и в лесу уже замелькали светлячки. Неожиданно на берегу появилась Лина рядом с каким-то мужчиной и сенбернаром.

Джек оценивающе уставился на этого человека. На вид ему было чуть больше сорока. Он слишком стар для нее, но это ведь не самое главное. Этот мужчина был довольно привлекателен, более того – он заставил Лину смеяться, и по какой-то причине мысль о том, что Лина расточала свои восхитительные улыбки кому-то еще, сильно задевала Джека.

Хлоп!

Джек подпрыгнул от неожиданности, когда лопнул еще один шарик. Хлопок был настолько громким, что многие оглянулись, отыскивая источник звука.

Миссис Мерриуэзер изобразила виноватую улыбку и помахала рваными остатками шарика. Лина улыбнулась в ответ, помахала рукой и снова занялась своим пациентом и его хозяином, даже не взглянув в сторону Джека. Это буквально вывело его из себя.

Он надеялся, что они в скором времени могли бы стать любовниками. Конечно, никаких гарантий не было, но в этом состоял его план А. Когда дело касалось его личной жизни, он никогда не составлял план Б, поскольку считал, что это уже равносильно поражению. «Выбери себе цель и упрямо иди к ней» – вот его девиз.

Наблюдая, как Лина подает сигналы одновременно и сенбернару, и его владельцу, Джек постарался избавиться от охватившего его неприятного чувства. Он не пытался анализировать это ощущение, поскольку знал, что ответ вряд ли его обрадует.

Чтобы отвлечься от красивого собачьего психолога, Джек взглянул на Пончика и Долли. Они отбежали к кленовому дереву, что-то вынюхивая там. Похоже, Пончик оказался более удачливым в любовных делах, чем Джек. Джек не возражал против этого. Но ему очень хотелось, чтобы хозяйка Долли ушла со своей собакой, тогда и он мог бы сделать то же самое. Джеку не хотелось самому разлучать Пончика с его пассией.

Взгляд Джека непроизвольно обратился в сторону озера и Лины. Ему хотелось, чтобы она одевалась более официально, когда работала с другими пациентами. Эти синие шорты слишком выставляли напоказ ее ноги. Но когда у женщины такие красивые ноги, то открывать даже небольшую часть уже довольно вызывающе. Особенно когда она то и дело наклонялась к собаке и хвалила ее за правильно выполненную команду.

Джек считался практичным человеком, но сколько себя помнил, любил пофантазировать. В детстве ему хотелось сбежать из дома и стать бродячим циркачом. Или организовать настоящую банду. Или стать президентом Соединенных Штатов, чтобы первым же указом выслать своего отца в Сибирь.

Когда он подрос, все его фантазии были связаны с девочками. Ему представлялось, как хохотушка Сьюзи соблазняет его в раздевалке стадиона. Или он оказывается на необитаемом острове с привлекательной математичкой и знакомит ее с радостями секса, в то время как она пытается объяснить ему, что такое косинус.

Но когда он пришел в ФБР и начал бороться с плохими людьми, тяжелая работа вытеснила все мечты.

Сейчас, глядя, как Лина играет с собакой на берегу, Джек почувствовал, что фантазии снова нахлынули на него. Он представил, как спускается к берегу, хватает ее и катится с ней по песку. Как срывает с нее шорты и топ. Лаская ее, он овладевает ею прямо у воды, заглушая поцелуями ее громкие восторженные стоны.

Джек потряс головой. Фантазии хороши для романтиков, а не для тех, кто все в жизни держит под контролем. Он стиснул зубы и посмотрел на часы.

– Пора ужинать, – заметил он, надеясь, что миссис Мерриуэзер согласится с этим. Джек почувствовал огромное облегчение, когда она улыбнулась и начала собирать надувные игрушки.

– Она свободна, знаете ли?

– Что, простите?

– Лина. Она ни с кем не встречается.

– А почему вы думаете…

– Не волнуйтесь, дорогой, от меня никто не узнает о вашем секрете.

– Но у меня нет…

Она подняла наманикюренную руку. Неудивительно, что она прокалывала шарики такими длинными ногтями.

– Не нужно отрицать этого. Я всю жизнь наблюдаю человеческую природу. Считайте, что у меня дар. Я видела, как вы смотрите на нее.

Джек поджал губы.

Миссис Мерриуэзер улыбнулась:

– Здесь нечего стыдиться, дорогой. Я приезжаю сюда столько же, сколько и ваша тетя Софи, и мне всегда казалось ужасным, что Лина не проявляла никакого интереса к мужчинам после смерти мужа.

Джек напряженно замер.

– Кого?

Красиво очерченная бровь дамы удивленно приподнялась.

– А вы не знали, что она вдова?

– Нет.

– Ну конечно. Лина была замужем за Стивеном Латимером.

– Тем самым Стивеном Латимером? Гением электроники? Предшественником Билла Гейтса?

– Именно. – Она похлопала Джека по щеке. – Как видите, прошло уже много времени. Ей нужен спутник, а вы красивы и умны и вполне можете составить ей компанию, дорогой. Как говорят молодые – вперед, дерзайте!

Она позвала Долли, пока Джек в оцепенении продолжал стоять на месте. Прицепив поводок к ошейнику, миссис Мерриуэзер произвела последний выстрел:

– А как иначе, вы думали, Лина могла открыть такой замечательный санаторий?


– Ты все правильно расслышал. Ее мужем был Стивен Латимер, – буркнул Джек в трубку. Он чувствовал себя не слишком удобно от того, что говорил об этом по телефонной линии санатория.

Марк присвистнул.

– Теперь по крайней мере ты знаешь, откуда у нее деньги.

Да, Стивен Латимер был гением в электронике, увлекался автомобильными гонками, подозревался в измене родине и в отмывании грязных денег. Его имя фигурировало не менее чем в полусотне досье только в отделе Джека, но ни разу не было найдено доказательств его вины. Однако Джек с Марком обладали хорошим чутьем, и оба считали, что некоторые делишки Латимера дурно пахнут.

Джек смутно припомнил, что лет десять назад в одном из сообщений проскользнуло, что Латимер женился на женщине вдвое моложе себя. И если память Джеку не изменяла, Латимер очень заботился о своей молоденькой жене, скрывал ее и от публики, и от прессы, что было странно, если судить по характеру этого тщеславного человека.

Лет пятнадцать назад Латимер разработал процессор для цифрового включения электрической цепи, что значительно увеличило скорость ее действия. Эти усовершенствования были важны для системы контроля в компьютерах. Министерство обороны уцепилось за Латимера, рассчитывая использовать основные положения его исследований и усовершенствованный процессор в национальных интересах.

Латимер не слишком обрадовался этому, но сумел достичь соглашения с министерством, поскольку рассудил, что иначе его будут преследовать.

Надо сказать, что он сделал хорошие деньги на правительственных заказах. Однако через несколько лет Латимер принялся часто курсировать в Европу. Подозревали, что он, возможно, нелегально вывозит и продает свои исследования за границу. Доказательств не набралось, а когда Латимер неожиданно погиб в автомобильной катастрофе, интерес к его делам угас.

– Весь вопрос в том, каково происхождение денег, – размышлял вслух Джек.

– Ты хочешь, чтобы я занялся этим?

– Только тихо. Никаких официальных запросов, пока не свяжешься со мной.

– Ясно. – Марк умолк, и Джек услышал, как он отхлебнул свой кофе. Он обычно выпивал до пятнадцати чашек в день. – Возникла небольшая проблема с нашим свертком. Друзья из Чикаго так и норовят развернуть его.

Что означало: организация, которой руководил арестованный за вымогательство Джейкоб Уинстон, пытается убрать Элизу Джонсон, главную свидетельницу на предстоящем судебном разбирательстве.

– Почему бы не переложить сверток в другой ящик? Лучше в тот, который запирается.

– Мы так и сделали, уже дважды перепрятали его. Но ты сам знаешь, как любопытны эти детки перед Рождеством.

– В любом случае надо все скрывать от них вплоть до рождественского утра.


– Мы подобрались ближе.

– Ближе – это не значит сидеть на четвереньках в кустах, идиот! – заорал босс.

Джимми покраснел.

– Наша пташка регулярно сообщает новости, – сказал он, стараясь, чтобы голос звучал уверенно. – Но они каким-то образом узнают, что мы у них на хвосте.

– А ты не думал, что твоя пташка откладывает яйца в два гнезда?

– Крыса не стал бы делать этого, – ответил Джимми. Крыса! Вот таким прозвищем можно гордиться.

– Похоже, Крыса работает и на федералов, осел.

Джимми начал уставать от этих кличек. Уж лучше пусть его зовут Кроликом.

– Тогда ему не поздоровится. Он сказал, что сейчас они направляются в Ричмонд.

– Так почему вы еще не в Ричмонде? – закричал босс.

– Мы уже едем туда.

– Не упустите их в этот раз.

– Мы достанем их, – пообещал Джимми. Он не был уверен в этом, но лучше умереть, чем признаться в своих сомнениях. Да и, честно говоря, он сразу умрет, если так скажет. Этот проклятый федерал – настоящий сукин сын.

– А что слышно про его партнера? Разыскали его?

– Мы работаем над этим.

Джимми отодвинул телефонную трубку подальше от уха, чтобы не слышать ругательств босса.

– Кролик, – заговорил босс уже спокойнее. – Ты когда-нибудь видел фильм «Смертельный аттракцион»?

– Не помню.

– Посмотри. И обрати особое внимание на то, что там произошло с кроликом.


Джек хотел искупаться вечером в бассейне, но началась гроза. Гром грохотал прямо над санаторием. Вряд ли удастся встретить Лину в такую погоду.

Он потянулся в чемодан за книгой, когда сильный раскат грома раздался совсем рядом. Джека охватило чувство вины – вспомнились слова Лины о том, что следует уделять больше внимания Пончику. Он положил книгу на столик и, обернувшись, позвал собаку:

– Эй, Пончик, хочешь поиграть?

Но собаки нигде не было видно. Джека охватила паника. Конечно, Пончик был довольно сообразительным псом, но вряд ли он мог сам открыть дверь.

– Ты где?

Джек заглянул в ванную, потом осмотрел все углы в номере. Никого. Тут его внимание привлек слегка отогнутый край покрывала. Он опустился на колени и заглянул под кровать. Так и есть. Пончик был там. Он лежал, дрожа от страха.

– Что с тобой?

Пончик тихо заскулил.

– Чего ты так испугался, приятель?

Снова раздался гром, и пес прикрыл морду лапами.

– Гром? – удивился Джек. – Так большой, сильный Пончик боится маленькой грозы?

Собака дрожала всем телом, и Джек проникся жалостью к ней.

– Эй, не волнуйся, здесь мы в полной безопасности.

Пончика, похоже, это не убедило, потому что он продолжал трястись. Джек достал из пачки печенье, перед которым пес обычно не мог устоять.

– Эй, смотри, что у меня есть для тебя.

Собака не двинулась с места, и Джек помахал печеньем прямо перед ее носом.

– Смотри, вкусно.

Одна лапа легла на пол, но Пончик не двинулся к печенью. Это означало, что дело серьезное. Джек сел и задумался. Откуда этот страх? И почему он раньше не замечал, что Пончик смертельно боится грома и молнии? За последний месяц гроза была несколько раз, но Джек даже не мог вспомнить, что делал Пончик в это время? Нельзя так пренебрежительно относиться к животному. Джек положил косточку перед самым носом Пончика и погладил его по спине.

– Послушай, гроза совсем не опасна, когда ты сидишь в доме.

Собака продолжала дрожать, и Джек встревожился, поскольку не знал, как убедить Пончика в том, что ему ничто не угрожает. Интересно, сколько раз за последний месяц бульдог переживал этот ужас в одиночестве, в то время как Джек даже не обращал на него внимания?

Тетя Софи была бы очень разочарована. Когда Джек был маленьким, она никогда не держала собаку, поскольку дядя Джордж был аллергиком, но она учила племянника любить все живые существа. И Джек никогда не был равнодушным к тем, кого любила тетя Софи.

Он принялся гладить Пончика и постарался говорить как можно мягче:

– Теперь все будет иначе, обещаю тебе. Когда мы вернемся домой, я найму сиделку, чтобы ты не дрожал во время грозы, если меня не будет дома.

Пончик опустил на пол вторую лапу. В его карих глазах застыл такой ужас, что у Джека сжалось сердце.

– Я даже не знаю, как убедить тебя, что нам ничего не грозит. Может, Лина? – Тут он остановился. – Ну конечно, Лина. – Он похлопал Пончика по голове. – Я сейчас, хорошо? Сейчас я узнаю, что нужно делать. – Ему не хотелось оставлять собаку даже ненадолго, но иначе было нельзя. – Я быстро.

Джек подскочил к телефону и, волнуясь, набрал номер справочной. Он не удивился, когда ему ответил Базз.

– Говорит Джек Донелли. Мне нужно связаться с доктором Кросби.

– Это срочно? – недоверчиво спросил Базз. – Уже поздно, и она не работает.

– Я понимаю, но дело касается Пончика, клянусь.

– Он заболел?

– Не совсем, – замялся Джек. По какой-то причине ему не хотелось унижать Пончика, выставляя напоказ его страхи. – Мне очень нужно спросить ее кое о чем. Пожалуйста, дай ее номер.

– Я не могу сделать этого, но я передам ей вашу просьбу.

Джек понимал, что Базз оберегает Лину от него, но сейчас был настолько встревожен, что не рассердился. Он расхаживал возле телефона, пока тот не зазвонил через пару томительных минут.

– Донелли слушает.

– Привет, Джек, – мягко произнесла Лина. – Базз сказал, что у тебя что-то случилось.

– Да. Вернее, у Пончика. В данный момент он сидит под кроватью и трясется от ужаса.

– Конечно, ведь на улице гроза.

– Ты хочешь сказать, что это нормально?

– Похоже, это первая гроза, которую ты переживаешь вместе с ним?

– Ну… да.

– Некоторые собаки очень страдают во время грозы.

– И что мне делать? Он спрятался под кроватью.

– Лучшее, что ты можешь сделать, это просто утешать его, пока она не закончится.

– А ты не можешь посоветовать какое-нибудь успокоительное? Я боюсь, что у него сердце не выдержит.

– Успокоительное может принести больше вреда, чем страх. Поверь мне, естественно, что собаки боятся грозы. Я полагаю, что сейчас в половине номеров животные дрожат от страха.

Джек хотел попросить ее прийти и успокоить Пончика, но понимал, что это будет довольно эгоистично с его стороны. Уже не говоря об опасности, которой подверглась бы Лина.

– Так я ничего не могу сделать, только ждать, когда кончится гроза?

– Нет, ты многое можешь сделать. Поговори с ним. Приласкай его. Просто побудь рядом. Он и успокоится.

– Хорошо. Спасибо тебе. Извини, что побеспокоил.

– Всегда рада помочь, – отозвалась она. В ее голосе послышалась хрипотца, когда Лина добавила: – Это не беспокойство.

Джек повесил трубку и вернулся к Пончику, который продолжал дрожать всем телом.

– Лина говорит, что нет ничего постыдного в том, что ты боишься грозы.

Джек гладил Пончика и говорил с ним об общих знакомых. Они «обсудили» баскетбольный матч, «прикинули» шансы на победу у любимой команды Джека. Потом «порассуждали» о Долли, Лине и женщинах вообще. Джек был уверен, что Пончик согласен с его мнением, что женщины непостижимы, но без них жизнь скучна.

Когда Джек упомянул тетю Софи, Пончик заинтересованно задвигался. Увидев, что пес принялся жевать бисквит, Джек понял, что кризис миновал, и поднялся.

– Давай, приятель, выбирайся оттуда. А то я пропущу игру из-за тебя.

Пончик вылез из-под кровати, направился прямо к своему месту, взял в зубы одеяло и выжидающе уставился на хозяина.

Джек старался не замечать его, переключая каналы телевизора, пока не отыскал баскетбольный матч. Пончик был терпелив, и когда Джек откинулся на подушки, продолжал стоять на месте, ожидая приглашения.

– Ну ладно! Я учитываю то, что ты плохо спал прошлой ночью. Но это не должно войти в привычку. Слышишь?

Пончик моментально запрыгнул на кровать и втащил свое одеяло.

– Ты просто настоящая заноза, – проворчал Джек, расправляя одеяло.


– Мы не должны упустить их в этот раз, – сказал Джимми.

– А как же ты упустил их в Ричмонде?

– Мы расположились по соседству, но там было полно копов.

– А ты точно знаешь, что они выехали из города?

– Мы точно знаем, куда они направляются. Мы прикрепили маячок к их машине.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации