149 900 произведений, 34 800 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 35

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 21 декабря 2013, 03:22

Автор книги: Ник Перумов


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 35 (всего у книги 58 страниц) [доступный отрывок для чтения: 38 страниц]

Дождёшься!

 
Днем город мрачен, не терпит ссуд,
Не платит щедро за пыль гинеей,
Но каждый вечер, когда стемнеет,
Наружу рвется иная суть.
Теперь он молод, смешлив, патлат.
То фонарям нахлобучит шоры,
То дразнит флейтой. И листьев шорох
Заглушит шепот и топот лап.
Пересекая преграды вброд,
Луна где только ни окуналась…
И в черных венах его каналов
Лениво плещется серебро.
Маршрут непросто узнать из карт.
Такая темень! Ни огонька там.
И, псов со сворки спустив, Геката
Следы рассвета начнет искать.
И врут, что сумрак уныл да сер,
Ведь, словно в древней своей Элладе,
На спину ловко рюкзак приладив,
В путь собирается Одиссей.
На рейде волны качают челн —
Оттенки шторма в небесном спектре.
И гордо шествует по проспектам
Бродяга с вороном на плече.
Бетон, и мрамор, и алебастр,
И пахнет рыбой и ежевикой.
А там высокий заезжий викинг
О чем-то спорит с лукавой Баст.
Хоть век не первый в расход внесен,
Он, как ребенок, на ложь обидчив.
Днем город строго блюдет обычай,
Но летней ночью возможно все.
Ты чуду вовремя подсоби
И, дней привычных содрав коросту,
Средь ночи выйди на перекресток
Пустынных улиц – дорог судьбы.
 
Татьяна Юрьевская
Юрий Иванов, Татьяна Минасян
Злое серебро

Я уже очень стара… Я давно перестала считать свои годы, сбившись вскоре после сотни. Впрочем, время надо мной не властно, я все так же красива и изящна, как в день своего появления на свет. А могу стать еще красивее, если мой теперешний подопечный об этом позаботится. Но даже если он этого не сделает – не страшно. Не он – так следующий, не следующий – так еще более поздний. Так бывало уже много раз, после безразличного и не интересующегося моей персоной человека мне обязательно встречался кто-нибудь внимательный и заботливый. Хотя заканчивали они все равно одинаково: кому-то везло чуть больше, кому-то чуть меньше, но я в любом случае рано или поздно оказывалась с другим. И начинала свое дело заново.

Что это за шум там, за дверью? Ну надо же – похоже, уже сегодня у меня появится новый подопечный! Что ж, значит, старого можно считать счастливчиком, он отделался довольно легко! Но не буду торопить события, ведь новому еще надо меня найти…


Два некрепкого сложения молодых человека стояли на лестничной площадке. Один сосредоточенно замер возле внушительного вида железной двери и, отчаянно стараясь производить как можно меньше шума, пытался вставить в замочную скважину ключ. Другой, спустившись на несколько ступенек вниз, смотрел в зияющую дыру лестничного пролета и, нервно вздрагивая при каждом шорохе, следил за уходящими вверх и вниз лестницами. Вид у него при этом был такой затравленный, как будто ступеньки и перила могли предательски наброситься на них с товарищем или даже вызвать милицию.

– Не могу поверить, что я на это согласился! – как заведенный, повторял тот, кто стоял на стреме. – Договаривались ведь только о слепках с ключей!

В испуганных глазах молодого человека читалось явное желание отыграть все назад и оказаться в каком-нибудь безопасном месте. Но отступать было слишком поздно. Оставалось надеяться на слепоту случая и безлюдное время.

Замок негромко щелкнул, но этот звук показался взломщикам как минимум пушечным выстрелом, а то и средних размеров взрывом. Оба вздрогнули и машинально пригнулись. Впрочем, тот, кто открывал замок, быстро справился с испугом и восторженно прошептал:

– Ура! Один замок есть!

Он тут же вытащил из кармана другой ключ и вставил его во вторую замочную скважину. Замок протестующе заскрипел, не желая поддаваться.

– Неужели твой приятель ошибся с ключом?! – пробормотал возившийся с замком парень, на мгновение оторвавшись от своего дела и покосившись на трясущегося помощника. – Ты же говорил, что он мастер и что к нему все воры обращаются!

– Это он мне так говорил, я с его клиентами не знаком! – так же шепотом огрызнулся в ответ его товарищ. – Если он меня обманул, я ему всю мастерскую разнесу!

Словно испугавшись этой угрозы в адрес своего создателя, поддельный ключ заскрежетал в замке особенно громко. А внизу на этот скрежет монотонным жужжанием откликнулись открывающиеся двери лифта. Стоявший на шухере парень в ужасе дернулся и придвинулся почти вплотную к застывшему возле двери взломщику.

– Мить! – с жалобным ужасом задышал он ему в ухо. – Сюда кто-то едет!!!

– Шшш!!! – огрызнулся тот. – Он выше едет, идиот! Второй же этаж!

Резонно: ехать вниз с первого этажа советской многоэтажки лифт точно не мог. На это способны разве что персоны, приближенные к князю тьмы. И уж совсем невозможно, чтобы лифт, идущий вверх, останавливался на втором этаже. Первый, а затем сразу третий, хоть тресни! Видимо, для лифтовиков двойка – несчастливое число. И для взломщиков тоже, наверное.

Испуганный молодой человек снова покосился на лестницу, прислушался к гудению медленно ползущей вверх кабины и, убедившись, что она проехала выше третьего этажа, облегченно засопел.

Но тут дергающийся в замочной скважине ключ издал очередной громкий звук, который, как показалось обоим грабителям, эхом разлетелся по всему подъезду. Взломщики затаили дыхание и, конечно же, услышали, как внизу хлопнула входная дверь и кто-то стал быстро, почти бегом, подниматься по лестнице, стуча каблучками и насвистывая легкомысленную мелодию.

– Митя!!! – Побледневший помощник взломщика с ужасом вцепился напарнику в рукав.

Пожалуй, это был бы неплохой выход из положения: если снизу спешил блюститель порядка, можно сделать вид, будто ты задержал грабителя и готов сдать его властям. Но неискушенному в общении с милицией парню такое вряд ли могло прийти в голову, и он простодушно цеплялся за рукав своего подельника как за спасительную соломинку.

– Гришка, ложись!!! – Более выдержанный и находчивый Митя бросился в угол лестничной площадки, увлекая товарища за собой. Там он проворно улегся на пол в живописную позу, изображая смертельно пьяного бомжа, и его напарнику не оставалось ничего другого, как неэстетично плюхнуться рядом. Сделали они это очень вовремя – в следующую секунду стук каблуков и свист стали слышны совсем рядом. А потом свист прекратился, раздался негромкий возглас: «Тьфу!», и каблуки еще быстрее заспешили на следующий этаж.

Надо сказать, напарникам повезло: если бы девушка, принявшая их за пьяных, принюхалась, то не уловила бы ни запаха спиртного, ни тем более специфического «парфюма» бомжей. А это ох как подозрительно! Но, на их счастье, ей было либо некогда, либо наплевать на валяющихся на полу людей. Что ж, безразличие женщин к лежащим где попало мужским телам – находка для нерадивых взломщиков.

Дождавшись, пока цокот шпилек стихнет, Митя осторожно приподнял голову и пихнул лежащего рядом товарища в бок:

– Вставай, теперь можно!

– А вдруг она милицию вызовет? – Гриша кивнул в сторону ведущих наверх ступеней. – Пойдем отсюда!

Пожалуй, лучше бы он кивнул на ступени, ведущие вниз. Догнать девушку и попросить ее не вызывать наряд было уже поздно. Поэтому оставалось сматываться.

– Не заявит, нужны мы ей! – решительный Митя был уже на ногах и пытался снова вставить ключ в замок. – И вообще – тише! Я же тебе говорил про соседку, которая на каждый громкий звук милицию вызывает!

– Все-все, молчу! – прошептал в ответ Гриша и вернулся на свое место у лестничных перил.

– Я, кажется, понял, в чем дело, – продолжал тем временем еле слышно бормотать Митя. – Этот ключ надо не до конца запихивать… Сейчас еще раз попробую, аккуратненько…

А вот это правильно – лаской можно даже сейф уговорить, опытные мужчины знают. Замок откликнулся на чуткое обращение, глухо и как-то сдавленно крякнул, а потом, окончательно уступив настойчивости ключа, с негромким щелчком позволил ему провернуться внутри себя. Словно почувствовал, что сопротивляться таким упорным попыткам бесполезно, и сдался на милость грабителя.

Митя радостно ахнул, но тут же снова стал серьезным, вытащил ключ и сунул его в карман. Гриша с обреченным видом прислонился к стене рядом с дверью – мысленно он уже пребывал в милиции, а то и на лесоповале. Между тем толстая металлическая дверь распахнулась без малейшего скрипа, и Митя проворно юркнул в квартиру, потянув за собой дрожащего напарника.

Смазка, прежде всего она! Особенно для тяжелых стальных дверей. Если бы горожане только знали, как они помогают злоумышленникам, смазывая дверные петли и сувальды запоров, чтоб, возвращаясь домой за полночь, ненароком не разбудить соседей и вообще для комфорта! Спасибо им.


Как же я люблю, когда приходят люди, полные азарта и готовые ради обладания мной на всё! В такие минуты я вновь чувствую себя молодой и обаятельной, чувствую страстное желание увлечь своей красотой, вскружить голову и… погубить! А что в этом предосудительного, скажите? Может, именно такой финал и влечет фаталистов-авантюристов – откуда вам знать?!

Вот и нынче мое тело отозвалось дрожью, я вся затрепетала, зашлась в ожидании былых прикосновений! Мой стан выгнулся и застыл в истоме. Ну, скорей иди ко мне, ненаглядный!

Ну да – ненаглядный, мне не наглядеться на тебя вовек, я не лукавлю. И не потому, что ты впрямь красив и умен, нет. Просто я так устроена, что смотреть на тебя, красавчик, мне не обязательно – я и без того чувствую порыв твоей души, твою алчущую натуру, жажду овладеть мной, бесценной и неповторимой…

Так не томи! Ко мне, ко мне иди, ко мне-е-е…


Сколько ни тверди, что темнота сама по себе не опасна, что это всего лишь порождение дефицита квантов света, – не поверят! Даже те, кто рожден во времена, когда ничего не возможно было достать, кроме разве что бесплатной путевки в Сибирь. И шли по этапу осужденные за риск, за неосторожность, за желание получить больше, чем поровну со всеми. Те, кого темнота не укрыла, предала. Или хуже того – заманила в длинные и цепкие лапы закона.

Но времена дефицита канули в Лету, а джентльмены удачи не перевелись. По-прежнему темнота – их лучший друг, а удача – награда за смелость, да простят нас Пахмутова с Добронравовым за случайную цитату.

Оказавшиеся в темной-претемной прихожей скромной трехкомнатной квартирки двое взломщиков не только не горели желанием быть пойманными, но и не очень-то хотели поживиться за хозяйский счет. Их влекло какое-то особое чувство. Иначе с чего бы Мите прошептать сущую глупость, позорящую воровскую профессиональную этику:

– Сейчас мы эту штуку отыщем и сразу возьмем, она навряд ли под замком. Хозяин берет ее каждый день, я видел.

– Ты подсматривал за ним? – брезгливо подивился Митин напарник и вкрадчиво добавил: – Может, все-таки скажешь, что собираешься искать?

– Тебе лучше этого не знать, – усмехнулся Митя. – Рано еще…

– Это мне-то рано?! – вспыхнул Григорий, почувствовавший себя гораздо уверенней, когда коварная лестничная площадка осталась за дверью.

Каждый вопрос находит свой ответ, не замечали? Пусть не тот, что ожидался, а совсем другой – ни в жилу, ни в кассу, ни в Красную Армию. Пусть звучит он не как ответ, а как встречный вопрос. Хотя бы такой, как этот, крикливым надрывом прозвучавший в душной тьме чужой квартиры над самым ухом Митиного друга:

– А кто за тебя ноги вытирать будет, а?!


Да, нынешним авантюристам до прошлых ой как далеко! Тех так просто было не напугать, они рвались ко мне через все преграды, отбрасывая с дороги любое препятствие… Один, помнится, не побоялся парочки злющих псов, которые охраняли наш дом, и не поленился целый месяц прикармливать их разными гостинцами и приучать к себе. А как он радовался, когда до меня добрался и когда убегал вместе со мной и с прихваченными заодно драгоценностями мимо тех же вилявших ему вслед хвостами собак! Только радовался своей удаче и почти ничего не боялся. Жаль, что вместе мы с ним были совсем недолго, уже на следующий день ему нанесли визит полицейские. Но даже тогда он не боялся, а только жалел, что плохо спрятал украденное и так глупо попался. А эти двое услышали голосок нашего милого попугайчика, и сразу в панику! Тоже мне, герои…


На этот раз Митя с Гришей кинулись на пол одновременно, как пловцы-синхронисты. Обоим уже чудилась милицейская сирена, грохочущие на весь квартал требования «сдаться и выйти с поднятыми руками», стрельба и визг впечатлительных соседок, для которых выскочить во двор и посмотреть на арест домушников важнее даже самых скандальных ток-шоу. Однако секунды неторопливо щелкали в Митиных наручных часах, а сирены и прочих сопутствующих ловле преступников звуков все не было. Зато вместо них откуда-то сверху раздалось старческое покашливание, а потом уже знакомый друзьям неприятный голос вежливо предложил:

– Чаю хотите, гости дорогие?

Митя приподнял голову и негромко выругался, после чего с чуть виноватым видом пихнул своего товарища в бок:

– Гришка, вставай! Это попка хозяйский! Я и не знал, что он у него говорящий…

– Тьфу на тебя! – Второй взломщик начал вставать, опираясь на все еще дрожащие руки. – Предупреждать надо!

– Да он при мне не разговаривал, – принялся оправдываться Митя, помогая товарищу подняться. – Я же дома у него был всего пару раз, обычно мы на рыбалке встречаемся…

– Будьте как дома, но не забывайте, что в гостях! – словно опровергая его слова, отозвалась человеческим голосом птица.

Грабители, наконец, встали и осторожно огляделись. Темнота, показавшаяся им вначале непроницаемой и полной тайн и опасностей, теперь слегка рассеялась, стала мутно-серой и совсем не романтичной. В ней уже можно было разглядеть шкаф и тумбочку в коридоре, большое зеркало на стене и приоткрытую дверь в комнату, из которой и доносился «ангельский голосок» излишне болтливого попугая.

Еще раз облегченно вздохнув, Митя ткнул пальцем в сторону другой двери:

– Я на кухне посмотрю, а ты иди в эту комнату! А потом вместе все остальное проверим. Если почувствуешь, что тебя куда-то влечет, то сразу зови меня и ни к чему не прикасайся!

Гриша с сомнением уставился на дверной проем, опасаясь, что, кроме говорящих птиц, там таятся еще какие-нибудь ужасные чудовища, способные довести беззащитного домушника до инфаркта или в лучшем случае сделать его заикой, но сообщать о своем страхе товарищу не стал. Митя тем временем уже скрылся за кухонной дверью и теперь неслышно крался к высокому старомодному шкафу для посуды. Подойдя к нему и протянув руку к одному из ящичков, он на мгновение замер, а потом решительно, словно дрессировщик, входящий в клетку к хищнику, потянул его на себя.


Кажется, я погорячилась. Не такой уж этот новый воришка и бестолковый. И перчатки не забыл натянуть, и все ненужные вещи кладет на место, никакого беспорядка после себя не оставляет. Чтоб, значит, хозяин не сразу заметил, что его ограбили. Правда, так он и времени больше потратит, а время в таких делах ой как ценно…

Был у меня один такой аккуратный похититель. Всего четыре года назад. Как ему хотелось отомстить моей тогдашней обладательнице! С детства был на нее обижен за то, что ее всегда ставили ему в пример, но не знал, как побольнее ее уколоть. А потом увидел меня… Она, по всей видимости, долго не замечала моего отсутствия, а если и заметила, то не подумала на своего приятеля, потому что продолжала бывать у него в гостях. Рассказывала ему, что к ней, наконец, перестали придираться профессора в университете, и очень этому удивлялась. Как и тому, что его, почти отличника, вдруг взяли и отчислили из-за какой-то ерунды. Хм, интересно, а эти сегодняшние визитеры, когда учились, были отличниками?


Дрожь в руках страшно мешала Мите открывать и закрывать ящики и дверцы кухонных шкафов, но он все-таки наловчился делать это осторожно и более-менее бесшумно. Хотя все равно продолжал вздрагивать при каждом стуке или скрипе – своем или донесшемся из комнаты, где хозяйничал его приятель. Каждый шаг, каждый шорох казались ему ужасным грохотом, каждое дребезжание посуды в шкафчиках – трезвоном, слышным всему дому. Но и прекратить этот «обыск» он уже не мог – убегать из взломанной квартиры было поздно, «точка невозврата» была пройдена. Оставалось только перебирать вещи в ящиках как можно быстрее и аккуратнее.

Обшарив всю кухню и даже заглянув зачем-то в доверху наполненную грязной посудой раковину, Митя тихо прокрался в комнату, где орудовал Григорий. Он все так же осторожно приоткрыл ведущую в нее дверь – ее едва слышный скрип вновь заставил грабителя вздрогнуть – и с удивлением замер на пороге. Гриша тоже работал тихо и на удивление профессионально: за то время, что Митя хозяйничал на кухне, он успел найти и вытащить из шкафов маленькую шкатулку с деньгами и две большие с драгоценностями, приплюсовать к ним мобильный телефон с зарядным устройством, плеер, цифровой фотоаппарат и две меховые шапки и разложить это все на столе в центре комнаты. Рядом со столом, на полу, уже лежала большая раскрытая сумка, а сам Григорий стоял перед раскрытым книжным шкафом и быстро пролистывал пыльный том какого-то классика. Яркий попугай в клетке внимательно следил за этими манипуляциями, нервно постреливая глазками, но от комментариев воздерживался.

– И это называется «первый раз иду на дело»! – громким шепотом передразнил Митя своего товарища и подошел к столу, чтобы как следует разглядеть отобранные им дорогие вещи.

– Шкатулки тоже надо будет взять, – пропустив его «шпильку» мимо ушей, азартным шепотом заявил Гриша. – Они явно старинные и стоят кучу бабок! Я вообще смотрю, этот мужик любит антиквариат, вон и мебель у него древняя! – он кивнул на красивые старинные стулья с мягкими сиденьями и маленький круглый резной столик в углу комнаты. – Жаль, их с собой не утащишь…

– М-да… – Митя как-то странно посмотрел на Григория, вздохнул и подошел к такому же старинному серванту, за стеклянными дверцами которого красовалась хрупкая фарфоровая посуда.

– Там я тоже смотрел, – шагнул вслед за ним Гриша. – Чашечки хорошие, но если их в сумку положить, мы по дороге половину перебьем. А заворачивать долго. Ты на кухне взял что-нибудь? Нет? Тогда давай это барахло соберем – и уходим!

Вместо ответа Митя открыл сервант и принялся заглядывать в расписные чашки. Григорий тем временем погрузил в сумку одну шкатулку, накрыл ее перевернутой шапкой, в шапку спрятал фотоаппарат и потянулся за другими шкатулками.

– Давай помогай, уходить пора, вдруг хозяин вернется! – снова зашипел он на Митю. Тот обернулся и, издав еще один вздох, тяжело взглянул на своего подельника, который всего за четверть часа умудрился из перепуганного трясущегося парня превратиться в осторожного расчетливого домушника.

– Мы сейчас уйдем, – сказал он тихо. – Но брать ничего из этого, – он показал на заваленный вещами стол и на сумку, – не будем. Оставь это все.

– Э? – уточнил Гриша с изумленным видом.

– Ага, – сочувственно кивнул ему его товарищ.

– А зачем тогда?.. – удивление и непонимание на лице Григория начало сменяться обидой. Теперь он был похож на маленького ребенка, которому сначала дали вкусную конфету, а потом решили ее отобрать. И если бы у Мити был хотя бы небольшой опыт общения с детьми, он бы понял, что делать так не стоит, поскольку за этим обычно следует невероятно много шума и крика. Но, как видно, ни детей, ни младших братьев или сестер у начинающего домушника не было. – Ты че, идиот?! – вспыхнул Григорий, и его шепот стал похож на шипение огромной рассерженной змеи. – Ты че, надо мной издеваешься? Ты зачем меня сюда притащил? Зачем вообще это все?!

Митя нервно покосился сначала на дверь, а потом на беспокойно захлопавшего крыльями попугая, и произнес еще одну фразу, которую крайне нежелательно говорить во время ссор, потому что она вместо взаимопонимания приводит как раз к противоположному результату:

– Спокойно, я тебе все сейчас объясню!

Вопреки его ожиданиям, Григорий, вместо того чтобы замолчать и выслушать напарника, зашипел еще громче и подскочил к Мите, замахиваясь на него шкатулкой, внутри которой что-то громко звякнуло.

– Я не знаю, что ты задумал! – шикнул Гриша уже не шепотом, а почти в полный голос. – Но мне плевать! Я все забираю и ухожу, и попробуй только мне помешать! Сядем тогда вместе.

– Гришка, очнись, что с тобой? – растерянно забормотал Митя, перехватывая его руку и пытаясь отобрать у него шкатулку, которая, как оказалось, вполне могла сыграть роль опасного оружия. – Ты ж нормальным парнем был, ты же не хотел ничего воровать! И я тебя предупреждал, что мне здесь надо взять только одну вещь! Ты что, увидел все эти безделушки и забыл наш уговор? В чем дело?!

– Ну… да черт его знает… – Этот вопрос поставил Григория в тупик, и он выпустил шкатулку. Митя тут же отскочил от него подальше и едва не налетел спиной на сервант.

– Давай-ка успокойся! – продолжил он взывать к разуму и совести своего товарища.

– Но ты же все равно хотел здесь что-то украсть! – огрызнулся Григорий уже менее злобно. – Что же ты теперь мне мораль-то читаешь?!

– Я все тебе расскажу, – снова пообещал ему Митя, машинально открывая шкатулку. – Только сейчас давай отсюда уйдем, пока нас не застукали!

Гриша еще раз оглянулся на собранные вещи, потом обвел глазами всю комнату и, отмахнувшись от подельника, вернулся к сумке.

– Иди ты знаешь куда? – проворчал он себе под нос. – Не знаю, что тебе было от меня нужно, но раз уж ты меня сюда затащил, то просто так я не уйду. А ты, если хочешь, иди. Мне же больше достанется.

– Как знаешь, – неуверенно отозвался Митя. – Я тебя не выдам, но… лучше ты все-таки этого не делай.

– Иди-иди, – огрызнулся Гриша. – Это я тебя не выдам, в случае чего!

– Может, все-таки меня выслушаешь?

– Да пошел ты… Уходи, пока я тебе в морду не дал!


А ведь начиналась моя жизнь совсем мирно… Я была уверена, что до конца дней своих буду жить в одном доме, у той милой барышни, которая так радовалась моему появлению в день ее рождения. Скажи мне тогда кто-нибудь, что я буду путешествовать из дома в дом и приносить их хозяевам одни лишь беды, я бы в ответ только расхохоталась! Но не прошло и недели, как все изменилось. По вине той молоденькой горничной, которой я тоже сразу очень понравилась. Настолько, что она решила забрать меня к себе, посчитав, что ее юная госпожа не сильно из-за этого расстроится. О боже, что с людьми делает алчность!

Да, она и представить себе не могла, что барышня успела меня полюбить больше жизни и приняла мою потерю чересчур близко к сердцу. Зато я почувствовала это сразу! Ощутила ее обиду на похитительницу и, заодно, на весь свет, ее злость и жажду мести. Услышала те не произнесенные вслух слова, которые безмолвным проклятием пронеслись в ее мыслях. Тогда-то я и поняла, что мстить горничной придется мне…

Через несколько месяцев укравшую меня служанку выгнали, обвинив в краже кольца, которое на самом деле просто закатилось под шкаф. Позже ей пришлось выйти замуж за злобного желчного старика, вызывавшего у нее страх одним своим видом. А еще через год, когда она из цветущей красавицы превратилась в забитую, рано постаревшую несчастную женщину, на меня положила глаз зашедшая к ней в гости соседка.

Но тогда я уже знала, как это сладко – губить алчущих…


– Все, я пошел! – громким шепотом произнес Митя, засовывая в карман какой-то мелкий предмет и на цыпочках направляясь в прихожую. Возле двери он оглянулся на Григория, все еще державшего в руках шкатулку с драгоценностями и не решавшегося положить ее на место, а потом, тяжело вздохнув, начал осторожно открывать дверной замок. Несколько секунд Гриша стоял неподвижно, переводя взгляд то на напарника, то на шкатулку и на сумку с другими ценностями. Наконец на двери щелкнул первый замок, и Григорий, почти до крови закусив губу, положил шкатулку на стол и подбежал к Мите. Тот понимающе кивнул и принялся за второй замок.

Отпереть его молодой человек не успел. С улицы донесся приглушенный, но вполне явственный вой сирены. И почему-то оба приятеля сразу поняли, что это не «Скорая помощь». И что едет завывающая машина точно не мимо и не в соседний дом. Бдительная соседка, о которой Митя предупреждал напарника, не дремала и, услышав, что за стеной кто-то ссорится, поспешила на всякий случай вызвать стражей порядка.

Приятели переглянулись и бросились прочь от двери. В первый момент они рванулись в разные комнаты, но Митя, спохватившись, успел поймать Григория за рубашку и потянул его за собой, в спальню хозяина дома, выходившую окнами не на проспект, а во двор. Там он рванул в сторону тяжелую штору и вцепился в две тугие оконные ручки, которые никак не желали поворачиваться и выпускать из квартиры ограбивших ее приятелей. Грише, которому нижних ручек не досталось, а до верхних было не дотянуться, оставалось только смотреть в окно – на узкий, весь в ржавых разводах и «визитных карточках» голубей карниз, на почти дотягивавшиеся до стекол ветки березы, на зеленевший внизу замусоренный газон… Очень, просто невероятно далеко внизу.

Ему снова чудился позади шум тяжелых шагов, стук в дверь и требования сдаться и выйти из квартиры, и теперь эти ужасные видения были не такими уж и надуманными. Милицейская сирена позавывала еще немного, а потом замолчала совсем рядом с домом. Надеяться, что милиция понадобилась кому-то другому из жильцов, было слишком наивно…

– Не стой столбом, помогай! – шикнул Митя на своего нерешительного помощника. Тот, спохватившись, начал карабкаться на подоконник, чтобы дотянуться до верхних оконных ручек, поскользнулся и едва не свалился на пол, успев в последний момент ухватиться за штору, которая тут же предательски затрещала, грозя оторваться от карниза. Митя выругался, отпихнул подельника в сторону и вскочил на подоконник сам. Из прихожей донеслось щебетание дверного звонка, но оконные створки уже со скрипом расходились в стороны.

– Надо прыгать, – сказал Митя упавшим голосом, глядя вниз и явно убеждая в том, что прыгать действительно надо, не столько Григория, сколько самого себя. Второй этаж, считавшийся совсем низким, настолько низким, что на него полагалось ходить пешком даже самым дряхлым пенсионерам, теперь словно бы взвился на высоту небоскреба. Но звонки и стук в дверь, становившиеся все громче и настойчивее, пугали еще сильнее, чем разверзшаяся под окном пропасть.

– Уже уходите? Даже чаю не попьете? – раздался из прихожей предательский шипящий говор не в меру развитой южной птицы. В дверь заколотили снаружи чем-то тупым и увесистым. В милицейском арсенале, видимо, и такое имелось.

Взломщики вместе забрались на подоконник, сели на карниз, свесив ноги в эту зияющую бездну, и…

– Мить, я не могу! Ты прыгай, а я сдамся!!! – завопил шепотом Григорий и попытался скатиться с подоконника назад, в комнату. Однако то ли подоконник оказался чересчур скользким, то ли окончательно перепугавшийся воришка сделал какое-то неосторожное движение, но полетел Гриша не назад, а вперед, навстречу далекой и, что хуже всего, некстати твердой земле!

Его истошный вопль прозвучал громче любой сирены и даже громче бешено колотившегося Митиного сердца. Так мог кричать только разбившийся, доживающий последние минуты человек. Во всяком случае, Митя был в этом уверен, и поэтому, когда он, зажмурившись, соскользнул с подоконника и, не успев сгруппироваться, приземлился рядом с лежавшим на земле напарником, удивлению его не было предела: Григорий продолжал завывать. Больше того – почти сразу, как только Митя упал рядом с ним, Гриша попытался вскочить на ноги, и ему это вполне удалось!

– Бежим отсюда скорее!!! – завопил абсолютно живой и, похоже, ничуть не пострадавший Григорий, вцепившись товарищу в руку и потянув его вверх. – Они сейчас вломятся в квартиру, они нас увидят, они будут стрелять!!!

– Беги, я сейчас! – Митя тоже попытался встать и лишь теперь почувствовал боль в правой щиколотке – сперва как будто и не очень сильную, но уже через секунду…

– Мить, ты чего?! Сильно ударился? – запричитал Григорий, когда его друг с воплем плюхнулся обратно на газон. – Бежать можешь?

– Черт! Я даже идти не смогу!!! – простонал Митя. – Я, кажется, ногу сломал!

По законам жанра приключенческих книг, которыми Митя зачитывался в детстве, ему следовало теперь приказать напарнику: «Брось меня, спасайся сам!» Но выговорить эти слова у него почему-то не получалось. Вместо них хотелось сказать совсем другое, потребовать, чтобы Григорий не оставлял его и помог добраться до припаркованной возле другого конца дома машины. Так и не определившись с выбором роли, Митя громко и жалобно замычал, но Гриша догадался, что напарник имел в виду, и все-таки поставил его на ноги.

– Давай, обопрись на меня, сейчас добежим! – прикрикнул он на старшего товарища и рванулся к машине. Митя, повиснув на нем почти всей своей тяжестью, запрыгал рядом на одной ноге. Мысль о том, что он должен все-таки дать Григорию возможность убежать одному, еще некоторое время вертелась у него в голове, но пострадавший убедил себя, что даже если бы он попросил подельника бросить его, тот все равно ни за что бы на это не согласился.

Григория между тем мучили другие вопросы:

– И какого лешего мы так далеко оставили твой драндулет?! Кто тебе сказал, что это удобнее, когда что-нибудь воруешь? В каком идиотском детективе ты это вычитал?! – возмущался он, тяжело дыша и спотыкаясь.

– Да кто ж знал, что так выйдет?! – огрызался Митя. – Между прочим, ты сейчас за руль сядешь, я не могу машину вести!

Гриша витиевато выругался – водить автомобиль он немного умел, но прав у него не было. Как и особой практики вождения.

Они уже ввалились в салон машины, когда в распахнутом окне второго этажа появились две милицейские фуражки. Крепкая железная дверь, с трудом впустившая в квартиру воришек, сумела так же «добросовестно» задержать на лестнице и стражей порядка. И, выглянув в окно, они увидели лишь пустой дворик и отъезжающий за угол дома автомобиль с выключенными габаритными огнями и, очевидно, с тщательно заляпанным грязью номером.


Ну вот, кажется, все закончилось! Еще немного, и у меня будет новая жертва. Можно начинать придумывать, какие именно несчастья я принесу этому неуклюжему, но, в общем, очень даже симпатичному парню… Не повториться бы! Ведь чем дальше, тем сложнее придумывать что-то новое, только придет оригинальная мысль, как вдруг вспоминаешь, что такое уже было. Слишком многие за мной охотились, и слишком много раз я наказывала охотников, так что иногда могу принять за новую выдумку хорошо забытую старую. Но для этих двоих я обязательно постараюсь нафантазировать что-нибудь неординарное. К обычным неудачам они и так уже привыкли – вон сколько оба натерпелись всего за час, и, как это ни печально – почти все случилось без моей помощи, я их только поссорила перед приездом полицейских!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации