149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 13

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 14 марта 2017, 11:20


Автор книги: Анастасия Сычёва


Жанр: Любовное фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 13 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

– Вот теперь я точно верю, что ты принцесса Валенсии. Такое самообладание и чувство собственного достоинства могут привить только с раннего детства.

– Тебе, между прочим, есть чему поучиться, – непринужденно заметила Катерина.

Оттилия сделала вид, будто не расслышала, и поспешила ретироваться.

С Адрианом я в эти дни не виделась. Но учитывая, сколько времени он потратил на нашу поездку по Селендрии, неудивительно, что сейчас у него дел выше крыши, а потому я не обижалась на отсутствие внимания с его стороны. Скучала, конечно, но понимала, что и так в итоге получила больше, чем когда-то могла мечтать. Что ж, надеюсь, после свадьбы мы будем больше времени проводить вместе.

В редкие свободные часы я часто была одна. Я знала, что Оттилия с Кейном время от времени отправлялись куда-нибудь вдвоем, а еще нередко заставала их, когда они сидели вместе и что-то активно обсуждали, но при мне сразу замолкали. Я старалась им не мешать. Но здесь была и обратная сторона – совместное времяпрепровождение этой парочки не могло остаться незамеченным, и Катерина наверняка начала что-то подозревать. Моя догадка подтвердилась, когда однажды за чаем, когда Оттилии и Кейна не было, герцогиня начала осторожно расспрашивать меня о светлом маге. Я тактично отвечала, но так и не смогла понять по лицу вампирши, какое впечатление на нее произвели мои слова. Впрочем, Катерина мне казалась очень рассудительной, и я не опасалась, что все сказанное мной о Кейне будет воспринято неправильно.

В те моменты, когда мне надоедало думать о готовящемся бале, я снова возвращалась мыслями к разговору за обедом у фон Некеров. Известие о том, что я не смогу продолжить обучение в академии, расстроило меня гораздо сильнее, чем я могла предположить, и дело было не только в том, что я не любила бросать на полпути начатое дело, но и потому, что я привязалась к академии и к магистрам. Конечно, я не буду обманывать себя и честно признаю, что бывшие преподаватели могут с легкой душой убить меня, так что о попытке возвращения не может быть и речи. А жаль – ведь со второго курса студенты начинают проходить более сложные боевые и защитные заклинания и плетения, на некромантии начинают поднимать зомби и вызывать призраков, на стихийной магии – осваивают управление погодой, а на теоретической учатся правильно распределять силы, чтобы сделать какое-то плетение более мощным или, наоборот, слабым!

Минутку… Распределять силы… чтобы сделать плетение более сильным или слабым?

Я поднялась с кресла и взволнованно подошла к окну. На скамейке за домом увидела болтавших Кейна и Оттилию, причем последняя активно жестикулировала, но из-за стекла до меня не доносилось ни звука. Чтобы сосредоточиться, я перевела взгляд на кружевную занавеску. Если взять любое плетение, его действие будет зависеть от количества магической силы, которым его наполнить. Скажем, я могу создать вокруг себя энергетический щит и вложить в него половину своего резерва, и тогда он выдержит не меньше десятка хороших боевых заклинаний. А если я возьму точно такое же плетение, но вложу в него совсем немного магических сил, его сметет простым огненным шаром, правильно?

Тогда, может, и с ритуалами такое возможно? Кириан говорил, что, если принести в жертву трейхе, удастся заблокировать магические силы Арлиона и он станет обычным эльфом. Но если не доходить до крайних мер? Не убивать трейхе, а просто взять его кровь, которая так важна? В этом случае можно будет не лишить Арлиона сил полностью, а только частично, скажем, понизить его уровень с архимага до магистра… Возможно ли такое?

Теория заслуживает проверки, это однозначно… Проблема в том, что теория магии – не моя сильная сторона, и мне нужно найти кого-то, кто смог бы в этом разобраться. Опытного мага, который вдобавок должен разбираться в некромантии, ведь ритуал с жертвоприношением – сугубо некромантский обряд. И это должен быть архимаг – ведь Кириан говорил, что он настолько сложен, что там нужен маг только такого уровня. Такой, кто смог бы рассчитать все эти тонкости и переделать ритуал. Из знакомых некромантов у меня был Адриан, но я сильно сомневалась, что он согласится в этом участвовать. Он же четко сказал, что не будет использовать в этом деле меня… Был еще Раннулф Тассел, но что-то мне подсказывало, что из этой затеи ничего не выйдет. А кого еще из архимагов-некромантов я знаю?

Осознав, какой ответ на этот вопрос только что пришел мне в голову, я почувствовала, как у меня вытянулось лицо.

Вечером того дня я зашла к Катерине, которая была у себя в будуаре и вышивала за столом. При моем появлении она подняла голову и отложила пяльцы – на белой канве я смогла разглядеть очертания какого-то пейзажа.

– Леди Этари?

– Леди фон Некер, скажите, на этом балу будут только аристократы и придворные? – сразу перешла я к делу.

Если она и удивилась, то никак этого не показала.

– Не только, – любезно ответила она. – В этом суть сего мероприятия – вас представляют не только высшему свету, но и всевозможным государственным деятелям. Министрам, советникам…

Я довольно улыбнулась.

– Превосходно. Благодарю вас.

– Что-то случилось? – спросила герцогиня, когда я уже собралась уходить. – Вас интересует кто-то конкретный?

Мысленно удивившись такой проницательности, я кивнула.

– Мне надо встретиться с Виктором.

Глава 3

Тем не менее, еще раз все обдумав, я все же решила сначала рассказать обо всем Адриану, и причин на то было несколько. Во-первых, из всех вампиров на свете Виктор занимал почетное второе место в ряду тех, кому я успела насолить лично, пропуская вперед лишь Адриана. Но поскольку наши с Адрианом разногласия остались в прошлом, Виктор теперь становился моим недоброжелателем номер один… И я сильно сомневалась, что за два года он меня простил. Так что с разговором о ритуале я к нему, конечно, подойти могу, и он, вероятнее всего, меня выслушает, но вот что будет дальше? Доверять свою жизнь Виктору – даже не безрассудный, а по-настоящему идиотский шаг. Он мало заинтересован в том, чтобы я осталась жива, и если со мной что-нибудь случится, он только пожмет плечами и скажет, что, мол, извините, ошибочка вышла. Нет, если уж привлекать к делу Виктора, то нужно, чтобы сначала Адриан провел с ним воспитательную беседу. А вторая причина – если Виктор согласится, Адриан все равно очень быстро обо всем узнает, так что нет смысла таиться и скрытничать.

Оставалось лишь дождаться бала, благо он приближался с пугающей скоростью. В последние несколько дней перед ним я почти не выходила из дома – Оттилия и Кейн регулярно исчезали куда-то вдвоем, причем нередко они уезжали с утра и возвращались только вечером. Удивленной Катерине дочь неопределенно отвечала, мол, они осматривают Бэллимор, но я была абсолютно уверена, что Оттилия темнит. Впрочем, я была рада, что она с Кейном наконец-то пришла к какому-то согласию, и не обижалась, что не получала приглашения отправиться вместе с ними. Ездить же куда-то в одиночку мне не хотелось, к тому же присутствие охраны здорово меня напрягало.

В день бала подготовка началась с самого утра – даже вспоминая свою жизнь в Дионе, я не могла припомнить, готовили ли меня там хоть раз с такой тщательностью к подобному светскому событию. Даже перед моим первым балом в шестнадцать лет такого не было, хотя, если задуматься, у дебютанток такого и не должно быть – надела светлое простенькое платье, горничные закрепили цветы в волосах, и вперед… А сейчас я, кажется, впервые начала осознавать, что мой статус действительно вот-вот изменится, и окружающие видят во мне, может, еще и не королеву, но уже и не принцессу.

Так вот, прическу мне сооружали не меньше трех часов, хотя ничего сверхвыдающегося в итоге не получилось. Основная масса волос была уложена на затылке, и лишь несколько завитков спереди обрамляли лицо, а изобилие воткнутых в прическу шпилек можно было спокойно переплавить в полноценный меч. Несмотря на сравнение с дебютанткой, которое упомянула Катерина еще в нашу первую встречу, цветами меня не стали украшать – видимо, возраст не позволял мне уже сойти за шестнадцатилетнюю – а прическу завершила сапфировая диадема. На мой вопрос, кто одолжил мне такую красоту, Катерина сообщила, что это фамильное украшение, уже несколько веков принадлежащее королевской семье, которое надевали все королевские невесты на представление ко двору. Рассматривая собственное отражение в зеркале и любуясь блеском камней, я поймала оценивающий взгляд герцогини.

– Вы превосходно выглядите, – сказала она, и у меня не возникло впечатления, что она врет. – Главное – не нервничайте и ничего не бойтесь. Держитесь уверенно, поскольку, как бы ни была настроена знать, вы станете королевой, и определять жизнь двора во многом станете именно вы.

– Да я и не особо боюсь, – пробормотала я. И правда, занятая мыслями о том, как воспримет Адриан мою очередную затею, я почти не думала о бале.

– Правильно, – одобрила Катерина, по-своему истолковав мои слова. – У вас впереди еще свадьба и коронация, которые станут намного более тяжелыми испытаниями.

– Почему? – Я недоуменно нахмурилась. – Разве суть не в том, чтобы как можно быстрее представить меня аристократам, а те, в свою очередь, поскорее смирились с моим присутствием?

Отражение Катерины чуть помедлило, прежде чем ответить.

– На самом деле не совсем, – наконец сказала она, внимательно рассматривая диадему на моей голове, хотя та и так сидела идеально. – Это у людей и низших вампиров церемония бракосочетания сводится к произнесению клятвы в присутствии жреца и призыванию бога Лефна в свидетели. А у высших вампиров и архивампиров церемония завершается обращением к Хель, которая должна благословить этот брак. Здесь все зависит от богини – если она не одобрит, то никакого брака не будет.

– Погодите-ка, – я оторвалась от зеркала и встревоженно повернулась к настоящей Катерине, – вы хотите сказать, что это не просто формальность? Хель по-настоящему принимает участие?

Катерина кивнула, и мне показалось, что на ее лице промелькнуло сочувствие.

– А были случаи, когда она не одобряла?

– Были, – помрачнела герцогиня. – Лет четыреста пятьдесят назад архивампир – тогда еще не король, а наследный принц – хотел жениться на одной низшей вампирше. Но богиня не одобрила, свадьба расстроилась, и девушке настойчиво порекомендовали покинуть столицу и больше никогда не возвращаться. А архивампир через какое-то время нашел себе другую, и со второй избранницей все сложилось благополучно.

М-да, кажется, у меня проблемы. Как только Хель увидит невесту архивампира, она, боюсь, прямым текстом заявит Адриану, чтобы он не валял дурака, а проводил ритуал, чтобы остановить Арлиона…

– Но если свадьба пройдет благополучно, потом будет коронация – тоже очень ответственная церемония. На нее уже съезжаются представители других стран, а свадьба у вампиров считается внутренним делом, ведь никто заранее не знает, состоится она или нет. А вот на коронацию можно приглашать иностранных гостей, ведь там божественного вмешательства не будет.

Катерина произнесла последние слова повышенно будничным тоном, избегая смотреть на меня. Я несколько секунд наблюдала за ней.

– Вы не верите, что в моем случае дело дойдет до коронации, – утвердительно произнесла я.

– Не поймите меня неправильно, – с усилием произнесла Катерина и наконец-то посмотрела мне в лицо. – Я не желаю вам зла. Наоборот, вы дважды спасали мою дочь, и потому всегда можете рассчитывать на мою поддержку. К тому же, если говорить только обо мне, то вы мне симпатичны. Но… ваша фигура вызывает в обществе слишком много разногласий. Уже больше века многие вампиры считают семью Этари своим личным врагом, и все рассчитывают на то, что Хель вернет установившийся порядок.

Проще говоря, расстроит мою свадьбу, да еще в присутствии всей вампирской аристократии. Мило.

– Впрочем, – Катерина заговорила более твердо, – можете не сомневаться, что, если Хель вас все же признает, никто больше не посмеет выразить свое недовольство. С богами, как известно, не спорят. А теперь давайте собираться. У нас осталось не так много времени.

Не знаю, на что именно рассчитывала сама Катерина, сообщая мне все эти детали, но добилась она того, что сборы и почти весь бал в итоге прошли для меня словно в тумане. Я почти не запомнила, как горничная помогла мне потом надеть тяжелое темно-синее бархатное платье, сшитое для меня Мадлен, и зашнуровала его на спине, как следом за ним я надела украшения – сапфировые серьги и ожерелье. Так же смутно мне запомнилась встреча на первом этаже с Кейном и со всеми остальными фон Некерами, дорога во дворец, где наш кортеж из двух карет сопровождала моя охрана. Возможно, я услышала слова Катерины в самое подходящее время, потому что в итоге была поглощена этими мыслями и у меня просто не осталось сил на то, чтобы беспокоиться из-за бала. И все же я не могла себе позволить целиком абстрагироваться от действительности, так что быстро вошла в ставший уже привычным образ светской леди, строго напомнив самой себе, что ничего непоправимого еще не произошло.

В просторный зал мы входили парами – родители Оттилии, сама Оттилия с Кейном, а мне предложил руку Александр. Генри замыкал шествие в одиночестве. Сам бал хоть и был устроен с размахом, но мало отличался от тех, на которых мне доводилось бывать. Разница заключалась лишь в том, что центральной фигурой на нем была я. В последний раз так было на моем первом балу девять лет назад. Правда, не могу сказать, чтобы тогда я чувствовала себя в центре всеобщего внимания, и не знаю, приложила ли к этому руку леди Алина или же виной была моя собственная замкнутость. Сейчас же я почувствовала искреннюю признательность герцогине фон Некер за то, что она потратила целых две недели на то, чтобы представить меня как можно большему числу вампиров. И хотя я никогда еще не видела такого количества вампиров-аристократов в одном месте, многих я уже помнила если не по имени, то хотя бы в лицо. Меня представили, как обычно, леди Корделией Этари, но знаменитая вампирская выдержка не позволила никому скривиться от отвращения при звуке моего имени… а может, и позволила, просто я этого не заметила. Первые минут пятнадцать я удивлялась, почему многие вампиры пожелали быть мне представленными, так что Катерина и Оттилия без устали называли мне новые имена. Но потом я сообразила, что эти вампиры первыми приняли тот факт, что я стану королевой независимо от их недовольства, и, следовательно, стоит наладить отношения сразу. Среди них я старалась в первую очередь запоминать тех, кто имел какое-то отношение к государственной власти, потому что по отношению к придворным внезапно проснулся мой старый предрассудок, что от них нет никакой пользы. Кстати, запоминать присутствующих было не так легко – на вид большинству из них было лет тридцать – тридцать пять, и лица просто сливались в одно сплошное пятно.

Наконец, когда гостей на балу стало, по моим представлениям, слишком много, церемониймейстер объявил о появлении короля. Гомон голосов стих, и все повернулись к небольшому возвышению у стены, такому же, какое я видела во дворце в Лорене. В зал вошел Адриан в окружении Виктора и Дориана, и все присутствующие склонились в поклонах и присели в реверансах. И хотя я уже видела Адриана в официальной обстановке и короной на голове меня было больше не напугать, но все равно от надменно-невозмутимой маски на лице архивампира я уже успела отвыкнуть. Да и держался он здесь немного по-другому – мне приходилось видеть его на церемониях и приемах в других странах, где он сам был гостем, но вот хозяином я его видела впервые. Зрелище было… величественным.

Впрочем, на возвышении Адриан надолго не задержался и, как только приветствие было окончено, он и его приближенные смешались с гостями. Но ненадолго – каким-то необъяснимым образом Адриан безошибочно нашел в толпе меня. Катерина и Оттилия еще раз присели в реверансах и отошли, а затем я заметила, что вокруг нас образовалось пустое пространство – близко стоявшие к нам вампиры поспешили последовать их примеру.

– Ты прекрасно выглядишь.

Я с удовольствием отметила, как пропало в тот момент с его лица непроницаемое выражение и он улыбнулся мне нормальной человеческой улыбкой, не обращая внимания ни на кого из окружающих.

– Спасибо. – Я искренне понадеялась, что по моему лицу не очень заметно, как сильно я соскучилась за эти недели.

Адриан с легким полупоклоном протянул мне руку.

– Могу я рассчитывать, что ты подаришь мне этот танец?

– Конечно. – Только в этот момент я осознала, что все это время в зале царила практически полная тишина, а все вампиры смотрели на нас. Но, вложив свою руку в его, я поняла, что столь пристальное внимание окружающих не имело для меня абсолютно никакого значения.

Адриан повел меня в центр зала, придворные торопливо расступились, музыканты заиграли, и я улыбнулась, узнав звуки вальса. Заигравшая мелодия словно стала всеобщим сигналом, кавалеры начали приглашать дам, зал снова наполнился шумом голосов, и взглядов, неотрывно изучающих нашу пару, поубавилось.

– Прости меня, что не появлялся в эти недели, – сказал Адриан через какое-то время, когда мы уже вальсировали. – Просто большинством магических дел в последнее время занимался именно я, а создание порталов выматывало бы слишком сильно.

Я удивленно приподняла голову, чтобы взглянуть ему в лицо.

– А почему ты? А как же Виктор?

– А Виктор занимался тем, что ставил защитные плетения во всем дворце, – сообщил он. – Не хотелось бы, чтобы повторилась та же история, что и в Лорене, и Арлион попытался сорвать мне помолвку.

Представив себе эту картину, я мысленно содрогнулась.

– Да уж… Кстати, раз мы заговорили об Арлионе и Викторе, – понизила голос я. – Мне нужно с тобой поговорить. И, возможно, еще с Виктором. Это насчет того ритуала.

Адриан удивленно посмотрел на меня, увидел решительное выражение на моем лице и вздохнул.

– Ну ладно.

Мы дождались окончания танца, провальсировав к выходу из зала, и, как только смолкла музыка, вышли. Останавливать нас, разумеется, никто и не думал.

Адриан провел меня в небольшую комнату для отдыха рядом с залом, поставил хорошо знакомый мне полог тишины и велел:

– Рассказывай.

Я выложила ему все свои соображения, уложившись в минут десять. К моему облегчению, Адриан не заявил сразу, что это пустая затея, а задумался. Я молча сидела, стараясь ему не мешать.

– Что ж, это все имеет смысл, – наконец вынес он вердикт, хмурясь. – Ты права, говоря, что можно регулировать количество сил, вкладываемых в ритуал. Но чтобы ты не пострадала, необходимо правильно все рассчитать, а я, врать не буду, в таких тонких расчетах не силен. Ты упоминала Виктора? Он смог бы все сделать, у него достаточно опыта и знаний, но…

Он с сомнением посмотрел на меня, и я поняла его без слов.

– Насколько сильно ты ему доверяешь? – прямо спросила я. – Если есть сомнения, то лучше не испытывать Виктора на преданность. Поищем другой способ.

– Я ему доверяю, – сказал Адриан. – Он злится, это верно, но он достаточно разумен, чтобы принять правду. Я позову его.

Я кивнула. Что ж, раз Адриан уверен в своем придворном маге настолько, чтобы отдать ему в руки мою жизнь, доверюсь ему и я.

Как оказалось, Адриан использовал телепатическую связь, и вскоре в кабинет вошел хорошо знакомый мне придворный маг. Виктор был невысок, ниже меня; мне было известно, что он очень стар, однако на вид ему было примерно тридцать лет, как и большинству вампиров, которые на самом деле были старше. Его настоящий возраст выдавали только сетки морщин вокруг глаз. И хотя я не сомневалась, что он с огромным удовольствием расчленил бы меня на части, Виктор поприветствовал меня учтивым поклоном, а затем вопросительно посмотрел на Адриана. Тот не стал нас представлять друг другу, рассудив, что мы с архимагом и так уже знакомы, и в двух словах рассказал Виктору и о ритуале, и о моей идее немного его изменить. К концу рассказа Виктор выглядел уже задумчивым и даже воодушевленным – моя идея обезвредить Арлиона явно показалась ему возможной.

– Я должен найти этот ритуал и изучить его структуру, – наконец деловито заговорил он. – Тогда я смогу понять, сколько сил он предполагает изначально, и как правильно изменить их соотношение, чтобы избежать жертв. – На последних словах он пристально взглянул на меня: – Миледи, ваше участие в исследовании будет необходимо. Раз в ритуале задействуется кровь трейхе, мне понадобятся образцы для экспериментов. К тому же мне надо будет изучить ваш магический резерв, чтобы понять, какую магическую нагрузку вы способны выдержать.

– Хорошо, – совершенно спокойно согласилась я. Порезать руку – не так страшно, потерпим.

И хотя Виктор держался совершенно невозмутимо, в небольшой комнате все равно чувствовалось напряжение. Адриан перевел взгляд с меня на архимага.

– Могу я рассчитывать, что ваша совместная работа обойдется без осложнений?

Виктор взглянул на него, и наружу на мгновение прорвались его подлинные чувства – неприязнь, смешанная с досадой. Но это мгновение пролетело так стремительно, что я даже задалась вопросом, не показалось ли мне.

– Разумеется, Адриан, – вежливо сказал архимаг.

На этом тема была исчерпана, и мы вскоре вернулись в зал. Если честно, в гостиной напряжение сгустилось уже настолько, что я была рада окончанию разговора с Виктором. Тяжело это все, конечно… И как он собирается работать со мной, если его выводит из себя лишь одно мое присутствие в пределах видимости?

В бальном зале тем временем продолжались танцы. Звучала кадриль, но мы с Адрианом не стали присоединяться к танцующим, а вместо этого под руку прошлись по залу. Придворные, оказывавшиеся рядом, кланялись и приседали, а затем я обнаружила, что Адриан целенаправленно вел меня к трем высшим вампирам, общавшимся у окна. Узнав среди них светловолосого вампира со шрамом на щеке, я сразу все поняла – Адриан, видимо, решил сразу представить меня всем тем, с кем я сталкивалась в Ленстере, чтобы они поскорее привыкли к моему новому положению. При нашем приближении вампиры повернулись к нам и поклонились.

– Корделия, ты уже знакома с лордом фон Некером, – Генри учтиво кивнул мне, а Адриан продолжил: – С лордом Дорианом Раньери ты тоже уже встречалась.

Главнокомандующий вереантерской армией, который когда-то убил меня, смотрел на меня спокойно и оценивающе. Я вежливо кивнула ему и перевела взгляд на третьего вампира в их компании – у него была довольно непримечательная внешность, а лицо словно перечеркнуто угольно-черной полоской усов. В ту же секунду я ощутила, как мои внутренности превращаются в лед, и изо всех сил вцепилась в руку Адриана, чтобы не упасть. Если он это и почувствовал, то никак не показал.

– Позволь представить тебе лорда Филиппа Лэнгстона, бывшего советника моего отца.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации