151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 4

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 9 января 2016, 00:40


Автор книги: Александр Долинин


Жанр: Военное дело; спецслужбы, Публицистика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 4 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 18 страниц]

Напряжённая боевая учёба, боевое дежурство, дополнительные работы по повышению живучести и другие виды повседневной жизни и деятельности частей и подразделений требуют, прежде всего, от офицерского состава больших физических и психологических затрат. В связи с этим, по решению командования РВСН дивизия переходит на пятидневную неделю с двумя выходными днями, с привлечением в парково-хозяйственные дни минимального количества этой категории личного состава. Это помогло решить проблему занятости офицеров во внеслужебное время, но радикально снизить интенсивность службы офицерского состава всё же не удалось из-за большого объёма задач, стоящих перед частями и подразделениями.

По инициативе Главнокомандующего РВСН генерала армии Толубко В. Ф. на основе стабилизации боевой учёбы и учебно-воспитательного процесса в эти годы проводится большая работа по формированию высокой морально-нравственной атмосферы в воинских коллективах.

В этот же период вводятся типовые начала в организации повседневной деятельности управления дивизии, частей и подразделений – типовой месяц, типовая неделя, типовые методики, типовые расписания и другое, что способствует повышению организованности и порядка.

В июле 1975 года на командном пункте дивизии организуется боевое дежурство с использованием автоматизированных систем управления. Особое внимание уделяется совершенствованию практических навыков при использовании автоматизированных систем управления и управлению по радио в условиях массированного радиоэлектронного подавления радиосетей и радионаправлений различной иерархии управления. Принимаются дополнительные меры по повышению уровня тактико-специальной подготовки.

Большие требования предъявляются к офицерам в звене дивизион-батарея в вопросах экстренного оставления боевых позиций, по формированию колонн и непрерывного управления ими на марше, рассредоточению в боевой порядок на полевых позициях и выполнению боевых задач в любых условиях обстановки, времени года и суток.

Учитывая интенсивную эксплуатацию вооружения и техники, в 1976–1977 годах начинается плановый ремонт ракетной техники не только на заводах промышленности, но и на заводах Ракетных войск. Производится замена ракет с истекшими гарантийными сроками. С целью более оперативного управления эксплуатацией вооружения и техники, контроля за проведением регламентированного обслуживания в 1978 году в дивизии вводятся оперативно-технические пункты управления.

В январе 1978 года 308 гвардейский ракетный Кенигбергский ордена Кутузова полк переформировывается и выводится из состава 24 ракетной дивизии и передаётся в другое соединение, а 1504 ремонтно-техническая база расформировывается.

Возросшие требования к мобильности в подготовке войск поставили в затруднительное положение все подразделения обеспечения и обслуживания, и встал вопрос оперативности и повышения мобильности этих задач. На базе дивизии проводятся сборы РВСН по тыловому обеспечению.

1978 год стал для дивизии особенно примечательным – 24 ракетная дивизия завоевала право называться передовым соединением Ракетных войск стратегического назначения. Это звание она удерживала в течение трёх лет. За высокие показатели в боевой и политической подготовке, мужество и воинскую доблесть, проявленные на учениях и при выполнении заданий Советского Правительства, дивизия награждается Вымпелом Министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».

В 1980 году, участвуя в смотре-конкурсе на лучшую стартовую батарею Ракетных войск по ракетному комплексу Р-12, 4-я стартовая батарея 323 ракетного полка (командир батареи гвардии майор Кочергин А. М.) занимает второе место.

В этом же году за самоотверженный воинский труд по выполнению социалистических обязательств в честь 110-летия со дня рождения В. И. Ленина дивизия награждается Ленинской Почётной грамотой.

В зимний период 1981 года главное внимание уделяется подготовке подразделений и частей к выполнению боевых задач с полевых позиций со всесторонним их обеспечением.

В июле-августе 1981 года дивизия подвергается проверке комиссией Главнокомандующего РВСН с проведением учения, на котором управление дивизии, полки и ремонтно-технические базы, узел связи дивизии и военная школа младших специалистов показали высокую полевую выучку и способность выполнять задачи в любых условиях обстановки. Оценка дивизии – «хорошо».

Зимой 1982 года готовятся, а в летне-осенний период бригадами дивизионов, созданными только из офицеров и прапорщиков, в ночных условиях проводятся большие полевые работы, связанные с консервацией заложенных на полевых боевых позициях сборно-разборных стартовых площадок СП-6. Одновременно проводятся большие геодезические работы по проверке ориентирных направлений.

С 1983 по 1989 годы дивизия переходит на новые сокращённые организационно-штатные структуры.

До 1985 года включительно боевые расчёты дивизии проводили учебно-боевые пуски на 4-м ГЦП ежегодно. В течение 1981–1985 годов проведено девять учебно-боевых пусков. Из них семь с оценкой «отлично», один – «хорошо» и один «неудовлетворительно»(1981 г.) В истории дивизии это был единственный случай.

За весь период существования дивизии (с июня 1960 года) её боевыми расчётами проведено 74 учебно-боевых пусков, из них с оценкой «отлично» – 42, «хорошо» – 30, «удовлетворительно» – 1, неудовлетворительно» – 1.

Дивизия продолжает нести боевое дежурство установленным порядком, а личный состав дивизии в процессе выполнения всех задач не забывает о её заслугах и традициях и тех, кто их завоёвывал и утверждал.

В июле 1982 года дивизия широко, с привлечением ветеранов, в том числе и 92-го гвардейского миномётного полка, отметила 40-летие со дня формирования 92-го гвардейского миномётного полка. Подготовка к празднованию, проведение праздника сыграли мобилизующую роль в последующие годы жизни и деятельности пяти орденоносного соединения.

В июле 1985 года дивизия подвергается итоговой проверке комиссией Главнокомандующего РВСН с проведением дивизионного учения. К учению и проверке привлекаются 25 и 323 ракетные полки, 432 и 847 ремонтно-технические базы, узел связи, военная школа младших специалистов и управление дивизии в полном объёме, остальные – частично. Впервые за все годы в боевом применении комплекса Р-12 первый (командир дивизиона майор В. С. Андрюшкин) ракетный дивизион 323 ракетного полка выводится на секретную полевую боевую позицию и успешно решает учебно-боевую задачу. Высоко оценивается полевая выучка личного состава 323 ракетного полка, а дивизия получает оценку «хорошо». Эта проверка подтвердила высокую выучку личного состава всей дивизии и готовность офицерского состава с полной отдачей нестандартно решать поставленные задачи в любых условиях складывающейся обстановки в процессе боевой учёбы и повседневной жизни и деятельности.

1985–1987 г.г. стали морально сложными для офицерского состава дивизии: издавались и отменялись директивы Главного штаба РВСН на начало расформирования полков, подавались и уходили назад платформы для техники и ёмкости под компоненты ракетных топлив и надо было включать командно-политическому составу дополнительные морально-психологические «рычаги» для удержания нормальной моральной атмосферы в служебной обстановке.

С 1987 года начинается постепенное расформирование 24 ракетной дивизии и первыми в 1987 году были расформированы 330 ракетный полк и 912 ремонтно-техническая база, ПДРЦ 323 ракетного полка и отдельный взвод химической защиты дивизии. Проводится большая работа по подготовке и сдаче компонентов ракетного топлива, вооружения и техники, имущества и фондов этих частей и подразделений.

В январе 1988 года начинается расформирование 305 военной школы младших специалистов, а с января по март перевод 25 и 323 ракетных полков на бездивизионную структуру двухбатарейного состава. 432 и 847 ртб переходят на сокращённую оргштатную структуру. К исходу 1988 года 323 ракетный полк и 847 ртб расформировываются и исключаются из состава дивизии с 1 декабря 1988 года.

В течение года дивизия продолжает нести боевое дежурство в сокращённом составе (один ракетный полк и одна ремонтно-техническая база) и с ноября 1989 года снимается с боевого дежурства. Приступают к окончательному расформированию управление дивизии, 25 ракетный полк и 432 ртб, подвижная авторемонтная мастерская, отдельный комендантский взвод и лазарет дивизии. Заканчивается расформирование дивизии к исходу 1990 года.

Период расформирования первого ракетного соединения Ракетных войск был непростым. На плечи руководящего состава дивизии, частей и подразделений лёг большой груз специфических задач, связанных с демонтажом, сливом КРТ, разборкой и подготовкой техники различного назначения к сдаче её на арсеналы и склады, передаче в народное хозяйство техники и фондов боевых стартовых позиций и пристартовых городков в хорошем, пригодном для дальнейшей эксплуатации состоянии. С этой задачей они справились успешно под руководством последнего командира 24 ракетной дивизии генерал-майора Копейкина Александра Николаевича.

Первое ракетное соединение Вооружённых Сил – бригада особого назначения РВГК (22 особого назначения гвардейская Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада РВГК – 72 инженерная бригада РВГК и 24 ракетная дивизия с теми же наградами) – прекратила своё существование.

И очень жаль, что в Ракетных войсках стратегического назначения не нашлось преемницы этого прославленного соединения, которому бы передали Боевое Знамя с почётным наименованием и пятью орденами!

Авторский коллектив в этой книге не ставил перед собой задачу вникнуть глубоко в существо всех проблем, которые сопутствовали формированию соединения на территории Германии, при ее передислокациях и трудностях, с которыми столкнулся личный состав бригады в процессе почти круглосуточной работы в течение нескольких лет на полигоне по закладке фундамента основ эксплуатации и боевого применения нового оружия. Опять же, становление бригады как боевого соединения на территории Новгородской и Калининградской областей и территории Германии требовало от офицерского состава творчества и энтузиазма. Это целая эпопея и как раз об этом на страницах этой книги вспоминают представители различных поколений ракетчиков первого ракетного соединения.

Как говорилось ранее, воспоминания ветеранов различного ранга с высоты своего положения на то время, дополняют скупость хроники соединения (бригады и дивизии) и наполняют её колоритом чувств, переживаний и хорошего юмора в процессе напряжённой учёбы, выполнения учебно-боевых задач, несения повседневной службы и в быту в различные периоды. Хроника сухая, но она основана, ещё раз повторяем, на документах, а в воспоминаниях возможны некоторые «вольности» и ошибки в отношении названий, дат и даже некоторых периодов существования соединения. Да и память, к сожалению, иногда подводит – не судите строго!


РУКОВОДЯЩИЙ СОСТАВ ДИВИЗИИ КОМАНДИРЫ ДИВИЗИИ:

генерал-майор Холопов Александр Иванович 4.08.1960 – 28.07.1962 генерал-майор Акимов Борис Антонович 25.07.1962 – 16.07.1971 генерал-майор Егоров Виктор Михайлович 16.07.1971-29.08.1975 генерал-майор Поленков Геннадий Михайлович 20.12.1980 – 15.12.1986 генерал-майор Копейкин Александр Николаевич 15.12.1986 – 12.1990.


ЗАМЕСТИТЕЛИ КОМАНДИРА ДИВИЗИИ ПО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЧАСТИ – НАЧАЛЬНИКИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА ДИВИЗИИ:

полковник Чевельча Николай Степанович 31.12.1959-8.02.1963

полковник Ломакин Петр Алексеевич 8.02.1963-24.06.1968

полковник Кручинин Владимир Иванович 24.06.1968-30.01.1974

полковник Костин Владимир Александрович 30.01.1974-7.08.1978

полковник Кочетков Александр Филиппович 7.08.1978-25.12.1981

полковник Климчук Василий Тимофеевич 25.12.1981-27.12.1986

полковник Иванов Вячеслав Сергеевич 27.1986-12.1990


ЗАМЕСТИТЕЛИ КОМАНДИРА ДИВИЗИИ:

полковник Шаргородский Василий Фёдорович 5.09.1960 г. – 6.10.1962

полковник Тамарлаков Виктор Константинович 13.10.1962-28.02.1967

инженер-подполковник Горелов Александр Юрьевич 11.04.1967– 22.01.1970

инженер-полковник Карагодин Геннадий Яковлевич 9.02.1970-25.12.1972

подполковник Субботин Владимир Викторович 9.02.1973-1.09.1975

Подполковник Кальван Хуберт Езупович 29.08.1975-3.12.1977

полковник Заровный Владимир Семёнович 12.01.1978-15.07.1984

полковник Копейкин Александр Николаевич 13.09.1984-15.12.1986

полковник Голуб Виктор Иванович 3.12.1986-12.1990


НАЧАЛЬНИКИ ШТАБА ДИВИЗИИ:

полковник Безук Георгий Иванович 20.08.1960-28.07.1970

полковник Романюк Михаил Иванович 21.08.1970-17.11.1976

полковник Муравьёв Владимир Александрович 17.11.1976-16.08.1978

полковник Шелест Борис Андреевич 16.08.1978-19.11.1982

полковник Михайлов Анатолий Павлович 19.11.1982-17.08.1988

подполковник Малафеев Василий Иванович 17.08.1988-28.08.1989


ЗАМЕСТИТЕЛИ КОМАНДИРА ДИВИЗИИ ПО ВООРУЖЕНИЮ:

инженер-полковник Малиновский Георгий Иванович 10.07.1957-20.12.1960

инженер-полковник Иванов Валентин Дмитриевич 6.011961-31.03.1965

инженер-полковник Медведев Николай Иванович 23.04.1965-2.11.1974

полковник-инженер Лобода Иван Фёдорович 12.11.1974 – 30.05.1977

полковник Овчинников Леонид Васильевич 7.07.1977-12.1990


ЗАМЕСТИТЕЛИ КОМАНДИРА ДИВИЗИИ ПО ТЫЛУ:

полковник и/с Науменко Павел Федосеевич 2.09.1952 – 20.07.1961

полковник и/с Крючков Василий Михайлович 2.08.1961-1.08.1970

полковник и/с Борисов Николай Александрович 19.08.1970-30.07.1974

полковник и/с Никитин Александр Семёнович 30.07.1974-28.12.1976

полковник Гончарик Михаил Кузьмич 31.12.1976-20.08.1982

полковник Егоров Иван Михайлович 20.08.1982 – 11.10.1989


КОМАНДИРЫ ЧАСТЕЙ 25 ракетный полк

полковник Евсеев Филипп Фёдорович 17.04.1959 – 14.12.1963

полковник Швырёв Анатолий Фёдорович 14.12.1963 – 9.06.1967

полковник Заскалько Николай Павлович 21.08.1967-16.05.1972

полковник Караваев Руфин Сергеевич 167.05.1972 – 25.08.1984

подполковник Попов Михаил Евгеньевич 25.08.1984 – 29.03.1987

подполковник Матюшенко Владимир Викторович 18.03.1987 – 1.10.1988

подполковник Остапенко Анатолий Владимирович 1.10.1988 – 12.1989


97 ракетный полк

полковник Спрысков Борис Михайлович 17.04.1959 – 5.07.1962

полковник Фальков Сергей Корнеевич5.07.1962 – 24.01.1969


323 ракетный полк

полковник Венидиктов Иван Никифорович 7.08.1959 – 22.11.1961

полковник Иванов Александр Петрович 19.12.1961 – 23.11.1964

полковник Боганский Аркадий Иванович 8.12.1964 – 4.09.1970

полковник Попов Анатолий Алексеевич 11.12.1970 – 25.06.1972

полковник Ахундзянов Урал Ахунович 27.06.1972 – 19.04.1973

подполковник Свирин Анатолий Алексеевич 23.04.1973 – 25.01.1975

полковник Власов Виктор Константинович 27.01.1975 – 7.10.1983

подполковник Голуб Виктор Иванович 7.10.1983 – 3.12.1986

подполковник Макатерчик Василий Михайлович 3.12.1986 – 12.1988


330 ракетный полк

полковник Артёмов Григорий Афанасьевич 7.08.1959-2.03.1963

полковник Оспин Алексей Алексеевич 2.03.1963-31.08.1970

полковник Чумаков Евгений Аркадьевич 31.08.1970-24.06.1975

полковник Журавлёв Борис Иванович 24.06.1975– 22.09.1977

полковник Журавлёв Юрий Михайлович 22.09.1977-12.06. 1981

подполковник Лукинов Леонид Петрович 12.06.1981-15.11.1983

подполковник Иванов Валерий Сергеевич 15.11.1983-26.10.1986

подполковник Яковлев Владимир Александрович 26.10.1986 – 10.1989


324 ракетный полк

полковник Бондаренко Иван Назарович 7.08.1959 – 7.01.1964


308 ракетный полк

полковник Шафаренко Константин Иванович 18.07.1960-3.11.1964

полковник Ананьев Юрий Иванович 11.04.1967-2.11.1973

полковник Кальван Хуберт Езупович 13.11.1973-29.08.1975

подполковник Судак Пётр Николаевич 1.09.1975-16.08.1978

подполковник Леонтьев Василий Петрович 16.08.1978-10.05.1980


432 ремонтно-техническая база

инженер-подполковник Дмитриев Анатолий Алексеевич 30.04.1959-12.07.1962

подполковник Шип Иван Ильич 12.07.1962-24.01.1963

инженер-полковник Березин Абрам Ильич 24.01.1963-24.08.1968

инженер-полковник Кукушкин Виталий Дмитриевич 24.08.1968-21.07.1981

полковник Кучер Василий Васильевич 27.07.1981-8.01.1985

полковник Лагун Валерий Леонидович 8.01.1985-1.10.1988

полковник Михненко Виктор Антонович 14.10.1988-05.1990


349 ремонтно-техническая база

полковник Тамарлаков Виктор Константинович 5.02.1960-13.10.1962

полковник Добрынин Алексей Николаевич 19.11.1962-6.06.1967

инженер-полковник Кукушкин Виталий Дмитриевич 6.06.1967-20.08.1968


847 ремонтно-техническая база

полковник Воробьёв Иван Петрович 13.07.1959-22.09.1962

инженер-полковник Мельничук Андрей Ананьевич 22.09.1962-17.02.1969

полковник-инженер Яшанов Иван Андреевич 22.02.1969-10.02.1977

полковник-инженер Курушин Борис Михайлович 10.02.1977-6.10.1982

полковник Осыко Геннадий Владимирович 6.10.1982-27.08.1983

полковник Рогозин Иван Андреевич 27.08.1983-19.09.1988


912 ремонтно-техническая база

полковник Митин Павел Денисович 21.09.1959 – 3.04.1965

инженер-полковник Шишкин Василий Никифорович 25.04.1965-24.12.1969

инженер-полковник Ступеньков Юрий Ефимович 32.01.1970-27.09.1978

полковник Шоботов Владимир Михайлович 6.10.1978-12.1987


866 ремонтно-техническая база

полковник Деремян Амаяк Капрелович 1.10.1959-2.09.1968


1504 ремонтно-техническая база

полковник Звиглянич Николай Яковлевич 20.08.1960-11.09.1964

полковник Ушаков Евгений Васильевич 11.09.1964-7.07.1970

полковник-инженер Крымов Юрий Николаевич 7.07.1970-24.12.1974

подполковник-инженер Шабанов Владимир Михайлович 24.12.1974-6.10.1978

Список Льва Гайдукова

В год 40-летия Ракетных войск стратегического назначения Лев Михайлович Гайдуков побывал в гостях у ракетчиков. Мне довелось его увидеть в кабинете заместителя главнокомандующего РВСН. Слышал восхищённые голоса: «Сам Гайдуков!» «А как бы интервью у него взять?» – размечтался я. «Вряд ли получится, – ответствовали мне, – великий он молчальник».

А был генерал-лейтенант Гайдуков ещё и великим организатором работ по ракетной и космической тематике, инициатором создания Межведомственной комиссии, объединившей все структуры, заинтересованные ракетной тематикой, и начальником легендарного института «Нордхаузен».

Под его руководством советские специалисты изучали ракетную технику в Германии после Второй мировой войны.

В 1945–1946 годах он выполнил работу, имевшую большие и очень важные, утверждают в один голос, предпосылки для будущего советской космонавтики и ракетной мощи страны.

Генерал Гайдуков возглавил позднее многопрофильный институт «Нордхаузен», в котором будущего великого конструктора Королева назначил главным инженером.

Ознакомившись с «партизанской» организацией – институтом «Рабе», которые Черток и Исаев основали в июле 1945 года, он понял, что затеянное великое дело нуждается в поддержке в верхах.

В течение августа и сентября 1945 года Гайдуков, пользуясь личными связями с членами ЦК и заместителями председателя Совета министров Вячеславом Малышевым и Вячеславом Вознесенским, проделал хитроумную работу для того, чтобы быть принятым самим Сталиным. И немыслимое свершилось!

Он доложил вождю о планах по восстановлению немецкой ракетной техники и просил Сталина откомандировать в Германию специалистов по ракетной технике, бывших «зеков», работавших тогда в так называемой казанской «шараге».

Так в список Гайдукова включили Королёва, Глушко, Севрука и ещё два десятка «врагов народа».

А если бы не было этого списка, составленного куда как мужественным человеком! Он ведь со своей дерзостью тоже мог удостоиться пресловутой «шарашки».

Если бы не исключительная активность и смелость Гайдукова в принятии решений, возможно, что многие из будущих главных ракетных конструкторов, в том числе Королёв, Глушко, Пилюгин, Мишин, Черток, Воскресенский и не попали бы в число пионеров отечественной космонавтики и ракетостроения.

К этой личности, сыгравшей огромную роль в начале ракетно-космической эры нашего государства, стоит обратиться отдельно, в более широком аспекте.

Подготовил Александр Долинин

Воспоминания ветеранов

Инженерные бригады – колыбель РВСН

ЯШИН Юрий Алексеевич, генерал армии

МОНАХОВ Николай Константинович, полковник в отставке, профессор


– В конце 1940-х годов в нашей стране были созданы передовые по тому времени образцы ракетного оружия дальнего действия, заложена научно-исследовательская и экспериментальная база для его дальнейшего развития. Одновременно вырабатывались научно обоснованные способы эксплуатации ракетного вооружения и принципы его боевого применения. При этом учитывался опыт использования реактивных установок в годы Великой Отечественной войны, достижения зарубежной научной мысли в области создания и использования перспективных средств вооружённой борьбы, эксплуатационные и боевые возможности имеющихся на вооружении и разрабатываемых отечественных баллистических ракет, итоги опытных учений и учебно-боевых пусков ракет на полигонах, а также теоретические разработки по боевому применению вида оружия.

Летом 1950 года под руководством М. И. Неделина на Государственном полигоне Капустин Яр с бригадой особого назначения было проведено большое тактическое учение, результаты которого легли в основу проекта Наставления артиллерии Советской Армии «Боевое применение бригады особого назначения РВГК, вооружённой ракетами дальнего действия», введённого в 1951 году.

В нём содержался ряд теоретических положений и практических рекомендаций по применению ракетного оружия. Так, бригада особого назначения РВГК, вооружённая ракетами дальнего действия, предназначалась для поражения крупных военных и военно-промышленных объектов, важных административно-политических центров, узлов, коммуникаций и других целей, имеющих стратегическое или оперативное значение.

Значимость нового ракетного оружия подчёркивалась условием его применения – только по решению Ставки Верховного Главнокомандования. На период боевых действий бригада оперативно подчинялась командующему войсками фронта, в полосе которого действовала. Применяться она могла как в полном боевом составе, так и подивизионно. Предусматривалось размещение бригады на значительном расстоянии от предполагаемого района боевого применения, куда в угрожаемый период она передислоцировалась по железной дороге.

С получением боевых задач готовился позиционный район, занимались боевые позиции и развёртывалась техника. На заключительном этапе осуществлялась непосредственная подготовка ракет и головных частей к боевому применению на технических и стартовых позициях. По расчётам огневая производительность бригады составляла 24–36 ракет в сутки, отдельного дивизиона – 8-12 ракет. Позиционный район выбирали на удалении 30–35 км от линии фронта, и занимал он до 10 км по фронту и 5–8 км в глубину, что в значительной мере обеспечивало скрытность от наземных средств разведки и неуязвимость от воздействия артиллерии противника. Боевой порядок бригады состоял из боевых порядков огневых и технических дивизионов, а также командного пункта бригады. Ракеты, головные части и ракетное топливо поступали централизованно. Всем имуществом обеспечивал фронт.

Самостоятельные действия первых ракетных бригад вне рамок операций фронта не предусматривались, хотя уже тогда во многом закладывались основы для дальнейшего централизованного использования этого уникального оружия. Такое положение объяснялось рядом причин. Это недостаточный опыт применения ракетного оружия дальнего действия, ограниченная дальность пуска (280–300 км), малая мощность тротилового заряда головной части, значительное время развёртывания в боевой порядок и подготовки к пуску, относительно большое рассеивание ракет, что не позволяло планировать к поражению цели площадью менее 8 кв. км. К этому следует добавить определённый стереотип мышления военного руководства того времени, которое и не пыталось рассмотреть возможность использования нового оружия вне рамок усиления огневой мощи фронтовой операции, не видело перспектив развития ракетных систем. Лишь, начиная с 1955 года, этим делом вплотную стал заниматься только что созданный Штаб реактивных частей во главе с М. И. Никольским. Продолжалось изучение возможностей более эффективного применения ракетных систем дальнего действия, тем более, что на вооружение имеющихся и создаваемых бригад РВГК стала поступать на смену ракете Р-1 новая ракетная система С. П. Королёва Р-2 с дальностью 600 км.

В течение 1953–1955 годов с целью дальнейшего совершенствования способов применения инженерных бригад (так стали называться бригады особого назначения) Генеральный штаб и Штаб реактивных частей провели серию войсковых, опытных и командно-штабных учений и военных игр на картах. Отрабатывались железнодорожные и водные перевозки, марши на большие расстояния, учебно-боевые пуски ракет из заранее не оборудованных районов, днём и ночью, в различных климатических условиях. Кроме того, офицеры Штаба реактивных частей, штабов инженерных бригад и вузов привлекались на учения видов Вооружённых Сил, военных округов, групп войск, флотов, а также на оперативно-стратегические учения, проводимые Генеральным штабом.

Всё это позволило Штабу реактивных частей разработать и в марте 1955 года ввести в действие Наставление по боевому применению инженерной бригады резерва ВГК, вооружённой ракетами Р-1 и Р-2. Наставление внесло значительный вклад в развитие теории боевого применения ракетных частей. В нём были более конкретно сформулированы основные задачи бригады в наступательной и оборонительной операциях. Впервые учитывалась возможность действия бригады в условиях применения противником ядерного оружия. Для этого предусматривались рассредоточение боевого порядка, смена позиций в процессе боевых действий, создание запасного командного пункта.

Наставление обобщило пятилетний опыт учебно-боевых пусков на полигоне и учений непосредственно в бригадах, в том числе с выходом двигателей ракет на предварительную ступень. В развитие положений Наставления Штабом реактивных частей совместно с аппаратом начальника реактивного вооружения создаются инструкции по эксплуатации вооружения, железнодорожным перевозкам, геодезическому и метеорологическому обеспечению и другие документы.

Требования Наставления и инструкций положили в основу замыслов и планов проведения учений и инженерными бригадами. Тематика учений, проведённых с 1955 по 1958 год, приобрела явно выраженную исследовательскую направленность и была весьма разнообразной. Итоги этих учений позволили по-новому подойти к рассмотрению способов и форм применения бригад и ракетного оружия дальнего действия в целом. Так, впервые встал вопрос о целесообразности введения для ракетных частей степеней боевой готовности. Предлагалось установить три степени боевой готовности с определением для каждой из них времени подготовки к пуску. Эти положения позднее вошли в новое Наставление по боевому применению инженерных бригад. Впервые также по итогам окружных учений зашла речь о нецелесообразности подчинения бригад общевойсковому командованию. Было установлено, что широкий манёвр ракетными ударами при этом необоснованно сужался, а оперативное объединение, в частности танковая армия, не в состоянии прикрыть боевые порядки бригады с воздуха и обеспечить её в инженерном отношении. Учения показали, что бригада способна наносить ракетные удары по объектам стратегического тыла противника, что не входило в компетенцию фронта. Было подтверждено преимущество ракетных частей перед частями дальней авиации в поражении объектов противника по дальности и срокам, их независимости от метеоусловий.

Конец 1950-х годов характеризуется резким повышением боевых возможностей ракетного оружия. На вооружение инженерных бригад, начиная с 1957 года, начинает поступать ракета Р-5М с ядерной головной частью и дальностью действия 1200 км (конструкция С. П. Королёва). Становится очевидной необходимость выработки принципиально новых взглядов на применение ракетно-ядерного оружия сверхдальнего (по тому времени) действия. На основе теоретических разработок и проведённых учений сделали обобщения, касающиеся особенностей развёртывания дивизионов, вооружённых стратегической ракетой, особенно в плане подготовки и доставки головных частей и компонентов ракетного топлива. Установлена возможность осуществления последовательно трёх пусков без смены позиций. Становится очевидной объективная целесообразность применения ракетно-ядерных систем дальнего действия централизованно и только по приказу Верховного Главнокомандования.

1958–1959 годы стали наиболее результативными в деятельности ракетных бригад и Штаба реактивных частей. Формировались части, предназначенные для вооружения перспективными межконтинентальными ракетами, принималась на вооружение новая, принципиально отличавшаяся от кислородно-спиртовых ракет С. П. Королёва ракетная система Р-12 конструкции М. К. Янгеля с дальностью более 2000 км. Большую роль в развитии теоретических основ боевого применения ракетных систем продолжали играть накопившие практический опыт инженерные бригады РВГК.

Таким образом, к концу 1950-х была накоплена значительная сумма знаний по основам боевого управления ракетно-ядерным оружием дальнего действия и его эксплуатации. Опыт учений показал, что оно резко отличается от всех известных образцов оружия, включая и ракетные системы оперативно-тактического назначения.

Основные выводы из проведённых в конце 1950-х учений нашли отражение в разработанных Штабом реактивных частей в 1959 году Наставления по боевому применению инженерных частей, вооружённых ракетами стратегического назначения Р-12. С принятием на вооружение инженерными бригадами РВГК ракетно-ядерного оружия с дальностью действия свыше 2000 км они стали рассматриваться как одно из основных средств Верховного Главнокомандования в вооружённой борьбе. Вопрос об их оперативном переподчинении командующим фронтами уже официально не ставился. Бригады, вооружённые стратегическими ракетными системами, предназначались для поражения военно-политических и военно-экономических объектов, средств ядерного нападения противника, крупных центров управления, железнодорожных узлов и станций снабжения, складов ядерного оружия, других объектов стратегической значимости, расположенных в глубоком тылу противника. Для выполнения боевых задач предусматривалось занятие бригадой заблаговременно оборудованных боевых позиций или развёртывание в полевом позиционном районе. Стационарные стартовые позиции предназначались для размещения личного состава, наземного оборудования, запасов ракет, головных частей и компонентов ракетного топлива с целью обеспечения постоянной готовности ракетных дивизионов к нанесению ракетно-ядерного удара по заранее запланированным объектам поражения. Ракетные части вплотную подошли к решению задач боевого дежурства как основной формы поддержания боевой готовности. Наставление явилось важным обобщающим документом, подводившим итог первого этапа развития ракетных соединений и систематизировавшим взгляды на их боевое применение. Накопленный до конца 1950-х опыт войсковых учений, боевой подготовки инженерных бригад РВГК, эксплуатации ракетного вооружения в последующем широко использовался при разработке основ боевого управления нового вида Вооружённых Сил – Ракетных войск стратегического назначения.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.5 Оценок: 2
Популярные книги за неделю

Рекомендации