Электронная библиотека » Владимир Силкин » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 12 сентября 2016, 00:40


Автор книги: Владимир Силкин


Жанр: Поэзия, Поэзия и Драматургия


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Владимир Силкин
Незримые тропы

Посвящается Году литературы в России и 120-летию со дня рождения С.А. Есенина


© Силкин В.А., 2015

«А стихи-то ни о чём…»

А стихи-то ни о чём,

Как мы, в общем жили-были…

«Кто придёт на Русь с мечом…»

И случалось, приходили.


А стихи-то ни о чём —

Никакого в строчках прока,

Всё не тает снежный ком —

Всё идут к нам издалёка.

28 июня 2015

На Воже

Снова ордынцы в набеге…

Непобедим и хитёр,

С войском карательным Бегич

Двигает к Воже шатёр.


Действий не предпринимая,

Ищет решенье и ждёт.

Грозная сила Мамая

Вскоре отыщет свой брод.


Только хвастливый и хитрый,

Бегич не верит глазам,

Что его коннице Дмитрий

Дверь затворил на Рязань.


Бегич падёт в этой сече,

Войско спасётся едва.

Иноплемённые речи

Вновь не услышит Москва.


С памятной битвы на Воже

Дмитрий придёт со щитом,

И свою славу умножит

Он в Куликовской потом.

21 апреля 2014

Посох Пересвета[1]1
  Перед битвой Пересвет, ученик Сергия Радонежского, молился в келье отшельника при часовне святого воина Димитрия Солунского, где впоследствии был основан мужской Дмитриевский Ряжский монастырь. Это в 7 км от г. Скопина. Помолившись, Пересвет оставил здесь свой яблоневый посох.


[Закрыть]

Сергею Филимонову


Как далеко ты, посох Пересвета!

Но зорок ты, глядишь через века.

В отшельнической келье тёмной этой

Крепчает богатырская рука.


Она уже вовек не ослабеет,

Бог не оставит в грозный час её,

И полетит в предплечье Челубея

За Русь святую бранное копьё.


Он сам падёт, но и собьёт ордынца,

И в памяти останется людской.

Но вздрогнет от падения столица,

И всё живое стихнет за Окой.


И Сергий молча преклонит колени.

И сердце так захолодит тоска,

Как будто наяву увидит тени,

Что пали на лицо ученика.


…Как далеко ты, посох Пересвета!

Но зорок ты, глядишь через века.

Не дай-то Бог,

чтоб новый старец где-то

На бой благословлял ученика.

20 апреля 2014

Дикое поле

Константину Голубятникову


В Диком поле возле Ряжска

Пыль вздымают степняки,

Но устроят свистопляску

Им под Ряжском казаки.


Ох, держись, народ незваный,

Не туда пошёл войной.

Что ж вы к нам-то, басурманы?

Обошли бы стороной.


Пики быстры, сабли остры,

Кони чуют вражий храп.

Встанут новые погосты.

На земле рязанских баб.


…Не погибли, не свихнулись

От нашествий и огня…

Степняки грозят… Да, ну их,

Сколько было до меня!


Не отмахиваюсь сдуру,

Мне ли, грешному, не знать,

Нашу русскую натуру —

Встанем все, раз надо встать.


Не ходите к нам со злобой,

Только с миром, степняки.

Вновь глядят под Ряжском в оба

За соседом казаки.

12 сентября 2015

«По этой тропинке враги не прошли…»

По этой тропинке враги не прошли,

Врагов не приветила Нара.

Мы гнали их с нашей советской земли,

Как волки овечью отару.


Мы так отточили для боя клыки,

Вовек не желавшие крови,

Что шли по горячим снегам на штыки

За слёзы горючие вдовьи.


А как вы хотели?! Нельзя же прощать

Врага, что принёс пепелища,

И мы научились его укрощать,

И брёл он в Европу, как нищий.


Никто на обратном пути не встречал,

Цветы к сапогам не бросали.

И ветер немецкий уныло качал

Солдатские наши медали.


Он плёлся, угрюмый, и только молчал,

Взглянув на российские дали.

И танки сгоревшие всюду встречал,

Что были из крупповской стали.


Ах, сколько же раз говорили о том,

Что трогать Россию не надо,

Тем более, тыкать в Россию мечом,

Тем более, в грудь Сталинграда.


Он шёл, желваками бессильно играл,

И вёрсты бессчётные мерил…

И Бисмарк с печальной ухмылкой взирал

На тех, кто ему не поверил.

5 июля 2015

Порода

Единый великий советский народ

Великие песни в застолье поёт,

Смеётся и плачет 9 Мая,

Пред павшими голову низко склоняя.


И это в душе, и в крови у народа,

Который – не просто железо, порода!

Нельзя уничтожить такую породу,

Которая любит страну и свободу.

8 мая 2015

«Россия памятью сильна…»

Россия памятью сильна,

Сильна она своею славой.

Но сколько вынесла она,

Чтоб стать великою державой?!


В нас и стреляют, и плюют

Нас предают и те, и эти,

И неизменно устают

От мысли, что мы есть на свете.


У нас Победа и Парад,

И в этом мире мы – элита.

Вот за спиной и говорят,

Боясь в лицо сказать открыто.

8 мая 2015

В рыбхозе

Олегу Мокроусову


Ни разу я не был в рыбхозе,

Хоть с детства заядлый рыбак…

Сюда, вероятно, привозят

Солидные люди коньяк.


Сидят за приятною чаркой,

Решают большие дела…

Костёр, полыхающий жарко,

Окрестная даль и зола.


Шашлык пополам с комарами,

Холодное пиво с лещом.

Я в царство сетей с осетрами

Когда б окунулся ещё!


На Ранове тихо-претихо,

И голос воды ключевой.

Лишь изредка ветки грачиха

Трясёт над моей головой.


И, кажется, мир нескончаем,

И нет в нём какой-то беды,

Когда обжигаешься чаем

Из самой холодной воды.


Общенье склоняется к прозе,

Пивной осушается бак…

Ни разу я не был в рыбхозе,

Хоть с детства заядлый рыбак.

13 сентября 2015

«– Как живёте? – Слава Богу…»

– Как живёте?

– Слава Богу…

Понемногу, понемногу…


– Как здоровье?

– Слава Богу…

Понемногу, понемногу…


– Как там дети?

– Слава Богу…

Позабыли в дом дорогу…

5 июля 2015

Малиновый овраг

Памяти Вячеслава Каминского


Малиновый овраг… Бездомная крапива…

Поющие вблизи колокола…

И вишни над тобой стоят красиво,

И синь небес на дно твоё легла!


Ты помнишь всё – степняцкие набеги,

Ты помнишь кровь, сбегавшую к реке,

Как падали кипчаки, печенеги

Под Ряжском появившись налегке.


Чтоб гнать людей отсюда на чужбину,

Чтоб наши церкви грабить,

рушить, жечь,

Чтоб русский гнул на эти орды спину,

Чтоб позабыл свою родную речь.


Ты жив, овраг и мы с тобою живы,

Один ты в Ряжске древний экспонат!

Пусть над тобой шумят весною сливы

И пусть колокола тебе звонят.

13 июня 2014

Застолье

Уже стакан гранёный выпит,

Уже язык, как помело,

Но собутыльник мой: «В Египет!

От мест, где снега намело!»


А что я, против, ну, в Египет,

Не каждый год сидеть в снегу.

Ещё стакан гранёный выпит

И я в Египет не могу.


С моею пенсией в кармане

Не шибко можно отдохнуть,

Не каждый из друзей потянет,

Чтоб на Египет хоть взглянуть.


А собутыльник льёт по новой

В стакан, где кажется, нет дна.

– Да на хрен нам Египет, Вова!

У нас такая вот страна!


А что я, против? Да, такая!

И мы такие, всем назло!

И вилку в кильку я втыкаю…

А снега, правда, намело…

5 апреля 2015

«На русскую землю не плюйте…»

На русскую землю не плюйте,

Любите её и целуйте.

Не золотом и серебром,

Она вам отплатит добром.

Она, как родимая мать,

Вас будет всегда принимать.

7 декабря 2014

«Переступлю порог избы…»

Переступлю порог избы,

Войду в бревенчатые сени.

Ничто так в жизни не изменит,

Как этот дух, моей судьбы


Вон там, у самого окна,

Мерцает тусклая лампада,

И мать с отцом под нею рядом,

И есть великая страна.


Я ей служу по мере сил,

Меняю быт и гарнизоны,

И офицерские погоны

Народ великий мне вручил.


И тут афганская война,

И перестройка, и разруха,

И получалось, что по слухам

Уже в агонии страна.


А что потом, а что потом?!

Представить даже было страшно,

Что нет уже страны вчерашней,

Где бьют из танков в Белый Дом.


Запру прогнившую избу,

В столицу поездом уеду.

А вот изба пойдёт по следу,

Чтоб предсказать мою судьбу.

13 сентября 2015

Пехота

Какие там мотострелки!

Хоть и о них теперь пишу я.

Лежат на пашне мужики

Из Мурома, Орла и Шуи.


Лежат и мокнут до поры,

Невозмутимо ждут приказа.

Ведь в них пока ещё с горы

Никто не выстрелил ни разу.


Они отчаянно дерзки

И не дадут врагу слабинки.

Лежат на пашне мужики

Из нашей золотой глубинки.


Отдай приказ, солдат пойдёт,

Как наши деды, до Берлина…

А мать глядит, не узнаёт

Ушедшего в солдаты сына.


Глядит на фото, где ему

Награду командир вручает.

Ему, и больше никому,

Покой Отчизна поручает.

5 июля 2015

Печка

Я привык лежать на печке —

Сделал дело, не тужу,

Я забытые словечки

В книгу красную пишу.

Пост до срока не покину.

Хоть какой-то хмурый тать

Продолжает целить в спину,

За спиною хохотать.


Хохочи, и я отвечу,

Затопчу любую гнусь.

Если вдруг расправлю плечи,

С русской печки поднимусь.

4 июля 2015

Военный следователь

Военный следователь Стас.

А как фамилия? Не важно.

А важно, что спасал не раз

Он честь солдатскую отважно.


Он землю рыл, но находил

Для оправданья аргументы,

И мощь Вооружённых Сил

Крепил в подобные моменты.


Но чаще было, тот же Стас

Вставал стеной за честь мундира,

И чтил Устав, и чтил приказ,

И все решенья командира.


Конечно, были подлецы,

Он им не делал снисхожденья,

Зато нормальные бойцы

Испытывали уваженье.


Военный следователь Стас,

Не по годам, и мудр, и весел.

Не одного солдата спас,

Ни одного не обесчестил.


Как хорошо, что есть у нас,

И тоже служат делу мира,

Военный следователь Стас,

Его друзья и командиры.

19 сентября 2015

Так и надо тебе, дуралей

Я приеду домой, тяжелей

Станет сердцу у дикого сада:

– Так и надо тебе, дуралей,

Так и надо тебе, так и надо!


Не жалей меня сад, не жалей,

Бей меня, чтоб слетела бравада.

И послышится голос с полей:

– Так и надо тебе, так и надо!


Ты горючие слёзы не лей! —

Отзовётся родная прохлада.

– Так и надо тебе, дуралей,

Так и надо тебе, так и надо!


Выйду к речке, не станет теплей

От речного зелёного взгляда:

– Так и надо тебе, дуралей,

Так и надо тебе, так и надо!


Зашумит и нахмурится лес,

Хлынет дождь освежающий с градом,

И послышится голос с небес:

– Так и надо тебе, так и надо!


…На могиле, где тусклый венок,

Я услышу, как вздрогнет ограда:

– Всё как надо, как надо, сынок!

Всё как надо, сынок, всё как надо!..

19 сентября 2015

Осеннее Константиново

Светлане Шетраковой


За Рязань кочуют птицы,

Кучевые облака,

В тесных берегах ютится

Потемневшая Ока.


Всё течёт она куда-то

Сквозь уснувшие века,

И молчанием объята

Среднерусская река.


В Константиново неслышно

Пробираются ветра,

Подышать берёза вышла

За околицу с утра.


И всё кажется, кому-то

Нежность выплеснет сейчас.

И глядит с улыбкой утро

Из её огромных глаз.

4 июля 2015

Светлая афористичность

Памяти Константина Коледина


Светлая афористичность,

Невесомая печаль…

Господи! Какая личность,

Что других почти не жаль!


Дует ветер, ходят тучи,

Пляшут в лужах облака.

Почему людей не учит

Беспредельная тоска


Жить и думать о природе,

Мигом счастья дорожить.

Чтобы жить в своём народе

И как можно дольше жить.


Все друзья мои кичливы,

И такой же точно я.

А нельзя ли жить счастливым,

Чтоб не плакали друзья?!


Будьте рядом, песни пойте,

Всех увечных осеня,

И прошу, не беспокойте

Смертью раннею меня.

6 января 2015

Гость

Не люблю я ходить по гостям —

Тяжело возвращаться оттуда.

Хоть и искренне рады мне там,

Даже если и бьётся посуда.


Всё равно хрусталя наживут,

Запасутся посудой на даче.

Только как же они не поймут,

Что во мне уже столько болячек?!


Уважаю друзей я и пью,

Улыбаюсь, шучу и читаю,

И на жизнь вот такую свою

Крест поставить уже не мечтаю.

21 июня 2015

«Писем всё меньше от близких…»

Писем всё меньше от близких

И адресатов моих.

Письма, как будто отписки,

Лучше бы не было их.


Что-то меняется в душах,

Что-то в поступках не так,

Вот и приходится слушать

Птиц и бездомных собак.

5 апреля 2015

Друзья

Геннадию Козлову


Как хорошо, что мир богат друзьями,

Что счастьем наполняют каждый миг!

А чтоб мы представляли в мире сами,

А что бы представляли мы без них?


Наверняка, скучней и меньше б жили,

В себе хранили б радостную весть.

Но есть друзья, что в беды рядом были,

Да и поныне рядом с нами есть.


Дай, Бог, им всем и счастья и покоя!

Как хорошо, что мы их обрели!

Да если б знали, что это такое,

То вы б с ума от зависти сошли!

30 ноября 2014

Звонок

Друг не звонил и вот те, здрасте!

Болтает неизвестно что,

Переполняет друга счастье,

Как ветром лёгкое пальто.


– Куда пропал?

– Ты знаешь, дети!

Ты знаешь, новая семья…

Я бросил трубку, не ответил

Ни слова больше другу я.

5 апреля 2015

«Не рассчитаюсь с другом никогда…»

Не рассчитаюсь с другом никогда,

Он в трудный час

всегда протянет руку.

Моя беда и есть его беда,

И он поймёт и боль мою, и муку.


А что ворчим, так это ерунда,

А что же нам? Кричать на всю округу?!

Но не молчать же о своём всегда,

Когда есть что сказать

при встрече другу.

26 сентября 2015

Человек

В шляпе фетровой, тонком кашне,

Он шагает с улыбкой по свету.

Есть в нём свет, к сожаленью, во мне

Вот такого же света и нету.


Будто впрямь, не из этого дня,

И такая красивая речь вся!

Он живёт далеко от меня,

У костра не боится обжечься.


Не обходит бомжей и калек,

С ними запросто рядом садится.

Человек он и есть человек,

Если руку подать не стыдится.

30 июня 2015

Князь

Виктору Верстакову


Поселился в деревне Бирюльки,

Где вокруг непролазная грязь.

Варит суп в подгоревшей кастрюльке

Самый мирный, талантливый князь.


Исподлобья глядит, и устало

Созерцает бычки сигарет.

Даже пыли в округе не стало,

Окуней-то задрипанных нет.


Выпьет водки палёной под вечер,

Угостит и печаль, и тоску.

Хоть и знает, что водка не лечит,

И добыть не поможет строку.


Ночью будет завидовать птице,

Запоёт что-нибудь о войне.

И опять ничего не случится

В недоступной его стороне.


Незаметно закончится лето,

Рыжим цветом покрасит траву,

И потянет в дорогу поэта,

Как удельных князей, на Москву.


Понесёт по журналам столичным

Урожай поэтический свой.

– Как дела?

– Да ты знаешь, отлично!

– Заходи!

– Уезжаю домой!

19 мая 2015

Дуэль

А кто-то делает карьеру,

А кто-то свято чтит закон,

А этот вот кричит: «К барьеру!», —

И ставит жизнь свою на кон.


Ну, ставь её, пока не поздно!

Чего над фактом размышлять?

Чего ты ждёшь и смотришь грозно,

Ведь страшно будет опоздать.


Давай, безумствуй, но во благо!

Во имя чести и семьи.

Перо вот это и бумага

Сотрут сомнения твои.


…Соперник бьёт, а пуля – мимо

Летит, не задевая грудь.

Как всё-таки необходимо

Всей грудью вовремя вздохнуть.

13 сентября 2015

Такие дни…

Летят снаряды в сторону Ростова,

Ещё минуют чью-то жизнь они.

В запрете не чужое, наше слово!

Такие дни, таки дни, такие дни…


Такие дни, что сердце лихорадит…

И светлое у тёмного в тени.

Опять у нас стреляют,

слышишь, прадед?

Такие дни, такие дни, такие дни….


Что я скажу теперь на это внуку,

Что срок терпенья вовсе не истёк?

Что не усвоил я твою науку —

Не подставлять врагу бездумно щёк?


А жизнь идёт, и время правду пишет,

Но не горят сигнальные огни.

Я говорю, а мир меня не слышит.

Такие дни, такие дни, такие дни…

4 июля 2015

Воронка 2015 года

Под Луганском зияет воронка,

Догорает чужое жилье…

Ах, ты светлого света сторонка,

Ах ты, горькое горе моё…


Пахнет свежею кровью и гарью,

Вдоль обочины встали кресты.

И кричит изувеченный парень,

И срывает, как кожу, бинты.


Навалились такие напасти!

Но суровей, чем в прошлом году,

В бой идут регулярные части,

На своих же, по сути, идут.


А повязка у парня намокла,

Снег под ним словно маковый луг,

И зияют ослепшие окна,

Безразлично взирая вокруг.


А уже подступают морозы,

И такие спешат холода!

Не простятся бездомные слёзы

Никому на земле, никогда.

18 января 2015 года

Двое

Эти двое не стали ругаться,

Для других сохранили свинец.

И не стало бойца из Луганска.

Ну, не стало, и делу – конец.


Но на этом не кончилось дело.

Тяжело улыбаясь в усы,

Сняли двое с остывшего тела

Вместе с тёплою курткой часы.


Отыскали потрёпанный паспорт,

Развели из газет костерок.

И лежал чей-то сын, чей-то папа

Там, где весело пел котелок.


И хрустели галеты, хрустели,

Словно кости хрустели они.

Двое молча сидели и ели,

Оставаясь всё время в тени.


Догорели в квартире газеты,

Опустел, отзвенел котелок,

И ушли, прикрываясь от света,

Эти двое опять на восток.

14 декабря 2014

Донецк

Я не бывал там и вот наконец-то

С другом безмолвно стою,

Слушаю как по слепому Донецку

«Грады» бессонные бьют.


Наверняка, искалечат кого-то,

В землю загонят по грудь.

И бесконечная эта работа

Не позволяет вздохнуть.


Зябко в подъезде разбитого дома,

Воет волчицей метель.

Это оттуда, с аэродрома

Двери срывает с петель.


Вот и опять загорается крыша,

Мечутся тени в огне.

Кожею чувствую, кожею слышу

Лупят снаряды по мне.


Что ты забыл тут из прошлого века?

Вон из Донецка домой!

Это последнее, что человеку

Враг оставляет зимой.


Битые стёкла и затхлость подвала,

Серые лица впотьмах.

Что ж ты, Европа, бездушною стала,

Спишь в своих сытых домах.


Знаю, Европа, аукнется вскоре

Страшное это кино,

Ведь не бывает соседского горя,

Горе на свете одно.


Не оставайся сейчас без ответа,

Чтоб никогда не узнать,

Как это страшно без хлеба и света,

И без воды выживать…

7 декабря 2014

На киевском направлении

Да, скорей всего, что враки,

В час, когда заснёт звезда,

Ходят-бродят вурдалаки

На перрон, туда-сюда.


Провожают электрички,

Поезда до двух столиц,

Не снимают по привычке

Маски призрачные с лиц.


Забираются в вагоны,

Будто ставят жизнь на кон…

Хоть и знают, незаконно,

Чтоб к живым – в один вагон.


Лезут с красными руками

На сидящих у окна,

И порой меж мужиками

Начинается война.


Я не видел, говорили,

Вурдалаков тех не счесть,

Но порядочные были

Среди тех, кто нынче есть.


Но они ушли отсюда,

Чтоб не думали о них,

Как о злыднях да иудах,

И увечных, и больных.


Потому, что без вниманья

Оставались столько лет,

А в живущих пониманья

К судьбам их трагичным нет.


Вурдалаки, вурдалаки…

По дороге до Москвы,

Воют, лают, как собаки,

Ни души, ни головы.


На кладбищенские плиты

Возвращаются к утру,

И стоят, судьбою биты,

На кладбищенском ветру.


Боже мой! Такие страсти!

Только утром тишина.

Каждый встретит, скажет:

«Здрасте!», —

Будь то он или она.


Но они не могут в браке

Жить как люди на земле.

И родятся вурдалаки

В преисподней и во мгле.


Выбираются из леса,

Собираются в отряд,

Едут в Киев и Одессу,

А зачем, не говорят.

2 мая 2015

«Никому не будет спаса…»

Никому не будет спаса

От свинца и от огня.

Флаги мирного Донбасса

Хмуро смотрят на меня.


Что, Россия, облажалась?!

Что ж ты бросила своих?

– Это только показалось,

Я одна молюсь за них.


Я одна рыдаю ночью,

Я одна дарю им кров,

Чтоб не видели их очи

Как течёт родная кровь.

7 декабря 2014

Под Донецком

У меня тут ни кума, ни свата.

Тут ни голоса нет, ни огня.

И когда-то белёные хаты

Исподлобья глядят на меня.


И несносно от этого взгляда —

В нём ни капли людского тепла.

По-хозяйски заходят снаряды

В эту хату, где радость жила.


Ни собаки, ни кошки у тына!

Чёрный снег и снаряд на снегу.

Как же будешь ты жить, Украина,

Перед этою хатой в долгу?!

25 января 2015

Воспоминание обо Львове

В Стрыйском парке, на Краковском рынке

Говором сводят с ума украинки.

Сводят с ума неземной красотой.

Было давно это. Было со мной.

Было давно это, было во Львове…

И спотыкаюсь я на полуслове.

Было давно. Улыбался рассвету,

Как и положено в жизни поэту.

И проглядел и страну, и майданы,

Что затевали в стране шарлатаны.

Мелкие личности, жалкие бесы,

В мутной воде разглядев интересы.

Как далеко мне сегодня до Львова,

Где обесценилось русское слово!

И не понять мне, где правда, где кривда…

В общем, упали и рубль, и гривна.

Вот и задумался пане Мицкевич…

Каждый сегодня и царь, и царевич…

Что за дымы там над Краковским рынком?

Застят глаза молодым украинкам?

Это уходит по улицам Львова

Русское слово, приветное слово!

9 октября 2015

«Макаров»

Памяти Николая Фёдоровича Макарова


Я стрелял из него не раз.

Слава Богу, что по мишени!

И считаю его для нас

Изобрёл настоящий гений.


Сколько их на Руси у нас?!

Сколько умниц из-под Рязани!

И для Родины в нужный час

Своё слово они сказали.


Я понять не могу никак —

И откуда всё, и откуда,

Проявились в тебе, земляк,

Эти знания, это чудо?!


Ведь не Бог же, а человек,

Изобрёл для военных это…

Но столетье твоё, твой век

Отмечает сейчас планета.


Снова в Сасово яблонь звень,

Все сады вспоминают дату,

И дарует весна сирень

Оружейнику и солдату.

9 мая 2014

«Жил не сладко, был страною битым…»

Ольге Вороновой


Жил не сладко, был страною битым,

Свято верил, жил всегда в раю.

Никогда я не держал обиды

На страну великую свою.


Потому, когда Россию хают,

И молчат стыдливо мужики,

Я встаю, отчаянно вздыхаю

И готовлю к бою кулаки.


Без команды в чисто поле выйду,

Постою за честь её в бою…

Ну, какие могут быть обиды

У меня на родину мою?!

29 июня 2015

Константиново

Александру Трушину


Теплоход, в туман закутанный,

Мягко тыкался в причал.

А Есенин про Оку – то нам

Ничего не написал.


Небо было парусиновым,

Изгибалось, как могло,

Открывалось Константиново

И черёмухой цвело.


Я шагал и дали долгие

Уносили облака.

Думалось, что снова с Волгою

Нынче встретится Ока.


Оседал туман над поймою,

Билось солнце о волну.

И казалась мне не полною

Сказка про его страну.


А она цвела берёзами,

Пахла сочною травой,

И невидимыми звёздами

У меня над головой.


Ну, куда же ехать дальше нам,

Если за любым углом

Ждёт тебя усадьба Кашиной

И поэта русский дом.

5 июля 2015

Незримые тропы

Незримые тропы всё чаще,

Но как обойдёшься без них,

Когда поджидает журчащий,

Светящийся счастьем родник?!


Ты мог не пускаться в дорогу,

В российскую вечную грязь,

Но движешься вновь, слава Богу,

За сказочный посох берясь.


Подобны и поле, и небо

Твоим васильковым глазам…

Ну, что ж, что шагаешь без хлеба,

Зато ещё движешься сам.


И что эти дикие хляби,

Бессонное чувство беды,

Когда никого не ограбил,

Костёр разводил от звезды!


А значит, обратно в дорогу —

Искать созревающий мёд.

И тот, кто живёт недотрогой,

Меня ни за что е поймёт.

17 августа 2014

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации