112 000 произведений, 32 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Империя смерти"

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 01:43


Автор книги: Тимур Туров


Жанр: Городское фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 15 страниц]

Тимур Туров
Империя смерти

Роман основан на реальных событиях. Имена героев и отдельные детали изменены. Любые совпадения имен и названий случайны.


Глава 1

Скорый поезд «Нижегородец» прибыл в Нижний Новгород точно по расписанию, в семь утра.

Состав с тяжким лязгом замер, открылись двери вагонов, и на платформу начали выбираться пассажиры. Зевая и поеживаясь, зашагали к выходам в город вернувшиеся из командировок нижегородцы, приехавшие по служебным делам москвичи, а также немногочисленные граждане, выбравшие середину ноября для путешествий по личной надобности.

Поток схлынул, расхватали клиентов оборотистые таксисты, и в центральном зале Московского вокзала стало свободнее. И тут через двери, ведущие на первую платформу, прошли трое мужчин в длинных, до пола, черных плащах.

Сержанту Кадаеву, возглавлявшему наряд вокзальной милиции, показалось, что у него троится в глазах.

Трое мужчин напоминали друг друга не только одеждой и черными «дипломатами» с застежками из светлого металла. Они были высоки, бледнокожи и настолько худы, что казались изможденными, и даже двигались одинаково – неспешно, плавно и в то же время неловко.

– Ну и гуси, – сказал сержант и покачал головой.

– Проверим? – вытянул тощую шею рядовой милиции Авдеев, пытавшийся, как обычно, избытком энтузиазма компенсировать недостаток разума.

– Ни в коем случае, – Кадаев вновь покачал головой и для убедительности предъявил здоровенный волосатый кулак. – Ты что, совсем ослеп? Эти гуси сами кого хочешь проверят, да и ощиплют.

Нюхом битого жизнью привокзального мента он уловил в троице с черными «дипломатами» нечто опасное, странное, до чего лучше не касаться, если не хочешь нажить проблем.

– Э, ну ладно, да… – Авдеев, узрев столь веский «аргумент», решил не настаивать.

Трое мужчин, провожаемые взглядами милиционеров, пересекли зал и вышли в город, на окутанную холодным туманом площадь Революции. Они проигнорировали стоянку такси, остановки наземного транспорта и спуск в метро и неспешно зашагали в сторону автостанции.

Но и там они не задержались, не сели ни в один из автобусов, идущих из Нижнего в область.

Вскоре обладатели темных плащей обнаружились на площади Ленина, рядом с памятником вождю мирового пролетариата, чуть позже – на Канавинском мосту. Что странно, мало кто из нижегородцев, ехавших в этот час через мост, обратил внимание на троих сильно похожих друг на друга мужчин, которые шагали в сторону «верхней» части города.

Нет, их замечали, но почему-то мгновенно забывали о странной компании.

Троица прошла мостом, Нижневолжской набережной и начала неспешный подъем к кремлю. За время, прошедшее с момента высадки из поезда, трое мужчин не обменялись ни единой фразой и вообще не произнесли ни одного звука.

В кремле они провели несколько часов. Серое холодное утро уже давно сменилось промозглым и тусклым днем, когда три высокие фигуры в темных плащах миновали ворота в Дмитровской башне и благополучно растворились в толпе, заполнявшей центральную площадь города.

Пешком они добрались до телевизионного центра на улице Белинского и непонятным образом проникли на его территорию. Никто из охранников или работников не заметил ничего странного, не подала голос сигнализация, а обладатели черных «дипломатов» двинулись по ведущей на телевышку лестнице.

Через пятнадцать минут они оказались немного ниже ее вершины, на небольшой круглой площадке, с которой виден весь Нижний.

Город окутывал серый туман, из низко ползущих туч то и дело начинал сеять мелкий дождь, а леденящий ветер напоминал, что до зимы осталось меньше двух недель. Но странную троицу такая погода ничуть не смущала.

Мужчины сняли плащи, и под ними обнаружились черные элегантные костюмы. Открыли «дипломаты» и принялись извлекать из них самые разные предметы: ножи, багровые лезвия которых напоминали застывшие языки пламени, стеклянные сосуды хитрой формы, заполненные светящимся желтым песком, небольшую горелку, пачку сургуча, металлический диск диаметром более полуметра, а также нечто похожее на яйцо из хрусталя.

Самый высокий из троих, с узкими глазами, повел рукой, и ветер, негромко свистевший над площадкой, стих. В неестественной тишине зазвучали слова, не принадлежавшие ни к одному из человеческих языков, шипящие и длинные, красивые и жуткие.

Второй, с шестью пальцами на левой руке, взял два красных ножа и принялся рисовать ими в воздухе. За кончиками лезвий потянулся след из темного мерцающего пламени, полетели фиолетовые искры.

Третий, узкоплечий и немного сутулый, принялся один за другим откупоривать сосуды с желтым песком. Соприкоснувшись с воздухом, тот засветился ярче, создавая впечатление, что стеклянные емкости заполнены расплавленным золотом.

Рисунок из темного огня повис в воздухе – вертикально стоящий круг, а внутри мешанина из пересекающихся линий и округлых символов, мало похожих на буквы. Вернувшийся на мгновение ветер заставил эту конструкцию колыхнуться, но не смог рассеять ее.

Ножи были отложены, трое встали в ряд, и каждый взял в руки сосуд со светящимся песком. Первый наклонил свой, и мерцающие частички заструились через изогнутое, перекрученное горлышко. Шафрановая струя устремилась в центр рисунка, и круг разорвали несколько синих вспышек.

Второй и третий сделали то же самое, и три струи слились в одну, толстую, как нога слона.

Проходя через рисунок, песок терял цвет и свечение, делался серым, поток его расширялся и уходил вверх, теряясь в тучах. А те потихоньку меняли окраску, становились все более мрачными, и волна затемнения ползла по небу от поднимающейся в центре Нижнего Новгорода телевышки.

Но изменение цвета туч было столь незначительным, что мало кто из горожан это заметил. Так же, как и сверкания на вершине вышки.

Сосуды из толстого стекла опустели, серый хвост песчаной струи растворился в облаках. Ненужные более емкости скрылись в «дипломате», в горелке запылало пламя, и потек расплавленный сургуч.

С помощью испещренного символами металлического диска громадная печать была поставлена прямо на висевший в воздухе рисунок. Она замерла, держась непонятно на чем, а затем с тихим звоном превратилась в белый пар, мгновенно истаявший в сыром воздухе.

После этого самый высокий из троих взял хрустальное «яйцо» и долго что-то шептал, касаясь его губами, точно рассказывал сказку птенцу, дремлющему в прозрачной глубине.

То же самое проделали второй и третий. Загоревшееся белым огнем «яйцо» скрылось в мешочке из темного бархата, а тот был спрятан в один из «дипломатов». Щелкнули замочки, и трое гостей Нижнего Новгорода принялись неспешно надевать плащи, не замечая дождя, что пошел к этому времени всерьез.

Когда они спустились с вышки и покинули территорию телецентра, дождь превратился в снег, причем снежинки, летевшие с низкого свинцового неба, были не белыми, а серыми, точно мышиная шкура.

Троица в темных плащах вернулась к кремлю и вновь провела там некоторое время. Повторив собственный маршрут в обратном направлении, очутилась в конце концов на Московском вокзале и покинула столицу Верхнего Поволжья на ближайшем транзитном поезде.

В этот раз трое мужчин в темных плащах не попались на глаза сержанту Кадаеву, и никто не обратил на них внимания.


Седьмое февраля, как и любой понедельник, выдался для Олега суматошным.

На работу приехал ровно в девять и как нырнул в пучину дел, так и не выныривал до самого обеда. Неотложные звонки, бумаги, которые необходимо подписать, счета на коммуналку и отчеты по продажам за прошлую неделю, заказы поставщикам на март и новый договор аренды…

Три магазина, торгующих компьютерами и всем, что с ними связано – бизнес не особенно большой, но хлопотный.

Не успел даже кофе попить.

Только глянув на часы и обнаружив, что время подходит к двум, Олег сказал себе: «Стоп!» После чего закрыл все «окна» на рабочем столе компьютера и потянулся так, что захрустели суставы.

– Любочка! – позвал он.

В кабинет заглянула секретарша – голубоглазая и изящная, словно Барби, в сером брючном костюме:

– Да, Олег Андреевич?

– Я схожу пообедаю. – Олег поднялся из кресла. – Буду через полчасика.

– Хорошо, Олег Андреевич. – Любочка на мгновение замялась: – Вам звонили из администрации Бугровского кладбища. Вы были заняты, и я соединять не стала…

– Ну и?

– Вчера же метель была… Они сказали, что несколько старых деревьев повалило. Повредило ограды и памятники у ряда захоронений, в том числе и у ваших…

На Бугровском кладбище были похоронены родители Олега.

Они сошли в могилу почти одновременно, с разницей в несколько месяцев, и случилось это четыре года назад, в девяносто шестом.

– Ерш твою меть… – сказал он. – Тогда обед подождет, сначала я на кладбище, и вернусь, соответственно, через час.

– Я поняла, Олег Андреевич, – и Любочка, представлявшая собой безупречный офисный механизм в облике красивой девушки, вышла из кабинета.

А Олег выругался повторно, на этот раз про себя, и открыл дверцу шкафа, на внутренней стороне которой висело зеркало. Из зеркала глянул темноглазый мужчина с правильными чертами лица, еле заметной проседью в русой шевелюре и вертикальной складкой между бровей.

Проведя пару раз расческой по волосам, Олег переобулся и накинул теплую кожаную куртку. Засунул сотовый телефон в барсетку и через приемную вышел на крутую и узкую лестницу.

Два марша вниз, и он на улице.

Офис фирмы «Комплайф», основателем и единоличным владельцем которой являлся Олег Андреевич Турнов, располагался в самом центре Нижнего Новгорода, на Черном пруду. Никакого пруда тут к настоящему моменту не было, его место занимали скверик со старыми деревьями, трамвайное кольцо и множество древних купеческих домов.

Вдохнув холодного воздуха с гнилостным сладковатым привкусом, Олег перебежал через трамвайные пути. Пиликнула сигнализация серебристой «Ауди-100», и он забрался в салон.

Через пять минут машина вывернула от обочины, а еще через двадцать Олег затормозил на улице Пушкина, рядом с главным входом на Бугровское кладбище.

Около ворот, заключенных в арку из красноватого камня, торговали букетиками и еще какой-то требухой всепогодные и морозостойкие бабушки. Над оградой торчали старые могучие липы и клены, и меж ветвей поднимались купола довольно большой церкви.

Олег купил два букета, прошел под аркой и с площадки перед церковью свернул налево, в паутину дорожек между захоронениями. Ощутил тот же гнилостный сладкий привкус в воздухе, что и на Черном пруду. Под подошвами хоть и теплых, но не особенно высоких ботинок захрустел снег.

– Вот ерунда, – пробормотал Олег, когда холодное крошево попало за голенище. – Надо было валенки захватить.

Вчера на Нижний обрушился настоящий буран, и справиться с его последствиями на кладбище еще не успели. Кое-какие дорожки поближе к главному входу расчистили, но до остальных у местных работников не дошли руки.

Но упавших деревьев или хотя бы сломанных ветвей пока видно не было…

Олег миновал могилу, украшенную настоящей глыбой черного камня, на котором золотом горело имя покойного. Свернул в узкий проход между захоронениями, чтобы срезать дорогу, и тут уловил донесшийся из-под земли раскатистый пронзительный скрип.

От него мороз пошел по коже, и неприятный холод возник в желудке.

Ветер не обрушился на кроны, ни единая снежинка не сдвинулась с места, но росшие на кладбище деревья закачались, затрясли ветвями, над могилами затанцевали, заходили туда-сюда темные вихри. У Олега закружилась голова, доносившийся из-за ограды городской шум отдалился, стал еле слышным, а сердце будто сжала ледяная лапа.

Рядом творили магию, причем магию сильную и недобрую.

Почти всю сознательную жизнь Олег прожил убежденным материалистом, в полной уверенности, что заклинания, летающие тарелки и прочая ересь – выдумки психически нездоровых людей. Но в прошлом июне он оказался в такой ситуации, что все эти убеждения разом рухнули, и Турнов вынужден был признать, что колдовство не только существует, а существует рядом с обычными людьми, на улицах современных мегаполисов.

Тогда он узнал, что мир населяют не только люди, но и представители еще одиннадцати рас, появившихся на Земле после катастрофы, которая двенадцать тысяч лет назад уничтожила их родные миры. Выяснил, что увидеть истинный облик чужаков людям мешает Пелена, научился смотреть сквозь нее и пользоваться собственными колдовскими способностями. Но при этом едва не погиб, чуть не сел в тюрьму по обвинению в двойном убийстве и потерял одного из лучших друзей.

Боль от потери не прошла до сих пор…

Тогда для самого Олега все закончилось благополучно. Враг, угрожавший не только ему, а целому городу, оказался повержен, синяки, ожоги и порезы поджили, а Турнов стал членом магического ордена «Золотая роза», одного из сильнейших в Нижнем Новгороде. Сделался частью того мира, что существует рядом с обыденным, но так же недоступен взглядам обычных людей, как дно океана.

– Что тут творится? – пробормотал Олег, включая магическое зрение.

Кладбище преобразилось.

Он увидел полупрозрачные, слабо мерцавшие коконы вокруг стволов – ауры погруженных в зимнюю спячку деревьев. Разглядел, что ближайший темный вихрь более похож на воронку, острием воткнутую в одну из могил, и что он пульсирует, то увеличиваясь, то уменьшаясь, и при этом постепенно наливается багрянцем.

Но понять, что это означает, Олег не успел.

Вихрь стал красным и большим, точно брюхо насытившегося комара, и стоявший на могиле крест с табличкой зашатался. Покосился набок, зашевелилось нечто под снегом, возникла ямка, и из нее высунулась рука – желтоватые, с темными лохмотьями гнилой плоти фаланги пальцев, длинные, черные от набившейся под них земли ногти.

Это настолько напоминало кадр из фильма ужасов, что Олегу на миг показалось, что он в кинозале. Страха он не испытал, лишь удивление и чувство того, что происходящее вокруг – нереально.

Вслед за первой рукой появилась вторая, крест вовсе упал, с лязгом ударившись об ограду, и из снега выдвинулся серый череп, облепленный клочьями седых волос. В залитых тьмой глазницах загорелись алые огни, а сточенные гнилые зубы громко клацнули.

Покойник неспешно, но уверенно вылезал из могилы.

Олег отступил на шаг, понял, что вспотел, несмотря на промозглый холод, а сердце бьется, как бешеное.

Да, он был магом, но развивал способности всего полгода и особым умением или опытом похвастаться не мог. Кроме того, некромантия относилась к самым сложным областям магии, специалистами в ней считались вовсе не люди, а представители малочисленного и скрытного народа слаш.

В июне Олегу довелось быть свидетелем «подъема» мертвеца, но тогда «подъем» случился после долгого ритуала и соответствующей подготовки.

Сейчас все происходило иначе…

Покойник выбрался из могилы, стали видны грязные изодранные остатки одежды, в которой его похоронили. Темно-пурпурный вихрь перестал пульсировать, сжался вокруг мертвеца, а затем исчез, но зато вокруг ходячего трупа появилось тусклое багровое мерцание.

Подобие ауры, той оболочки, что есть у любого живого существа.

Олег отступил еще на шаг и огляделся.

Надгробия шатались везде, где над могилами виднелись пульсирующие темные вихри. Земля вспучивалась, выпуская из своего чрева тех, кто сошел туда, как казалось, навечно.

Царапающий душу скрип плыл над кладбищем.

– Вот повезло, а? – пробормотал Олег, раздумывая, что ему делать.

Самый простой и очевидный выход – послушаться голоса разума и удрать. Понятно, что его знаний и умений не хватит даже на то, чтобы разобраться, что происходит, не говоря о том, чтобы встать на пути непонятно кем или чем поднятых мертвецов.

Но вырванные из вечного сна покойники наверняка двинутся прочь от раскопанных могил. И если их быстро не остановить, то они создадут немалые проблемы как для обычных людей, населяющих окрестности кладбища, так и для магов, обитающих в Нижнем Новгороде и заинтересованных в том, чтобы их существование оставалось тайной для большинства.

И так уж вышло, что ликвидировать угрозу в зародыше может только он, Олег Турнов, так вовремя оказавшийся на кладбище.

– Ну, ладно, сейчас я тебе… – пробурчал он.

«Не отступать и не сдаваться» – этому принципу Олег следовал с детских лет и никогда об этом не жалел.

Букеты, предназначенные для могил родителей, он аккуратно положил на снег. Вскинул руки и прибег к одному из несложных боевых заклинаний – «огням Архангела Михаила». Теплая волна пробежала от плеч к кистям, с ладоней сорвалось несколько шариков белесого огня.

Два ударили поднявшийся ближайший труп в глаза, остальные вонзились ему в распахнутый рот.

Покойник шатнулся, внутри у него глухо зарокотало, меж зубов полыхнуло оранжевое пламя. Но в следующий момент оно погасло, мертвец сделал первый неуверенный шаг.

Все ясно, огня он не боится, боли не чувствует… И что с ним делать?

Разорвать связь между гнилой оболочкой и тем подобием тела Силы, что дает ему возможность двигаться? Да, это наверняка поможет, вот только непонятно, как это сделать и какое заклинание тут подойдет.

Мертвец шагнул еще раз и подошел вплотную к оградке.

Понимая, что времени на размышления нет, Олег собрался и просто ударил всей имевшейся у него силой, надеясь добиться успеха грубым напором. Навалилась слабость, в глазах потемнело, руки и ноги похолодели, в ушах зарокотало, а на краю зрения засверкали голубые и белые вспышки.

Покойника отбросило, темно-красная мерцающая оболочка вокруг него разлетелась на куски, словно чашка, по которой врезали молотком. Алые огоньки в черных глазницах погасли, но тут же вспыхнули заново, а вокруг мертвого тела опять засияла аура.

– Вот ничего себе… – сказал Олег, глядя, как его противник вновь идет к оградке, на этот раз куда быстрее, и начинает перелезать через нее.

Не успел даже обратиться к источнику, чтобы восстановить силы, как ходячий труп оказался рядом. Протянул ручищи-грабли, норовя схватить человека за шею. Олег легко увернулся и от души врезал покойнику в челюсть.

Череп дернулся и загромыхал, но развалиться и не подумал, клацнули шейные позвонки. Турнов зашипел от боли и затряс ушибленной конечностью, на ободранных костяшках выступила кровь.

Саданул покойнику по ребрам и едва не вывихнул запястье, точно угодил по бетонной стене. Вновь вывернулся из «нежных» объятий мертвеца, причем тот цапнул когтями за рукав куртки.

Затрещала прочная кожа, отлетела прочь оторванная пуговица.

Олег отступил на несколько шагов, труп заковылял за ним, скалясь и покачивая черепом. Со стороны церкви донесся грохот рухнувшего надгробия, неподалеку от ограды кладбища появилась медленно бредущая фигура в саване, с длинными, чуть ли не по пояс волосами.

Олег отбежал от преследователя подальше и полез в барсетку за сотовым.

Принципы – штука хорошая, но с этой ситуацией ему в одиночку никак не справиться, а значит – нужно обратиться к более знающим и сильным соратникам по «Золотой розе».

Аристарх Сергеевич, отставной капитан войск ПВО и маг второго ряда, отозвался мгновенно:

– Да. Слушаю тебя.

– День добрый, у меня тут некоторые проблемы. – Олег отступил еще, пользуясь тем, что преследователь уступает ему в скорости. – Я на Бугровском кладбище, и за мной гонится труп…

Что удивительно, Аристарх Сергеевич не стал ничего уточнять, переспрашивать, даже ни разу не произнес свое любимое «интересненько». Он словно ждал этого звонка и заговорил сухо, по-деловому:

– Попытайся выбраться с кладбища как можно быстрее. В схватку с поднятыми мертвецами не вступай. Мы подъедем к главному входу через пятнадцать-двадцать минут. Все ясно?

– Да, – Олег разорвал соединение.

Труп двигался следом, как привязанный, и хотя настичь не мог, останавливаться не собирался. Его собратья, а их было не меньше дюжины, бесцельно бродили около собственных могил, иные даже не выбирались за пределы оградок. Короткий зимний день неспешно угасал, набирали силу сумерки, и сладковатая вонь разложения становилась все мощнее.

Уголок кладбища, где происходило это безобразие, оставался безлюдным.

Олег убрал телефон в барсетку, повернулся и обнаружил, что путь к отступлению отрезан. Глыба черного камня с золотыми буквами, мимо которой он недавно проходил, рухнула, и из-под нее выбрался некто скрюченный, маленький, с непропорционально длинными руками.

Мгновение замешательства, и Олегу вновь пришлось выворачиваться из цепких лап первого мертвеца.

Турнов пнул его по коленке и, не обращая внимания на боль в ушибленных пальцах, перемахнул через оградку ближайшей могилы. Затем еще раз проделал то же самое с другой стороны и торопливо зашагал по дорожке к главной аллее, чтобы по ней выбраться к церкви и к выходу с кладбища.

Покойник двинулся следом, неловко полез через забор из металлических прутьев.

Магия вернула ему подобие жизни, но возвратить подвижность и гибкость суставов не смогла.

До главной аллеи Олег добрался без проблем и тут обнаружил, что ему навстречу шагают шестеро крепких мужчин. В первый момент удивился – неужели они не видят ходячих мертвецов? – но затем пригляделся и понял, что у чужаков имеются выдающиеся клыки и необычайно густые волосы, какие нечасто встретишь у человека.

На Бугровское кладбище явились хозяева.

Нижний Новгород, как и любой крупный город, поделен между кланами магов, людей и нелюдей. Поделены даже не дома и земля, а источники, называемые также колодцами – элементы энергетического тела Земли, позволяющие чародеям «подзаряжаться», восполнять потери растраченной на заклинания силы.

Два источника, расположенных в районе улиц Артельной и Тимирязева, принадлежали группе магов из народа маах’керу. Прилегающие территории также считались их доменом, и, начав колдовать на кладбище, Олег, честно говоря, повел себя некорректно по отношению к его хозяевам.

Вот только прибыли они как-то слишком быстро…

– Их еще не хватало, – сказал он, разглядывая маах’керу, за умение менять облик прозванных оборотнями.

– Эй, ты, человек! – рявкнул старший из них, с начавшими седеть черными волосами и красным, словно обожженным лицом. – Мы поймали тебя на месте преступления, и лучше не сопротивляйся!

– Какое преступление? – спросил Олег, начиная злиться. – Вы что, ослепли? Мертвяки по кладбищу шастают, их надо обратно загонять! Я тут случайно оказался!

– Не заговаривай нам зубы! – Старший оскалился, и его молодые спутники дружно зарычали, обнажив острые белые клыки. – Ты поднял их из могил, а теперь пытаешься выгородить себя? Взять его!

Трое молодых маах’керу мягким шагом двинулись вперед, еще двое остались рядом с предводителем.

– Вы рехнулись?! – воскликнул Олег, оглядываясь и прикидывая шансы.

Разбираться, похоже, явился сам Милинович, глава клана, и пятеро его учеников. Справиться с ними при помощи магии не в силах Олега, да и в обычной драке оборотни – сильные соперники. Убежать от них сможет разве что действующий мастер спорта по легкой атлетике, да и бежать некуда – за спиной ходячие покойники.

Что остается? Тянуть время, ждать, когда на кладбище появится Аристарх Сергеевич…

– Послушайте! Это недоразумение! – сказал Олег спокойно и твердо, выставляя перед собой раскрытые ладони. – Вы должны были слышать обо мне! Я из «Золотой розы», и прозвище мое – Рыцарь!

Прозвище он получил от соратников-магов за абсолютное неумение лгать.

Проявилось это свойство характера с самого детства и стало причиной множества неприятностей, в том числе таких крупных, как развод с женой. Ложь – важный и нужный инструмент для человека, живущего среди других людей, и Олег немало страдал из-за того, что не может им пользоваться.

Где-то в возрасте десяти-двенадцати лет, осознав эту истину, он несколько раз пытался соврать и всякий раз немел, будучи не в силах произнести ни слова. Язык костенел, мысли путались, лицо заливало краской, а сердце начинало отчаянно колотиться.

Пришлось оставить эти попытки…

Еще Олег прекрасно чувствовал фальшь в чужих словах, в поведении и даже, как выяснилось прошлым летом, в заклинаниях.

– Рыцарь «Золотой розы»? – молодой оборотень, ближе других подошедший к человеку, остановился и оглянулся на старшего.

– Не верю я тебе! – помотал головой старший. – Да, я слышал о таком, но как докажешь, что ты – он?

– Я могу…

– Ничего ты не можешь! – прервал старший маах’керу. – Взять его!

Трое оборотней кинулись на человека, и тот, что спрашивал, оказался впереди всех. Олег качнулся в сторону, уходя с линии атаки, присел и толкнул его в бок, отбрасывая на соплеменников.

– Послушайте! – сказал он, изо всех сил борясь с желанием ринуться в драку, пустить в ход кулаки. – Повторяю, я здесь ни при чем! Чем тратить силы зря, лучше бы занялись мертвяками!

Совсем недалеко, судя по звуку, шаркал по дорожке так и не бросивший погони покойник.

– Мы сами решаем, что нам делать! – Старший совершенно по-звериному клацнул зубами. – Мы…

– Вы очень тихо отойдете в сторону и позволите нам забрать этого молодого человека! – Новый голос, прозвучавший из-за спин маах’керу, Олег недавно слышал в телефонной трубке.

Аристарх Сергеевич был в темно-зеленом пуховике и сине-белой лыжной шапочке. Руки он прятал в карманах. Невысокий и не особенно широкоплечий, он не выглядел опасным, но зато двое стоявших рядом с ним молодых парней держали пистолеты.

– Вы что… – В рычании старшего удивление смешалось со злостью. – Это же война!

– Пока нет, – сказал Аристарх Сергеевич очень спокойно. – Этот молодой человек не причастен к тому, что творится в ваших владениях, это я заявляю как маг второго ряда «Золотой розы». К колдовству он прибег вынужденно, защищаясь, и другого выхода у него не было.

– Ну, если так… – неохотно пробурчал старший, осознавший, похоже, что баланс сил несколько изменился. – Хотя верится, конечно, с трудом… и мне кажется, что «Золотая роза» ведет себя недружественно.

Аристарх Сергеевич кивнул:

– Возможно. Так что, мы забираем его?

– Забирайте. Но мы этого так не оставим. – Старший оборотень махнул рукой, и его молодые соплеменники неохотно освободили дорогу.

Олег вздохнул, расправил плечи и, стараясь не глядеть по сторонам, зашагал к своим. Заметил несколько неприязненных взглядов, краем уха уловил негромкую команду и невольно напрягся, ожидая удара в спину или иной подлости. Позади сверкнуло, он увидел собственную тень на белом снегу и услышал сухой стук, какой издают упавшие на асфальт кости.

Маах’керу переключили внимание на ретивых покойников.

– Пошли, – сказал Аристарх Сергеевич. – Здешние хозяева нашли себе развлечение, но лучше не мозолить им глаза. Да, очень неудачно, что ты очутился здесь именно в этот момент.

Олег пожал ему руку, кивнул молодым людям с пистолетами, сотрудникам охранного агентства «Аргус», фактически принадлежавшего «Золотой розе». Они кивнули в ответ, пропустили Олега и Аристарха Сергеевича мимо и пошли следом.

Не все в «Аргусе» являлись магами, но бойцов туда отбирали тщательно и учили жестко. Отбирали тех, кто был способен нормально воспринять тот факт, что мир не таков, каким его видят обычные люди, что магия – реальность и что в крупных городах достаточно жителей, не принадлежащих к человеческой расе. Учили не бояться чужаков, не страшиться колдовства, натаскивали противостоять ему, пользоваться любым оружием, и людским, и нелюдским.

Сотрудники «Аргуса», не обладающие чародейскими способностями, носили амулеты, позволявшие видеть сквозь Пелену.

– В неприятную историю ты попал, – сказал отставной капитан. – Сейчас поедем ко мне.

– Но у меня работа…

Олег глянул на часы – половина того часа, на который он «отпросился» у Любочки, прошла.

– О ней придется забыть. Ситуация настолько серьезна, что ты и представить себе не можешь. – Аристарх Сергеевич зябко передернул плечами, словно февральский холод забрался к нему под пуховик.

Они прошли мимо церкви, миновали арку. Олег обнаружил, что рядом с его «Ауди» пристроилась потрепанная синяя «шестерка», принадлежащая отставному капитану.

Аристарх Сергеевич повернулся к парням из «Аргуса»:

– Спасибо за помощь. Дальше мы сами. Ты, – он глянул на Олега и улыбнулся чуть насмешливо, – знаешь, куда ехать, так что постарайся не отстать.

Поездка заняла немного времени и окончилась около старинного кирпичного дома на Ошарской улице. Выбравшись из машин, двое магов поднялись на второй этаж и вошли в просторную прихожую.

– Иди на кухню, ставь чайник, – сказал Аристарх Сергеевич. – Я сейчас позвоню Ярославу, сообщу, чем все закончилось.

Ярослав, маг первого ряда, возглавлял «Золотую розу».

– Ладно.

Олег повесил куртку на вешалку, снял ботинки и прошлепал на крохотную кухоньку, где размещался стол со стульями, тумбочка с телевизором на ней и котел АГВ.

В квартире Аристарха Сергеевича он ориентировался хорошо с того самого дня, как прятался тут от магов тайной экстремистской организации «Черное солнце». Пока наливал воды в чайник, ставил его на плиту, разыскивал в навесном шкафчике гостевую кружку, черную, с серебристым барашком на боку, слышал, как в прихожей хозяин разговаривает по телефону.

Разговор оказался недолгим, и Аристарх Сергеевич прошел на кухню.

– Да, интересненько, – сказал он, усаживаясь. – Банка с кофе вон там, на верхней полке.

Чайник вскипел, на столе появилась ваза с конфетами «Белочка».

– Теперь перейдем к делу. – Аристарх Сергеевич задумчиво почесал в затылке. – После Нового года в городе начали твориться странные вещи. Во-первых, эпидемия гриппа…

Олег кивнул – про эту эпидемию ежедневно рассказывали по телевизору. Седобородые светила медицины с умным видом рассуждали о новой мутации вируса; чиновники рапортовали о закрытых школах и подвозе лекарств; шли слухи о том, что начнут бесплатно раздавать марлевые повязки. Число заболевших было очень велико.

В фирме самого Турнова несколько сотрудников находились на больничном, в том числе и главбух.

– На самом деле грипп имеет место, – Аристарх Сергеевич отхлебнул кофе, – но дело не только в нем. Большинство заболевших стали жертвами сильнейшего энергетического истощения. Вообще, это вещь обычная, время от времени может случиться с любым, особенно с магом. Странно то, что истощение одновременно постигло тысячи жителей Нижнего. Что могло вызвать такой эффект – совершенно непонятно.

Во-вторых, сегодняшний инцидент – не первый. Поднявшийся мертвец, правда, всего один, был обнаружен на кладбище «Марьина Роща» восьмого января. Затем произошло еще семь подобных случаев, и самый масштабный – неделю назад на кладбище в Аэродромном поселке.

– Ничего себе… – об этих фактах Олег слышал впервые.

– И даже хуже, чем ничего себе. По всем признакам мы имеем дело с некромантией, причем с некромантией высокого класса, а значит, тут, скорее всего, не обошлось без черной сферы, без слаш.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


Популярные книги за неделю

Рекомендации