» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "В дождливые вечера"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 14:16


Автор книги: Ясен Антов


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 1 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Ясен Антов

В дождливые вечера

Все шло прекрасно до момента, пока я не начал рассказывать, как в страшную бурю совершил парашютный прыжок над Горна-Диканей, что в Радомирском краю. И тогда двое моих неблагодарных слушателей завопили, обрывая меня: «Стоп! Пора тебе, старик, и совесть иметь, сколько можно врать, какой из тебя парашютист?!» Возмущенный их недоверием, я вскарабкался на старый камин, покрытый рельефными фаянсовыми плитками с изображением мифологических сцен, и заявил, что иду на этот шаг только во имя нашей старинной дружбы – будь на их месте кто другой, я давно послал бы его ко всем чертям, – объяснил, какой именно вид прыжка я намереваюсь продемонстрировать – затяжной прыжок с переворотом вперед, крикнул «Внимание!» – и прыгнул.

Выпрямившись, я заметил, что испытываю известные затруднения при повороте головы и поднятии правой руки, сиречь я приземлился на шею, что случается и с мастерами, в активе у которых по четыре сотни прыжков. Увы, даже профессионал с недюжинным опытом, обладающий превосходными реакциями, не всегда может рассчитать влияние побочных факторов. А вы что думали, это же противоборство со стихией, а не какое-нибудь, скажем, разведение декоративных рыбок. Как бы там ни было, выполнив прыжок, я решил сделать несколько шагов по комнате, и тут мои друзья восторженно заорали: «Великолепно! Браво! Вылитая Одетта из „Лебединого озера!“ Какой талант пропадает втуне!» Я же действительно, несмотря на все старания передвигаться нормально, от боли весь скособочился и переступал на цыпочках. Меня все время вело в сторону, правая рука, согнутая в локте, нелепо выгибалась, левая вообще телепалась сзади.

Я заявил друзьям, что и самому приятному времяпрепровождению приходит конец, пора, мол, и честь знать, оревуар и благодарю за внимание.

Набросил на плечи плащ, который сидел на мне довольно странно. Если бы кто-нибудь приметил меня издалека и в полумраке, он, наверно, подумал бы, что сошла с пьедестала статуя римской богини. Вы представляете себе, как выглядят статуи, покрытые белой материей перед торжественным открытием, вот и я являл собой подобное зрелище. Вскоре я добрался до ближайшей больницы. Дежурный врач – на дверной табличке было написано «Доктор Антонов» – говорил по телефону, скорее орал своему собеседнику на другом конце провода: «Лады, милейший, я ему отрежу эту штуку! Раз ты так настаиваешь на особом внимании и заботе, я ее отрежу! Прямо сейчас, иду и режу!» «Доктор, – робко заметил я, – добрый вечер». «И другую тоже, – вопил врач. – Позвони мне еще хоть раз, отрежу и другую! Хватит держать меня за дурака!». Он швырнул телефонную трубку и взревел, обращаясь ко мне: «А ты что размахиваешь здесь своей конечностью? Ну-ка успокойся!» «Доктор», – тихо повторил я, но он даже не собирался меня выслушать, а снова набрал какой-то телефонный номер и распорядился вкатить еще одну инъекцию тому слизняку из шестой палаты. «Ничего, ничего, – успокоил он кого-то, – что мы уже делали ему укол. Из-за этого типа меня терзают через каждые три минуты и, видите ли, настаивают на особом внимании…»

Потом он засмеялся, повернулся ко мне и сказал: «А ты, симпатяга, что стоишь, как Икар? Еще чуток – и полетишь. Как это ты умудрился заиметь эту позу старого орла? А тому субъекту, из-за которого меня дергают каждые три минуты, я сейчас всажу укольчик. Самолично!» И закурил.

Я сказал ему, что моя фамилия – Александров. Что этот дождливый вечер я решил скоротать с Богомилом и Адрианом, друзьями детства, с которыми я регулярно встречаюсь раз в месяц, а всем известно, что такое друзья детства. Всему можно найти замену на этом свете, только не старым друзьям. Так вот, сидели мы сегодня вечером у меня дома, и я решил им рассказать, как в тысяча девятьсот пятьдесят девятом году в страшную грозу я совершил парашютный прыжок над Горна-Диканей…

– Где? – поинтересовался доктор и внимательно посмотрел на меня. – Где вы сказали?

– Над Горна-Диканей, – подтвердил я, – они, как и вы, не поверили мне. Вы же знаете, доктор, люди стали недоверчивыми. Что поделаешь, все мы – жертвы отчуждения. Вот мне и пришлось показать им этот славный прыжок, но при отталкивании я поскользнулся на фаянсовой плитке, и потому сейчас одна рука у меня торчит вперед, другая назад, и я переступаю на цыпочках с вывернутой вправо головой.

Доктор Антонов немного помолчал, потом подошел ко мне, пощупал мою голову и попросил на него дыхнуть. «Ну-ка дыхни, – сказал он, – и бог тебе в помощь. Если ты надрался, я выставлю тебя вон, но перед этим вмажу тебе такой укол, что в следующий раз тебе будет неповадно скакать над Горна-Диканей. Осточертели мне всякие идиоты!»

Я дыхнул. "Да, ты в порядке, – заметил доктор. – Только ухо у тебя малость ободранное. Иди к сестре, пусть намажет чем-нибудь, а то мне и правда предстоит резать в эту ночь. А от этих бесконечных звонков и таких парашютистов, как ты, я все никак не могу заняться теми, над которыми и впрямь нависла дама а косой. И он снова засмеялся. Наверное, вспомнил о том несчастном, которому предстояло вкатить еще один укольчик, и на душе у него потеплело. Что ж, в работе дежурного врача есть свои прелести.

Сестра смазала чем-то мою пострадавшую голову, наказала побольше быть в тепле, а искривление стана пройдет само собой, в графе же «диагноз» зафиксировала: «Ободранное ву-хо». Вухо так вухо.

Под дождем я добрался до дома пешком: мои странные телодвижения явно отпугивали всех шоферов. «Ступай-ка ты себе, мил человек, – кричали они, прибавляя газу, – нам надо план гнать, ас такими, как ты, греха не оберешься». «Да не пил я, не пил, – заверял я увиливающих шоферов, – это и доктор Антонов может подтвердить!» А они мне в ответ: «Идешь себе, парниша, и иди, начхать нам на тебя вместе с твоим доктором Антоновым».

Пришлось проглотить и эту пилюлю. Раз не везет, так не везет. Дома меня растерли какой-то мазью, я полежал два дня, а на третий оправился и был свеж, как огурчик. Потому я сразу же оседлал мотоцикл и помчался к Венцеславе. Венцеслава – та женщина, на которой я когда-нибудь женюсь.

На мне был уже знакомый вам плащ и мягкая шляпа. Наведываясь к Венцеславе, я стараюсь выглядеть элегантно, поскольку дама моего сердца – натура деликатная, когда-то вместе с отцом жила в Женеве и потому, увидев на мне мятые брюки, она неизменно вздыхает: «О, Васил, никогда больше не появляйтесь в таком виде. Прошу вас, никогда».

В руке, которой я регулировал подачу газа, был зажат и небольшой скромный букетик.

Не знаю, известно ли вам, что в прежние годы мне пришлось поработать и испытателем мотоциклов, но об этом периоде своей жизни я расскажу как-нибудь в другой дождливый вечер. Потому я мастерски вожу мотоцикл, может, немного лихачу, зато неизменно пожинаю лавры и слышу похвалы от своих друзей. Правда, когда я предлагаю прокатить их с ветерком, они благодарят и отказываются под предлогом, что могут добраться до дому и на трамвае.

Итак, я ехал к Венцеславе. На пересечении улиц Скобелева и Христо Ботева – а тогда, кстати, еще не было современных светофоров – я заложил такой крутой вираж, что поле шляпы приклеилось к моему лбу. На душе стало чертовски приятно, в особенности после того, как я представил себе встречу с Венцеславой, ах, бог ты мой, какая это женщина! И тут с левой стороны – обратите внимание! – вразрез со всеми существующими правилами уличного движения большая белая машина пошла на обгон слева и, резко тормознув, встала поперек моего пути. В первый момент я даже не понял, что это «скорая», но даже если бы и понял, что с того. Я до предела выжал газ, рванул вперед, но было поздно. Переднее колесо моего мотоцикла врезалось в дверцу кабины водителя, я перелетел через капот и благодаря прекрасно сохранившимся рефлексам времен парашютных тренировок совершил свой знаменитый кульбит с блестящим приземлением. Я тут же выпрямился, подобрал букетик и принялся оказывать помощь пострадавшим. Между тем я заметил, что одна пуговица на плаще оторвалась, и это несколько испортило мое настроение, поскольку, как я вам уже говорил, Венцеслава не любит, когда я являюсь к ней небрежно одетый.

Поскольку мой мотоцикл врезался в кабину водителя, шофера перебросило на место врача, а сам врач, сидевший с правой стороны, грохнулся на мостовую вместе с правой дверью. «О, – сказал я, приглядевшись к нему, – как вы себя чувствуете, доктор Антонов, вы, случаем, не ободрали себе вухо, ну-ка дыхните!» Доктор открыл глаза и произнес: «Ах, это опять вы, Александров, в следующий раз я уж точно вкачу вам укольчик», – и закрыл глаза. Я взял его на руки и понес к тротуару. Ничего страшного, говорил я, ничего страшного, доктор, на то мы и люди, чтобы помогать друг другу.

В это время поднялся страшный гвалт. Какой-то милиционер, оказавшийся на месте происшествия, видел, как мужчина в белом плаще парил в воздухе, и теперь требовал подать ему этого летуна. То был старый матерый служака, много повидавший на своем веку, однако с летающим человеком он столкнулся впервые. Я представился и поблагодарил за оказанное внимание, подчеркнув очевидность моей невиновности, и потому попросил его заняться шофером, который продолжал сидеть на месте врача, бессмысленно уставившись в лобовое стекло. «А самим врачом займусь я сам, он мой хороший знакомый», – сказал я.

После этого я остановил пижона на «пежо», издалека помахав ему удостоверением общества филателистов, и приказал ему моментально отвезти нас в больницу. Пижон так струхнул, что чуть не столкнулся с трамваем, шедшим из района Лозенец, но все же с грехом пополам довез нас до больницы. Я держал доктора Антонова в своих объятиях, а он тихо мурлыкал от боли.

В больничных покоях нас встретил доктор Герасимов, тоже симпатичный, хотя и слегка нервный врач, завопивший при нашем появлении: «Ну, вы даете, уже начали заявляться и парами!» Но я тотчас успокоил его, сказав, что я – совсем в норме, а у его коллеги всего лишь ободрано вухо. «Какое, к черту, ободранное вухо, – рявкнул доктор Герасимов, и под белым халатом угрожающе заиграли накачанные бицепсы. – А ну-ка дыхни, ты, явно, нализался, раз несешь такую чушь! Или не видишь, что у него нога висит, как штопор, и один глаз косит на северо-запад?!»

Я дыхнул на Герасимова, а Антонов заявил, что его случай – не серьезный, просто он оступился и подвернул ногу, и даже подмигнул мне здоровым глазом – приятный человек, несмотря на то, что в прошлый раз был слишком возбужден. «Это же надо, Антонов, – свирепо зарычал Герасимов и нервно взмахнул своими ручищами, – быть таким растяпой! И когда этот народ наконец научится ходить по-человечески! Не могут научиться нормально ходить, а лезут вершить чудеса! Только и знают, что названивать по телефону и давать свои дурацкие советы, кого и как надо лечить!»

И он продолжил орать благим матом, пока я поддерживал Антонова, стоявшего на одной ноге, и старался утешить его, приговаривая, ничего, мол, доктор, крепись, что поделаешь, люди стали нервными, это работа у них такая, никакого тебе творчества, а сплошная нервотрепка, это не они виноваты, а жизнь.

Наконец Антонова забрали, он на прощанье помахал мне рукой, а я попросил у дежурной сестры иголку с ниткой и пришил пуговицу. Оставшуюся часть вечера я провел приятно. Миновало несколько дней, я купил коробку конфет и отправился проведать доктора. Мне сказали, что он лежит в третьей палате, я вошел в нее на цыпочках и прошептал: «Доктор…» Один из больных с высоко поднятой загипсованной ногой повернул голову и спросил: «В чем дело?» Это был доктор Герасимов.

– Ах ты, боже мой, дорогой доктор! – закричал я и радостно распахнул объятия. – Ну когда же наконец этот народ научится ходить по-человечески?

– Поскользнулся, – тихо сказал Герасимов. – Гипсуя Антонова, поскользнулся на плитке. Ты уж извини, браток, за прием, который я вам оказал в тот день.

Договориться с главврачом не представляло трудности, и Антонова сразу же перевели к Герасимову. Сейчас они соседи, и, посещая их, я сажусь на стул, стоящий между кроватями, угощаю каждого глотком ракии, а потом завожу рассказ про то время, когда я был парикмахером в Народном театре.

– Как, и парикмахером? – восклицает доктор Антонов. – Ты же вроде был парашютистом?

– Прежде чем стать парашютистом, – подмигивает доктор Герасимов, – он разводил декоративных рыбок.

А я на самом деле был и парикмахером, и разводил декоративных рыбок, даже участвовал в конных состязаниях. У меня припасено еще много историй для дождливых вечеров. И докторам приятно послушать меня. Хорошо, когда одного человека тянет к другому, когда есть с кем поговорить по душам. Когда он знает, что его тихое, доброе слово будет услышано. И на душе станет тепло.

Что– то слишком часто мы стали кричать в последнее время. И колготиться по мелочам.

Страницы книги >> 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации