149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 15

Текст книги "Планета приключений"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 17:53


Автор книги: Джек Вэнс


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 15 (всего у книги 41 страниц)

Глава 6

Берег был плоским и чернел под светло-коричневым небом. Главный парус был снова поднят, и корабль, не спеша, вошел в порт Верводеи.

Город еще спал. В северной части припортового района возвышались большие дома с плоскими крышами, на юге располагались верфи и склады. Корабль бросил якорь, и моряки скатывали паруса. Подошел баркас и, взяв корабль на буксир, аккуратно завел его прямо в док. Служащие порта поднялись на борт и коротко переговорили с капитаном, после чего поприветствовали Дордолио и сошли на берег. Путешествие завершилось.

Рейт попрощался с капитаном и вместе с Трезом и Анахо сошел с корабля. Когда они уже стояли на набережной, к ним подошел Дордолио.

– Теперь я хочу с вами попрощаться, – высокомерно заявил он, – потому, что я сразу отправляюсь дальше в Сеттру.

– А Дворец Голубых Йадов расположен в Сеттре? – спросил Рейт.

– Конечно. Но вам не стоит напрягаться. Я сам доведу до сведения владыки Голубых Йадов необходимую информацию.

– Но ты еще очень многого не знаешь, – сказал Рейт. – Точнее говоря, ты не знаешь почти ничего.

– Твоя информация не будет для него большим утешением, – сухо заявил Дордолио.

– Может быть, утешением и не будет, но интересной – наверняка.

Дордолио покачал головой.

– У тебя нет ни малейшего представления о церемониях. Неужели ты думаешь, что тебе можно было бы просто вломиться во дворец и изложить свои новости? А твои одежды? Невозможно, совершенно невозможно. Я уже молчу о мраморном дирдир-человеке и молодом кочевнике.

– Мы надеемся на вежливость и понимание владыки Голубых Йадов, – возразил Рейт.

– Ба! Да у тебя действительно нет никакой совести.

Тем не менее он продолжал идти с ними дальше.

– Вы действительно хотите ехать в Сеттру?

– Конечно.

– Последуйте моему совету. Останьтесь сегодня на ночь в гостинице, например, в «Дульване» – это вот там, напротив. Она вам подойдет. А завтра вы могли бы найти заслуживающего доверия торговца одеждой. Когда вы будете соответствующим образом одеты, сможете ехать спокойно в Сеттру. Гостиница «Овал» вам вполне подойдет. А в сложившейся ситуации вы можете мне помочь. Мне кажется, что я забыл или потерял мой кошелек. Можете ли вы мне одолжить сотню секвинов?

– Конечно, – ответил Рейт. – Но было бы лучше, если бы мы смогли вместе с тобой поехать в Сеттру.

Дордолио отрицательно покачал головой.

– Я очень тороплюсь, а вам необходимо время для соответствующих приготовлений.

– Абсолютно не нужно. Мы готовы ехать. Покажи нам дорогу.

С сомнением Дордолио осмотрел Рейта с головы до ног.

– Хотя бы ты мог достать себе другую одежду. Пойдем, я помогу тебе сделать это.

Он пошел по направлению к центру города; Рейт, Трез и Анахо следовали за ним, причем Трез кипел от злости.

– Почему мы всегда должны мириться с его наглостью? – ворчал он.

– Йао – это народ торговцев, и нет никакого смысла на них злиться, – сказал ему Анахо.

Этот город имел свое лицо. Широкие, несколько пустынные улицы были застроены многоэтажными домами из обожженного кирпича. Все здесь находилось в состоянии благородного и сдержанного запустения. Город нельзя было назвать особо оживленным, и лишь немногие люди показывались на улицах. Некоторые из них были одеты в довольно сложные одеяния, белые льняные рубашки, завязанные в церемонные узлы галстуки и ленточки. Другие, явно более низкого положения, носили широкие зеленые или коричневые штаны до колен, а кроме того, кофты или блузы приглушенных тонов.

Дордолио привел их в большой магазин одежды, где толпились несколько десятков мужчин и женщин. Пока трое друзей стояли в стороне, Дордолио энергично говорил с пожилым лысым владельцем.

– Я поговорил с хозяином и описал ему то, что вам необходимо, – доложил Дордолио после своего разговора. – Он может за небольшую плату экипировать вас из своих запасов.

Появились три бледных молодых человека и подвезли вешалку с одеждой. Хозяин быстро нашел то, что искал и разложил одежду перед тройкой.

– Вот это будет господам как раз впору, – сообщил он. – Если вы сразу же хотите переодеться – вам будут предоставлены кабинки.

Рейт весьма критично осмотрел предложенные вещи. Материал, из которого они были пошиты, был несколько груб, расцветка показалась ему слишком яркой и кричащей. Анахо подмигнул ему, и казалось, что был такого же мнения. Поэтому Рейт сказал Дордолио:

– Твои собственные одежды уже тоже не очень хороши. Почему бы тебе ни примерить эти вещи?

Дордолио растеряно вскинул брови:

– Я доволен тем, что есть на мне.

– Они мне не нравятся, – заявил Рейт хозяину. – Покажи мне свой каталог или образцы, по которым ты работаешь.

Вместе с Анахо он просмотрел несколько сот набросков. Ему приглянулся темно-синий костюм консервативного покроя.

– А как насчет этого? – спросил он.

Дордолио проявлял нетерпение.

– Такой костюм я бы посоветовал надеть огороднику на похороны одного из родственников.

– А вот это? – Рейт показал на другой образец.

– Это подходит еще меньше. Это костюм для пожилого философа, отдыхающего в своей загородной резиденции. Одежда для отдыха.

– Хм. Ну покажи мне тогда что-нибудь для молодого философа с безупречным вкусом, который одевается специально для приема на государственном уровне, – предложил Рейт хозяину магазина.

Дордолио фыркнул, но ничего больше не сказал. Торговец одеждой дал соответствующие распоряжения.

– А вот для этого джентльмена, – продолжал Рейт, показывая на Анахо, – подойдет дорожный костюм для человека с большим чувством собственного достоинства. А еще мне хотелось бы приобрести костюм в спортивном стиле для этого молодого человека.

Он показал на Треза.

Вновь принесенные вещи значительно отличались от тех, которые были предложены сначала, и после незначительных переделок они были приобретены, после чего друзья сразу же их надели. Дордолио все время дергал себя за усы и чуть не лопался от злости, так как не мог больше вставить ни одного замечания.

– Красивая одежда. Само собой разумеется. Но хорошо ли вы подумали? Ведь ваше поведение не будет соответствовать вашей одежде.

Тут разозлился Анахо.

– Ты наверное хочешь, чтобы мы въехали в Сеттру, одетые дураками? Одежды, которые ты попросил для нас, почти не допускают лестных оценок относительно твоего вкуса.

– Что ты такое говоришь? – закричал Дордолио– Беглый дирдир-человек, молодой кочевник и мифический Никто – не полный ли это абсурд запихивать таких людей в одеяния благородных господ?

Рейт засмеялся, у Анахо затряслись руки, а Трез с ненавистью разглядывал Дордолио. Но Рейт уже успел оплатить покупку.

– А теперь в аэропорт, – сказал Дордолио. – Если вы стремитесь к высшему классу, мы найдем воздушный корабль.

– Только без такой спешки, – охладил его пыл Рейт. – Должны быть и более дешевые и не так бросающиеся в глаза возможности добраться до Сеттры.

– Если кто-то по-господски одевается, то он должен и поступать, как господин.

– Мы очень скромные господа, – ответил Рейт и обратился к торговцу одеждой. – Как ты обычно ездишь с Сеттру?

– Я человек без высокого положения, – ответил тот, – и, как правило, езжу в общественном транспорте.

– Хорошо. Если ты, Дордолио, хочешь лететь на частном самолете, наши пути здесь расходятся.

– Согласен. Но мне нужно пятьсот секвинов.

Рейт покачал головой.

– Нет. Я не думаю, что могу дать так много.

– Тогда мне тоже придется ехать общественным транспортом, – вздохнул Дордолио и с этого момента стал даже как-то сердечнее.

– Вы увидите, что йао огромное внимание уделяют гармонии, гармонии в событиях и поведении Вы сейчас одеты, как люди с высоким положением, и поэтому вы должны себя соответственно вести. Тогда все будет идти само собой.

Вскоре они уже сидели в хорошо оборудованном самоходном вагоне первого класса и созерцали проплывавшие мимо ландшафты. Рейт ломал себе голову по поводу устройства этого вагона. Двигатели были маленькими, мощными и очень хорошо продуманными; но почему же сам вагон был таким громоздким? Он мог достигать скорости семьдесят миль в час на колесах с воздушными подушками, если дорога была гладкой; но если появлялась какая-нибудь небольшая неровность, она тут же жестоко отражалась на всей конструкции. На дорогах с наезженной колеей, где колеса проваливались в борозды, все сооружение угрожающе покачивалось. Создавалось впечатление, что йао были отличными теоретиками, но никуда не годными практиками.

Страна казалась более цивилизованной, чем все предыдущие, которые Рейт видел до этого на Чае. В воздухе висела слабая дымка, образующая темно-желтый шлейф, через который просвечивало солнце. Тени были темно-черными. Они ехали по лесам с сучковатыми черно-синими деревьями, мимо парков и усадеб, мимо полуразвалившихся каменных стен и деревень, в которых жилыми казались лишь половина домов. Они пересекли большое болото, затем повернули на восток и поехали сквозь заросли камыша и каменистые равнины. Людей видно не было, несмотря на то, что иногда встречались полуразрушенные замки.

– Страна привидений, – сказал Дордолио. – Это Ауданские болота. Ты уже слышал о них? Нет? Совершенно безрадостная местность, как ты и сам это видишь. Здесь бродят отверженные. Кроме того, здесь можно встретить фангов. А по ночам тут воют ночные собаки...

Из Ауданских болот они выехали на очень привлекательную местность. Повсюду виднелись ручьи и пруды, вокруг которых росли стройные коричневые, черные и темно-красные деревья. На островках дремали высокие дома с очень высокими фронтонами и резными решетками на балконах и фасадах. Дордолио показал на один из домов.

– Видишь ли ты эту усадьбу в лесу? Это Золотой и Карнеольный – дворец моего рода. За ним находится Хальмеор – пригород Сеттры, который, правда, еще не виден.

За большим лесом расстилались поля и, наконец, путешественники увидели башни Сеттры. Через несколько минут они остановились у вагонной станции, вышли из вагона и встали на террасе. Здесь Дордолио сказал им:

– Тут я должен вас покинуть. За той площадью вы найдете хорошую гостиницу «Овал», и туда я пошлю курьера с деньгами, которые вам задолжал.

Он откашлялся;

– Если по воле судьбы наши с тобой пути еще раз где-нибудь пересекутся, а также если тебе все-таки удастся удовлетворить честолюбие и встретиться с владыкой Голубых Йадов, то для нас обоих будет намного лучше никогда больше не встречаться друг с другом.

– Я не нахожу никакой причины, чтобы с тобой не согласиться, – вежливо ответил Рейт.

Дордолио недружелюбно на него посмотрел и отвесил формальный поклон.

– Тогда я желаю тебе всех благ.

И он решительно зашагал прочь.

– Вы вдвоем, – обратился Рейт к Анахо и Трезу, – позаботьтесь прямо сейчас о местах в гостинице для нас троих. А я, тем временем, схожу во Дворец Голубых Йадов. Если мне повезет, я успею сделать это еще до того, как туда успеет добраться Дордолио. Но уж очень он спешил.

Он сразу же нашел трехколесный мотоцикл-такси, который быстро доставил его ко дворцу. Они поехали на юг, мимо района с маленькими деревянными домами, затем мимо рынка под открытым небом, где бурлила жизнь. Переехав через старый мост и через ворота в высокой каменной стене, они въехали на огромную круглую площадь. По ее краям стояли ларьки, в большинстве своем пустые, а в середине пандус вел к возвышению с сидячими местами.

– Как называется эта площадь? – спросил Рейт у водителя.

– Это площадь Патетического Объединения, – объяснил тот. – Ты сам не из Сеттры? Рейт подтвердил его предположение, и водитель достал карту.

– Ближайшее интересное событие – это День суда. Человек убил двенадцать людей, четверо из них дети. Вся Сеттра соберется на этот праздник. Если ты еще будешь в городе, то получишь великолепную возможность доставить удовольствие твоей душе. А теперь мы уже почти приехали ко Дворцу Голубых Йадов.

– Едь как можно быстрее, я очень тороплюсь.

– Но я не могу подвергаться опасности попасть в аварию. Моя душа будет очень стыдиться.

– Понятно.

Трехколесный мотоцикл протарахтел по широкому бульвару, и водитель, насколько это ему удавалось, уворачивался от часто встречавшихся на пути выбоин и рытвин. Улица пролегала в тени огромных деревьев с коричневыми и пурпурно-зелеными листьями, и по обеим сторонам ее среди громады мрачноватых садов возвышались изящные дворцы непривычной архитектуры.

– Там дальше, на холме, уже виден Дворец Голубых Йадов, – объяснил водитель. – Какой вход, господин, ты предпочитаешь?

– Главный, конечно! Какой же еще?

– Как знаешь. Как правило, люди, пользующиеся главным входом, не приезжают на трехколесных мотоциклах.

Мотоцикл остановился под широким балдахином, и Рейт оплатил проезд. Когда он вышел, у его ног уже лежал шелковый платок, и двое слуг склонились в низком поклоне. Рейт быстро прошел через открытую арочную галерею в зал с зеркальными стенами. На серебряных цепях качались, позванивая, тысячи хрустальных призм, преломляющих свет. Перед ним склонился лакей в темно-зеленой ливрее. Он был уже рангом повыше, что-то вроде дворецкого или гофмейстера.

– Владыки нет дома, – сказал он. – Может, ты хочешь отдохнуть? Когда мой господин Кизанте вернется, он захочет тебя видеть.

– Я хотел бы встретиться с ним сразу. Меня зовут Адам Рейт.

– Из какого господин государства?

– Скажи господину Кизанте, что у меня очень важное послание.

Гофмейстер холодно посмотрел на него, и Рейт понял, что он нарушил правила этикета. Ничего не поделаешь, подумал он, владыка Голубых Йадов все равно вынужден будет кое-что проглотить.

– Не будешь ли ты любезен пройти со мной?

Гофмейстер провел Рейта во двор, в котором журчал изумрудно сверкавший водопад.

Прошло две минуты. Молодой человек в зеленых штанах до колен и изысканной куртке появился перед ним. Его лицо было очень бледным. Из-под четырехугольной шапочки из мягкого бархата выбивались иссиня-черные волосы. Он был очень красив и элегантен и выглядел предельно старательным и обязательным. Он критически осмотрел Рейта.

– Господин, ты утверждаешь, что имеешь для владыки Голубых Йадов послание? – спросил он. – Я его помощник. Ты можешь передать послание мне.

– Моя информация касается судьбы его дочери. Я хотел бы поговорить с господином лично Меня зовут Адам Рейт.

– Тогда, пожалуйста, следуй за мной.

Он привел Рейта в отделанное коричневатой слоновой костью помещение, освещаемое десятком светящихся призм. На другом конце комнаты стоял человек в элегантном костюме из черного и пурпурного шелка. Он был круглолицым, темноволосым и очень стройным. Широко сидящие глаза были тоже темными, и Рейт сразу понял, что этот человек в любой ситуации выказывал недоверие.

– Господин Кизанте, – обратился к нему помощник, – С этим привожу Вам неизвестного доныне Адама Рейта, который случайно оказался поблизости и узнал, что вы находитесь здесь.

Лорд молчал, и Рейту пришлось дать церемониальный ответ.

– Я очень рад, лорд Кизанте, что имею честь посетить ваш дворец. Только час назад прибыл я в Сеттру.

Но сразу же Рейт понял, что повел себя неправильно.

– Ах, да, – ответил лорд, – у тебя имеется известие о Шар Зарин?

– Да, – Рейт говорил точно так же холодно, как и лорд. – Я могу предоставить вам подробный отчет обо всем, что с ней случилось до ее трагической смерти...

Владыка Голубых Йадов смотрел в потолок и сказал, не глядя на Рейта;

– Значит, ты требуешь вознаграждения?

Тут в комнату зашел гофмейстер и прошептал что-то на ухо своему господину.

– Странно, здесь находится еще один из Золотых и Карнеольных, известный нам Дордолио, который тоже хочет получить вознаграждение.

– Вы можете его прогнать, – сказал Рейт, – так как его информация поверхностна.

– Моя дочь мертва?

– Мне очень жаль говорить это вам, но в приступе морской болезни она бросилась в воду.

– Когда и где это случилось?

– Около трех недель назад на борту корабля «Варгаз», плывущего по Драшаде, примерно на половине пути.

Лорд тяжело опустился в кресло, и Рейт ожидал, что тоже будет приглашен присесть, но приглашения не последовало.

– Мне кажется, что она была глубоко унижена, – сухо произнес лорд.

– Я этого не знаю. Я помог ей вырваться из рук священнослужительниц женских Таинств, после чего она находилась в безопасности и была под моей защитой. Она почти не надеялась попасть домой в Кат и упросила меня сопровождать ее. Она обещала мне вашу дружбу и признательность. Но когда мы уже были на корабле и плыли на восток, настроение ее ухудшилось: она стала более хмурой и, в конце концов, как я уже говорил, бросилась за борт.

Пока Рейт говорил, на лице лорда отражалось множество чувств.

– Значит теперь, когда моя дочь мертва, и я не могу проверить, как все это было, ты приходишь ко мне и требуешь вознаграждения? – надменно спросил он.

– Об этом вознаграждении, – холодно отвечал Рейт, – я в то время не знал. Да и сейчас я о нем ничего не знаю. Я прибыл в Кат по ряду причин. Самая незначительная из этих причин та, что я хотел познакомиться с вами. Но я вижу, что с вашей стороны не возникает желания выразить мне естественное вежливое признание, и поэтому я ухожу.

Он коротко кивнул, развернулся и пошел к двери. Там он еще раз обернулся.

– Если вы все-таки пожелаете услышать подробности о вашей дочери, обратитесь лучше к Дордолио, которого мы совершенно обанкротившегося подобрали в Коаде.

С этими словами Рейт вышел.

Он услышал, как лорд произнес:

– Какой грубый парень.

В холле его снова встретил гофмейстер. Он почти незаметно улыбался и показал Рейту на темный коридор.

Но Рейта это совершенно не трогало. Он пересек большой зеркальный зал и покинул дворец тем же путем, которым он сюда пришел.

Глава 7

Рейт пешком вернулся в город, размышляя о Сеттре и странном темпераменте ее жителей. В Пере ему представлялось, что здесь как-нибудь удастся построить небольшой космический корабль. Но теперь он был вынужден сам себе признаться, что план его был совершенно неосуществим. От Владыки Голубых Йадов он ожидал получить благодарность и дружбу, а пожал враждебность. Относительно технических возможностей йао он тоже был настроен пессимистически и только внимательнее разглядывал на улице проезжавшие мимо транспортные средства. Конечно, они функционировали, но создавалось впечатление, что для конструкторов важнее технических качеств была элегантность исполнения. Энергией они питались от повсеместно применяемых батарей дирдиров; сцепление трещало – знак несовершенного инженерного искусства. Казалось, что каждое из увиденных транспортных средств было изготовлено по индивидуальному проекту, то есть серийного производства здесь не существовало.

Значит, техника йао недостаточно соответствовала требованиям. Если же он задумал строить космический корабль, ему были необходимы определенные стандартные детали: компактно изготовленные блоки питания, компьютеры, анализаторы, генераторы, тысячи инструментов, станки и измерительные приборы, а также хорошо подготовленный и квалифицированный персонал. Так что, строительство даже примитивного космического корабля здесь на Чае казалось задачей, неосуществимой даже на протяжении всей человеческой жизни.

Он подошел к маленькому круглому парку с высокими деревьями, листья которых были тонкими и темно-красными и шелестели, словно бумага. Посреди парка стоял монумент – женская фигура, изображавшая, по-видимому, своими высоко поднятыми руками и искаженным лицом какую-то сильную эмоцию. Каменные мужчины с инструментами и приборами в руках с ритуальной грацией танцевали вокруг этой фигуры. Был ли это страх, забота, а может, высокое уважение? Что хотели авторы этим выразить? Монумент давил на Рейта. Он был, видимо, очень древний; может быть, его возраст насчитывал и тысячи лет. Маленькая девочка и еще меньший мальчик подошли и посмотрели на Рейта, но тут же с восторгом уставились на танцоров. Рейт в мрачном настроении побрел дальше.

Комнаты в гостинице были заказаны, но Треза и Анахо на месте не было. Рейт принял душ и сменил белье. Когда наступили сумерки, в холле зажглись большие шары пастельных тонов. Чуть позже на площади перед гостиницей показались Трез и Анахо. Рейт смотрел на них. В принципе, они были такими же разными, как кошка и собака. Но поскольку обстоятельства свели их вместе, они вели себя по отношению друг к другу, как хорошие и несколько осторожные товарищи.

Анахо и Трез случайно оказались в том месте, где Кавалеры решали вопросы чести. В течение второй половины дня они наблюдали за тремя дуэлями – довольно бескровными аферами. Трез рассказывал об этом с нескрываемой насмешкой, а Анахо сказал:

– Вся их энергия, да и время, растрачиваются на церемонии. Для самого же боя остается всего несколько минут.

– Оказывается, йао еще более странные, чем дирдир-люди, – заметил Рейт.

– Ха, ха! Ты знаешь одного единственного дирдир-человека. Но я могу показать тебе тысячи других и совсем собью тебя с толку. А вообще, ресторан находится за углом. Кухня йао, должен вам заметить, весьма неплохая.

Они поужинали в большом зале, стены которого были украшены коврами и шелком. Рейт, как обычно, не мог определить, что он ел, но в тот момент это было ему абсолютно безразлично. Был подан желтый бульон, оказавшийся сладковатым на вкус; в нем плавали хлопья из маринованной говядины. Ломтики светлого мяса были обложены лепестками, а овощ, похожий на сельдерей, был обернут в огненно-острую кору какого-то растения. Затем подали пирог, пахнувший мускатом и изюмом, и черные ягоды с болотным привкусом. Прозрачное белое вино, принесенное им, играло и шипело.

В таверне напротив все трое выпили еще вина. Среди гостей были не только йао, которые, казалось, являлись завсегдатаями этого заведения и проводили здесь время в компании. Высокий пожилой человек в кожаной шляпе, пивший довольно много, рассматривал Рейта.

– Я полагал, что ты – вект из Холангера, – сказал он, – но теперь вижу, что ошибся. Но многие приходят сюда, чтобы встретить кого-нибудь из своих краев.

– Ничто не доставило бы мне большей радости, чем встреча с кем-нибудь из моих краев, – ответил Рейт и вздохнул.

– Да? А откуда же ты приехал? По твоему лицу я не могу этого определить.

– Я путешественник из далеких краев, из очень далеких...

– Но не из более далеких, чем я. Я родом из Ворда, где мыс Серости сдерживает Шанизаду. Я скажу тебе, что кое-что уже пережил в этой жизни! Нападение на аркэдийцев, сражения с морскими народами... Однажды мы подались в горы и перебили бандитов. В то время я еще был молодым человеком и хорошим солдатом. Теперь же я работаю, чтобы йао жили еще комфортнее, и зарабатываю этим на мои собственные удобства. Так что, это не очень тяжелая жизнь.

– Наверное нет. Ты техник?

– Не такой уж и великий. Я проверяю на вагонной станции состояние колес.

– А в Сеттре работает много техников-чужестранцев?

– Да. В Кате чувствуешь себя весьма уютно, если только не будешь обращать внимание на сумасшествия йао.

– А вонк-люди тоже работают в Сеттре?

– Нет, никогда! Я какое-то время жил в Ао Запиле, восточнее Фаласского моря, и там видел, как с этим обстоят дела. Вонк-люди не хотят работать даже на вонков. Они лишь играют на своих странных маленьких инструментах и больше ничего.

– А кто же тогда работает в мастерских и на фабриках вонков? Черные или красные?

– Ба! Ни один из них не дотронется к тому, чего касалась рука представителя другой расы. В мастерских работают локары из темной страны. Этим они занимаются по десять или двадцать лет, после чего уже богатыми людьми возвращаются в свои деревни. Вонк-люди в мастерских? Это хорошая шутка. Они такие же гордые, как дирдир-люди из касты Безупречных. А я заметил, что в твоей компании есть и дирдир-человек.

– Да, это мой товарищ.

– Странно, что дирдир-человек снизошел до этого. До сегодняшнего дня я сталкивался близко с тремя из них, и все трое обошлись со мной, как с последним дерьмом.

Он выпил свое вино до дна.

– А теперь мне нужно идти. Всем желаю приятного вечера, в том числе и дирдир-человеку.

Пожилой человек вышел, и одновременно в таверну зашел бледный, черноволосый молодой человек в неброской голубой полотняной одежде. Рейту показалось, что этого человека он уже где-то видел мельком – но где? Медленно, почти безжизненно, тот прошел по проходу к стойке и заказал себе стакан пряного сиропа. Когда он, взяв его, повернулся, его взгляд натолкнулся на Рейта. Вежливо кивнув, он после недолгих колебаний подошел к столику. Теперь Рейт уже вспомнил, кто это: помощник лорда Кизанте.

– Добрый вечер, – сказал молодой человек. – Может быть, ты меня узнал? Меня зовут Хельссе Исаи, родственник голубых Йадов. Мне кажется, что мы сегодня уже встречались.

– Я перебросился парой слов с твоим господином.

Хельссе пригубил из своего стакана, скорчил гримасу и отставил стакан в сторону.

– Давай пойдем в более спокойное место, где мы могли бы поговорить, – предложил он.

Рейт переговорил с Анахо и Трезом и предложил молодому человеку идти вперед. Хельссе бросил взгляд на вход, но предпочел выйти через ресторан. В таверну зашел еще один человек, дико смотревший по сторонам: Дордолио.

Казалось, что Хельссе его не заметил.

– Поблизости есть маленькое кафе, не лучше и не хуже, чем другие. Но там нам никто не будет мешать, – объяснил он.

Посетители сидели в нишах под красными и синими лампами; несколько музыкантов играли на небольших гонгах и барабанах, а одна танцовщица двигалась весьма возбуждающим образом между посетителями. Хельссе выбрал нишу поблизости от двери и максимально удаленную от музыкантов, и они опустились на мягкие синие подушки. Хельссе заказал два бокала лесной настойки, которую через некоторое время поставили на стол.

Затем заиграли другие музыканты с флейтами, литаврами, скрипками и гобоем; у флейты был очень своеобразный тембр. Хельссе через стол наклонился к Рейту:

– Ты, наверное, еще не знаком с музыкой йао? Я так и думал. Здесь ты можешь услышать ее традиционное звучание.

– Ну да, эту композицию наверняка нельзя назвать веселой.

– Ты не думай, что йао – это обязательно грустный и печальный народ. Тебе было бы неплохо хоть однажды посетить бал. Ты бы удивился увиденному там.

– Я боюсь, что никогда не буду туда приглашен, – сказал Рейт.

– Надеюсь, что сегодняшние события не очень тебя огорчили, – произнес Хельссе.

– Ну, я был весьма раздражен. Я ничего не знал об этом вознаграждении. И ожидал, как минимум, определенной вежливости. Но оказанный мне у лорда Кизанте прием, когда я о нем вспоминаю, кажется мне очень странным.

Хельссе грустно кивнул.

– Он очень странный человек, но сейчас он находится в очень сложном положении. Как только ты ушел, появился этот Кавалер Дордолио, назвавший тебя аферистом и потребовавший вознаграждение для себя. Говоря откровенно, то, как Дордолио торговался об условиях, повергло лорда в смущение. Ты, наверное, не знаешь того, что Голубые Йады и Золото-Карнеольные являются соперничающими домами. Лорд предполагает, что Дордолио собирался использовать вознаграждение для того, чтобы унизить Голубых Йадов, последствия чего предусмотреть просто невозможно.

– А что, в конце концов, обещал лорд в качестве вознаграждения?

– Он заявил: «Кто доставит мою дочь обратно домой или принесет мне, по крайней мере, правдивую весть о ней, тот может высказать мне свои желания, и я приложу все усилия, чтобы их выполнить». И хотя было сказано только для ушей Голубых Йадов, но явилось очень серьезным обещанием, не так ли? Однако теперь это уже не имеет значения.

– Мне кажется, что я доставлю Кизанте удовольствие, если воспользуюсь его великодушием.

– Это я и хотел сказать. Дордолио сделал в твой адрес несколько странных замечаний. Он заявил, что ты вроде бы являешься суеверным варваром, который снова хочет оживить Культ. Что у тебя будто бы есть цель потребовать от лорда Кизанте превратить свой дворец в храм и самому примкнуть к Культу. Поэтому Кавалер заявил, что лорду было бы лучше принять его, Дордолио, условия.

– Несмотря на то, что я первым пришел к нему?

– Дордолио приписывает тебе самые мерзкие трюки и чрезвычайно на тебя зол. Но если оставить это в стороне, что бы ты хотел получить от лорда Кизанте?

Рейт задумался. К сожалению, он не мог позволить себе такой роскоши и потребовать вознаграждение.

– Я, право, не знаю, – сказал он, наконец. – Мне бы сначала нужен был хороший совет, так как я не имею ни малейшего понятия, что бы я мог получить.

– Попробуй получить этот совет у меня.

– Но ты не свободен от предвзятости.

– О, полагаю, что больше, чем ты думаешь.

Рейт рассматривал красивое, бледное лицо и спокойные черные глаза. Загадочный человек этот Хельссе, не сердечный и не холодный. Казалось, что говорил он очень осторожно, но при этом не давал заглянуть себе в душу.

Тут на сцену поднялся очень толстый человек в длинной коричневой робе. Позади него сидела женщина с длинными черными волосами и играла на своеобразной лютне. Толстяк жалобно запел, но песня его была без слов. Казалось, что она не понравилась и Хельссе. Затем толстяк спел про ужасное преступление, которое он совершил, после чего стал печальным и мучающимся в сомнениях.

– Мне кажется, – наконец сказал Рейт, – что ситуация довольно абсурдна – обсуждать выгоды моего положения с помощником лорда Кизанте.

– Твои выгоды не обязательно должны быть неприемлемыми или неудобными для лорда, – ответил Хельссе. – Случай с Дордолио – совсем другое дело.

– Лорд не был настолько вежлив со мной, чтобы для меня было важно доставлять ему удовольствие. Естественно, я не хочу быть полезным и Дордолио, называющему меня мошенником и суеверным варваром.

– Может быть, лорд просто был расстроен твоим известием. Информация Дордолио была неточной и не должна вообще больше обсуждаться.

Рейт засмеялся:

– Дордолио знает меня всего месяц. Можно ли за такой короткий срок правильно оценить человека?

Хельссе улыбнулся:

– Моя оценка в основном правильна.

– Ну, а если я представляю взгляды Культа или стану утверждать, что Чай плоский или что люди могут жить под водой?

Хельссе подумал.

– Я задал бы себе вопрос: «А не можешь ли ты все-таки быть прав и не посоветоваться ли мне с умными людьми?» Насколько я знаю, вопрос этот остался бы без ответа, а это значит, что я могу позволить себе выработать мое собственное мнение. Пнумы могут хорошо нырять, да и вонки успешно это делают. Почему же люди, оснащенные хорошим оборудованием, тоже не могли бы плавать под водой?

– Чай не плоский, – ответил Рейт. – И люди с искусственными легкими могут некоторое время находится под водой. А о Культе и его доктрине я не имею никакого понятия.

На сцене появилась смешанная танцевальная группа, и Рейт несколько минут увлеченно смотрел на танцоров.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации