» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 9 марта 2015, 23:19


Автор книги: Виктор Попенко


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 30 страниц) [доступный отрывок для чтения: 20 страниц]

В.Н. Попенко
Секретные инструкции ЦРУ и КГБ
по сбору фактов, конспирации и дезинформации

О книге

В ЦРУ, как и в любой другой подобной организации, сведения о применявшейся разведывательной технике и все документы, относящиеся к разведке, всегда хранились за семью печатями.

Однако крах Советского Союза позволил ЦРУ снять гриф секретности с части своих архивных данных и приоткрыть рядовым посетителям доступ к рассекреченным в официальном порядке образцам шпионской техники времен «холодной войны». Экспонаты (порядка 3,5 тысяч) хранятся в музее ЦРУ (CIA Museum), расположенном в штаб-квартире этого разведывательного ведомства в Лэнгли (штат Вирджиния). Там представлена как техника агентов ЦРУ, так и их «коллег» из КГБ.

Если раньше в музей могли попасть только сотрудники этого управления, то с окончанием «холодной войны» музей был открыт для широкой публики и туда организовывались экскурсии для туристов, но после 11 сентября 2001 г. он снова был закрыт для свободных посещений. Однако экспонаты музея не остались взаперти: сотрудниками музея регулярно проводятся открытые выездные выставки, где на шпионскую технику могут посмотреть все желающие. Основные экспонаты выставляются в Президентских библиотеках, крупных музеях и образовательных учреждениях США. Сами сотрудники музея видят в этих выставках не просто демонстрацию экспонатов широкой публике, но и возможность помочь ЦРУ добиться в обществе более полного и правильного понимания роли разведки в современном мире. И не зря девиз музея ЦРУ: «Inform, Instruct, Inspire» – «Информировать, обучать, воодушевлять».

А в 2002 году в самом центре Вашингтона открылся «Международный музей шпионажа» (The International Spy Museum), где каждый посетитель может ознакомиться с несколькими сотнями экспонатов: зажигалками-фото-аппаратами, подслушивающими устройствами, скрытыми видеокамерами, шифровальными машинами и другой техникой времен «холодной войны», широко представленной на стендах. Каждый из посетителей может почувствовать себя спецагентом: при музее имеется магазин, в котором можно приобрести шпионскую атрибутику.

Что же касается письменных источников, то в постсоветский период в массовом порядке начали выходить мемуары бывших секретных агентов ЦРУ, в которых они рассказывали о своей работе в этой организации. В последнее время эти публикации стали достаточно подробными и откровенными для того, чтобы составить относительно полную картину работы секретных агентов ЦРУ в период «холодной войны», начиная от подачи заявления кандидата о приеме на службу и его учебе в разведшколе и заканчивая подробностями основных операций агента в зарубежных странах.

Таким образом, у широкой аудитории появилась возможность из разных источников ознакомиться со шпионским снаряжением и методами работы американских рыцарей плаща и кинжала времен «холодной войны», начавшейся в 1946 году речи У. Черчилля в Фултоне и закончившейся в 1991 году развалом СССР.

В данной книге, основанной на зарубежных публикациях, обобщены основные моменты, связанные как с подготовкой агентов в школе ЦРУ, так и с их дальнейшей работой в реальной обстановке в разных странах, а также представлены некоторые технические устройства и приспособления, применявшиеся сотрудниками спецслужб обеих сверхдержав в своей нелегальной деятельности в период «холодной войны».

Относительно представленной в книге программы подготовки курсантов в школе. Забрасываемый в Советский Союз агент кроме безупречного знания языка должен был знать характер и своеобразный быт советских людей. Так, если агенты, работающие в западных странах, могли при необходимости свободно купить любую нужную аппаратуру в магазине, например миниатюрный фотоаппарат или радиостанцию, то в СССР это было проблематично, если вообще возможно. Поэтому отдельное внимание в разведшколе уделялось изучению стандартной советской бытовой фото– и радиотехники, которой агент смог бы воспользоваться при отсутствии у него возможности получить требуемую в нужный момент спецтехнику из Центра.

Курсантами-«русистами» изучалось вообще всё, что могло использоваться агентом на месте и чему он смог бы научить местных непрофессиональных агентов. Например, как обращаться с разными фотоаппаратами и какие при этом нужны фотоматериалы, как переделать радиоприемник в передатчик, как использовать обычный микроскоп для чтения полученных сверхминиатюрных сообщений, как приспособить стандартный микрофон от магнитофона в качестве подслушивающего устройства, как в обычной хозяйственной сумке или портфеле устроить скрытую фотокамеру, как из приобретенных в местной аптеке препаратов изготовить зажигательную смесь, как оборудовать тайник в купленном в мебельном магазине письменном столе и т. д.

Так как в книге приводится программа подготовки курсантов школы ЦРУ, взятая из времен «холодной войны», то читателю нужно иметь в виду, что встречающиеся в тексте слова и выражения типа «современный», «сейчас», «новшество», «в настоящее время», «в данный момент», «новые технологии», «новые системы», «новые направления», «последние разработки» и другие подобные словосочетания употребляются по отношению к означенному периоду – до 1991 года.

Конечно, у человека XXI века может вызвать улыбку упоминание о шпионских фотоаппаратах в наручных часах как о «поражающих воображение», или, например, о таких «новинках» как ручной сканер, цифровая фотокамера или слезоточивый газ в авторучке. Но для того времени это было в диковинку.

Впрочем, нельзя сказать, что вся представленная в книге техника безнадежно устарела; в основном это можно отнести к электронике, а, например, все огнестрельное и холодное оружие, разработанное в ЦРУ десятилетия назад, готово к бою хоть сейчас. Да и не все фотоаппараты сдали свои позиции. Так, например, миниатюрная камера «Minox», выпуск которой начался еще перед Второй мировой войной, до сих пор используется агентами.

Несмотря на то, что техника времен «холодной войны» и утратила свою актуальность, но кое-какие из представленных в книге образцов и сегодня могут сгодиться в дело.

Что же касается собственно методов работы разведслужб, то они тем более не устарели. И не устареют, вероятно, еще очень долго.


Сокращения, применяемые в книге

АНБ – Агентство национальной безопасности США

ВВС – военно-воздушные силы США

ВМС – военно-морские силы США

НУАР – Национальное управление аэрокосмической разведки США

МО – Министерство обороны США

РА – Главное управление исследований и анализа США

РУМО – Разведывательное управление министерства обороны США

СНБ – Совет национальной безопасности США

УСС – Управление стратегических служб США

УРИ – Управление разведки и исследований государственного департамента США

УКП – Управление координации политики США

ЦРУ – главная разведывательная служба США

Разведывательное сообщество США

В США имеется несколько разведывательных служб, принадлежащих различным ведомствам. Эти службы входят в состав Разведывательного сообщества США.

К их числу относятся:

– Центральное разведывательное управление (ЦРУ);

– Агентство национальной безопасности (АНБ);

– Разведывательное управление министерства обороны (РУМО);

– Управление разведки и исследований государственного департамента (УРН);

– Федеральное бюро расследований (ФБР);

– Национальное управление аэрокосмической разведки (НУАР):

– Разведывательные службы военного министерства, ВВС, ВМС и Корпуса морской пехоты США;

– Разведывательные подразделения министерств торговли, финансов и энергетики.

Каждой из этих разведывательных служб определен свой круг задач. Разведывательное управление министерства обороны координирует деятельность и согласовывает политику разведывательных служб Армии, ВВС, ВМС и Корпуса морской пехоты. Административно независимое от ЦРУ, РУМО является орудием Комитета начальников штабов в сфере разведки. Военные атташе в американских посольствах отчитываются в своей деятельности только РУМО.

Управление разведки и исследований госдепартамента собирает открытым путем политическую, военную и научно-техническую информацию.

Федеральное бюро расследований обеспечивает внутреннюю безопасность США, организует контрразведку – борьбу со шпионажем на территории США.

Национальное управление аэрокосмической разведки осуществляет запуск разведывательных спутников в интересах всего Разведывательного сообщества.

Разведывательные подразделения министерств торговли, финансов и энергетики собирают открытым путем информацию о валютно-финансовых и энергетических возможностях иностранных государств.

Агентство национальной безопасности, созданное в 1952 году, – это военная организация, выполняющая целый ряд конкретных задач: осуществление шифросвязи и обеспечение секретности правительственной связи вообще; расшифровка перехваченных сообщений и посланий других государств; раскрытие всевозможных шифров иностранных армий и правительств; наблюдение за любыми линиями связи во всем мире и их подслушивание; разработка новых шифров и кодов.

Можно сказать, что АНБ – это самая засекреченная организация в Разведывательном сообществе.

Как и у ЦРУ, интересы АНБ лежат вне США – агентство имеет охватывающую весь мир сеть подслушивания, электронная аппаратура которой может одновременно регистрировать миллионы переговоров. В ней используются компьютерные системы, работающие по принципу просеивания информации с помощью ключевых слов, т. е. в их программы введены определенные (ключевые) слова, и компьютер немедленно реагирует, как только какое-либо из этих слов произносится (например, «взрывчатка», «захват», «проникновение» и др.).

Методы перехвата переговоров считаются сверхсекретными. Применяемая для этого техника является суперсовременной; в распоряжении агентства имеется несколько искусственных спутников Земли – ретрансляторов. Подслушивающая аппаратура, размещенная на спутниках, может передавать в Центр перехваченные сведения непрерывно круглые сутки.

Главным разведывательным ведомством США является Центральное разведывательное управление (Central Intelligence Agency, ЦРУ). Его директор одно временно выполняет (на описываемый период) функции директора Центральной разведки. Он руководит работой всех подразделений Разведывательного сообщества, выступает в качестве главного советника Президента США по вопросам национальной разведки и обеспечивает его и других ответственных сотрудников исполнительной власти разведывательной информацией об иностранных государствах.

Директор Центральной разведки ставит задачи перед всеми подразделениями Разведывательного со общества по сбору информации, распределяет между ними выделенные Конгрессом финансовые средства. Директор Центральной разведки, он же директор ЦРУ, подчиняется непосредственно Президенту США и Совету национальной безопасности, в работе которого он принимает участие.

История создания Центрального разведывательного управления

По большому счету, можно сказать, что своим возникновением ЦРУ обязано внезапному нападению японцев на военно-морскую базу США на Гавайских островах – Пёрл-Харбор (Pearl Нагbor), которое произошло 7 декабря 1941 года, когда японская авианосная авиация нанесла сокрушительный удар по этой базе и вывела из строя основные силы американского Тихоокеанского флота. Тогда, во время Второй мировой войны, было не до детальных разбирательств той катастрофы; командование временно посчитало, что а la guerre comme a la guerre – «на войне, как на войне»… Но после войны началось скрупулезное расследование всех обстоятельств налета на Пёрл-Харбор, и были выявлены тогдашние явные просчеты американской разведки, выразившиеся в том, что вооруженным силам США не удалось получить соответствующего своевременного предупреждения о готовящемся нападении Японии на базу США.

Если бы в то время информация, поступавшая правительству США, ясно и эффективно координировалась, то для японцев преуспеть во внезапном нападении на Пёрл-Харбор было бы значительно труднее, если бы это вообще оказалось для них возможным. Но в те дни военным не было известно всё, что знали в госдепартаменте, а дипломаты не имели доступа к сведениям армии и флота…

Необходимая главнокомандующему (которым в США является Президент) информация поступала к нему из различных ведомств. Военное министерство имело свое разведывательное управление – Джи-2, у флота была своя разведка – управление военно-морской разведки. С одной стороны, госдепартамент получал информацию по дипломатическим каналам, с другой стороны – министерства финансов и сельского хозяйства имели собственные источники информации из различных частей мира о валютных, экономических и продовольственных проблемах. В войну также и ФБР вело некоторые операции за рубежом, и в довершение всего Управление стратегических служб (УСС), созданное Президентом США Рузвельтом и отданное под руководство генерала Уильяма Донована, собирало информацию за границей. Такой разнобой в методах получения информации свидетельствовал о неэффективной организации в разведывательном деле США.

Поэтому 33-й Президент США Гарри Трумэн, сменивший в 1945 году покойного Рузвельта, решил (в рамках реорганизации высшего государственного руководства) основать в 1947 году Центральное разведывательное управление, которое напрямую подчинялось бы Совету национальной безопасности.

Постоянными членами СНБ являются Президент, вице-президент, госсекретарь, министр обороны; директор ЦРУ и председатель Комитета начальников штабов – постоянные советники. Аппарат СНБ возглавляет помощник президента по национальной безопасности. СНБ и подчиненное ему ЦРУ играют ведущую роль в выработке внешнеполитического курса страны.

На ЦРУ же возлагаются следующие основные функции:

1) собирать информацию как тайными, так и открытыми способами;

2) объединять эту информацию с той, которая собрана другими организациями, и после надлежащего анализа суммарных данных представлять итоговые отчеты лицам, формирующим политику США;

3) давать рекомендации СНБ по вопросам, касающимся национальной безопасности;

4) вносить рекомендации в СНБ о координации разведывательной деятельности различных ведомств;

5) соотносить и оценивать разведывательные данные и обеспечивать должный доклад их;

6) выполнять функции, представляющие «общий интерес»;

7) выполнять иные функции и обязанности, касающиеся национальной безопасности, которые СНБ сочтет необходимым указать;

8) быть готовым к скрытому вмешательству во внутренние дела других стран, если последует распоряжение об этом.

Тень катастрофы в Пёрл-Харборе довлела над мышлением политиков, определявших цели централизованной разведки. Они считали, что ликвидируют условия, в которых оказалась возможна вышеуказанная катастрофа, – существование «раздерганной» разведки на военной основе, которая, используя современную терминологию, не могла отличить «сигналов» от «шума», не говоря уже о том, что была не в состоянии дать их оценку вышестоящим инстанциям.

Конечно, происхождение Центрального разведывательного управления в мирное время восходит к Управлению стратегических служб (УСС) периода Второй мировой войны. B результате напористости и целеустремленной решимости организатора и первого начальника УСС Уильяма Донована эта организация стала первым независимым американским разведывательным ведомством, создав в организационном отношении прецедент для ЦРУ.

Функции, структура и особые навыки ЦРУ были в значительной мере почерпнуты у УСС, которое за два года до основания ЦРУ (20 сентября 1945 года), было расформировано приказом Трумэна.

Чтобы понять цель замены УСС на ЦРУ, уместно обревизовать сжатым образом наследие, оставленное УСС в поучение и как руководство к действию для послевоенных американских спецслужб.

Соединенные Штаты к началу Второй мировой войны были в избытке укомплектованы различными службами разведки и контрразведки. В этой сфере Вашингтон всегда считал, что лучше «перебрать, чем недобрать», не считаясь с неизбежными организационными издержками и материальными затратами. Эти службы «знали свое место» и неплохо обслуживали текущие нужды государства. Да и Intelligence Service – английская разведка – делилась своим необъятным опытом политических интриг и ставила на ноги соответствующие подразделения американских спецслужб.

Подразделения такого рода постепенно создал и возглавил друг Рузвельта – генерал Донован, до войны работавший юристом на Уолл-Стрите. Коль скоро сильнейшей державой Старого Света, противостоявшей агрессорам, был Советский Союз, то он и оказался в фокусе внимания Вашингтона и Лондона, стремившихся, «не спрашивая хозяев», распорядиться его мощью в своих интересах. Расчеты эти, однако, строили на песке, но от этого отнюдь не убывало неистовое рвение того же Донована, отвечавшее его кличке – «дикий Билл».

Нападение Германии на Россию сделало для Рузвельта политически возможным назначить Билла Донована своим «координатором информации», o чем было объявлено исполнительным приказом Президента от 11 июля 1941 года. Первоначально было избрано довольно туманное название «координатор» (термин УСС появился 13 июня 1942 года), чтобы не только сбить с толку врагов, но и обезоружить многочисленное ревнивое Разведывательное сообщество, разгневанное и недоумевавшее по поводу появления соперника, а недовольными оказались восемь ведомств: ФБР, Джи-2, военно-морская разведка, разведка госдепартамента, таможенная служба министерства торговли, секретная служба министерства финансов, иммиграционная служба министерства труда, федеральная комиссия связи, занимавшаяся и радиоперехватами. Они не могли взять в толк, что УСС, формально подчиненное Комитету начальников штабов, а в действительности Президенту, – орган стратегической разведки, подрывной работы и «черной» пропаганды, а все перечисленные ведомства оставались в своем прежнем положении, если угодно, тактической разведки, каждое только в своей сфере. Самое важное, добытое ими подлежало анализу УСС. Негодованию многотысячной армии военных разведчиков не было пределов, они считали кощунством, что военных вопросов касаются руки каких-то «штатских профессоров»…

Но власть есть власть, и с ней нельзя не считаться. Исполнительный приказ Президента возложил на ведомство Донована «сбор и анализ всей информации и данных, которые могут иметь отношение к национальной безопасности».[1]1
  Cline, Ray. Secrets, Spies and Scholars: Blueprint of the Essential CIA. Washington, D.C.: Acropolis Books, 1976.


[Закрыть]

Возвращаясь к событиям в Пёрл-Харборе, нельзя не упомянуть о военном министре Г. Стимсоне, который руководил, помимо официально обозначенных и обширных функций, делом первостепенной важности для успеха в тайной войне – в его ведении была служба дешифровки вражеских кодов, в которой были заняты многие тысячи людей.

Читатель этим фактом, возможно, будет удивлен: ведь Г. Стимсон навсегда вошел в историю как поборник, если угодно, «чистоты» в дипломатии. Будучи государственным секретарем при Г. Гувере в 1929 году, он уничтожил пресловутый «черный кабинет», где перехватывалась и дешифровывалась переписка других правительств. Эта хрестоматийная история, повторяющаяся в бесчисленных американских трудах, в изложении специалиста Д. Кана выглядит следующим образом: «Когда Стимсон узнал о существовании «черного кабинета», он решительно осудил всю затею. Он считал: это низкое занятие – подглядывание в замочную скважину с грязными намерениями – нарушение принципа взаимного доверия, на котором он строил свои личные дела и политику. Так оно и есть, и Стимсон отверг мнение, что патриотизм целей оправдывает эти средства. Он был убежден – США должны быть праведны, как сказал позднее: «Джентльмены не читают переписку друг друга». Посему Стимсон прекратил финансирование «черного кабинета» из средств госдепартамента».[2]2
  Kahn, David. The Codebreakers (The Story of Secret Writing). New York: Charles Scribner’s Sons, 1967.


[Закрыть]

Однако стоило Г. Стимсону прекратить финансирование «черного кабинета», как командование армии решило укрепить и расширить работу по расшифровке кодов, и была создана Служба разведки связи.

A со второй половины 1940 года Г. Стимсон по иронии судьбы оказался шефом обширной американской системы радиоперехватов и дешифровки. Вверенные ему подразделения и аналогичные учреждения, находившиеся в ведении флота, передавали добытые материалы Белому дому, a c созданием УСС – и там.

Франклин Д. Рузвельт полагал, что отныне сможет, зная карты противника, в определенной степени направлять его действия. Во многом он преуспел, хотя и потерпел фиаско в самом начале. Доказательство тому – Пёрл-Харбор.

К концу войны в УСС работали свыше 30 тысяч человек. Исполинский мозг ведомства, занимавший, вероятно, до половины его туловища, – Главное управление исследований и анализа (РА) – возглавил маститый профессор истории Гарвардского университета У. Лангер. Первоначально разместившееся в библиотеке Конгресса и никогда не порывавшее с ней, это гигантское подразделение УСС в конечном итоге стало крупнейшим сосредоточением преподавателей и ученых, когда-либо собранных вместе в государственном учреждении. РА «сняло сливки» с факультетов общественных наук по всей стране, забрав лучших специалистов всевозможных отраслей знаний. Географы предоставляли сведения о землях и климате за рубежом, психологи изучали радиопередачи держав «недружественной оси», экономисты прорабатывали прессу, устанавливая размеры военного производства, историки разъясняли смысл и причины международных событий. B конце войны в РА работали 1600 ученых в области общественных наук из одного только Вашингтона.

Так возник своего рода национальный университет, не имевший себе равного ни до, ни после…

B 1964 году M. Банди в книге «Возможности дипломатии» писал: «Для истории науки поучительно, что первый громадный центр комплексных исследований в США был создан не в университете, а в УСС в Вашингтоне во время второй мировой войны. B подавляющей степени программы комплексных исследований, введенные в американских университетах после войны, были укомплектованы или руководились людьми, прошедшими через УСС, это замечательное учреждение, состоявшее наполовину из оперативников, a наполовину из ученых. И на сегодня верно, a я верю, что так будет всегда, – между университетами и разведывательными органами правительства США существует высочайшая степень взаимодействия… РА послужило моделью для создания профессором Лангером в 1950 году в ЦРУ управления национальных оценок».[3]3
  Bundy, McGeorge. Diplomatic Possibilities. Boston: Beacon Press, 1964


[Закрыть]

Если перечислять представителей старшего поколения американских ученых в области общественных наук, т. е. тех, кто возглавил их после Второй мировой войны, то труднее обнаружить не работавших в УСС. Большая часть из них отдала свои годы службе там.

Донован поднял разведку с ее скромного статуса в военном мире, в котором она имела небольшой престиж и динамизм, превратив работу там в карьеру для предприимчивых гражданских лиц, обладавших широким кругозором. Традицию поддержало ЦРУ, которое систематически вербует к себе часть самых способных выпускников американских университетов. Они овладевают профессией разведчиков, учась у ветеранов УСС.

C другой стороны, ко временам УСС восходят и опыты над людьми и попытки разработать методы контроля над их поведением, различные средства для увеличения эффективности допросов и многое другое. Давняя практика американских спецслужб ликвидировать опасных противников без суда и следствия была «научно обоснована» в УСС, a применительно к задачам ведения войны от нее ожидали великих результатов.

Однако смерть Рузвельта выбила почву из-под ног Донована. Можно сказать, что УСС было «очень личным» учреждением Рузвельта, и он унес в могилу замыслы, связанные с предлагавшейся Донованом разведкой на послевоенное время. На Трумэна насели соперники УСС во главе с Гувером. Они указали на очевидное – исход войны решили многомиллионные армии, a где же вклад УСС?! Ведомство не отвоевало для США ни одной страны, следовательно, претензии его преувеличены. В то же время УСС делало многое, но сфера Донована простиралась только от Европы до Бирмы. Генерал Макартур не пустил УСС на Тихий океан и прекрасно обошелся с Джи-2. Взгляните на итог войны на Тихом океане! Латинская Америка всю войну оставалась за ФБР. Что, там хуже боролись с агентурой враждебных держав?

Соперники атаковали именно то, чем был силен Донован, – тайные операции УСС. Вероятно, они просто не знали, по каким извилистым дорожкам правительство Ф. Рузвельта шло к тому, что со стороны представлялось только победами американских вооруженных сил.

Поэтому Трумэн и распустил УСС, точнее, разделил его на две части: РА ушло в госдепартамент, a подразделения агентурной разведки и контрразведка – в военное министерство.

Но уже 22 января 1946 года Трумэн учредил Центральную разведывательную группу, восстановившую некоторые функции УСС. Однако предполагавшееся значение Центральной разведывательной группы как связующего звена между различными министерствами было в конечном итоге сведено до роли заурядного редактора.

Если, говоря oб УСС, мы вспоминаем его организатора и первого начальника Уильяма Донована, то, говоря о ЦРУ, нужно сказать, что история Центрального разведывательного управления США неразрывно связана с именем Аллена Уэлша Даллеса, работавшего в ЦРУ с момента его создания в 1947 году и в течение нескольких лет (1953–1961 гг.) возглавлявшего это ведомство. Юрист по профессии, он до войны работал в адвокатской конторе фирмы «Салливэн энд Кромвелл». После того как Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну, Аллен Даллес занял пост президента американской стратегической разведки в Швейцарии.

После окончания войны именно Даллесу было поручено разработать проект создания ЦРУ в качестве главного органа, направляющего и координирующего разведывательную деятельность США с целью придать ей глобальный и тотальный характер.

B июне 1947 года был принят закон о национальной безопасности США и созданы следующие учреждения: ЦРУ, Министерство обороны, Совет национальной безопасности (СНБ), Комитет начальников штабов.

Круг задач ЦРУ и его положение в системе правительственных ведомств и служб определялись в секретных документах СНБ. B частности, в директиве СНБ, изданной летом 1948 года и уполномачивавшей ЦРУ на «специальные операции», указывалось, что операции такого рода должны осуществляться в условиях абсолютной секретности и проводиться так, чтобы правительство могло «достаточно убедительно отрицать свою причастность к ним».[4]4
  U.S. Objectives with Respect to Russia. Documents on American Policy and Strategy, 1945–1950. New York: Columbia University Press, 1978.


[Закрыть]

«Закон о безопасности», принятый в 1950 году, освободил директора ЦРУ от необходимости предоставлять кому-либо, кроме Президента и возглавляемого им СНБ, сведения «o функциях, фамилиях и именах, должностях, заработной плате и численности персонала, состоящего на службе в управлении».[5]5
  Bundy, McGeorge. Diplomatic Possibilities. Boston: Beacon Press, 1964.


[Закрыть]

Аллен Даллес создал массовую разведывательную сеть. Можно сказать, что он взял на вооружение доктрину тотального шпионажа, сущность которой была выражена Рудольфом Гессом в следующих словах: «Каждый может быть шпионом. Каждый должен быть шпионом. Нет тайны, которой нельзя было бы узнать». B американском же варианте это означало привлечение к разведывательной деятельности всех правительственных и частных организаций, имеющих отношение к работе за границей, и, разумеется, прежде всего, дипломатических ведомств.

Еще в 1953 году, по настоянию Даллеса, Конгресс принял решение о том, что сотрудники «службы информации» ЦРУ приравниваются в посольствах и миссиях к советникам, первым секретарям или «специальным консультантам», составляющим узкую группу ближайших помощников главы дипломатического представительства.

А в 1955 году правительственная комиссия под председательством Эдгара Гувера потребовала еще более активного использования дипломатической службы в интересах разведки. B выводах этой комиссии утверждалось, в частности, что «дипломатия не может быть самоцелью, и, хотя необходимо избегать необоснованного риска, сбор разведывательных данных является жизненно важной необходимостью».[6]6
  Bundy, McGeorge. Diplomatic Possibilities. Boston: Beacon Press, 1964.


[Закрыть]

Сегодняшняя организационная структура ЦРУ, несмотря на различного рода реформы, принципиально не отличается от той, которая сложилась к 1955 году. Это четыре управления: Оперативное, Информационное, Научно-техническое и Административное, в подчинении которых находятся ряд служб, отделов и подразделений.

Контроль за деятельностью аппарата внутри ЦРУ осуществляют генеральный инспектор, ревизор, генеральный советник.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации