Электронная библиотека » Уильям Дитц » » онлайн чтение - страница 2

Текст книги "Погоня за призраком"


  • Текст добавлен: 4 октября 2013, 01:31


Автор книги: Уильям Дитц


Жанр: Боевая фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 2 (всего у книги 15 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Глава вторая


Бесчувственную тушу капитана Соренсона погрузили на робоносилыцика, накрыли одеялом и начали подниматься к поверхности луны. Все это в совокупности заняло два с лишком часа.

Ландо все-таки ожидал, что на них обратят хоть какое-то внимание. Как-никак компанию, состоящую из взрослого мужчины, девочки и того; что выглядело трупом, должны были проводить взглядами несколько пар любопытных глаз; да так бы оно и случилось – в любом другом месте.

Однако большинству обитателей лунной станции каждый день и не такое видеть приходилось, да к тому же им и своих дел хватало. Например, раздобыть кредитов, чтобы убраться отсюда подальше.

Робоносилыцик являл собой нехитрое приспособление из видавшей виды металлической платформы с приводным механизмом и процессором одного из первых поколений. Приняв груз, носильщик снимал электронный отпечаток заказчика и следовал за ним, пока не поступала команда отбоя.

В теории все выглядело прекрасно, но им попалась машина с неисправностями, которая следовала за каждым, формой и размером приблизительно напоминавшим Ландо. В результате приходилось вести утомительную борьбу с ее попытками увезти своего бесчувственного пассажира во всевозможных непредсказуемых направлениях.

Всякий раз, догнав носильщика, Ландо вставал перед машиной, заново вводил свой отпечаток и так далее. От этой процедуры, сопровождаемой скрипом рулевого колеса, у Ландо уже начали было плавиться мозги, но Мелисса нашла выход.

Когда робоносилыцик направился в боковой коридор вслед за высоким лейтенантом с гибкой талией, Мелисса воскликнула:

– Эй, Пик! Погоди минутку! Я, кажется, придумала. Заняв место Ландо перед глазом носильщика и введя свой

отпечаток, Мелисса зашагала вперед. Через десять минут, после несметного множества поворотов и загогулин, машина по-прежнему следовала за ней.

– А все потому, что я маленькая, – весело объяснила Мелисса. – Детей здесь меньше, чем взрослых, – стало быть, и неразберихи меньше.

Пятнадцать минут спустя они вышли из лифта на обширное открытое пространство. Над их головами изгибался свод прозрачного купола. А над ним нависала планета Снежок. Казалось, она может упасть в любую минуту.

Ландо уверил себя, что этого не случится. И, согласно законам физики, луна на Снежок тоже не упадет.

Нежно-розовая в отражаемом солнечном свете планета на поверхности имела температуру минус 140 по Цельсию.

Через толстый слой атмосферы было трудно что-либо разглядеть, но Ландо знал, что большая часть поверхности планеты покрыта этановыми океанами, среди которых изредка возвышаются ледяные острова.

Для газовых робоэкскаваторов – просто здорово, а вот для людей – не очень. Они предпочитали оставаться на луне.

Часть купола занимал пассажирский терминал, а остальное пространство – склад. Какие только разумные существа здесь не появлялись. Ландо встретились гуманоиды, финтиане, зорды, лакорианцы, пара существ, совсем ему незнакомых, – все спешили по своим делам.

В то же время через толпу, жужжа, шипя и громыхая, прокладывали себе дорогу сотни разных машин.

Здесь разъезжали низкие платформы на коротких ножках, доверху забитые грузовыми модулями; стараясь ни на кого не наткнуться, осторожно семенили автопогрузчики, а многорукие коротышки-подсобники деловито шныряли туда-сюда, делая вид, что держат все под контролем.

Работавшие бок о бок разумные существа и помощники-механизмы пытались загрузить, разгрузить и обслужить окружавшие купол суда.

Суда грузовые, курьерские, плоскодонки, танкеры и еще с десяток других. Их внешний вид зависел от назначения, расовых предпочтений и массы других факторов. Собственно, объединял их только небольшой размер. Из-за гравитации на луне и относительно маленького купола более крупным судам приходилось оставаться на орбите.

– А вон и наш ботик, – оживилась Мелисса, указывая на другую сторону купола. – Шлюз номер семьдесят восемь.

Ландо заметил, что после завершения сделки с Мелиссой произошла перемена. Весьма серьезный администратор исчез. Его место заняла маленькая веселая болтушка. Последнее больше пришлось Ландо по душе.

– Хорошо, что ты с нами, – серьезно проговорила Мелисса. – Папа так злится, когда я управляю судном. Говорит, что я еще маленькая. А что же мне делать, когда ему нездоровится? Когда мама была жива, она и стояла у штурвала. Она все умела делать. Но это было уже так давно. Она погибла, когда пыталась спасти терпящих бедствие. Папа сказал, что тот корабль обещал нам приличный куш, такой приличный, что с работой можно было бы покончить, но у них двигатели не выдержали и взорвались. Я.скучаю по маме… но нам и с папой вдвоем неплохо. У тебя есть дети?

Отец – алкоголик, мать умерла, в свои девять или десять лет Мелиссе пришлось хлебнуть. Ландо почувствовал, как к горлу подступил комок.

– Нет, Мелисса. У меня детей нет. Но если бы были, я бы хотел девчушку вроде тебя.

Мелисса взглянула на него блестящими глазами.

– Правда? Может, ты просто из вежливости так говоришь, но мне все равно приятно. Вот мы уже почти и пришли.

Робоносилыцик улучил это мгновение, чтобы последовать за низеньким, коренастым лакорианцем по направлению к его судну, но был вовремя остановлен и направлен к шлюзу номер семьдесят восемь.

Мелисса прикоснулась к красной лампочке рядом с замком и услышала в ответ голос синтезатора: «Контроль заблокирован вручную. Просьба вызвать служащего».

Мелисса пробормотала несвойственные маленьким девочкам слова и ударила по кнопке вызова.

Пришлось, подождать, пока подкатил зорд, сошел с платформы и окинул их злобным взглядом. Как и все представители его расы, зорд слегка напоминал гуманоида. Но сходство с человеком ограничивалось двумя ногами, четырьмя рукоподобньпми щупальцами и костлявым туловищем. Лицо его было закрыто складками коричневой кирзовой кожи. А ротовую полость окружал клубок извивающихся щупальцев. Не обладая голосовыми связками, зорды использовали щупальца для общения на высокоскоростном языке жестов.

Ландо мог бы кое-как объясниться на этом языке, но, поскольку Мелисса обладала гораздо более глубокими познаниями, она взяла инициативу в свои руки. Ее пальцы замелькали так быстро, что у Ландо зарябило в глазах. Зорд в ответ зашевелил щупальцами, и, хотя по большей части Ландо не поспевал за их беседой, ему вскоре стало ясно, что идет какой-то спор.

Вроде бы Мелисса хотела, чтобы оплату за стоянку переадресовали на банковский счет ее отца, против чего зорд не возражал, с условием, что прежде будет выплачен накопившийся долг.

Мелисса ответила, что она была бы счастлива заплатить требуемую сумму, но в том случае, если станция компенсирует убытки, нанесенные ее отцу во время их последнего захода сюда. Она объяснила, что на судно заявился сумасшедший робот-подсобник, расковырял систему управления и исчез.

Тогда зорд заглянул в портакомп, не обнаружил никаких записей относительно сумасшедшего робота-подсобника и заметил, что к причалу Мелиссы уже встал в очередь заходящий в порт челнок.

Исходя из всеобщей теории о том, что время – деньги, зорд решил с выплатой долга пока повременить и остановился на сумме за два дня стоянки наличными, с условием: деньги – на компьютер.

Мелисса согласилась, и, когда она извлекала требуемую сумму – ровно, без сдачи – из тщательно застегнутого кармашка, у Ландо возникло ощущение, что она своего добилась. Подтверждением тому была хитрая ухмылочка, появившаяся на ее лице под щелканье кнопок.

Потом последовало проталкивание робоносилыцика через судовой шлюз, коротенький коридор и дверь в крохотную каюту.

Когда крышка шлюза повернулась в положение «закрыто», Ландо направился к капитанскому мостику. Ботик оказался побольше, нежели он ожидал, да и поновее немного, хотя, конечно, нельзя было сказать, что самшитовый корпус напичкан всякими излишествами. Простая рабочая лошадка, крепко сбитая и без претензий.

Ландо заметил, что корабль чисто прибран и ухожен. Хорошо. Хоть что-то у Соренсона в порядке.

Кабина пилота была не то чтобы просторная, но и не тесная. Как только Ландо опустился в кресло пилота, судовой компьютер почувствовал его присутствие и включил панель управления.

– Добро пожаловать, – произнес голос. – Пожалуйста, идентифицируйтесь.

Ландо взглянул на Мелиссу. Та улыбнулась.

– Это Мелисса. Как понял?

Прошла секунда, пока компьютер записал ее голос, проанализировал его и сопоставил со своей информацией.

– Личность идентифицирована, – объявил голос. – Какие указания?

– Это Пик Ландо, – ответила Мелисса. – У него на судне будет доступ номер один. Как понял?

– Доступ номер один подтверждаю, – отозвался компьютер. – Записываю.

– Надо что-нибудь сказать, – объяснила Мелисса, – чтобы появился образец твоего голоса.

После недолгого раздумья Ландо продекламировал:


Справа от них стреляли,

Слева от них стреляли,

И впереди – канонада.


Но смело они шагали Под взрывы и свист снарядов, Не зная боли и страха, Прямо смерти в лапы, Прямо в горнило ада.

– Запись окончена, – сказал компьютер. – Благодарю.

В глазах Мелиссы блеснуло любопытство.

– А что это ты читал?

– Одно из любимых стихотворений моего отца, – ответил Ландо. – В годы юности он был солдатом и любил поэзию сапога и бронежилета.

– А где сейчас твой отец? – спросила Мелисса, совершенно не замечая появившегося в глазах Ландо страдания.

– Он умер, – отрезал Ландо и на мгновение явственно увидел ту засаду, взрыв и обугленное тело отца.

Что ж, подонки заплатили за свое предательство сполна, кровью заплатили. Потому что после гибели отца Ландо превратил тех троих вместе с песком, на котором они стояли, в груду черного стекла. Вот с тех пор он и в бегах.

Ландо отогнал эти мысли и переключился на панель управления. Перепрыгивая пальцами с одной кнопки на другую, он упустил из виду удрученный взгляд Мелиссы и ее слегка трясущуюся нижнюю губку.

Экраны ожили, сигнальные лампы сменили цвет с янтарного на зеленый, и послышалось легкое гудение. Судно приготовилось к старту.

Ландо еще раз проверил сигнальные лампы, получил подтверждение от налунных диспетчерских служб о том, что летный коридор свободен, и завел оба привода. Бот задрожал и оторвался от поверхности.

– Мощная машина, – прокомментировал Ландо, бросив взгляд в направлении Мелиссы.

Девочка пристегнула себя ремнями к креслу второго пилота. Что-то в ее повадках говорило Ландо, что, если бы пришлось, она и вправду могла бы управлять кораблем. Хотя явно не желала этого и с облегчением вздохнула, когда бот, отделившись от лунной поверхности, черной точкой растворился в космосе.

– Ага, – согласилась Мелисса, похлопывая ручкой по панели управления. – Папа говорит, он быстроногий. И гиперпривод есть. Папа говорит, нам с этой штуковиной повезло. Для серьезной буксировки она маловата, но стрелами многое можно передвинуть, а это нам очень с руки. Он нам с грузового судна достался. Они не могли уплатить по счетам, вот папа и взял ботик в счет уплаты.

– Он не прогадал, – заверил ее Ландо. – А где ваш корабль?

Мелисса ввела какие-то инструкции в компьютер и одобрительно кивнула, когда на экране перед Ландо возникло трехмерное изображение Снежка.

Поскольку ботик двигался в противоположном направлении, луна постепенно исчезала, скрываясь за глыбой планеты. Появился также затейливый узор из парковочных орбит, снабженных альфачисловым кодом, каждая – для своего корабля.

– Вот это мы, – объяснила Мелисса, указывая на красную дельту с кодом «У-14», то и дело вспыхивавшим рядом с ней. «У» было первой буквой названия судна, а «14» – орбитой, к которой оно было приписано.

– И что значит «У»? – спросил Ландо, положив бот на плавную траекторию. – «Ундина»? «Улыбка»? «Удача»?

– Нет, конечно, – пробасила Мелисса. – Это все чушь. «У» – значит «Урод».

– «Урод»? – недоверчиво переспросил Ландо. – Ваш буксир называется «Урод»?

– Ну да, – Мелисса слегка обиделась. – А что тут такого? Это шутка. Моя мамочка была инженером, и чертовски хорошим инженером. Она сама спроектировала «Урода» и собрала его. Гляди! Вот он!

Мелисса указала пальцем на мерцающую световую точку в центре экрана переднего вида. Точка быстро переросла в темный силуэт на фоне мраморно-розовой поверхности Снежка.

Ландо сбросил мощность и завел тормозные двигатели. Мягкое движение рычагами – и бот скользнул по правому борту буксира. Ландо не терпелось взглянуть на свое новое пристанище.

Через мгновение Ландо понял, почему мать Мелиссы окрестила свое детище «Уродом». Красавцем его было трудно назвать. Крупные космические корабли редко обладают плавным изяществом судов, спроектированных для условий атмосферы, но в них зачастую есть приятная для глаза симметрия и величественность. Эти качества тоже отсутствовали. «Урод» – он и был уродом.

Большая часть его корпуса имела цилиндрическую форму, как в основном и принято, но на этом его сходство с другими судами заканчивалось. Начать с того, что к корме корабля было приделано два огромных корректирующих двигателя – вещи для буксира полезные, но с виду страшные, как смерть.

Вдобавок к этому «Урод» был оборудован боковыми подруливающими устройствами, вмонтированными в корму и в нос корабля. Опять-таки, учитывая, что буксирам часто приходится поднимать на оба борта тяжелые грузы, подруливающие устройства были очень кстати. Но выглядели они как огромные черные бородавки.

Затем следовал мостик. На большинстве судов – это не более чем рулевая рубка, притаившаяся где-то внутри корпуса. Но на «Уроде» мостик во многом напоминал своих предшественников времен мореплавания. Он представлял собой вытянутый прямоугольный бокс, под правильными углами прикрепленный к корпусу и покоящийся на двух больших столбах.

Ландо догадался, что столбы – полые внутри, и через них можно попасть в основную часть корабля. Цель всей этой затеи была понятна – обеспечить круговой обзор во время близких маневров, но, как и все остальное оборудование на корабле, мостик ему красоты не прибавлял.

Наконец, корпус корабля, как редким кожным заболеванием, был покрыт лабиринтом блистерных установок, пусковых труб, охлаждающих вышек, коммуникационных мачт, солнечных батарей, лучевых прожекторов и Бог знает чего еще.

– Ну что, красавец? – спросила Мелисса, лучезарно улыбаясь подплывающему буксиру.

– Писаный красавец, – без энтузиазма согласился Ландо, начиная сближение и ускоряя задний ход, чтобы выровнять скорости. – А где орбитальный отсек?

– Под килем, – ответила Мелисса, махнув в нужном направлении рукой.

Ландо кивнул и развернул корабль на триста шестьдесят градусов. Выйдя из витка, они оказались как раз под прямоугольником яркого света, продвигаясь вперед с той же скоростью, что и буксир.

– Тютелька в тютельку! – восхищенно воскликнула Мелисса. – А меня научишь?

– Конечно, если твой отец разрешит, – ответил Ландо, следя по экранам, чтобы бот поместился прямо в центр судового люка. Пришвартовавшись, Ландо с помощью корректирующих двигателей поднялся наверх и оказался в брюхе «Урода», внутри орбитального отсека.

Здесь было довольно светло и просторно, достаточно места для груза. В одном из углов было аккуратно составлено оборудование, переносные подруливающие устройства, вспомогательные крановые стрелы и другие атрибуты буксировочного ремесла. Все это устойчиво стояло на своих местах, говоря о том, что где-то на борту находится механизм искусственной гравитации. Хоть с виду «Урод» и был неказист, но оснащен как следует.

Чуть сместившись вправо, Ландо плавно затормозил.

Через несколько минут вместо вакуума закачали дыхательную смесь, стравили давление, и можно было выходить из ботика. Мелисса кинулась к шлюзу.

– Куда собралась, – остановил ее Ландо. – Если хочешь, чтоб из тебя вышел пилот, придется поработать.

Мелисса недоуменно взглянула на него, но затем лицо ее озарилось пониманием.

– Ой! Прости! «Пилот несет ответственность за работу систем энергообеспечения судна. Системы функционируют в автоматическом режиме, но необходимо удостовериться в их отключении».

По канцелярскому стилю этой фразы можно было догадаться, что она процитирована из руководства по эксплуатации.

Ландо кивнул. Следующие несколько минут они провели, отключая системы питания, прогоняя стандартные программы диагностики и выводя бот из режима полета.

Когда все было сделано, Мелисса вопросительно взглянула на Ландо, тот кивнул, и она бросилась к шлюзу.

– Пойдем, Пик! Я покажу тебе корабль!

– А как же твой отец? – спросил Ландо, высвобождаясь из пилотских доспехов. – Может, следует вытащить его из бота?

– Зачем? – резонно возразила Мелисса. – Он привык просыпаться на боте.

– Бесподобно, – пробормотал Ландо себе под нос. – Слизняк привык просыпаться на боте.

Но Meлисса не слышала его, потому что уже выскочила из ботика и прыгала по палубе. Выбравшись из шлюза и спустившись по лесенке, Ландо заметил расчерченный белой краской узор для игры в классики.

Несколько подпорченные ожогами отражателя клеточки были, тем не менее, вполне пригодны для прыжков, чем Мелисса и воспользовалась.

Позади нее, сверкая стойками шасси, красовалось маленькое быстроходное судно, казавшееся слишком большим для трюма «Урода». Ландо вспомнилась его собственная быстро-ходка, «Нистер-Иглу», – всего лишь мотор да прикрепленная к нему кабина пилота. Идеальное судно для контрабандиста. Маленькое, быстрое и почти неуловимое. Быстроходка, как и корабль, которому она принадлежала, остались на Интро.

– Откуда здесь это? – спросил Ландо, мотнув головой в сторону суденышка.

Мелисса пожала плечами и наклонилась за обожженным чипом памяти, который использовала вместо мелка.

– Около года назад мы нашли побывавшую в аварии яхту и вытащили ее. На борту никого не было, так что она стала нашей законной добычей. Корпус мы продали, а кое-какое барахло взяли на борт, включая быстроходку. По-моему, надо ее продать, а на вырученные деньги привести в порядок гидропонический бак. – Мелисса улыбнулась. – Папа говорит, что я права, но он любит время от времени прокатиться на быстроходке, так что, наверное, так все и останется.

Ландо кивнул. Этого следовало ожидать. Капитану Соренсону, видимо, стоило большого труда подумать о чем-то, кроме собственных нужд.

– Пойдем! – сказала Мелисса, схватив Ландо за руку и увлекая его за собой. – Надо найти Ки. Я хочу тебя с ним познакомить.

– Ки? – переспросил Ландо, давая втянуть себя через люк внутрь корабля. – Кто это?

– Наш бортинженер, – жизнерадостно отозвалась Мелисса. – И какой умница! Папа говорит, что нам с ним повезло. Ки все держит под контролем.

В этот момент из дальнего конца коридора на них, увеличиваясь в размерах, покатился серебристый шар. Ландо отскочил к стене и потянулся за пулеметателем. Он уже наполовину вынул его из кобуры, когда Мелисса схватила его за запястье.

– Не стреляй! Это же Ки!

И одновременно со словами Мелиссы шар остановился, завис перед ними и выдвинул видеосенсор. Ландо догадался, что шар оборудован каким-то новомодным антигравом.

– Привет, Мел. Кто это?

– Наш новый пилот, – серьезно ответила Мелисса. – Его зовут Пик Ландо. Пик, это Ки Борг, наш старший бортинженер.

– И единственный, – добродушно отозвался Ки. – Но ведь ясное дело, когда я на борту, второго и не нужно.

С тихим жужжанием выдвинулся манипулятор – подобие руки на шарнирах.

К своему немалому удивлению Ландо обнаружил, что пожимает металлическую ладонь с тремя пальцами. Она была прохладной и очень сильной.

– Рад познакомиться, Ки. Надеюсь, вы простите мою реакцию. Мне тут недавно пришлось с роболазером пообщаться. Он хотел накромсать меня на мелкие кусочки, поджарить на медленном огне и съесть на обед.

– Как не понять, – кивнул шарик. – От меня все шарахаются. Я привык.

– У Ки когда-то было тело, – вмешалась Мелисса, – но он его проиграл.

Металлическая сфера в знак согласия мелко запрыгала.

– Верно… и отсюда мораль?

– Не играй в азартные игры, – машинально проговорила Мелисса, – кто бы что ни говорил.

– Верно, – одобрительно произнес Ки. – Есть у мозга без туловища и свои преимущества… но их не так много. – Киборг, сделав поворот вокруг своей оси, обратился к Ландо: – Иногда я думаю, кому же досталось все остальное… и как у них идут дела.

Эта шутка Ландо не рассмешила. Как и большинство контрабандистов, он много времени провел в грязных забегаловках, салунах низкого пошиба и прокуренных притонах. В некоторых из них можно было спустить все деньги, продать руку или ногу и продолжать играть. Биочасти пользовались спросом, и, тогда как некоторые останавливались, расставшись с одной-двумя, другие шли до самого конца.

От последних в конечном итоге оставался только мозг, плавающий в контейнере с питательной жидкостью. Выбор у них в жизни теперь был небогатый – либо полная изоляция, либо существование в виде киборга. Большинство становились киборгами.

По форме и размеру киборгов существовало великое множество, форма их зачастую определялась назначением, как и было в случае с Ки Хотя Ландо не мог понять, почему тому взбрело в голову назваться Ки с фамилией Борг. А спрашивать было неудобно.

– Давно ты на корабле, Ки? – осведомился Ландо. – Как я погляжу, он в довольно хорошем состоянии для.. – он чуть было не сказал – «груды барахла», но поглядел на Мелиссу и неуклюже закончил: – …для буксира.

Если Ки и обратил внимание на эту заминку, то по его жизнерадостному тону об этом нельзя было догадаться.

– Что ж, благодарю, Пик. Стараюсь. Я с Кэпом и Мел уже пару лет, с тех самых пор, как попал в переделку на астероиде Джойо. Неплохое это суденышко, а теперь, когда мы заимели пилота, так и вовсе здорово будет.

Киборг повернулся в направлении Мелиссы.

– Где твой отец? Опять болен? Мелисса кивнула.

– Ты же его знаешь, Ки. Я пыталась его остановить, но он и слушать не захотел.

– Не бери в голову, – проговорил металлический шар. – Ты не виновата, Мел. Слышишь? Ты ни в чем не виновата.

– Конечно, слышу, – просто ответила Мелисса. – Я ни в чем не виновата. Прокатимся по коридору?

– Не сейчас, деточка, – ответил Ки. – Мне нужно отремонтировать кожух заднего моста, пока мы не сошли с орбиты. Ты же знаешь своего отца. Проснется и начнет: «Все по местам!», и тому подобное

Ки повернулся видеосенсором к Ландо.

– Рад был познакомиться, Пик, добро пожаловать на борт, если понадобится моя помощь – дай знать. – С этими словами киборг струей сжатого воздуха протолкнул себя по коридору.

– Давай наперегонки? – предложила Мелисса и, не дожидаясь ответа Ландо, устремилась в противоположный конец коридора.

Контрабандист последовал за ней, восхищаясь ее юному задору и недоумевая, во что он ввязался. Сначала десятилетний администратор, затем капитан-алкоголик, теперь старший бортинженер без туловища Что же будет дальше?

В этот момент вой аварийной сирены заставил Ландо поспешить на мостик.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации