Электронная библиотека » Александр Проханов » » онлайн чтение - страница 11


  • Текст добавлен: 10 ноября 2013, 01:18


Автор книги: Александр Проханов


Жанр: Политика и политология, Наука и Образование


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 11 (всего у книги 34 страниц) [доступный отрывок для чтения: 13 страниц]

Шрифт:
- 100% +

ВОЗНЕСЕНИЕ ПАТРИАРХА


Угарное время кризиса. Конвульсия «котировок» и «курсов». Толчея «красных» и «синих» фишек. Бойня «слонов» и «быков». И вдруг, среди эпилептического безумия, сбесившегося материального мира – умер Патриарх. На мгновение картина разорванного естества остановилась, и в открывшейся тишине, окруженное лилиями – цветами небесного рая, – предстало спокойное, печальное, в серебристом свечении, лицо мудреца и молитвенника. Святейшего, окормлявшего многие годы большой русский приход, вдруг осиротевший, огласившийся слезными колоколами. Кем он был для России? Как он выглядит в глазах мирянина, не допущенного в глубины церковной политики, лишенного той степенной и благой прозорливости, что возможна лишь в кельи старца, в собрании умудренных иерархов, в сердце приходского священника, исповедующего народное горе?

Своей патриаршей мантией он накрыл две русские эпохи – советскую и пришедшую ей на смену. Среди сломанных координат, мировоззренческих обломков, калейдоскопа лидеров он оказался единственной константой, сопрягающей распавшийся русский мир. Страна во времена перестройки потеряла идеологию, лишилась смысла, стала стремительно распадаться на обессмысленные, враждующие территории, стремящиеся в своем падении зацепиться за эфемерные либеральные ценности. Обретение обезоруженной, оскопленной Россией смысла, государственной идеологии стало вопросом ее выживания. Власть обратилась к церкви, привлекая ее к идеологическому строительству. Тысячелетнее искусство соединять и примирять, вдохновлять и одухотворять неистовую и бесконтрольную власть пригодилось Патриарху в его усилиях вернуть России имперский централизм, соединить земную бессмыслицу с горним смыслом, выстроить связь русских времен от Крещения Руси до наших дней. Идеология государства Российского невозможна без привнесения в нее «райского смысла».

Под эгидой Патриарха произошло невиданное по размаху и быстроте возрождение церковной жизни. Возведение порушенных храмов, открытие разоренных прежде обителей напоминает восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Кирпич для стен и фасадов. Медь для колоколов. Золото для церковных глав. Типографии для церковных книг. Живописные мастерские для иконописи. Учебные заведения для клира. В результате миллионы прихожан наполняют цветущие церкви, ставшие для многих людей, среди разгула сатанинских стихий, мерзкой русофобии и культа мамоны, единственным прибежищем «русскости», своеобразной «Россией в России».

При Патриархе Алексии Втором состоялся мистический акт причисления к святым сонма мучеников, погибших во времена раннего большевизма. Ужасное бремя массовых убийств, расстрелы священников, затопление на баржах светил русского православия, мартиролог Соловецких страдальцев. Эти кровавые кости отягощали русскую историю, тянули в бездну все достижения советского периода, сулили восстание костей, которое, случившись, повергло Родину в новую кровавую смуту. Превращение убитых и замученных в святых и блаженных преобразило кровавый багаж ненависти и отмщения в светоносный ресурс примирения и спасения. Святомученики, в чьих ладонях следы от гвоздей, чьи тела пробиты пулями и картечью, молятся с небес о спасении России, заслоняют ее молитвенным покровом от черных напастей.

Церковь по своей небесной природе не может быть либеральной. Ее симфонизм имперский. Прообраз Царя Небесного – Царь Земной. В глубинах церкви, не оглашаемый на вселенских торжищах, лежит «монархический проект». Церковь мыслит Россию империей, и в этом ее великое предназначение. Канонизация последнего русского царя Николая – заслуга Патриарха, его далеко идущий имперский замысел, многими до конца не понятый.

Соединение Русской православной церкви с зарубежными братьями имеет догматический смысл, политическое значение и историософское наполнение. Соединилось «досоветское», «советское» и «послесоветское». Семьдесят лет РПЦ жила бог о бок с Советами, молилась за советскую власть в период церковных гонений, получала священнический и патриарший сан от власти, служила власти в ее самых закрытых и деликатных сферах, отпевала Сталина. За что и подверглась осуждению «зарубежников», которые, порицая советизм во всех его проявлениях, во время войны были с Власовым, молились за победу фюрера, а в годы «холодной войны» делали все вместе с Пентагоном и ЦРЦ, чтобы сокрушить «империю зла». Эти политические огрехи, следствие трагических виражей двадцатого века, были преодолены в братском целовании и прощении, скреплены молитвами праведников. Этим и устанавливается единство эпох без «охоты на ведьм», «люстрации», «запрета на профессию».

Церковь устами Патриарха заговорила об «униженных и оскорбленных», о развратной культуре, о непомерном стяжательстве элиты, затмившем идею служения и долга. Именно церковный взгляд на русскую историю вводит в обиход категорию «чуда». Того «чуда», которое принесло в 45-м году мистическую Русскую Победу. Того «чуда», которое и теперь, в эпоху великих угроз и опасностей, дарует народу новую Русскую Победу. Пасхальная идея православной церкви – это и есть идея Русского Возрождения, религия Русской Победы, религия «Пятой Империи»

Не стоит муссировать трудности, переживаемые церковью. Она сама их знает, сама тревожится о внутрицерковных распрях, о недостатке «света духовного», заслоняемого, порой в хлопотах и земных устроениях. Надо винить себя, как нестойкого прихожанина, маловера, зыбко дрожащего на ветру мирских искушений. Надо помнить слова Бжезинского о том, что русское православие является последней преградой, мешающей Западу разгромить непокорный народ, захватить неподконтрольную территорию.

Такие мысли рождают печальные колокола, лилии – цветы небесного рая, – окружающие гроб Патриарха.

Святейший Отче, молись о нас!

НА МОСКВУ СБРОСЯТ «СМЫСЛОВУЮ БОМБУ»


Метет метла кризиса. Закрываются банки и рекламные агентства, заводы и лаборатории. Среди прочих закрылась центральная кремлевская лаборатория, вырабатывающая новую российскую идеологию. Мы ничего не слышим о «суверенной демократии» и «русской цивилизации», о «связи исторических эпох» и «Русском Развитии». Лабораторию опечатали, сотрудники разбежались по суррогатным фирмам, и там кустарно, по контрафактным рецептам, продолжают стряпать порошки, таблетки, микстуры. Пичкают ими населения, у которого наступает идеологическое отравление, идейные запоры, заворот кишок.

В России развернута лютая антисоветская истерия, как если бы КПРФ рвалась к власти и Сталина вот-вот внесут в мавзолей. По всем каналам рассказывают об ужасах большевизма, о мерзостях советской эпохи. Чекисты пытают, комиссары жрут икру, лучшие писатели и ученые идут на плаху, а советские танки без устали давят венгров и чехов. Но странно, при этом Медведев по-братски встречается со сталинистами Чавесом и Кастро, обнимается с марксистами Латинской Америки. В них находит стратегических партнеров, к ним присылает «сталинские» бомбардировщики и корабли. Медведев – сталинист или он разделяет идеологию своего «придворного биографа» Сванидзе? Объясните ради Бога, не дайте сойти с ума.

Националист Ющенко, исповедующий идеологию «бандеровцев», обвиняет в «голодоморе» Россию, называет «голодомор» «геноцидом украинского народа», вбивает мощный клин между украинцами и русскими. Московские идеологи отрицают геноцид украинцев, настаивают на геноциде всего советского народа, призывают винить не русских, а Сталина, античеловечный советский строй, преступный «красный» режим. Но, значит, все-таки был «советский народ» как результат духовного и национального синтеза, возникший в ходе великих преобразований? Значит, «советский народ» – это положительная категория, за которую желают заступиться кремлевские идеологи? Категория, неотделимая от «красного проекта», индустриализации, коллективизации и Победы 45-го года? Или все-таки нет? Советский строй – это чудовищное, инфернальное явление, заслуживающее тотального уничтожения? И тогда правы бандеровцы, вступившие в союз с Гитлером, чтобы сокрушить сатанинский строй. Правы прибалтийские эсэсовцы, празднующие юбилеи своих легионов. Невинно повесили Власова и Краснова, воевавших с чудовищным Сталиным. Прав Рейган, назвавший Советский Союз «империей зла», и мы должны благодарить Америку за разгром нашей Родины – СССР. И нашим идеологом является Александр Минкин из «Московского комсомольца», сожалеющий о разгроме Гитлера, так и не спасшего Россию от Сталина. Объясните все это бедному россиянину, чья голова расплющена идеологическими ударами справа и слева, и на этой плоской, как у камбалы, голове два глаза на одной стороне, оба выпученные, сумасшедшие.

Будьте последовательны, господа. Если вы выскабливаете из русской истории все признаки «советского», все, что связано с Лениным и Сталиным, не ограничивайтесь выносом тела Ленина из Мавзолея. Взорвите к чертям Саяно-Шушенскую ГЭС – этот памятник ленинизму. Распилите автогеном остатки атомного флота России и последние ракетно-ядерные системы – детище сталинского ВПК. Сложите костер из советских книг Шолохова и Распутина, Бондарева и Трифонова. Не забудьте поднести факел к театру «Современник». Киньте в пламя ноты Пахмутовой, киноленты Пырьева, Герасимова, Бондарчука. Не бойтесь остаться с программой «Максимум» на НТВ, с исподней культурой Ксении Собчак.

В телепроекте «Имя России» возвеличивают имена Петра Великого и Суворова, Достоевского и Ивана Грозного, Екатерины и Пушкина. Хвалят их за талант, смекалку, любовь к солдату или крепостному крестьянину. Забывают только сказать, что все они – великие империалисты, отдавали свои таланты и жизни за Русскую Империю, увеличивали ее территорию за счет Сибири и прибалтийских земель, Крыма и Кавказа. Все они – гении, певцы, триумфаторы вековечного «имперского дела» – того дела, о котором не заикаются трусливые эклектики новой российской идеологии.

Как совместить идеологию Солженицына, кадетскую по своей сути, антиимперскую, идеологию Временного правительства и Керенского, с имперской идеологией Достоевского и Пушкина? Как соединить отказ от империи последнего царя Николая с титаническими усилиями «красного императора» Сталина, вынужденного огнем и мечом исправлять идиотизм и предательство русских либералов, козни масонов, восстанавливать империю, способную противостоять гигантским ударам истории?

Все существующие политические партии, культурные и идеологические группы – эклектичны, непоследовательны, противоречивы. Все, кроме одной. Этой целостной, идеологически оснащенной, лишенной мировоззренческого конфликта партией является «Правое дело». Партия западного либерализма, которой отвратительно все советское (Ленин и Сталин), все православно-имперское (Достоевский и Петр Великий), все русско-либеральное (Ильин и Солженицын). Их идеологический кумир – не личность, не философская школа, не тот или иной период отечественной истории, а Соединенные Штаты Америки, во всей их исторической совокупности. Их рынок, уклад, авианосцы, Голливуд, корпус морской пехоты, который рассматривает эту партию, как удобный плацдарм для высадки десанта на вертолетах «Ирокез», прямо на голову Гозмана.

«Хаос смыслов» разрастается в общественном сознании России. Чудовищная эклектика идей царит в смысловом поле государства. В этих условиях у новой американской администрации отпадает необходимость развертывать системы ПРО в Польше и Чехии, форсировать новые системы оружия. Достаточно взорвать над Москвой две-три «смысловые бомбы», и Россия начнет раскалываться во времени и пространстве, станут падать сталинские высотки и колокольня Ивана Великого, осыпаться мозаики метро и фрески соборов, Кавказ сразится с Поволжьем, Сибирь проклянет Приморье. И из всех могил поднимутся кости, «белые», «красные», «православные», «мусульманские». Начнется чудовищная схватка костей, мир в ужасе отшатнется от проклятой территории, и только «Бритиш петролеум» пошлет экспедицию на Обь оприходовать хозяйство Газпрома, да хитроумные дилеры «Сотбис» станут продавать по бешеным ценам шедевры сталинского «имперского стиля».

НАД ГОЛОВОЙ АВЕНА НАВИСЛА ЧАША


На днях мир был поражен действом, которое демонстрировалось по всем телеканалам планеты. Из Космоса был показан искусственный остров в Персидском заливе, напоминавший когтистую шестипалую лапу. Рукотворный, созданный из бетона и стали, он сверкал иллюминацией, поражал обилием дворцов и отелей, игорных домов и торговых центров. Лучшие архитекторы строили роскошные здания. Лучшие ювелиры выставляли в витринах бриллианты и жемчуга. Лучшие повара готовили деликатесы восточной и западной кухни. Голливудские звезды и мировые куртизанки. «Рай наслаждений» и «зверинец любви». Знаменитые кутюрье демонстрировали моду двадцать первого века. Известнейшие композиторы играли музыку «будущего человечества». Сюда устремились яхты самых богатых людей земли. Летели со всех континентов частные «боинги». Мировая знать, «лучшие из лучших», «золотой миллиард», собиралась на свою «вечеринку». Здесь были те, кто захватил нефть Аравийского полуострова и России. Кому принадлежали алмазы Якутии и Южной Африки. Кто владел банками и корпорациями Старого и Нового Света. Их «вечеринка» была коронацией великого царя, прибытие которого ожидалось, была славословием могучего бога, даровавшего им богатство и власть, уложившего к их ногам обессиленное и покорное человечество. Их роскошные ночные пиры, фантастические оргии, гонки на автомобилях и яхтах были религиозной мистерией, которой они предвосхищали явленье своего кумира.

Кризис, словно пожар, полыхал по материкам, пожирая финансовые рынки, благополучие целых народов, обрекая на нищету и голод целые расы. Кто-то стрелялся, кто-то выбрасывался из окна небоскреба, кто-то уступал в рабство родную дочь или продавал торговцу органами свою здоровую почку.

Но не все демонстрировали покорность. Сомалийские пираты, дети обобранной, зараженной СПИДом, изнасилованной Африки атаковали нефтяные танкеры, принадлежавшие миллиардерам. Боевики «Хамас» и «Хесбаллы» стреляли в израильских оккупантов. Чавес и Кастро клеймили Америку за нарушение Справедливости – непреложного закона, который Бог положил в основание мира.

Россия обморочно взирала на фантастические кадры, которые показывал ей канал НТВ. Старуха в гниющей деревне, считающая копейки пенсии, смотрела телевизор в холодной избе, думая, что ей крутят фильм про колдунов и волшебников. Ветеран Отечественной войны, глядя на иллюминацию острова, вспоминал пылающий Сталинград и товарищей, погибших за братство людей. Уволенные с металлургических заводов Череповца и Челябинска сжимали черные кулаки и искали то ли лом, то ли «Калашников». Священник, видя на лазурном океане оттиск когтистой лапы, читал Иоанна Богослова и молился о спасении мира.

Но многих миллиардеров в эти дни было не сыскать на Рублевке – они уже находились на «острове везения». Сыпали деньгами в казино. Выбирали себе мохнатых и пернатых подруг в «зверинце любви». Читали своим американским и европейским друзьям манифест Петра Авена, где он себя и себе подобных, разбогатевших на народном горе, называл «винерами» – то есть победителями, а вымирающий русский народ – «лузером», то есть навеки проигравшим. Были там и представители вновь созданной партии «Правое дело», на челе которых, едва заметно, как водяной знак на денежной купюре, просвечивал все тот же оттиск когтистой шестипалой лапы.

И вот настал вожделенный миг. В небе появился звездолет неведомой конструкции, сверкающий, словно огромный бриллиант. Он застыл над островом, охваченный заревом, рассыпая во все стороны радужные лучи. Медленно опустился на космодром, созданный посреди моря. Открылся люк, и на ковры, устилающие космодром, в аметистовых прожекторах, вышел Царь Мира сего. Рукоплескали обладатели Оскаров. Пали на колени банкиры. Сладострастно стенали звезды шоу-бизнеса. Царь мира сего был высок, чернолиц, с обаятельной белой улыбкой, в роскошной пурпуровой мантии, с бриллиантовым венцом на голове. Он спустился с неба, но все, кто жил на земле, признали его своим. Он был черный, как африканец, но в его лице проступала бледность белого европейца. Он осенил себя крестным знамением, и тут же опустился на молитвенный мусульманский коврик. Он говорил языком аристократа из Принстона, но при этом исполнял ритуальный танец кенийского племени. Он был прекрасен. Сыпал на головы пришедших ему поклониться лепестки роз.

Ему подали автомобиль, сделанный из чистого хрусталя, где двигатель был из неизвестного на земле сияющего сплава, а топливом служила энергия, добытая из предсмертных страданий всех казненных на земле, все убитых на войнах, всех погибших от горя, от несправедливости и неправды. Он сел в автомобиль, который был одновременно и троном, но не стал включать двигатель, потому что все, кто его встречал, подхватили автомобиль на руки и понесли во дворец. И тогда над островом взлетел невиданный фейерверк, загорелись в небесах бесчисленные люстры, распустились цветные букеты, и среди огненных небес пламенное, усыпанное бриллиантами, загорелось число 666. И когтистая лапа прочертила от горизонта к горизонту багровую полосу.

Вот тогда-то Ангел Небесный и понес над миром чашу, наполненную гневом Господнем.

«И ПРАВОВЕД ОПЯТЬ САДИТСЯ В САНИ»


Послание Президента Медведева к Федеральному собранию совпало с избранием Обамы. Америка славила своего смуглого кумира, приглашая в ликующие толпы все остальное человечество. Но в Москве, в Георгиевском зале, где по белому мрамору золотом выведены имена русских победоносных полков, Америка была названа агрессивной страной, развязавшей войну на Кавказе, а также главным источником инфекции, заразившей мир страшной болезнью кризиса. Это прозвучало сильнее, чем ярлык Рейгана «Империя зла», приклеенный им к Советскому Союзу в разгар «холодной войны».

Россия окончательно перестает быть сателлитом Америки – дивизионы тактических «Искандеров» нацеливаются на систему ПРО в Польше, а силы стратегического сдерживания сохраняют в своем составе дивизию ядерных ракет, увеличивающих вероятность испепеления Соединенных Штатов в случае войны.

Однако в полной мере президент-правовед раскрыл свой юридический потенциал, предложив реформу политической системы страны. Он предложил регулярные отчеты Правительства перед Государственной думой, что уменьшает коварный разрыв между законодательной и исполнительной властью и исключает свирепую и безнаказанную «зурабовщину». Предложил назначать в Совет Федерации лиц, прошедших на выборах в законодательные собрания регионов. Теперь мадам Нарусова должна будет ездить по стойбищам Тувы, убеждая охотников и рыболовов, что она – человек их племени. Медведев полагает, что кандидатуры губернаторов должны представляться на утверждение Президенту не закрытыми, близкими к Кремлю и часто мафиозными группировками, а региональными Думами, что несомненно демократичней и нравственней. Новый «Закон о партиях» ограничит партийных лидеров конечными сроками их пребывания у власти, что заставило понервничать сидевших в зале Жириновского и Зюганова. Исправленный «Закон о выборах» предусматривает дарение ограниченного числа мандатов проигравшим партиям. Своего рода – пособия по безработице потерявшим квалификацию политикам. Бесплатные столовые для изголодавшихся по политической еде либералам.

Однако стальным сердечником, внедренным в мякоть перечисленных преобразований, стало предложение продлить срок президентских полномочий с четырех до шести лет. Еще пол года назад Президент Путин отвергал все попытки увеличить срок своего пребывания в Кремле. Видимо, появились новые, неведомые обществу факторы, заставляющие Президента Медведева поступать иначе. Видимо, он заметил появление на ночном небе новой грозной звезды, подобной комете 1812 года, вынуждающей его менять Конституцию.

Было интересно наблюдать за чиновниками, внимавшими Посланию, когда Президент объявил бюрократию главным врагом страны. Бюрократы аплодировали, не веря, что их всесилию будет положен конец. Устойчивая неприязнь к ним народа получила подкрепление в словах Президента, и теперь, получая повестки в суд за разжигание ненависти по отношению к отдельным социальным группам, таким, как чиновничество, мы сможем ссылаться на президентское Послание. Характерным было лицо Лужкова, когда Президент, обсуждая проблему коррупции, настаивал на декларировании чиновниками доходов, не только их собственных, но и ближайших родственников. Теперь в декларацию о доходах бессребренику Лужкову придется вносить многомиллиардные суммы своей супруги Батуриной.

Приветствуя Послание в его антиамериканской, античиновничьей, антикоррупционной направленности, мы не можем обойти несколько заложенных в Послание противоречий.

Казалось бы, кризис, о котором говорил Президент, резко снижает ресурсы развития, возможности выживания. Побуждает власть к концентрации ресурсов, мобилизации их на главных направлениях, к централизации экономики и политики. Именно так поступает Америка и Европа, национализируя предприятия и банки, усиливая государственное регулирование экономики и политики. Мы же, если верить словам Медведева, по-прежнему уповаем на свободный рынок, на свободное предпринимательство, которое, вне государственной опеки, и затолкало мир в катастрофу.

Медведев критикует Америку за несправедливый, установленный ею мировой порядок, призывает перейти к справедливому мироустройству. Справедливость – та ценность, с которой Россия обращается к человечеству. Но можно ли взывать к мировой справедливости, сохраняя у себя в стране вопиющую несправедливость? Плодить кланы аморальных миллиардеров, погружая в нищету и бесправие подавляющее большинство народа?

Президент призывал сберегать фундаментальные культурные ценности, основывать воспитание народа на русской живописи, поэзии, музыке. Делать ставку на семью, на братские, духовные взаимоотношения, воспитывать героев, творцов, «сынов Отечества». Однако ни слова не было сказано о телевизионной политике. О телевидении, которое является главным педагогом, законодателем вкусов, этическим арбитром. День и ночь по десяткам каналов пропагандирует низменные инстинкты, слепой гедонизм, растление, социальный эгоизм и глумление над всем, что составляет основы общественной жизни.

С таким телевидением от народа скоро останутся разрозненные одичалые толпы, не способные защищать Кавказ, прокладывать газопроводы, рожать детей.

Таковы впечатления от Послания Президента, в котором тот продемонстрировал свое призвание государственника и правоведа. Эпиграфом к нему может служить замечательный стих Мандельштама: «Над желтизной правительственных зданий три дня кружила мутная метель. И правовед опять садится в сани, широким жестом запахнув шинель».

Шинель Гоголя. Шинель Сталина. Шинель Медведева. Духи «Шанель номер пять».


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации