Электронная библиотека » Александр Рудазов » » онлайн чтение - страница 6

Текст книги "Совет Двенадцати"


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 15:22


Автор книги: Александр Рудазов


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 6 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Она наконец отхлебнула из предложенного ей стакана и почувствовала очень кислый вкус, совсем не похожий ни на вино, ни на мед. По всему телу словно пробежала преобразующая волна – точно такие же ощущения Ванесса испытывала, практикуя метаморфизм. Это ощущение мгновенно прошло, но взамен каждая клеточка наполнилась блаженством и бодрой силой.

Глядя, как Вон пьет, Себастиус Трансмутатор беспокойно задергался, о чем-то вспоминая, а потом бросился в угол лаборатории и покатил по полу тяжеленную дубовую бочку.

– Возьмите! – выкрикнул он, отдуваясь. – Здесь годовой запас эликсира! Я готовил его для… для… для кого-то! Тут был такой толстый человек… он тоже спрашивал про адамант…

– Бестельглосуд Хаос?

– Да! Да! Возможно! Я плохо запоминаю имена! И лица плохо запоминаю! Мне нет дела до этих глупостей! Я готовил ему эликсир… ему?.. Нет, его матери! Да! Она была очень старой, она регулярно пила эликсир!.. но ей он уже плохо помогал!.. Вот, это осталось, оно теперь ненужное! Возьмите, а я потом приготовлю еще! Сколько скажете, столько и приготовлю!

– Это очень мило с вашей стороны, – признательно посмотрела на старика Вон.

Себастиус польщенно оскалился кривыми зубами. Его взгляд заметался по лаборатории, ища что-нибудь еще, какой-нибудь подарок…

– Вот жабий камень! – с надеждой воскликнул алхимик. – Я как раз закончил опыты! Смотрите, какой он зеленый! А вот… а вот… сырье для алкагеста! Я еще не придумал, в какой посуде его хранить, но я придумаю! И!.. и!..

– Вернемся к адамантию, – прервал его Креол. – Я и сам умею трансмутировать металлы – мой отец был в этом настоящим мастером – но мне не приходило в голову создавать так адамантий. Покажи, как ты это делаешь.

Себастиус принялся обескураженно чесать голову, вытряхивая из волос пыль, сор, перхоть, сажу, мелкий мусор и даже засохшую гречневую кашу. Во всем, что не касалось алхимии, этот старик отличался редкой неряшливостью.

– Трансмутация металлов – это самое простое, – вяло забормотал он, подходя к лабораторному столу. – Трансмутация – это изменение духовного проявления таким образом, чтобы изменилась и природа материального элемента…

– Я не очень поняла… – подняла руку Ванесса.

– Все очень просто, ученица, – объяснил Креол. – Как и у любого действительно существующего вещества, у всякого металла есть не только материальное тело, но и астральное. Так называемый «дух металла». Именно он обеспечивает различные магические свойства – серебро убивает нежить, железо глушит магию, медь блокирует полуматериальные сущности и так далее. Но искусственный металл, полученный магией, не имеет астрального тела – только материальное. Соответственно, у него нет никаких магических свойств.

– Именно так, – рассеянно кивнул Себастиус. – И если с другими металлами это не так важно, то адамант, лишенный своего духа, изрядно падает в цене. Это вообще уже не адамант, а адамантий – самый прочный металл из существующих, но не более того.

– Дух металла, говорите… – задумалась Ванесса.

– Это не дух в буквальном смысле, – заметил Креол. – Не как у человека, животного или даже растения. Просто сгусток эфира, своего рода призрачная «тень». Такую отбрасывает всякий материальный объект… кроме созданных магией.

– Да-да… – подтвердил Себастиус. – Увы, магией возможно трансмутировать металл, но не его дух…

– Вообще-то, это тоже возможно, – хмыкнул Креол. – Такой способ открыл мой отец и назвал его… ритуалом Трансмутации Металлов. У него всегда плохо получалось придумывать названия.

– Что?! – поразился Себастиус. – Как?! Каким образом это возможно?!

– Для этого нужно в некотором смысле «уговорить» дух металла – преобразовать само астральное тело. Материальное последует за ним и изменится соответственно. Изменив тень – изменишь предмет. Если хочешь, я могу показать, – достал из пространственной складки жаровню Креол.

– Покажи! – подлетел к нему алхимик. – Покажи! Я хочу это увидеть!

Креол усмехнулся, разжег жаровню, вскипятил в ней воду, опустил в кипяток крошечную свинцовую бляшку, найденную тут же на столе, и в течение пяти минут трансформировал ее в серебро. По вискам мага градом катился пот – в отличие от покойного отца, Креол очень плохо владел этим методом и обращался к нему крайне редко.

– Гляди, – наконец достал серебряную бляшку маг.

Себастиус пристально изучил ее под лупой, придирчиво изучил астральное тело и пораженно признал, что оно действительно присутствует и полностью соответствует духу серебра. Алхимик восхищенно присвистнул, глядя на Креола с небывалым уважением.

– Увы, адамант таким образом не получить, – мрачно поведал Креол.

– Уверен? – уточнила Вон.

– Поверь, ученица, я пытался. Чуть не обгадился тогда от натуги… Астральное тело адаманта многократно превосходит любой другой дух металла – тут никакая магия не поможет. Точно так же чарами можно превратить человека в зверя, птицу, рыбу, дерево, камень, другого человека… во многое. Но даже самая могущественная магия не превратит человека в бога.

Потом Себастиус все же показал и свой способ трансмутации, алхимический. Он объявил, что этот процесс обычно называют двенадцатой стадией Великого Делания – бросанием.

Для этого Себастиус отделил крошечную каплю философского камня, смешал ее с ртутью и жидким свинцом, дал смеси остыть и закатал получившийся шарик в воск. Этот воск он кинул в тигль, содержащий все те же ртуть и свинец. Затем под тиглем был раздут огонь, смесь расплавилась, и Себастиус вылил ее содержимое в форму. Немного остудив, он разломил все еще мягкую массу, и под свинцово-ртутной коркой блеснул другой металл, сиреневый.

– Готово, – отрапортовал Себастиус. – Здесь почти двадцатая часть кентаво адамантия.

– Двадцатая часть?! – приподняла брови Ванесса. – Но это же всего лишь… сколько там?.. двадцать пять граммов!

– Адамантий очень тяжело производится, – развел руками великий алхимик. – Я говорил об этом неоднократно. У меня не хватает материалов, инструментов… всего! Мне нужны новые котлы!

– Всем обеспечим, все дадим, – хмуро ответил Креол. – Но адамантий мне будет нужен в больших количествах. Я пока еще не придумал, для чего именно… но я скоро придумаю.

– Может, доспехов понаделаем? – предложила Ванесса. – Для всей армии?

– Это можно, – неохотно ответил Себастиус. – Можно, но в очень ограниченных количествах. Адамантий очень трудно обрабатывать. Адамантиевые доспехи – это чрезвычайно сложная работа, для этого потребуется много колдунов. Бестельглосуду его доспехи делали почти месяц. Полагаю, я справлюсь, но для целой армии – это… дайте мне лет пятьдесят, тогда…

– Нет, тогда не надо, – отказалась Ванесса. – Не окупится.

– Один комплект у нас есть, – напомнил Себастиус. – Тот, что сделали Бестельглосуду. Дырку в нагруднике я уже заделал – теперь могу подогнать под кого скажете.

– Подгоните под Креола, – распорядилась Вон.

– К Хубуру ваши идиотские медяшки, – отказался Креол. – Я маг – мне не нужна броня из металла.

– Тогда подгоните под маршала Хобокена, – пожала плечами Ванесса.

– А ему-то зачем? – не понял Креол.

– Но ты же не хочешь.

– Хм… логично.

Себастиус рассеянно кивнул, возвращаясь к работе.

Глава 7

Иххарий с высоты птичьего полета выглядел удивительно… уродливым. Много-много совершенно одинаковых кирпичных коробок, лишь изредка перемежающихся чем-то другим. В самом центре – гигантский куб Промонцери Царука, увенчанный маленькой круглой «шапочкой» – диск коцебу. На окраине виднеется белый купол с прозрачным верхом – научный городок ГИОТ.

Туда Креол с Ванессой и направились.

Плонетцы вовсю осваивали новые территории. Прошло всего два дня, а по дорогам Серой Земли уже топали многоногие машины и парили антигравитационные катера. На металлургических заводах и оружейных фабриках хозяйничали бледнокожие длинноносые люди и безобразные мутанты. Повсюду носилась крохотная фигурка профессора Лакластороса – он измерял, прикидывал, рассчитывал, сколько чего сможет построить и в какие сроки уложится.

Почти каждый встреченный плонетец что-то жевал или прихлебывал из фляги. После своего изможденного мира неограниченное количество пищи и воды они восприняли как рай наяву. Даже в относительно сытом ГИОТ никогда не было подобного изобилия – мяса сколько хочешь, рыбы сколько хочешь! Виноградные вина – хоть залейся! Не тратя понапрасну времени, плонетцы старательно отъедались.

Маг с ученицей приземлились у крупнейшего иххарийского завода – техномагического комплекса, выстроенного лично Руорком Машинистом. Именно здесь производились разнообразные автоматы, и именно это место особенно заинтересовало плонетских инженеров.

Внутри царил страшный шум. Грохот, лязг, шипение пара. Из громадных котлов лился расплавленный металл, конвейеры везли готовые для сборки детали, поднимались и опускались поршни титанического пресса.

Повсюду бродили рабочие автоматы. Руорк Машинист не любил людей – везде, где только возможно, он предпочитал использовать автоматов. Худые, с тонкими конечностями и лицами-масками, отлитые из жаропрочного сплава, они свободно заходили даже в плавильные печи, где всякий другой металл превращался в жидкость. Эти колдовские истуканы довольно медленно двигались, но отличались огромной силой и высоким для автомата интеллектом.

Несмотря на временное отсутствие своего создателя и повелителя, автоматы покорно исполняли все те же работы, что и при Руорке. За ними приглядывала парочка техномагов-«незабудок», а ими, в свою очередь, командовал майор Дзе Моргнеуморос. Ванесса искренне обрадовалась, увидев его деформированное лицо.

– Здравствуйте, майор, – махнула рукой она. – Как вам на новом месте?

– Обживаюсь, – пожал плечами мутант. – Работаю. Вон и замполит здесь.

– Здравствуйте, госпожа Ли, – приветливо оскалился подошедший Гангегорос. – Здравствуйте, господин Креол. Приятно вас видеть.

– И вас тоже, – слегка натянуто улыбнулась Ванесса.

Она все еще помнила, как этот синерожий безгубый тип ее допрашивал, а потом бросил в камеру. С тех пор отношения у них более или менее наладились, но неприятные воспоминания никуда не делись.

– Гляжу, тут много автоматов осталось… – окинула взглядом цех Ванесса.

– Да, и все они уже согласились работать на нас, – сообщил Гангегорос.

– Потрясающе. Как вы этого добились?

– Я просто показал им пресс для переработки металлолома, – оскалился Гангегорос. – Они быстро приняли решение.

Откуда-то сверху спустился профессор Лакласторос на антигравитационной платформе. Его карликовое тельце скрывалось под новеньким, но уже замасленным халатом, а на затылке висела маска сварщика. В правой руке профессор держал газовую горелку, в левой – надкусанный бублик с маком.

Антигравитационная платформа зависла в трех футах от пола. Оказавшись таким образом на одном уровне с остальными, Лакласторос потряс руку сначала Ванессе, затем Креолу.

– З-здравствуйте, – часто закивал он. – З-здравствуйте, з-здравствуйте. Долгой в-вам в-всем жизни.

– И вам долгой жизни, профессор, – улыбнулась Ванесса. – Как вам у нас в Серой Земле?.. тьфу, сама не верю, что я такое сказала. Надеюсь, вы довольны условиями?

– Более чем. Прекрасные условия. Просто прекрасные. Неограниченное финансирование и огромное количество рабочей силы. К тому же м-мы нашли з-здесь прекрасный технический контингент – эти парни называют себя техномагами. Удивительные способности – я и не представлял, что такое в-возможно! Если бы не был так стар – непременно попробовал бы поступить в-в их институт! Как бы м-мне хотелось тоже…

– Мы очень рады, что вам у нас нравится. Если что-то будет нужно – только скажите.

– Единственное, что м-меня немного смущает – очень м-малые сроки… – опустил взгляд Лакласторос. – Четыре года – это очень м-мало…

– Четыре – это оптимистичный прогноз, – хмуро возразил Креол. – Лучше быть готовыми уже через три.

– Тогда тем более. Три года – это слишком м-мало, чтобы развернуть м-мощную промышленность из того, что есть. Нам нужны з-заводы, нужны фабрики, нужен м-металл!..

– Но у нас же есть заводы и фабрики, – напомнила Ванесса.

– Недостаточно. Совершенно недостаточно, если соотнести имеющиеся сроки и планируемые м-масштабы. Технологии этого м-мира слишком примитивны – нам приходится создавать промышленный комплекс фактически с нуля, а это требует в-времени. Хватит ли нам людей, чтобы в-воплотить столь грандиозные замыслы?

– Планируйте, планируйте, – усмехнулся Креол. – Людей я вам обеспечу, сколько нужно.

– Разумеется, м-мы сделаем в-все в-возможное, – заверил Лакласторос. – Но я прошу в-вас быть реалистами и не ждать от нас чудес…

– Кстати, насчет чудес, – оживилась Ванесса. – Вы же ведь уже познакомились с местными техномагами? Они не смогут вас выручить?

– М-мы очень на это надеемся. Но м-многое з-зависит от того, насколько в-велики их в-возможности. М-мне тут сказали, что в-вскоре из больницы должен в-выписаться их руководитель – некий профессор Руорк…

– Прекрасный специалист, – заверила Лакластороса Ванесса. – Настоящий мастер своего дела. Думаю, вы с ним найдете общий язык.

– Хотелось бы надеяться…


На иххарийских верфях тоже кипела работа. Автоматов здесь почти не было, зато вовсю трудились цреке. Эти шестиногие крошки безразлично отнеслись к смене религии, идеологии и правительства – приказы Креола они выполняли с тем же тщанием, что и Бестельглосуда. Задания им по-прежнему давали только простейшие – рыть туннели, прокладывать дороги, укладывать кирпичи, перетаскивать грузы, – но уж с ними-то цреке справлялись на отлично.

Работами распоряжался Асанте Шторм – все еще смертельно бледный, но уже полный энергии. Торай Жизнь рекомендовал великому гидроманту остаться в госпитале еще хоть на несколько дней, но тот лишь язвительно расхохотался. На борту своего флагмана, великолепного «Адмирала Кровь», Асанте выздоравливал в десять раз быстрее, чем на больничной койке. Его ноздри жадно раздувались, втягивая соленый морской воздух, на лице плавала блаженная улыбка, кожу овевал прохладный бриз.

Асанте Шторм был счастлив.

Креол с Ванессой знакомились, беседовали с портовыми колдунами. Большинство гидромантов и аэромантов служили или здесь, или в сатрапии Разер, вытянувшейся вдоль побережья.

– Мы с женой истребители эйстов, владыка, – тяжело дыша, говорил пожилой колдун в оранжевом плаще. – Мое имя – Радул Кипятильник, я пиромант и гидромант. В свое время я немало посражался против эйстов… Это так забавно – кипятишь море, а они всплывают кверху брюхом…

– А я, с вашего позволения, Тайсанета Искра, – встряла его жена, тоже в оранжевом плаще. – Я занимаюсь примерно тем же, что и мой дражайший супруг, только не кипячу воду, а, с вашего позволения, наэлектризовываю. Результат выглядит немного иначе, но, заверяю вас, не становится менее эффективен.

Эта супружеская пара ужасно хотела понравиться Креолу. Они разве что не виляли перед ним хвостами, расписывая свои заслуги на военно-морском поприще.

Креол на это только хмыкал – он терпеть не мог, когда перед ним лебезили.

– И давно вы двое женаты? – из вежливости спросила Ванесса.

– С юности, повелительница! – взмахнул руками Радул. – Мы с Тайсанетой поженились еще фиолетовыми плащами!

– Нет-нет, у тебя тогда был уже синий! – напомнила Тайсанета.

– Ах, ну какая теперь разница, душечка?

– Никакой, совершенно никакой, любимый!

– Как это… мило, – выдавила из себя Ванесса, стараясь не смотреть на воркующих стариков. – А вы участвовали в войне с эйстами? Не той, что была этим летом, а той, прошлой?

– Участвовали ли мы? – всплеснула руками Тайсанета. – Да именно там мы с Радулом и познакомились! Мне тогда было всего двадцать три, ему – двадцать пять!

Ванесса мысленно сложила числа и прикинула, что теперь этим двоим должно быть в районе семидесяти – семидесяти пяти лет. А выглядят они от силы на шестьдесят.

– Приятно видеть, что вы полны сил и, как вижу, счастливы в браке. Наверное и дети есть?

– Трое, – с готовностью ответила Тайсанета. – Мальчик и две девочки. Все стали колдунами.

– Особенно мы гордимся нашей младшенькой, Таскуритой Кипяток, – воодушевленно произнес Радул. – Она сумела достичь красного плаща и стала губернатором Разера!

– А еще она дважды побеждала на всегосударственном конкурсе красоты! – добавила Тайсанета. – Владыка Креол, вам непременно нужно познакомиться с нашей девочкой! Она пока еще не замужем!

Ванессе совсем не понравилось направление, на которое свернул разговор. Она цепко схватила Креола под руку и поспешила распрощаться с услужливой семейной парой. К счастью, ее учитель уже давно не слушал, о чем там щебечут эти двое – думал о чем-то своем.


Иххарийская воинская часть разместилась в двух милях от городской черты. Здесь, на просторной равнине, аккуратными квадратами выстроились казармы – длинные каменные здания в четыре этажа. Каждая четверка образовывала «двор» и принадлежала определенному полку.

Солдаты жили тесно, скученно – по четыре человека на комнату, по сотне на этаж, по четыреста на казарму. Унтер-офицеры обитали здесь же, но уже только по двое на комнату. Офицеры – в особых зданиях, так называемых «офицерских хибарах», которые «хибарами» только назывались, а на деле были комфортабельными квартирами. Причем жилплощадь всем полагалась разная – в зависимости от того, холостой или семейный, простолюдин или колдун, обер-офицер или штаб-офицер.

В Серой Земле использовали только вольнонаемных солдат, всеобщей воинской повинности не водилось. Однако контракты с рекрутами заключали поистине кабальные – на десять, пятнадцать, даже двадцать лет, платя при этом сущие гроши. Били часто и жестоко, почитая палку лучшим методом обучения. Кормили, правда, от пуза, хотя и самой дешевой пищей – гречневой и пшенной кашей, овощной похлебкой, рыбой.

Тем не менее, недостатка в «мушкетных подпорках» у серых не бывало. Несмотря на все тяготы солдатской жизни, бедняки охотно надевали мундиры – в казармах им было гарантировано жилище, одежда и сытная еда. Заводить семью рядовым не разрешалось, но женской лаской их вполне обеспечивали маркитантки. Да и столица под боком – некоторые солдаты тишком даже женились.

Самые ушлые бабешки выходили замуж дважды, трижды, а то и четырежды – разумеется, выбирая женихов так, чтоб не совпадали увольнительные. Рано или поздно все это, конечно, раскрывалось – то один из муженьков не вовремя смотается в самоволочку, то просто у кого-то выйдет срок службы – и обладательнице «гарема» пересчитывали ребра. Но до того времени она жила вольготно, поглядывая на календарь – кто там из любимых следующим на побывку притопает?

Особым явлением в армии серых были Кровавые Егеря. Их набирали еще в шестилетнем возрасте – из сирот, незаконнорожденных, а иногда и просто от бедных родителей, желающих сбагрить лишний рот. Мальчишки поступали в полк на казенное содержание, их воспитывали при казармах, с малолетства приучая к солдатской службе. В результате из них вырастали превосходные бойцы.

Креол и Ванесса приземлились в самой середке воинской части – аккурат у центрального штаба. Хубаксис потерялся где-то в воздухе – погнался за попугаем или еще какой-то местной птицей. Зная его, можно быть уверенным – догонит, проглотит, а потом весь день будет выкашливать перья.

Джинны – они вообще жрут что попало. Хубаксиса одно время даже тянуло на людоедство, но от этой привычки он постепенно избавился. Тивилдорм Призрак лично провел с ним курс электрошоковой терапии.

Войдя в центральный штаб, Креол с Ванессой оказались в довольно тесном и невероятно душном помещении. Топилась огромная печь – совершенно ненужная в жарком климате Серой Земли. Ванесса сразу расстегнула воротник, чувствуя, как по шее льется пот. Креол и вовсе сбросил плащ, швыряя его на пол.

– Правильно, ваше колдунство! – одобрительно воскликнул Хобокен, поднимаясь из-за стола. – Люблю, кто со мной обходится без фасонов!

– Маршал, да тут же сгореть можно! – возмутилась Ванесса, ища глазами окно.

– Что делать? – развел руками Хобокен. – Ремесло наше такое, чтоб быть всегда близ огня, а потому я и здесь от него не отвыкаю.

– Но не в буквальном же смысле!

– Ничего-ничего, сейчас на вольный воздух выйдем, там и покалякаем, – пообещал Хобокен. – Тибалорд!

Вперед выступил на диво рослый колдун в генеральском мундире и наброшенном сверху оранжевом плаще. Ступал он тяжело, каждый шаг заставлял половицы жалобно стонать, широченные плечи едва не крушили стены.

– Вот-с, позвольте представить, заместитель мой, генерал-майор Тибалорд… как ты там прозываешься?..

– Тибалорд Каменная Стена, – прогудел здоровяк.

– То самое, – кивнул Хобокен. – Не серчай на старика, запамятовал. Ох и морока ж мне с этими вашими прозвищами, ох и морока ж, прости Единый…

– Имею честь свидетельствовать вам свое почтение, владыка, – поклонился Креолу Тибалорд. – Надеюсь оказаться полезным.

– Что ты умеешь? – поинтересовался маг.

– У меня широкая специализация. Военное колдовство, метаморфизм, геомантия. Я не очень хорош в атаке, но неплох в обороне.

– Ну вот и обзнакомились, – хлопнул крюком по столу Хобокен. – Давайте-ка теперь на плац, на плац – покажу вам своих ребятушек, похвалюсь чем сумею…

Показывая гостям лагерь, Хобокен рассказал, что равномерно распределил гренадер из «Мертвой Головы» по всем легионам. Эйнхерии заняли посты сержант-инструкторов и начали обучать серых воевать по-новому, по-хобокенски.

Также Железный Маршал полностью изменил армейский устав и воспитательную систему. Он выписал из Рокуша целые табуны первосортных скакунов и начал создавать кавалерийский корпус. Он принялся активно пополнять ряды артиллеристов, готовя армию к скорому появлению боевых машин из другого мира. Он провел строжайшие экзамены для штаб-, обер– и унтер-офицеров, не делая исключений даже для колдунов. По итогам экзаменов были произведены серьезные перестановки, со многих офицеров слетели погоны.

Проходя по плац-параду, Креол с Ванессой стали свидетелями приема новых солдат. Здесь Хобокен тоже внес изменения – если раньше рекрут просто ставил подпись на листке бумаги и шел в казарму, то теперь этот процесс обставили короткой, но торжественной церемонией. Железный Маршал всю жизнь делал ставку на боевой дух, взаимовыручку, инициативу рядового бойца – и не жалел для этого никаких усилий.

Прямо сейчас очередной рекрут стоял на одном колене перед красно-серым знаменем с черной звездой и охрипшим от волнения голосом произносил солдатскую клятву, написанную самим же Хобокеном еще сорок лет назад, для рокушской армии:

– Я не обесчещу мое священное оружие. Я не позволю противнику увидеть мою спину. Я не брошу своего товарища там, где стану в строй. Я буду надлежащим образом подчиняться всем своим начальникам, установленным правилам и тем, которые будут надлежащим образом установлены позднее.

Хобокен не гнушался никакими работами. Он лично проверял каждую мелочь – чем солдат кормят, как солдат лечат, в каких условиях те живут, в порядке ли у них оружие, не прохудились ли мундиры. Он всюду поспевал и за всем приглядывал. Заметив зорким взглядом, что какой-то капрал колотит солдата шпицрутеном, Хобокен дождался окончания расправы, а затем подошел и осведомился:

– В чем провинился боец?

– Мушкет обронил во время учебной атаки! – гаркнул капрал.

– Так-так. Тебя, голубчик, как звать?

– Капрал Арокко!

– Ты, братец, видно, новый устав еще не уверенно затвердил, – покачал головой Хобокен. – Для унтеров там четкое предписание есть – за маршировку и за приемы отнюдь не бить и не скучать показывать им, как должно делать. Неприлично и вредно, если солдат ружье свое ненавидит, а это легко сделать, если его бить за ученье и когда он на ружье иначе не смотрит, как на инструмент своего мучения. Понял ли меня, голубчик?

– Так точно, повелитель Хобокен! – вытянулся во фрунт капрал. – Виноват, исправлюсь!

– Ну так ступай, да впредь солдата понапрасну не лупи.

– Ктулху фхта… слава Единому!

Не надо думать, что Железный Маршал совсем отменил телесные наказания. Он вовсе не считал их излишними – за кражи, дебоши и другие серьезные проступки солдат колотили по-прежнему. Другое дело, что теперь зуботычины применялись только в наказание, а не для учебного метода. Хобокен не требовал от своих дивизий идеального ритма при маршировке и точнейшей геометрии в построениях. Это все выглядит очень красиво на параде, но не слишком полезно в реальном бою.

Хобокен привел Креола с Ванессой на высокий холм, за которым открывалась бескрайняя, заросшая травой равнина – ее уже много лет использовали для полевых учений. Сейчас здесь выстроились друг против друга два серокожих полка, вооруженные рокушскими фузеями. Слева и справа стояли пушки, впереди вытянулась линия соломенных чучел.

– Вот, ваше колдунство, извольте поглядеть, – гордо указал вниз Хобокен. – Сейчас мои ребятушки покажут вам сквозную атаку. Все ль готово?..

– Готово, повелитель, – прогудел Тибалорд. – Командуйте.

Хобокен достал из ранца полицейский мегафон, подаренный ему Ванессой, дунул в него и громогласно гаркнул:

– Вперед, ступай!

Солдаты внизу дернулись было, но тут же замерли, растерянно поглядывая в сторону холма. Усы Хобокена гневно встопорщились, в глазах отразилось отчаяние – осрамили, опозорили!

Ситуацию спас Тибалорд. Не используя никаких технических средств, он возвысил голос так, что задрожала земля:

– ВПЕРЕД, МАРШ!!!

Оживившиеся полки мгновенно пошли друг на друга, огибая чучела. Пушки ожили, загрохотали, «прикрывая» своих холостым огнем. Когда солдаты сблизились на расстояние выстрела, передние шеренги открыли ружейный огонь – тоже холостой, само собой.

– В штыки!!! – рявкнул командир первого полка одновременно с выстрелом.

– Руби!!! – ответил ему командир другого, взмахивая шпагой.

– Харрааааааааа!!! – разнеслось по полю с обеих сторон.

Мушкетеры резко ринулись вперед. Пехота шла на пехоту бегом, держа фузеи так, словно всерьез собирались колоть противника. Только в самый последний момент солдаты поднимали штыки и немного отводили их в сторону, чтобы не поразить встречного. Одновременно каждый бегущий принимал чуть-чуть вправо, отчего в строю образовывались небольшие интервалы. Через них атакующие и прошли сквозь друг друга.

Оставив живых противников за спинами, солдаты принялись атаковать соломенные чучела. Бегущий во весь дух мушкетер что есть силы вонзал штык, мгновенно его выдергивал и мчался дальше, не задерживаясь ни на секунду. Не верилось, что это серые – в Рокуше и Ларии они сражались совершенно иначе.

Ванесса пораженно молчала. Всего за полтора месяца Железный Маршал кардинально изменил армию. Он словно захлестывал все вокруг своей колоссальной волей, заряжая каждого бойца неукротимым духом, богатырской силой. Прошедшая учебная атака удивительно походила на настоящую, и по ней было видно, какой титанический труд проделал новый главнокомандующий.

Однако не все еще было гладко. За спиной Креола и Ванессы Хобокен тихо спрашивал у Тибалорда:

– А скажи-ка, братец, чем же это им мое «ступай» не понравилось?

– У нас так не принято, повелитель, – виновато ответил генерал-колдун. – Солдаты привыкли идти в бой на «марш». Они замешкались, услышав непривычную команду.

– Замешкались, ишь ты! – возмутился Хобокен. – Машины! Машины бездушные, прости Единый! Ходячие чехлы для фузей! Много ль навоюешь, когда солдат своей смекалки не имеет?! А коли командир убит?! Солдаты в растерянности замрут, так?!

– Ну… иногда именно так и бывает… – смущенно признал Тибалорд.

– Вот потому-то я вас всегда и колошматил в хвост и гриву! Каждый воин должен понимать свой маневр, так говорю!

По окончании показательных маневров Креол с Хобокеном принялись обсуждать предстоящие планы. Маг вполне удовлетворился увиденным и предоставил Железному Маршалу карт-бланш в управлении армией. Хобокен заверил, что через три года выдаст Креолу миллион солдат – таких же железных, как он сам и гренадеры «Мертвой Головы». Так что за боевую силу можно не тревожиться – будет в лучшем виде. За Креолом прочие задачи – флот, артиллерия… ну и колдовская поддержка.

Маг в ответ на это растянул губы в улыбке и пообещал в скором времени представить Хобокену нового адмирала и начальника военно-промышленного комплекса – пусть с ними и беседует о флоте с артиллерией. А уж колдовство Креол, верно, обеспечит самолично.

Кроме того Хобокен попросил снабдить его капелланами – хоть по одному на дивизию. Многие солдаты до сих пор машинально выкрикивали «Ктулху фхтагн», да и предстоящая война с Древними некоторыми воспринималась как святотатство.

И вообще духовная поддержка для армии – дело куда как полезное. Когда каждый день можешь оказаться убит, поневоле о душе думать начинаешь, о жизни загробной. Отпевать погибших опять же кому-то надо. А в Серой Земле с этим сейчас туго – жрецов Единого по пальцам счесть можно, иштарианство еще только начинает развиваться… ну не шаманов же дэвкаци на помощь звать!

Креол согласился с этими доводами и пообещал передать просьбу лоду Гвэйдеону. Трудно сказать, сможет ли он выделить хоть немного паладинов – очень уж те загружены работой, – но все будет лучше, чем ничего. В конце концов, он теперь не только Генерал, но и глава обновленной церкви – ему и размышлять о таких вещах.

Ванесса тем временем беседовала с Тибалордом Каменной Стеной. Ей было любопытно, почему Хобокен избрал себе в заместители именно этого колдуна. И тот рассказал весьма занимательную историю.

Будущий колдун Тибалорд родился в 7079 году от Нисхождения Ивы – в то время Бокаверде Хобокен был еще сравнительно молод, но уже успел прославиться бранными подвигами и получить прозвище «Железный Маршал». Тибалорд, с детства мечтавший о военной карьере, искренне восхищался рокушским полководцем. Он вырезал из газет всякое о нем упоминание, выспрашивал о новостях редких в Серой Земле иноземцев, постоянно досаждал двоюродному дяде по материнской линии – тот служил в военной разведке и по долгу службы многое знал о Хобокене.

Тибалорд выучил рокушский язык только для того, чтобы прочесть «Победы секреты». Он перечитывал ее бессчетное число раз – и в один прекрасный день решился написать своему кумиру письмо. Отношения между Рокушем и Серой Землей в то время были натянутыми, но еще не враждебными, поэтому особых проблем с этим не возникло. Хобокен получил письмо из-за океана и даже написал ответ. Обрадованный мальчишка немедленно отправил следующее письмо – и вновь получил ответ. Так завязалась переписка. Постепенно Тибалорд стал для Хобокена кем-то вроде «заочного ученика».

Потом Тибалорд вырос, поступил в Иххарийский гимнасий и успешно его окончил, заработав прозвище Каменная Стена. Продолжая переписываться с одноруким маршалом, он поступил в армию и начал делать стремительную карьеру. К тридцати годам он был уже полковником и носил зеленый плащ.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации