151 500 произведений, 34 900 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 11

Текст книги "Список"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 16 апреля 2018, 10:40


Автор книги: Шиван Вивьен


Жанр: Современная зарубежная литература, Современная проза


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 11 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Даниэле хочется встать и отойти подальше от двери, но она не может сдвинуться с места. Не может даже вытереть капельки пота, стекающие по лицу и собирающиеся на подбородке.

– Заткнись, – говорит Эндрю.

Но его голос тонет в поддразнивающих выкриках других парней.

– Хватит, джентльмены, – говорит тренер Трейси. – Прекратите отвлекать моих пловцов. – И она закрывает дверь в зал.

Пытаясь отдышаться и перетерпеть боль в мышцах, Даниэла смотрит, как Эндрю разворачивается и уходит.

Глава 30

– Надо было и мне купить салат, – говорит Лиза, хмуро глядя на свою тарелку.

Бриджит сидит напротив сестры в пиццерии торгового центра. Она выбрала столик у окна, хотя он был грязным и ей пришлось убирать чьи-то тарелки. Но здесь она сможет отвлечься от еды и понаблюдать за покупателями, которые стараются держаться подальше от мужчины, запускающего резиномоторные самолетики[10]10
  Резиномторная модель самолета – разновидность свободно летающих моделей самолетов, запускаемых с помощью закручивания резинки, которая присоединена к пропеллеру.


[Закрыть]
.

– Не глупи, Лиза. Тебе нравится здешняя пицца. Так что… ешь ее и пойдем.

Бриджит выковыривает увядший листик латука из небольшой тарелки с салатом, который она была вынуждена заказать, чтобы не вызвать подозрений. Какой бы голодной она ни была сейчас, выглядит он неаппетитно.

Разве не в этом был смысл? Правда, Бриджит злится, что перестала пить ту смесь. Если бы она от нее не отказалась, то не мучилась бы от голода, а значит, и не опростоволосилась бы так сегодня.

Лиза качает головой:


– Мне не следует есть такую пищу. Особенно потому, что я не занимаюсь спортом. Меня раздует.

Бриджит откладывает пластмассовую вилку и подозрительно смотрит на Лизу:

– С чего ты все это взяла?

Ей интересно, не проговорилась ли Эбби, что видела ее в туалете. Бриджит не рвало, но позыв был очень сильным. Какая удача – ее поймали в тот момент, когда она была наиболее уязвима. И вдобавок к этому после туалета она потащилась к снек-автомату, чтобы купить крендельки. Крендельки, ради всего святого! Не орехи, не упаковку конфеток «Life Savers»[11]11
  «Life Savers» – компания, зарегистрированная в 1913 году Эдуардом Ноублом, которая выпускает леденцы со вкусом перечной мяты в виде маленьких спасательных кругов.


[Закрыть]
.

Лиза пожимает плечами:

– Не знаю. Я не расстроилась, что Эбби назвали самой красивой. Она определенно заслуживает этого. Но было бы круто, если бы в следующем году в список попала я.

– Господи, так вот что тебя волнует? – улыбается Бриджит. – У тебя папины гены. А он не толстеет. Это мне надо беспокоиться, потому что я пошла в мамину родню. И вообще, один кусок пиццы погоды не сделает.

– Но ты-то вообще не ешь пиццу, – хмыкает Лиза.

Бриджит протыкает вилкой одноразовую тарелку. Ей даже не хочется сидеть в этой пиццерии. Ее сюда затащила Лиза. А теперь еще и жалуется!

– Смотри, – рявкает Бриджит и берет тарелку сестры.

Съешь кусочек.

Съешь большой кусочек.

И тогда она замолчит.

Но вместо этого Бриджит тянется к салфеткам.


– Если тебя это беспокоит, сделай так. – Она кладет несколько салфеток на сыр и аккуратно промакивает кончиками пальцев, которые сразу окрашиваются в ярко-оранжевый цвет. – Это избавит тебя как минимум от сотни калорий. А еще можно убрать весь сыр и съесть только тесто.

Именно это Бриджит и делает – снимает сыр одним слоем и складывает в кучу на край тарелки.

– Но сыр – самая вкусная часть! – ноет Лиза.

Бриджит игнорирует ее. Берет другую салфетку и промакивает соус:

– Кстати, его есть очень вредно. В нем много сахара. – Наконец Бриджит срывает корочку. – И это тоже не стоит есть. Она осядет в твоем желудке.

Лиза забирает то, что осталось от пиццы – бледный кусок непропеченного теста, – и хмурится:

– Вот это да, спасибо.

Бриджит ощущает масло на своих пальцах. Ей хочется облизать их начисто. Но она берет другую салфетку и энергично трет руки, отчего бумага рвется. Она чувствует вину за то, что вывалила свое дерьмо перед сестрой и испортила невероятно хороший кусок пиццы. Бриджит не может дождаться, когда же закончатся эти дурацкие танцы и она наконец снова станет нормальным человеком.

– Я куплю тебе другой кусок, хорошо? – предлагает она. – Просто хотела показать тебе, как глупо ты себя ведешь.

– Все нормально, – тихо отвечает Лиза. – Я знаю, что ты стараешься помочь мне. – Она поднимает немного сыра с края тарелки, отправляет его в рот, а затем говорит: – Теперь можем идти.

Бриджит делает глубокий вдох и треплет Лизу по волосам, пока они встают. Ей бы хотелось все объяснить сестре, но желание убраться из пиццерии сильнее.

Через полчаса они заходят в один из магазинов. И Бриджит сразу замечает платье, которое ей хочется купить. Маленькое, красное, без бретелек. Оно такое красивое и женственное. Обходя манекен, девушка замечает, что сзади платье закреплено булавками, чтобы выглядело более обтягивающим. Бриджит сразу же вспоминает о тех крендельках, а затем представляет, как натягивает это платье, отчего булавки выскакивают и разрывают ткань, чтобы она в него поместилась.

– Оно ТАК хорошо будет смотреться на тебе, – говорит Лиза и обнимает сестру со спины.

– Не знаю, – в задумчивости отвечает Бриджит.

Лиза устремляется к другой стойке с вешалками:

– Примерь его!

Бриджит сдвигает вешалки с платьями. Выбирает свой размер – тот, что был у бикини, – и поднимает платье. Оно кажется невероятно широким, просто огромным. Как красный цирковой шатер. Но Бриджит, скорее всего, даже не влезет в него.

В примерочной она хмуро смотрит в зеркало. Платье пришлось ей впору. И это должно радовать ее. Бриджит сбросила вес, который набрала, вернувшись с каникул. К тому же красный хорошо сочетается с ее темными волосами. Но бедра выпирают и портят силуэт. И живот тоже. Он похож на маленький мешочек, как у кенгуру. Даже коленки выглядят толстыми.

– Мне так жаль Эбби, – говорит Лиза из соседней кабинки. – Теперь она, вероятно, не сможет пойти на танцы. И все из-за Ферн.

– Отстой, – произносит через несколько секунд Бриджит.

Глядя на себя в этом платье, она хочет плакать.

Была бы ты на размер поменьше!

И тут Бриджит приходит на ум бикини. Оно же придало ей стимул. Она купила его, и ей пришлось похудеть.

Осталось два дня до танцев, но справится ли она на этот раз, если купит платье размером поменьше?

– Можно посмотреть? – спрашивает Лиза.

– Я уже все, – отвечает сестра. – Встретимся у кассы.

Пока Лиза переодевается, Бриджит выбегает в зал и берет платье на размер меньше. Она снова испытает себя.

Пятница

Глава 31

Этот недуг полностью завладел ее телом. И уже трудно понять, где въевшаяся грязь, а где кожа Сары. Они стали единым целым. Когда срабатывает будильник, Сара не спешит открывать глаза, потому что не хочет ощущать, как трескается грязь в складках ее век.

Вчера она завалилась спать обнаженной. Хотя так и не смогла уснуть. А лежала и чесалась всю ночь.

Ее одежда грязной кучей валяется на полу. Она жульничает и выворачивает трусы наизнанку, прежде чем надеть их. Это мало помогает. И поэтому вся сила воли уходит на то, чтобы надеть все остальное.

Всю дорогу до школы Сара представляет себе, как Майло рассказывал Энни об их вчерашней ссоре в коридоре. Как Энни посоветовала Майло держаться от Сары подальше, уверяя, что та ненормальная. Как Майло говорил Энни, что скучает по ней, что жалеет о переезде.

Словно в подтверждение ее самых худших подозрений Майло не ждет ее на скамье.

Но Сару радует, что на улице холодно. От холода кожа сжимается, подтягивается и обжигающе немеет, да так, что Сара почти не чувствует свое тело. Она садится на скамейку и ждет грязевым изваянием, пока не звенит второй звонок, после которого ей наверняка засчитают опоздание.

Но Майло так и не появился.

Пятница на десять тысяч процентов отличается от понедельника. Никто не игнорирует Сару. Это просто невозможно. Все одноклассники смотрят на нее в полнейшем ужасе. Сара садится на свое место. И сразу же раздается скрип ножек стульев и парт, так как сидящие рядом пытаются отодвинуться от девушки подальше. Но даже этот бойкот не может пробиться сквозь грязь. Она как бронежилет. И за ней Сара ничего не чувствует.

От каждого шага, малейшего движения или смены позы запах усиливается. Он кислый, противный и резкий. Парни прикрывают носы воротниками рубашек. А девчонки прижимают к лицу надушенные запястья.

Какая красота.

Вот только Сара понимает, что окружающие всегда ждали от нее чего-то подобного. Поэтому на их лицах нет шока или изумления. Только чувство обреченности.

Глава 32

Даниэла замирает в дверном проеме кабинета, одной рукой сжимая плечо.

– Тренер Трейси? – сквозь зубы произносит она.

Тренер Трейси поворачивается к ней на стуле, и на ее лице сразу отражается обеспокоенность.

– Даниэла. Что случилось? Почему ты не в купальнике? – спрашивает она.

– Думаю, вчера я повредила руку в тренажерном зале. Похоже, немного перестаралась, делая жим лежа. – Даниэла испуганно смотрит, как тренер Трейси поднимается. – Я… Я не должна была выпендриваться. И думаю, мне не стоит сегодня лезть в воду. Ну, вы понимаете. Чтобы поберечь себя перед завтрашним заплывом.

Тренер Трейси осторожно надавливает на плечевую мышцу Даниэлы. И та сразу же резко втягивает воздух.

– Это плохо. Тебе нужно тренироваться с командой, чтобы уменьшить время заплыва. Мы до сих пор не отработали твои повороты. – Тренер Трейси давит еще на несколько мест на руке Даниэлы. И та морщится, когда считает, что это необходимо. – Придется заменить тебя другим пловцом.

– Уверена, к завтрашнему дню все пройдет, тренер Трейси. Клянусь. И я останусь на тренировке, чтобы ничего не упустить. Просто не хочу усугублять. Я правда думаю, что нужно отдохнуть один день – и мне станет лучше.

Тренер Трейси продолжает ощупывать плечо девушки, но ее прикосновения стали другими. Словно она не пытается определить степень повреждения, а просто подыгрывает.

– Если считаешь, что тебе это нужно, я не буду с тобой спорить. Но при этом и рисковать не стану, надеясь, что к завтрашнему дню все придет в норму.

Выходя из кабинета, Даниэла чувствует боль. Только болит не плечо, а в груди. И это чувство преследует ее весь день. Но она не может сегодня лезть в воду. Потому что потратила столько времени этим утром, чтобы уложить волосы. Потому что у нее есть планы на время после тренировки и она должна выглядеть на все сто.

Даниэла садится на трибуну. Она смотрит, как ребята ныряют в воду, и вместе с ними Хоуп, которую тренер Трейси поставила ей на замену.

Спустя два часа Даниэла ждет в раздевалке, когда подруга переоденется.

– Ты уверена, что все еще хочешь поесть пиццы? – спрашивает Хоуп. – Может, стоит поехать домой, чтобы не нагружать плечо.

Даниэла складывает мокрое полотенце подруги:

– Пицца не повредит моему плечу, Хоуп.

– Но что, если тренер Трейси увидит тебя с парнями? Она больше никогда не позволит тебе плавать в команде.

Даниэле кажется, что порой Хоуп общается с ней не как лучшая подруга, а как младшая сестра. Она и выглядит так – мешковатые спортивные штаны, безразмерная футболка и завязанная вокруг талии толстовка с капюшоном. Ее слегка влажные после душа волосы собраны в небрежный пучок. У Хоуп очень красивые волосы, когда она тратит время на то, чтобы полностью их высушить. Даниэла подумывает предложить ей сделать это сейчас. Но не хочет, чтобы Эндрю и его друзьям пришлось ждать. Да и не похоже, чтобы Хоуп стремилась парням понравиться.

– А что может сказать тренер Трейси? Я же должна питаться. В этом нет ничего особенного. – Но, поняв, что ее слова прозвучали немного резковато, Даниэла добавляет: – Я рада, что ты идешь со мной.

Правда, взять с собой Хоуп – идея Эндрю.

После вчерашнего инцидента в тренажерном зале он так и не позвонил ей и даже не ответил на сообщения. Она решила, что, вероятно, он расстроился из-за ее реакции на его поведение.

Но Даниэла не собиралась ругаться с Эндрю из-за этого. Она просто хотела поделиться с ним новостями о том, что ее взяли в команду по плаванию. Ладно, может это не так значимо, как завтрашняя домашняя игра, и никак не связанно с ее красотой или уродством, но Даниэла знала, что это вызовет уважение у Эндрю и его друзей-идиотов.

Ей очень хотелось, чтобы Эндрю не только уважал ее, но и снова гордился. Гордился тем, что он ее парень.

Поэтому этим утром Даниэла проснулась пораньше и потратила много времени на сборы. Нанесла на волосы кондиционер и отметила про себя, что стоит пользоваться им почаще. Накрасилась и надела поддерживающий лифчик вместо бесшовного, что носила обычно. И наконец надела платье, которое брала с собой в Кловер-Лейк и которое, как однажды сказал Эндрю, сводило с ума всех парней в его отряде. Оно было очень тонким для такой холодной погоды, поэтому Даниэла подобрала к нему кардиган и легинсы.

А потом дождалась Эндрю у его шкафчика перед классным часом.

– Привет, – устало произнес он.

– Угадай что, – сказала девушка, подпрыгивая на цыпочках. – У меня есть новости.

Она ждала, когда Эндрю посмотрит на нее. Но парень рылся в шкафчике, выискивая учебники. Дверца скрывала его лицо.

И вдруг гордость за достигнутые успехи превратилась в абсолютное ничто.

– Твои родители еще не вернулись, верно? Потому что я думала, что могла бы заглянуть к тебе после школы.

Даниэла так и не определилась со своими чувствами по поводу произошедшего в среду, но была готова повторить это.

– На самом деле ребята собираются поесть пиццу после тренировки, – сообщил Эндрю.

– О! – Даниэлу поразило, сколько отчаяния может вместить в себе одна эта гласная. – Где? В Mimeo или в Tripoli?

– Возможно, в Tripoli. Я не знаю.

– Мне там нравится. Лучшая пиццерия в городе. – Эндрю закрыл шкафчик, и Даниэла поняла, что стояла к нему невероятно близко. – Странно, но я тоже планировала сегодня поесть пиццу.

– Ты… хочешь пойти с нами?

– Ты хочешь, чтобы я пошла с вами?

Эндрю пожал плечами:

– Какое мне дело, поешь ты пиццу или нет?

– Ну, тогда я пойду.

Не на такое приглашение девушка рассчитывала, но знала, что если они с Эндрю будут встречаться, то ей следует поладить с его друзьями. Дело не только в том, чтобы он считал ее красивой. Важно, чтобы Чак и остальные парни тоже так думали.

– Может, ты и Хоуп пригласишь, чтобы ты не была единственной девушкой. И чтобы не чувствовала себя странно. Так тебе будет с кем поговорить.

– Разве это не твоя обязанность? Ну, ты понимаешь, как моего парня? – Эндрю смерил Даниэлу взглядом, и девушка отступила. Ей не хотелось, чтобы он отменил приглашение, на которое она с таким трудом напросилась. – Хорошо. Я возьму с собой Хоуп. Встретимся после тренировки на нашем обычном месте.

* * *

Даниэла и Хоуп уже двадцать минут ждут на углу, высматривая джип тренера Трейси. Эндрю и его друзья не приходят, и Даниэла предполагает, что у них затянулась тренировка. И девушки идут к полю.

Но там пусто.

Хоуп вздыхает:

– Я думала, ты сказала, что Эндрю…

– Забыл, наверное. Он так сосредоточен на игре. Только о ней и говорит.

Пока девушки преодолевают пять кварталов до Мейнстрит, Хоуп не произносит ни слова, что еще больше злит Даниэлу. Подруга не справляется со своими обязанностями – поддерживать ее в таких неловких ситуациях.

Заметив просвет между машинами, Даниэла перебегает дорогу. Она знает, что Хоуп последует за ней. Раздается автомобильный гудок, но Даниэла не останавливается. Она смотрит на пиццерию Tripoli.

Парни там. Эндрю, Чак и многие другие. На столе стоят два подноса из-под пиццы, на которых остались лишь три кусочка и куча несъеденных корочек. Их компанию слышно издалека – ребята смеются над чем-то. Но как только входит Даниэла, а за ней и Хоуп, повисает тишина.

Даниэла направляется прямо к их столику.

– Дэн-мужик! – смеется Чак.

– Меня зовут Даниэла, – отрезает девушка.

Чак смотрит на других парней, вытаращив глаза:

– Извини, Даниэла. В любом случае, рад тебя видеть, чувак!

Другие парни смеются. Но не Эндрю. Он смотрит на стол.

– Я думала, мы должны были встретиться на углу, – шепчет Даниэла.

Эндрю скребет сыр, прилипший к бумажной тарелке:

– Точно. Извини. Парни практически потащили меня сюда после тренировки. Им хотелось есть. К тому же тренер отпустил нас сегодня пораньше.

Другие парни тоже опустили головы, поэтому Даниэла не может понять, врет Эндрю или нет. А когда замечает, что никто не сдвинулся, чтобы освободить им с Хоуп место, чувствует прикосновение к своему плечу.

– Пойдем, – говорит Хоуп, уводя Даниэлу. – Я заняла нам столик.

Даниэлу трясет. Она никогда не была так разочарована. Но чего она ожидала? Она практически заставила Эндрю пригласить ее. Жаль, она не могла отмотать время назад и избежать позора. И теперь у нее не остается выбора. Она должна сохранять спокойствие, если не хочет унизиться по полной.

Даниэла подходит к стойке и заказывает себе и Хоуп по кусочку пиццы и лимонад. Когда она садится за стол, парни снова начинают болтать. Жуя как можно тише, она прислушивается к их разговору.

– Мне плевать на призыв этих выпускниц. Ни за какие коврижки я не проголосую за Дженнифер Бриггис, – усмехается Чак. – Это же издевательство. Уродины не должны получать корону. Ни за что!

Даниэла чувствует на себе взгляд Чака, но не в силах посмотреть ему в глаза.

– И вы почувствовали, как воняет от грязнули Сары Сингер? Такое ощущение, будто все уродливые девчонки школы сговорились, чтобы испортить танцы! – Чак допивает лимонад, сжимает банку и кидает смятый алюминиевый комок в сторону Эндрю. – Есть и плохие новости. Я слышал, что Эбби наказали и она не сможет прийти на твою вечеринку.

Из-под стола парней доносится шарканье ног. И тут один из парней принимается смеяться так громко, что кажется, он сейчас начнет кашлять.

Даниэла застывает. Вечеринка у Эндрю? После танцев?

Почему он ничего ей не сказал?

– Заткнись, Чак, – шипит Эндрю.

Чак стонет:

– О, да. Эбби такая горячая. Верно, Эндрю?

У Даниэлы перехватывает дыхание.

– Я не знаю, о чем ты говоришь, – шипит Эндрю.

Чак поднимается и ликующе указывает на Эндрю:

– Лгун! Ты же сам говорил, что как-то вечером дрочил на нее!

Эндрю швыряет в Чака корочку от пиццы. Парни ржут. А Хоуп так резко вскакивает, что ее лимонад проливается на тарелку.

– Пойдем. – Но Даниэлу парализовало от стыда. – Даниэла, пойдем! – Подруга вытаскивает ее из-за стола и подталкивает к двери. – Ты такой придурок, Эндрю, – направляясь к выходу, заявляет Хоуп.

А затем изо всех сил тащит Даниэлу по улице подальше от пицеррии. Но Даниэле не хочется уходить. Ей хочется дать Эндрю шанс все объяснить. И поэтому она пытается вырвать руку у подруги:

– Хоуп…

– Что с тобой случилось, Даниэла? Ты забыла, как постоять за себя?

В глазах Хоуп блестят слезы, когда она произносит эти слова. И Даниэлу они ранят сильнее, чем все остальное.

Эндрю выскакивает на улицу и подбегает к ним:

– Эй! Не злись, хорошо?

Хоуп открывает рот, чтобы снова высказать парню все, что она о нем думает, но Даниэла загораживает ее. И, еле сдерживая слезы, говорит:

– Не злись? Ты прикалываешься? Ты решил закатить вечеринку после танцев и даже не пригласил меня?

– Это даже не вечеринка, Даниэла! Просто несколько ребят сказали, что заглянут ко мне. Мне даже не хочется, чтобы кто-то приходил. Если родители об этом узнают, то убьют меня. Но Чак… Слушай, я не думал, что ты захочешь прийти. Не хотел ставить тебя в неловкое положение из-за того, что придется проводить вечер в компании с Чаком. Особенно после того дерьма, которое он говорит про тебя.

– Хм… Как заботливо с твоей стороны. – Даниэла скрещивает руки. – Эй, мне просто интересно, а ты когда-нибудь заступался за меня? Хоть раз?

Эндрю смотрит на свою обувь:

– Мне дороги мои друзья, ясно? И дорого их мнение.

– Мне тоже. Вот почему я всю неделю выгораживала тебя перед Хоуп. Говорила ей, что ты хороший парень, несмотря на то что ты не сделал ничего, чтобы поддержать меня.

Эндрю поднимает руки:

– Ты не можешь винить меня за то, что я не знаю, что тебе сказать. Я не знаю, через что ты проходишь.

Возможно, это правда. Но при этом Даниэла понимает, что у Эндрю свои тараканы в голове. Он всегда переживал из-за того, что в чем-то хуже Чака и остальных друзей. В футболе, в одежде, телосложением…

Но он бы понял, если бы попытался… Если бы копнул поглубже.

– Я старалась поддерживать тебя, чтобы ты чувствовал себя лучше. А когда ты что-то подобное делал для меня? – По телу Даниэлы проносится дрожь, раззадоривая девушку. – И теперь ты вот так расстаешься со мной? Унизив перед своими друзьями?

Наконец Эндрю смотрит на нее. И бормочет:

– Я не расстаюсь с тобой.

И только через какое-то время Даниэла понимает, что именно парень сказал.

Эндрю все еще хочет встречаться с ней?

Даниэла выискивает на его лице хоть какой-то намек на то, что он помнит, кем она была до понедельника. Она хочет вновь увидеть в Эндрю парня, который гордился ею, который неделями ходил за ней в лагере. Как все могло так сильно измениться за какие-то пять дней? Даниэла не только утратила чувство собственного достоинства, но и лишилась Эндрю.

Она замечает следы грусти в уголках его глаз. И понимает, что на самом деле Эндрю притворяется. Он просто старается скрыть смущение, которое испытывает из-за своего отношения к ней. Это крошечный намек на то, что он сожалеет о своих поступках.

И это немного утешает Даниэлу. Совсем чуть-чуть.

Потому что ей больше не хочется притворяться. Она достаточно смелая, чтобы раскрыться, обнажить свои чувства. Красоту, уродство и все. И ей хочется, чтобы Эндрю поступил так же по отношению к ней. Чтобы признал, что отстойно, когда твоя девушка попадает в список. Стыдно! Но при этом не позволял своим друзьям так к ней относиться. Он должен был заступиться за девушку. А потому сейчас Эндрю обязан признать, что его притворство было показателем трусости, а не силы.

– Возвращайся к своим друзьям, – говорит Даниэла. – А с меня хватит.

Девушка удивлена. Искренне удивлена. Тем, что именно она поставила точку в их отношениях, и тем, что Эндрю так быстро ушел.

Глава 33

Бриджит сама предложила навести порядок во дворе. Она сказала родителям, что ей нужны деньги на карманные расходы, но это ложь. Просто она почти не вспотела, пока играла в бадминтон. К тому же однообразная работа уменьшает ее нервозность. Надо всего лишь сгрести листья граблями в пакет, завязать его и протащить по двору к тротуару.

Она старается двигаться как можно быстрее, чтобы поддерживать сердечный ритм и сжигать калории.

Бриджит слышит звук открываемого окна. Смотрит на второй этаж и видит, что сестра высунула голову.

– Нужна помощь? – кричит Лиза.

– Нет, не переживай, – отмахивается Бриджит. И опирается на грабли: у нее слегка кружится голова.

– Все нормально! – смеется Лиза. – Мне все равно нечем заняться.

Не разрешай ей помогать. Из-за этого ты будешь меньше двигаться. И сожжешь меньше калорий.

– Я деньгами не поделюсь, – предупреждает Бриджит.

Но Лиза уже закрыла окно. А через несколько минут она выходит на улицу и останавливается рядом с сестрой, держа в руках другие грабли.

Иногда Бриджит ненавидит Лизу.

Она остается у гаража и отправляет сестру сгребать листья у забора. И хоть их разделяет целый двор, Лиза начинает болтать:

– Я слышала, сегодня у Марго вечеринка.

– О, правда?

– Ты не идешь?

Друзья Бриджит идут.

– Не думаю.

– Почему? Это из-за голосования за Королеву Дженнифер? Лично я проголосую за Марго, хотя… ну, ты знаешь… говорят, что это она составила список.

Бриджит слышала об этом. И даже задумывалась, что связывало их с Марго и почему она выбрала ее самой красивой одиннадцатиклассницей. Единственное, что пришло на ум, – они обе целовались с Брайем Тейтом.

– Не думаю, что список составила Марго, – говорит Бриджит.

Лиза пожимает плечами:

– А мне это кажется логичным. Если бы я составляла список, то наверняка написала бы в нем свое имя. Почему бы и нет?

Наведя порядок во дворе, сестры возвращаются в дом. После ужина миссис Ханикат сквозь кухонное окно осматривает их работу. Она не только выплачивает оговоренную сумму Бриджит, но и дает обеим девочкам немного денег, чтобы те купили ингредиенты для сандей[12]12
  Сандей – десерт из мороженого. Обычно готовится из шариков мороженого, украшенных фруктовым сиропом или желе, измельченными орехами, шоколадом, взбитыми сливками и ягодами.


[Закрыть]
.

– У меня нет настроения для мороженого, – говорит Бриджит маме.

– У тебя нет настроения для любой еды, – надувает губы Лиза.


Она показывает пальцем на тарелку с пюре, от которого Бриджит отказалась за ужином и которую теперь необходимо убрать в холодильник.

Бриджит хочется прибить свою сестру. Но вместо этого она благодарит маму и берет ключи от машины…

– Какое ты хочешь? – спрашивает Лиза.

Она открывает дверцу холодильника в отделе заморозки, и ей навстречу выплывает облако холода.

– Мне все равно, Лиза.

– Как насчет шоколадного с мятой?

Бриджит качает головой:

– Тогда не получится нормального десерта. Возьми ванильное.

От этих слов ее рот обволакивает воображаемой сладостью.

– Но ванильное – это скучно, – смеется Лиза.

Бриджит обхватывает себя руками, чтобы согреться:

– Если тебе не нравится мое предложение, тогда зачем спрашиваешь?

– Господи! Ну, извини.

Пока Лиза раздумывает, какое мороженное выбрать, Бриджит выбирает все остальное – декоративную обсыпку, взбитые сливки, шоколадный соус и баночку с красной вишней в сиропе. И радуется, что ингредиенты упакованы в коробки и банки. Она встречается с Лизой у касс. В руках у сестры контейнер с ванильным мороженым.

– Черт! – восклицает Лиза. – Мы забыли бананы.

Она убегает за ними, а Бриджит начинает выкладывать продукты на ленту. За кассой сидит пожилая дама в фартуке с символикой магазина. Она даже не смотрит на Бриджит, сканируя продукты. Бип… бип… бип… Пока дорожка из продуктов катится по ленте, Бриджит старается не смотреть в глаза многочисленным красоткам, что взирают на нее с глянцевых обложек многочисленных журналов. Их улыбки кажутся достаточно дружелюбными, но Бриджит знает, что это ловушка. Если задерживаешь на них взгляд чуть дольше, то начинаешь сравнивать оттенок зубов и обхват бицепсов, читать крупные заголовки и составлять список того, что с ней не так. Это полномасштабное нападение, великолепный греческий хор, который призывает заплатить за их секреты.

Упаковщик на вид чуть старше Бриджит, хотя она в этом не уверена, так как не одарила его и взглядом. Лишь обронила, что предпочитает бумажные пакеты, а не полиэтиленовые.

Но потом заметила, что парень пялится на нее.

Бриджит даже чувствует, как он оценивает ее взглядом, как мясник в окровавленном фартуке кусок мяса. Пара сисек, кусок задницы, бедрышки. Последнее, на что он смотрит, – лицо Бриджит.

И журнальные модели, эти застывшие свидетели, одобрительно улыбаются.

Бриджит делает вид, что ничего не замечает, притворяется равнодушной. Но мысленно изводит себя. Ей не нравится такое внимание. И не хочется, чтобы наглый парень пялился на нее. Она чувствует, как потеют ладони.

– Отлично, – вернувшись, объявляет Лиза. – Мы все взяли!

Словно почувствовав, что что-то происходит, она робко выглядывает из-за спины Бриджит. Отчего та еще больше смущается. И, получив сдачу, сразу направляется к дверям, а Лизе приходится забирать пакеты у упаковщика.

Дойдя до машины, Бриджит чувствует, что ее щеки все еще красные.

– Этот парень определенно на тебя пялился, – говорит Лиза.

– Нет, не пялился.

– Пялился. – Лиза печально смотрит в пакет с мороженым. – Как бы мне хотелось, чтобы и на меня так пялились.

– Почему ты это постоянно говоришь? В торговом центре, сейчас… Ты как будто напрашиваешься на комплимент. Что, кстати, совсем некрасиво, – сердится Бриджит.

Она замечает, как задрожала у Лизы нижняя губа, но притворяется, что не видит этого. Бриджит садится в машину и сильно хлопает дверью. Но сестра не следует за ней. Она стоит на парковке, прижавшись спиной к пассажирской двери.

– Ну же, Лиза! Твое драгоценное мороженое тает! – кричит Бриджит.

Наконец та забирается в машину. И весь путь до дому сестры молчат, но Бриджит чувствует, что Лизе очень хочется сказать что-нибудь. Упрекнуть ее.

Доехав до дома, Бриджит звонит одной из подруг. Зажав телефон между плечом и ухом, она жестом показывает Лизе, чтобы та отнесла пакеты в дом. Затем идет прямиком в свою комнату, делая вид, что собирается пойти на вечеринку к Марго. Хотя, по правде говоря, она ищет предлог отказаться от мороженого. Когда разговор заканчивается, она слышит, как Лиза поднимается по лестнице.

Подруга уже скинула вызов, но Бриджит до сих пор прижимает телефон к уху.

Лиза открывает дверь. Сестра приготовила сандей. В ее руках большая тарелка десерта и две ложки.

– Я говорю по телефону, – губами проговаривает Бриджит.

Лиза садится и хмурит брови.

Бриджит продолжает говорить «мм-хмм», притворяясь, что все еще общается с подругой. А в это время Лиза ставит десерт на стол и подходит к платью, что висит на двери шкафа.

Бриджит не хочется, чтобы сестра увидела ярлычок с размером. Поэтому очень быстро прощается и отключает телефон.

– Я же говорила, что не хочу мороженое, – вздыхает она.

– Знаю, – спокойно произносит Лиза, присаживаясь на кровать сестры. – Но я хочу, чтобы ты съела его вместе со мной.

Бриджит не может смириться с отразившейся на лице Лизы болью. С просьбой. Поэтому встает, находит на полу свой рюкзак и начинает рыться в нем:

– На самом деле мне пора делать домашнюю работу. Так что…

– Бриджит! Просто съешь немного.

– Я серьезно, Лиза. Оставь меня в покое.

Кажется, что Лиза сейчас заплачет. Она всегда так делала в детстве, когда Бриджит не разрешала ей трогать мебель в кукольном домике.

– Ты не ешь. Я знаю это. И знаю, что ты не ела этим летом.

Бриджит вздыхает:

– Я хочу, чтобы на мне хорошо смотрелось платье для танцев, понятно?

– Но есть-то все равно надо, – говорит Лиза, а потом добавляет с невероятным разочарованием: – Я думала, что все прошло, когда мы вернулись домой с пляжа.

Бриджит бесит, что ее сестра обо всем знает. Бесит, что ей не удалось скрыть свою уловку.

– Я поем, Лиза, – обещает она. – После танцев.

Слеза стекает по щеке Лизы.

– Я тебе не верю.

Бриджит тоже начинает плакать:

– Я обещаю, что поем после танцев. И снова стану нормальной. Клянусь. Ты все время твердишь о списке, хочешь, чтобы однажды там было и твое имя. А посмотри на меня и задумайся. Это очень большое давление.

Лиза продолжает плакать. И кажется, будто она ни слова не слышала из сказанного Бриджит.

– Знаешь, ты заставляешь меня стыдиться. Каждый раз, как я ем, мне стыдно за себя. Раньше со мной такого не было.

– Лиза…

Но та лишь качает головой:

– Если ты не начнешь есть, я все расскажу маме с папой.

Лиза вытирает лицо рукавом и уходит, оставив миску с десертом.

Бриджит не ожидала от сестры такой подлости.

Глава 34

Эбби в одиночестве сидит на своей кровати и смотрит на свое отражение в темном телевизионном экране, которое похоже на мутное зеркало. Когда запах еды просачивается в комнату, она спускается вниз. Никто не позвал ее на ужин.

Семья уже сидит за круглым столом. Все уже разложили еду по тарелкам, вот только порция Эбби – стейк, картошка в мундире и салат – дожидается ее в мисках на стойке. Она злится, что опоздала, но, не сказав и слова, наполняет свою тарелку сама.

Внимание! Это ознакомительный фрагмент книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента ООО "ЛитРес".
Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации