Электронная библиотека » Женя Рассказова » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Внутри нее"


  • Текст добавлен: 27 мая 2022, 21:47


Автор книги: Женя Рассказова


Жанр: Современная русская литература, Современная проза


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Женя Рассказова
Внутри нее

Посвящается всем, кто нашел себя


Фрида

Женщина собрала камни в ладони и бросила их на стол. Она закрыла глаза и замерла. Было видно только, как дрожит ее левое веко.

– Ну что? Что там? – нетерпеливо спрашивала Марианна. – Ей хотелось как можно скорее узнать свое будущее.

– И когда луна перейдет из одной фазы в другую, появится еще одна жизнь. Только она будет недолгой. Раньше, чем наступит утро…

– Что это значит? Я ничего не понимаю. Скажите, дорогая Фрида, он сделает мне предложение? Будем ли мы счастливы вместе? Это то, что мне бы хотелось узнать прямо сейчас.

Женщина взяла камни в руки и сжала в ладонях:

– Дух сильнее плоти. И маленький ангелочек утянет за собой большого. Осталось ждать совсем недолго. Потерпи, и все случится так, как угодно Господу Богу.

– А дом? У нас будет свой дом? Я хочу большой дом на берегу моря. Что вам говорят ваши камни?

Гадалка посмотрела в горящие глаза девушки и решила не говорить всей правды. Невозможно быть счастливой, ожидая грядущую беду. И все-таки нужно ее предостеречь.

– Все будет так, как ты захочешь. Только не отпускай его далеко от себя. У тебя очень мало времени.

Марианна достала из сумочки сложенную пополам купюру и положила ее на стол.

– Спасибо. Спасибо огромное. Я не отпущу его. Уже никогда теперь не отпущу.

– Ступай с Богом. Да будут с тобой ангелы-хранители.

Копна ее рыжих волос развевалась по ветру. Прохожие смотрели вслед и улыбались. От нее веяло молодостью и счастьем. Погрузившись в свои мысли и не замечая ничего вокруг, Марианна торопливо шла, почти бежала по улице, и нечаянно толкнула коляску с близнецами. Мать малышей испугалась и резко дернула коляску в сторону. Снизу на Марианну уставились две пары одинаковых любопытных детских глаз.

– Извините меня. Я такая рассеянная сегодня. – Девушка умоляюще посмотрела сначала на испуганную мамашу, потом на близнецов. – Боже, какие же они милые!

Один из мальчиков выхватил погремушку из рук другого и выкинул ее на мостовую. Второй, увидев, как его богатство катится все дальше, скорчил гримасу, собираясь заплакать.

Марианна подхватила упавшую игрушку, вытерла ее подолом своего платья и вернула малышу.

– Ну же! Как не стыдно отбирать игрушку у брата! Вы же одно целое! Посмотри: ты – это он, а он – это ты. Видишь? – Она еще раз улыбнулась их матери и побежала дальше.

Казалось, конец весны – самое начало ее безусловного счастья. На небе не было ни единого облака.

Превратности судьбы, или Виски вместо чая

С самого начала этот день мне показался странным. В канун собственного сорокалетия я чувствовал усталость, и деваться от нее было некуда. Усталость, скажу я вам, – препротивнейшая штука, которая, однажды попав в организм, начинает давать всходы. Сначала она распускает свои корни по рукам и ногам, отбирая у них силу, затем сковывает плечи, и вы видите в зеркале свое ссутулившееся тело. Потом эта плутовка прорастает в мозг. Захватывая сначала левое, а потом правое полушарие, превращает его в плохо сообщающиеся сосуды. Затем ваша усталость приобретает своего рода звездную болезнь! Думая, что теперь она – хозяйка положения, эта дрянь, не побоюсь столь грубого слова, захватывает вашу душу. Отбирая у нее желания, томления и приступы счастья, лишает вас главного – способности удивляться. Живая душа не может жить в увядшей оболочке. Она либо чахнет вместе с ней, либо стремится оторваться в мир иной, чтобы, наконец, обрести покой и, что немаловажно, полную свободу от своих амбиций. Согласитесь, если такие настроения начинают все чаще приходить в голову, то ваши дела идут совсем не так, как хочется.

Девушка появилась на пороге моего кабинета в тот момент, когда я сделал очередной глоток виски. Для сохранения собственного авторитета я наливал его не в звенящий стакан со льдом, а в цветную чайную кружку с надписью: «Удача любит подготовленных!» Быть может, вам покажется смешным, что человек, имеющий свою контору, вынужден конспирироваться таким дешевым способом. Но правда заключается в том, что когда сотрудники наблюдают за тем, как ты вливаешь в себя приличную дозу алкоголя в течение рабочего дня, они неизбежно расслабляются и позволяют себе вольности. А ведь я не хотел признаваться даже себе в том, что без этих самых вливаний моя жизнь кажется скучной и однообразной, как жевательная резинка, которая давно потеряла свой вкус и запах и болтается во рту лишь затем, чтобы хоть как-то занять челюсти.

Так вот… Моя сегодняшняя гостья появилась на пороге с совершенно обескураживающей, видимо, заготовленной заранее и специально для меня улыбкой. У секретарши был обеденный перерыв, поэтому доступ в мой непредставительный кабинет был открыт любому.

– Судя по тому, что ваши ботинки лежат на единственном в кабинете столе, а на двери прибита табличка «Хотько Олег Викторович», то либо вы простой хулиган, либо тот самый Олег Викторович!

Я с интересом начал рассматривать девушку, начавшую разговор с такого смелого монолога. На ней было тонкое шифоновое платье пепельно-розового цвета и туфли на шпильке. Ничего лишнего. Широкий пояс гармонировал с грамотно подобранными украшениями. Было очевидно, что накрашена она слишком ярко для светлого времени суток. Но от нее веяло такой уверенностью, что даже если бы мы были знакомы давно, я едва ли осмелился бы сделать ей замечание. В руках она держала маленькую сумочку-кошелек. Губная помада, пудра и некоторое количество наличных – вот все, что могло влезть в такой аксессуар, и все, что могло понадобиться ей в течение дня. Согласитесь, это уже наводит на кое-какие выводы.

– Да, вы правильно провели расследование. – Я старался быть как можно более непринужденным, убирая ноги со стола, чтобы не усугублять и без того смазанное впечатление от образа респектабельного джентльмена. – Я и есть частный детектив с фамилией Хотько.

– Не самая говорящая фамилия для сыщика!

Я едва сдержался, чтобы не ответить ей грубостью.

– Тем не менее к вашим услугам. – Я указал ей на стул. – Присаживайтесь. Чай или кофе?

– Спасибо. Ни того, ни другого. Не буду утруждать вашу секретаршу, к тому же, как я поняла, ее нет на рабочем месте.

Девушка огляделась вокруг и присела не на предложенный мною стул, а на диван, находящийся в углу комнаты, решив, видимо, продемонстрировать все достоинства своей фигуры.

– Что ж, тогда приступим к делу. Что привело вас ко мне, милая леди?

– Леди зовут Мария.

– Приятно познакомиться, Мария. – Разговор с этой дамой приобретал несколько ироничный характер, и это заставило мои извилины, дремавшие с самого утра, зашевелиться.

– Видите ли, Олег Викторович, – она опять подарила мне свою обескураживающую улыбку, обнажив при этом ровные, немного крупноватые зубы, – у меня к вам очень серьезное дело!

– Ничуть не сомневаюсь! – Фраза «серьезное дело» являлась обычной связкой во временном интервале между входом в мой кабинет и изложением самой сути дела. И если самому клиенту она помогала начать разговор, то меня, наоборот, начинала выводить из себя.

– Несерьезными делами я не занимаюсь. – На этот раз я решил ответить так.

После этого клиент обычно еще немного мялся, ходил вокруг да около, но это был не тот случай.

– Мне нужно найти одну девушку и не позволить ей отобрать то, что по праву принадлежит мне!

– Вот как?

Дело номер шесть: «Очередная измена благоверного мужа и ликвидация соперницы». Я был немного разочарован предполагаемым конфликтом, но вида не подал.

– Что ж, если она действительно поступает нечестно и посягает на чужое – следует восстановить справедливость.

Вдруг глаза моей посетительницы заблестели, в них появилось что-то особенное. Они словно пронизывали меня насквозь.

– Она хочет отобрать у меня то, к чему я стремилась столько лет, ради чего я совершала преступления, заключала сделки со своей совестью и заставляла свое тело забывать о том, что у него есть желания, а у меня – право выбора. – Ее голос был настолько ровным, что казалось, будто смертный приговор уже вынесен и изменить ничего нельзя. Остается только отпустить веревку, и голова несчастной покатится по эшафоту. Сомнений быть не могло – Мария обладала даром убеждения и прекрасно понимала, что делает. – Мы должны ее остановить, даже если понадобится ее уничтожить! – Глаза девушки сверкнули ненавистью.

– Вы меня пугаете. – Встав из-за стола, я решил сделать кружок по комнате, чтобы, так сказать, «сбить мишень». – Видите ли, дорогая Мария, вам придется рассказать мне все начистоту. Мне нужно знать как можно больше о вашей сопернице. Любая мелочь, касающаяся ее личности и намерений, помогут следствию. Давайте по порядку. Что именно она хочет у вас отобрать?

– Дом! – выпалила Мария, едва дав мне закончить. – Шикарный трехэтажный особняк на берегу моря. – При воспоминании о нем на щеках девушки вспыхнул яркий румянец.

– Всего лишь? – Я удивился, не ожидая, что речь пойдет о чем-то неодушевленном.

– Это особенный дом! Дорогие вещи, высокие потолки, огромный зал с камином… Я считаю дни до того момента, когда буду просыпаться под балдахином и видеть за окном море и гуляющих по песку чаек. И больше никого. Ни одной живой души! Я так долго мечтала об этом!

Я смотрел на молодую красивую женщину и не мог понять, почему она так одержима зданием в три этажа. Ведь это всего лишь дом! Как можно поместить его на вершину пирамиды своих желаний? Тогда я даже представить себе не мог, на что готова пойти эта девушка ради достижения своей цели.

Я первым нарушил воцарившуюся на некоторое время тишину:

– Будьте уверены, ваш рассказ произвел на меня неизгладимое впечатление. На вашем месте я бы даже начал меня опасаться. Если этот дом действительно так хорош, как вы его описали, возможно, я тоже заинтересуюсь тем, чтобы приобрести его в свою собственность.

– Попробуйте только. Я надкушу вам сонную артерию и медленно выпью из нее кровь.

Она сказала это с таким ледяным равнодушием, что я поперхнулся очередным глотком виски и закашлялся.

– Я всего лишь пошутил… Меня вполне устраивает моя квартира, и я не собираюсь переселяться в тихую гавань. Пожалуй, там-то я точно могу помереть со скуки. – Я перевел дыхание. – Ну так что мы знаем о сопернице?

– У меня есть ее фотография.

– И?

– Это все, что я о ней знаю.

– Вдохновляет, – вздохнул я.

Девушка открыла сумочку и достала слегка помятую фотокарточку размером три на четыре. Такие фото чаще всего используют для оформления документов.

– Я нашла ее на втором этаже при последнем осмотре дома и показала риелтору. Тогда он признался мне, что эта самая особа тоже всерьез претендует на мое поместье.

– Быть может, вы поспешили сделать выводы?

– Нет же! Она уже начала выяснять родословную его жильцов и прицениваться к тому, сколько могут стоить мои картины. Он также сознался, что мошенница хотела остаться в доме на ночь, чтобы проверить, нет ли в нем привидений. Вы только подумайте, какая наглость!

– Вы так говорите, как будто этот дом уже ваш! Дайте-ка взглянуть! – Забрав у нее из рук фотокарточку, я вернулся к своему столу.

Однако взглянув на снимок, я пришел в полное недоумение. Потом меня разобрал такой приступ хохота, что слезы хлынули из глаз. По мере того как я всматривался в лицо на снимке, мое удивление перерастало в осознание того, что я стал участником хорошо поставленного, продуманного шоу, в котором мне, частному детективу, отводилась одна из главных ролей. Право же, это было уже слишком!

Я взглянул на посетительницу, которая все это время наблюдала за мной, искренне не понимая, что происходит.

– Что с вами? Вам нужна помощь?

Я уже закашлялся от смеха и все никак не мог успокоиться.

– Перестаньте сейчас же! Я не понимаю, чем я заслужила такое неуважение…

Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы ко мне вернулся дар речи.

– Нет, что вы, увидев эту фотокарточку, я стал уважать вас сильнее, чем кого-либо. Я преклоняюсь перед вашей фантазией и согласен с тем, что помощь вам действительно нужна, но при всем этом вынужден отказать. Я не смогу взяться за это дело, даже если очень захочу.

– Почему же? – Она вытянулась, как струнка. Глаза ее выражали одновременно мольбу и возмущение.

– Не моя специфика! Я ни черта в этом не понимаю и не собираюсь вас обманывать, выманивая деньги!

– Сколько? Сколько вы хотите за то, чтобы найти ее? – Руки и голос моей необычной посетительницы задрожали. Девушка стала заламывать кисти, чтобы как-то унять эту дрожь.

И тут при всей нелепости ситуации мне стало ее жалко. Возможно, Мария была так одержима покупкой этого дома потому, что в ее жизни не было чего-то более важного, того, что может наполнить сердце и забыть о материальных благах. На этой почве у нее развилась маниакальная идея, и поэтому она здесь. Я сел рядом на диван и, не рискнув обнять ее за плечи, накрыл своей рукой руку девушки.

Стараясь быть деликатным, я тщательно подбирал слова:

– Дорогая Мария, мы оба понимаем, что это бредовая мысль. Вы живете в своем придуманном мире и не хотите пускать туда никого другого. Это нечестно. Не лучше ли вам вытереть слезы и пойти домой? Иначе я подумаю, что вы попросту издеваетесь надо мной. – Говоря все это, я почувствовал, как она перевернула мою руку ладонью вверх и начала гладить запястье.

Поймав ее взгляд, я удивился, как у нее расширились зрачки. Если есть на свете колдовство, то очевидно в тот момент я стал его жертвой. Слова, которые она произнесла в следующую минуту, были чем-то вроде заклинания. Я был почти уверен, что произношу их сам, и они являются истиной, ради которой мне было суждено родиться на свет.

– Вы должны помочь мне. Только вы, и никто другой, – шептала она. – Вы сможете, я знаю. Скажите «да» – и вы сделаете меня самой счастливой на свете. – Она поднесла мою ладонь к своей щеке и вытерла ею слезы. – Ну пожалуйста. Не оставляйте меня одну.

– Я, я… – Мне хотелось сказать, что я должен подумать или что я передам это дело кому-нибудь, кто обязательно прояснит ситуацию, но вместо этого мой голос выдал совсем другой ответ: – Да! Я сделаю все, чтобы помочь вам.

Услышав согласие, она отблагодарила меня слегка заметной улыбкой и отпустила мою руку.

– Значит, мы договорились! – Слезы тут же высохли на ее щеках. Она поднялась с дивана и направилась к моему столу. Мне пришлось последовать за ней. Ее голос вновь звучал спокойно. – Я даю вам три недели. По прошествии этого времени дом переходит в свободную продажу, и он должен стать моим! Ровно три недели. И я не хочу больше ничего слышать об этой мерзавке! – Она положила на мой стол запечатанный конверт. – Здесь адрес дома и деньги. Такую же сумму я выдам вам по окончании работы. Желаю нам удачи! И вот еще что. Помните, что вы – моя последняя надежда и не вздумайте подвести.

– Можете не сомневаться. Я понял меру ответственности, возложенную на меня, – осторожно ответил я.

Закрыв за ней дверь, я вернулся к столу. С уходом девушки чары ее словно бы развеялись, и я остался один на один с мятой фотокарточкой, конвертом денег и полной сумятицей в голове. Сам не понимая, как согласился на это безумство, я вдруг осознал, что только что бросил вызов самому себе. Пройдя круг по комнате, я налил себе еще виски, сделал несколько больших глотков и открыл конверт. На белой бумаге был напечатан адрес. Все, что мне удалось понять с первого раза, – дом находится в Ялте. В конверте также лежала достаточно крупная сумма в долларах.

Произошедшее казалось обычным и предсказуемым, если бы не эта фотография. Люди моей профессии не могут ошибаться, они знают секреты, помогающие найти самые мелкие сходства и различия между людьми. Кто бы мог подумать, что столь юная особа способна на такую провокацию! Меня трудно удивить, но она сделала это. Что ж, браво! Если это и не станет самым ярким моим делом, то откроет в моей жизни новую главу, которая изменит все. А это как раз то, что мне сейчас просто необходимо. Я принимаю твой вызов, Мария!

Я нажал кнопку вызова секретарши. Она появилась незамедлительно.

– Юленька, отмените на завтра все дела. Нет, пожалуй, на неделю вперед. Я уезжаю.

– Куда, Олег Викторович? Так срочно?

– Решил отпраздновать свой юбилей в Ялте. Никакого застолья. Только море, чайки и песок!

На лице секретарши отразилось недоумение, но она в очередной раз оправдала мои ожидания, не задавая лишних вопросов.

– Как скажете. Я постараюсь заказать билеты как можно быстрее.

Настроение мое улучшалось с каждой минутой.

Уродливые головастики

– Вы можете выбрать любую кровать, а оставшуюся я возьму себе, – благородно заявила Ева, когда комендант открыл ключами комнату и впустил новых жильцов. Девушек звали Кристина и Лиза, все были зачислены на первый курс.

Несмотря на затхлый запах и обшарпанную мебель, Ева сразу заметила, что комната, в которой предстояло жить четыре года учебы, намного просторней, чем девичья спальня ее прежнего жилища. Ей досталось верхнее место двухэтажной кровати, куда она сразу же забралась со всеми вещами. Соорудив подобие балдахина из раскрашенных гуашью простыней, девушка развесила их от стенки до шкафа, отгородив себе тем самым еще часть жилплощади верхнего яруса. Место на шкафу стало для нее чем-то вроде творческой мастерской, ее личного уголка, где она решила хранить инструменты и материалы для занятий живописью.

С того момента, как она увидела себя в списке зачисленных абитуриентов, началась совсем другая жизнь. Ева прикоснулась к своей мечте, и все остальное перестало быть важным. Она стала студенткой художественного колледжа и могла общаться с настоящими мастерами. У нее появилась возможность показывать им свои работы и учиться тем премудростям и волшебству, которые превращают ремесло в искусство и позволяют полотнам остаться в истории даже тогда, когда самого автора нет в живых. Искусство бессмертно. Она с упоением бродила по пестрым улицам Москвы в поисках идей и сюжетов будущих картин. Вот прямо на Тверской сидит грязный бомж с собаками, он занял половину тротуара, и люди вынуждены тесниться и обходить его стороной. На шее у него висит табличка «Помогите на корм животным». Если изобразить весь этот балаган через призму витрины соседнего магазина так, чтобы были видны женские ножки в изящных летних туфельках и припаркованные неподалеку дорогие иномарки, то такую картину можно назвать «Город контрастов».

Вчера, прогуливаясь в Сокольниках, на одной из аллей Ева заметила парочку, которая с такой страстью и нежностью целовалась и обнималась, что казалось, они вот-вот сольются в одно целое. Проходя мимо, она остановилась, чтобы рассмотреть их поближе. Это оказались бабушка в ситцевом платье и дед, лысый, с невероятно большими торчащими ушами и тростью, повисшей на его правом локте. «Боже, как же это просто и красиво! Они все еще испытывают страсть», – восхищенно заметила Ева. Обычно старики стесняются показывать свои чувства на людях или вообще избегают тесных физических контактов, боясь, что их хрупкие кости сломаются от соприкосновения тел. Но эти старики были другими. Они были влюблены и оттого счастливее многих молодых людей, скучающих в парке на скамейках с бутылками пива. «Я люблю вас», – прошептала Ева. Улыбка умиления еще долго не сходила с ее лица. «Целующиеся», – подписала она мысленно подмеченный сюжет.

Особое впечатление произвел на нее огромный, во всю стену аквариум, который Ева увидела в Московском зоопарке. Наблюдая за рыбами, за тем, как по-разному они себя ведут, как делят территорию и не пускают чужаков на свою половину, Еве удалось провести аналогию. Рыбы, как и люди, устраивали себе дома из кораллов и причудливых камней, прятались за широкими водорослями и загоняли в угол тех, кто был слабее. Некоторые самки ютились часами в узких ущельях, не смея показываться наружу, как будто единственным их предназначением было выращивание потомства. Ева задумалась, что, окажись они в море, эти своенравные самцы вряд ли смогли бы запретить своим вторым половинкам всю жизнь просидеть в одном ущелье. А здесь, в неволе, все было по-другому. В море легко было убежать, а здесь убегать было некуда. Аквариум – это и есть их мир. «Все-таки свобода – самое ценное, что есть у человека, животного, птицы или рыбы, и никто не должен ее лишаться». – Окрыленная этой мыслью, Ева поспешила домой, чтобы начать рисовать. Когда девочки вернулись с занятий, картина была почти готова.

– Что это за уродливые головастики? – спросила Лиза, направляясь к холодильнику и мельком взглянув на картину.

– Это то, что я увидела сегодня, представив себя рыбой в аквариуме.

– Как это? – искренне удивилась Лиза.

– Я вдруг задумалась: как рыбы смотрят на людей? Что они воображают себе, когда видят, как мы пялимся на них и тыкаем пальцами, прилипаем к стеклу, стараясь привлечь к себе внимание?

– Ха! Думаешь, рыбы умеют думать? – Кристина плюхнулась на свою кровать, не снимая обуви.

– Видеть и чувствовать они точно могут, только вот разговаривать – вряд ли, или люди настолько глухи, что не могут услышать того, что они пытаются сказать.

– Бред какой-то! – Кристина поднялась, подошла к картине, чтобы рассмотреть ее вблизи. – По-твоему, мы косоглазые яйцеголовые тупицы, висящие в воздухе параллельно друг другу? Я, например, ответственно заявляю, что не похожа ни на один из этих сперматозоидов!

– Не понимаешь ты меня, Кристиночка! Сейчас попробую тебе объяснить. – Она подошла ближе к соседке. – Сама подумай, у большинства рыб глаза расставлены по бокам головы, поэтому лица людей кажутся им слишком «скучковавшимися». У рыб нет конечностей, поэтому все наши раздельные члены для них не что иное, как хвост. А что касается такого странного расположения, то согласно траектории, по которой они движутся, стоящие на земле параллельны друг другу!

– По-моему, у кого-то слишком бурная фантазия, – вздохнула Кристина.

– А по-моему, Евины рыбы зрят в корень! – Лиза подошла к картине с открытой банкой сгущенки в руках. – Все мы когда-то начинались со сперматозоида. Так что считай, сегодня, дорогая, тебе все-таки удалось услышать таинственный шепот рыб. За это я отдам тебе половину своей порции сгущенки. – И она протянула Еве консервную банку.

Этой ночью Ева никак не могла заснуть, одолеваемая мыслью, что все, что она видит и рисует, обыденно, предсказуемо и глупо. Все не то. Прошел только первый семестр занятий. Но девушка решила, что если в ее жизни не произойдет чего-то необыкновенного, сверхъестественного, волшебного, ей так и суждено остаться посредственной художницей. Она чувствовала, что ей мешает кто-то невидимый и не дает вырваться наружу. А быть может, это всего лишь иллюзии и оправдания, нет никакого таланта и она ничем не отличается от других девочек и мальчиков, пробующих держать в руке кисть. Вот если бы кто-нибудь поверил в нее, все было бы по-другому! Она злилась на себя, плакала и била кулаком по подушке. Заснула Ева только под утро. На улице уже был слышен звон первых трамваев.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации