Электронная библиотека » Александр Рудазов » » онлайн чтение - страница 8

Текст книги "Совет Двенадцати"


  • Текст добавлен: 12 ноября 2013, 15:22


Автор книги: Александр Рудазов


Жанр: Попаданцы, Фантастика


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 8 (всего у книги 22 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

– Это что же – детский труд?! – возмутилась Ванесса.

– Что вы, повелительница?! – пораженно уставилась на нее Гариза. – Детский труд у нас запрещен!

– Но ты же сама только что сказала…

– Никакой работы до наступления восьмилетия!

– Восьми… Господи… Какой кошмар…

Все квартиры выглядели одинаково. Пол покрыт грязной соломой, в углу железная печка, чан с водой, котел для готовки и несколько глиняных тарелок. Кроватей нет, занавесок нет, постельного белья нет – все спят прямо в одежде, на соломенных тюфяках, вповалку. По ночам на полу нет ни единого свободного дюйма. Все кишит клопами, тараканами, вшами, крысами. Грязь умопомрачительная – но живущие в ней этого даже не замечают. Они просто не представляют, что может быть как-то иначе.

В котле типичного иххарийского рабочего готовится «ютос» – похлебка из рыбы, капусты, моркови и лука. Чтобы бульон был погуще, в него добавляют муку. Кроме ютоса бедянки часто едят «сте» – почти то же самое, но без рыбы. Также в тарелках всегда есть гречневая каша – иногда с рыбой, но чаще без рыбы. Рыба, овощи, гречка – вот весь рацион низших слоев населения. Мяса они не видят на столах даже по большим праздникам… да у них и столов-то нет.

Хорошо еще, на отопление тратиться не приходится. Серая Земля находится рядом с экватором, климат очень теплый. Здесь вообще нет зим как таковых – просто сухой период сменяется дождливым. А благодаря метеомагам небо над Иххарием всегда чистое, дождь бывает только по ночам. Не нужны ни зонты, ни теплая одежда.

Хоть какая-то польза от колдунов…

Везде, где бы ни побывала Ванесса, она видела одно и то же – беспросветную нищету и угрюмое безразличие. Жители трущоб уже давно не надеялись, что в их жизни может что-то измениться, и ни о чем не просили. Видя перед собой члена Совета Двенадцати, они смотрели пустыми глазами, не испытывая ни радости, ни страха. Эти бедняги не боялись даже Лэнга – никто не верил, что там может быть хуже.

Ванесса раз за разом спрашивала, есть ли жалобы, может ли она чем-то помочь – ответом неизменно было равнодушное молчание. Городские низы привыкли избегать колдовских плащей, а если это невозможно – с покорностью принимать любую судьбу. Ванесса могла бы достать пистолет и перестрелять всех здешних жителей – никто бы слова не сказал против. Беднота Серой Земли рождалась и умирала в отчаянии, и смерть здесь воспринималась не горем, но освобождением.

В Промонцери Царука Ванесса вернулась уже заполночь. Перехватив немного холодной курицы, она прошла в апартаменты Креола и молча плюхнулась на кровать. Уже спавший маг приоткрыл левый глаз и недовольно поинтересовался:

– Где ты так долго шляешься?

– Ты был прав, – угрюмо ответила Ванесса.

– Я всегда прав. А что конкретно ты имеешь в виду?

– Магам нельзя управлять страной.

Глава 10

Центр Серой Земли – ее столица, великий город Иххарий. Центр Иххария – правительственная резиденция, каменная громада Промонцери Царука. Центр Промонцери Царука – зал Совета, имеющий форму правильного двенадцатигранника.

Сегодня здесь собрались семь действующих и четыре потенциальных члена Совета Двенадцати. Но по окончании заседания Совет – кровь из носу! – должен быть укомплектован полностью. Он и так слишком долго пребывал неполным. Скамейки вдоль стен кишат колдунами, и каждый носит красный плащ.

Через пару часов один из них переоденется в серый.

Ванесса Ли уселась в свое кресло с цифрой «четыре» и попросила Хубаксиса принести что-нибудь промочить горло. Официантов поблизости не было – простолюдинам запрещено присутствовать на заседаниях Совета. Разрешено только колдунам и тем, кто может быть к ним приравнен… например, джинну.

Остальные кресла уже заняты. Креол мрачно восседает под номером «один» – он недоволен, его оторвали от работы. Тивилдорм что-то устало ворчит под номером «два» – он беспокоится, что на двенадцатое место до сих пор нет достойных кандидатов. Шамшуддин пьет кофе под номером «три» – он спокоен и невозмутим, как чернокожий будда. Лод Гвэйдеон шарит взглядом по залу под номером «пять» – он пользуется возможностью и запоминает присутствующих колдунов в лицо. Маршал Хобокен поглаживает свой крюк под номером «шесть» – он тоже изучает колдунов, оценивает каждого из них. Клевентин мягко улыбается под номером «семь» – и никто не знает, о чем он думает.

Профессор Лакласторос, Асанте Шторм, Руорк Машинист и Мурок Вивисектор пока что ожидают на общих скамьях. Вопрос с ними уже решен, но официально они еще не входят в Совет Двенадцати. Однако места уже приготовлены – на четырех креслах лежат новенькие серые плащи, специально пошитые для тех, кто сюда сядет.

Лишь двенадцатое кресло до сих пор не знает, кого ожидать.

Асанте и Руорк уже видели друг друга – но поговорить им пока что не довелось. Сейчас они сидят на противоположных концах зала и сверлят друг друга злющими взглядами. Стальное лицо Руорка аж нагрелось от ненависти.

– Полагаю, мы можем начать? – проскрипел Тивилдорм, поворачиваясь к Креолу.

– Начинайте, – махнул рукой маг. – Я все равно не знаю, какие у вас тут ритуалы.

– Никаких. Мы просто… а это кто такой?

Взгляды всех присутствующих сомкнулись на крохотной белой фигурке, шествующей между кресел. Совершенно невозмутимый длик нес на спине стопку тончайших бронзовых табличек, связанных ремешками. Ничуть не смущаясь присутствия десятков могущественных колдунов, кииг-альбинос подошел к креслу Креола, снял со спины таблички и легким движением запрыгнул на подлокотник.

– Продолжайте, – вежливо попросил длик, усаживаясь возле мага. – Не хочу вас отвлекать.

Креол одобрительно хмыкнул. А вот в рядах колдунов зашумели, возмущенные такой бесцеремонностью. Хобокен, узнавший старинного приятеля, весело расхохотался и отсалютовал ему крюком.

Что же до Тивилдорма… Тивилдорм впился призрачными ладонями в подлокотники и произнес так хрипло, словно его душили:

– Ты же… ты же белый кииг…

– Это констатация очевидного факта, – подтвердил длик. – Мой цвет и видовая принадлежность не являются секретом.

– Но ты же… ты же ведь тот самый, который победил в единоборстве Козарина Мудреца? – процедил Тивилдорм. – Я прекрасно помню, в каком состоянии он был, когда вернулся из Аррандраха…

– Победил?.. – задумался длик, словно что-то припоминая. – Ну, я бы не сказал, что я его победил. Мы не считаем себя вправе причинять вред живым существам. Я всего лишь убедил его оставить нас в покое. И это было очень давно. Я был молод, Козарин был молод…

Ванесса удивленно посмотрела на этих двоих и спросила:

– Мистер Тивилдорм, вы что, знакомы с мистером дликом?

– Не знаком… – нехотя ответил колдун-призрак. – Но наслышан… Это белый кииг. Когда-то он считался сильнейшим из колдунов этого мира…

– Я никогда не называл себя колдуном, – возразил длик. – Я художник – и только-то. Я люблю рисовать, и у меня неплохо это получается… это не делает меня колдуном. Особенно после того, как я перенес свою Картину Жизни…

– …На мою грешную шкуру, – закончил вместо него Хобокен. – Я с тобой ввек за то не расплачусь, друг сердешный…

– Это была всего лишь мелкая услуга, – покачал головой длик. – Мы просто вернули долг.

Колдуны зашептались, пораженные до глубины души. Все здесь слышали о киигах, о их странной магии и о татуировках, что они нанесли гренадерам «Мертвой Головы». А самые старые даже помнили, как Козарин Мудрец однажды сказал, что Серая Земля никогда не должна ссориться с киигами – и особенно с тем из них, у которого белая шерсть.

Длик перебрался на подлокотник Хобокена, и старинные приятели принялись вполголоса беседовать. Мертвый маршал о чем-то тихо рассказывал, длик с любопытством слушал, время от времени вставляя свои комментарии.

Совет Двенадцати же перешел к утверждению новых членов. Первым в центр зала просеменил профессор Лакласторос. Он чувствовал себя ужасно неловко, сидя среди серокожих людей в красных плащах, и вышел вперед с большим облегчением.

Креол представил профессора и тут же вскинул руку, голосуя «за». Мигом спустя к нему присоединились Ванесса и лод Гвэйдеон, еще чуть позже – остальные четверо членов Совета. Лакласторос надел подготовленный для него серый плащ маленького размера и не без труда вскарабкался в кресло с цифрой «восемь».

Следующими вышли Асанте Шторм, Руорк Машинист и Мурок Вивисектор – Креол потребовал не разводить бюрократическую волокиту и принимать всех гуртом. Великие гидромант, техномаг и биомаг выжидательно уставились на новый состав Совета, причем Асанте с Руорком ухитрялись коситься еще и друг на друга.

– Надо же, как бывает… – процедил Асанте. – Даже после всего, что случилось, я не сумел от тебя избавиться.

– Взаимно, – лязгнул стальными челюстями Руорк. – Но в этом есть и положительная сторона.

– Какая?

– Я все-таки смогу убить тебя собственными руками, ка-ка-ка-а!..

– Я буду первым, – пообещал Асанте.

– Тишина! – прошипел Тивилдорм. – Так что скажете, мои почтенные товарищи? Принимаем ли мы этих троих в наши ряды? Позволяем ли повторно занять места в Совете Двенадцати? Лично я считаю, что их колдовские способности и профессиональные навыки будут весьма, весьма нам полезны. Голосую «за».

Все ждали решения Креола – но как раз он особо не торопился, дожидаясь, пока выскажутся остальные. Профессор Лакласторос нерешительно откашлялся:

– Должен признаться, я еще плохо разбираюсь в-в этой системе… я не политик, поймите… и я несколько удивлен, что в-в правительство избирается робот… автомат, как в-вы их з-здесь называете.

– Я технолич, – возразил Руорк, догадавшись, что говорят о нем. – Это большая разница.

– Простите, если обидел… В-в общем, я не з-знаком ни с кем из этих уважаемых господ, поэтому не считаю себя в-вправе голосовать «з-за» или «против». Я в-воздержусь, с в-вашего позволения.

– А я голосую «за», – негромко произнес Клевентин. – Полностью согласен с владыкой Тивилдормом.

– Я тоже «за», – вскинул кверху ладонь Хобокен. – Много наслышан об этих троих, а кой-кого и лично в бою повидал. В ремесле своем мастаки, будем думать. А что раньше супротив нас воевали, так вот пусть теперь вину и загладят. Кто старое помянет, тот первый и дурак.

– Я «за», – коротко сообщил Шамшуддин.

– Мой голос поддержит святого Креола, каким бы ни было его решение, – произнес лод Гвэйдеон.

Креол посмотрел на Ванессу. Та заерзала в кресле, понимая, что осталась в одиночестве, и сердито поинтересовалась:

– А вы уверены, что эти трое… ну, что мы можем им доверять?

Из кресел не донеслось ни звука. Никто не был полностью уверен. Все понимали, что это решение несет определенный риск, но никому не хотелось и разбрасываться ценными кадрами.

Вместо членов Совета вдруг заговорил Мурок Вивисектор. Он слащаво улыбнулся Ванессе и сказал:

– Не знаю, как мои дорогие коллеги, а лично я очень признателен за второй шанс, деточка. Поверьте, вы можете полностью на меня положиться. Лишь позвольте мне и дальше выращивать моих милых деток – больше мне ничего не нужно.

– Если мне вернут командование флотом, я буду полностью удовлетворен, – хмуро подтвердил Асанте Шторм.

– Владыка Креол, вы рассмотрели мой проект? – проскрежетал Руорк Машинист.

– Ваш проект был признан заслуживающим внимания, – ответила вместо Креола Ванесса. Именно она полночи читала бумаги, которые прислал этот технолич. – Мы решили дать «добро».

– В таком случае у вас не будет более преданного слуги! – потер стальные ладони Руорк.

Ванесса вздохнула и молча подняла руку, голосуя «за».

Креол обвел взглядом зал. Пять «за», один воздержался, еще один пока что не проголосовал. Голос Креола уже ничего не решает… теоретически. На самом деле нередко бывало так, что глава Совета голосовал против большинства… и все остальные вдруг резко меняли свое мнение.

Но сейчас Креол не собирался так делать. Он растянул губы в улыбке и поднял руку. Асанте, Руорк и Мурок облегченно выдохнули и направились к своим новым креслам. Мурок, будучи человеком скромным – к одиннадцатому, а вот Асанте с Руорком, не сговариваясь, шагнули к девятому. Встав возле него, они одновременно схватили лежащий там плащ.

– Ха-ха, а размерчик-то мой! – осклабился Асанте. Руорк, в новом теле оказавшийся на целую голову выше гидроманта, разочарованно заурчал.

– Мы распределили вас в том же порядке, в каком вы были в прежнем Совете Двенадцати, – холодно произнес Тивилдорм. – Надеюсь, это не вызовет никаких… осложнений?

– Никаких осложнений, – уселся в кресло «десять» технолич. – Руорк Машинист готов приступить к работе.

Теперь пустующим осталось одно-единственное кресло. Креол вздохнул и подпер щеку кулаком. Двадцать шесть красных плащей – и надо выбрать среди них самого лучшего. Скучно, скучно, скучно.

В течение следующих двух часов красные плащи один за другим проходили на середину зала и вкратце рассказывали о себе. Некоторые сразу брали самоотвод – та же Кебракия Мудрая, тот же Торай Жизнь. Этих двоих Креол выслушал с особенным недовольством – кого-нибудь из них он взял бы в Совет без раздумий. Но выбирать оставалось из остальных.

Вот Монгор Вулкан – лучший пиромант. Толстый, краснощекий, с обильной плешью. Любит выпить и покушать, всегда весел и жизнелюбив.

А вот Рютаро Айсберг – лучший криомант. Худой, бледный, с длинными седыми волосами. Мрачен как туча, смотрит на всех ледяным взглядом. В ларийской войне потерял сына, Реймако Балетмейстера, и до сих пор не оправился от потери.

Делиль Ураган – лучшая аэромантка. Глядит только на мужа, на своего любимого Асанте – а тот глядит на нее. Делиль совсем не нужно место в Совете Двенадцати – она и без того несказанно счастлива.

Астила Керамика – лучшая геомантка. Сестра-близнец покойного Васа Глыбы, и почти так же выглядит. Если не знать, что это женщина, ни за что не догадаешься – настолько она высока и широкоплеча.

Верус Паук – лучший бестиолог. Сморщенный плюгавый старичок, кутающийся в плащ, как старуха в шаль. Верус не любит находиться на людях, ему бы куда-нибудь, где темно и тихо. Он редко выходит из дома.

Его чувства разделяет Себастиус Трансмутатор. Вытащенный из своей лаборатории, он дико озирается по сторонам, не понимая, кто все эти люди, чего им от него надо. Лучший алхимик Серой Земли не может сейчас даже говорить членораздельно – из его глотки вырываются какие-то подвывания.

Кодера Ясновидящая – лучшая телепатка. Вот она смотрит гордо, полная уверенности в себе. Она знает, что является основным кандидатом – те, кто лучше нее, уже отказались, у Совета нет особого выбора.

Архенбух Никто – лучший теневик. Приходится вглядываться, чтобы разглядеть его, а разглядев – постоянно напоминать себе, что вот он, стоит в двух шагах. Иначе мозг просто отсеивает это туманное пятно, отказываясь видеть в нем человека. Какой еще человек, где? Это просто обман зрения, здесь никого нет.

Вот Малдавия Пушистая – лучший биометаморф. Даже сейчас с ног до головы покрыта мягким переливающимся мехом, а ее лицо больше похоже на кошачью морду. Многие подозревают в ней оборотня-леопарда – и очень может быть, что это правда. Однако спрашивать у самой Малдавии лучше не стоит – оборотничество в Серой Земле считается постыдным, добровольно в нем никто не сознается. О ее отце, покойном Бардене Звере, тоже ходили такие слухи – и он трижды дрался из-за этого на дуэли.

Вот троица лучших колдунов-боевиков – Къмер Простой, Късар Могильщик и Кълар Гаситель. Отец и два сына, они всегда вместе – увидишь одного, где-то рядом и остальные. Все трое очень похожи – невысокие, коренастые, широкоплечие, с квадратными лицами и носами-картошками. Только и отличий, что у Късара и Кълара волосы пепельного оттенка, а у Къмера совершенно седые. Уровень силы у всех тоже примерно равный – отец превосходит сыновей, но лишь самую чуточку.

А вот Таскурита Кипяток, знаменитая красавица Серой Земли, разбившая столько сердец, сколько мужчин ее видели. Ей уже за сорок, но она тщательно следит за собой, использует биомагическую медицину, а потому выглядит от силы на двадцать пять. Однако красотой и роскошными формами Таскурита славна куда больше, нежели колдовскими способностями, так что серый плащ ей носить рановато.

А это Хамбардуг Табун, прославленный телекинетик и доппель-мастер, распорядитель Великой Арены и почетный председатель колдовской турнирной лиги. Вот уже много лет он занимается организацией и проведением дуэлей и спортивных соревнований. Со своей работой справляется как нельзя лучше, но для Совета Двенадцати этого недостаточно.

Дальше пошли малоизвестные колдуны. Йяанг Великан, Маргам Пресс, Кайкедрал Мусор, Ивасир Станок, Майто Смола и Сачира Бутерброд. Никто из них не прославился ничем особенным, никто не может всерьез претендовать на место в Совете Двенадцати. Может быть, лет через десять, но точно не сейчас.

Последними вышли личи. Лекайя Трупная Гниль и Болитриан Кладбище. Первая – кошмарная полуразложившаяся старуха с отпадающими кусками плоти, второй и вовсе голый скелет, облаченный в роскошные одежды. Немудрено – Лекайя прожила уже триста лет, Болитриану перевалило за четыреста. Маркаттабок Безмозглый, которому было всего сто пятьдесят, рядом с ними смотрелся мальчишкой.

Несмотря на то, что Лекайя и Болитриан – очень сильные колдуны, их кандидатуры даже не рассматриваются. Согласно давней традиции личи не могут состоять в Совете Двенадцати. Официально это правило нигде не оформлено, но о нем знают все.

Вообще, в истории Серой Земли насчитывается не так уж много личей. Ведь личем может стать только очень сильный некромант, любой ценой жаждущий вечной жизни и не желающий попасть в Совет Двенадцати – а такие появляются не каждый день.

Всего у серых было семеро личей – но только Болитриан Кладбище и Лекайя Трупная Гниль «живы» по сей день. Маркаттабок Безмозглый три месяца назад был сожжен и развеян по ветру паладинами. Мексвифиль Мертвец тридцать лет назад был взорван в Каридоше. Денеклоп Мрачный пятьдесят лет назад был проглочен и переварен океаническим червем эйстов. Чадрадаксен Развалюха сто восемьдесят лет назад сгорел дотла на дуэли с пиромантом в красном плаще.

И еще есть старейший лич из всех, великий Стагирлус Костяной. Именно он семьсот лет назад придумал способ обрести эрзац-бессмертие в виде нежити. Формально Стагирлус жив по сей день, однако давно утратил человеческий облик и был лишен колдовского плаща.

Сейчас этот древний мертвец представляет собой верхнюю половину черепа – и ничего больше. Он не может двигаться и говорить, а в связи с этим сильно ограничен и в колдовстве. Совет Двенадцати в свое время долго обсуждал вопрос Стагирлуса и в конце концов решил, что позволить подобному «предмету» носить красный плащ будет просто анекдотичным.

Последние двадцать лет Стагирлус Костяной «живет» у одного из своих потомков – тот прикрепил предка к посоху и везде таскает с собой. Несмотря на отсутствие рук и речи, кое-что Стагирлус все еще может – по-прежнему с легкостью поднимает мертвецов, убивает взглядом, насылает на врагов безумие. Из него получился очень полезный артефакт.

После личей остался только Рорд Отец – единственный колдун, явившийся на заседание миражом. Нелюдимый старик, он наотрез отказался даже приехать в Иххарий, не говоря уж о том, чтобы надеть серый плащ. И очень жаль, поскольку Рорда некоторые считают сильнейшим красным плащом на данный момент – даже более сильным, чем Кебракия, Торай и Кодера. Однако точно это неизвестно, поскольку он уже много лет не покидает своего замка у подножия Темных гор, ни с кем не общается и никого не принимает.

Когда-то Рорд Отец был славен на всю страну, и многие прочили его в Совет Двенадцати. Но потом у него случилась трагедия. В один день Рорд лишился всей семьи – жены, троих сыновей и маленькой дочери. Никто не знает, как именно это произошло, но после того случая Рорд сломался. Он полностью замкнулся и подверг себя добровольному заточению в родовом поместье. Дважды с тех пор его вызывали на Совет Двенадцати – и оба раза он являлся миражом, говорил глухо и неохотно, не глядя в глаза другим колдунам. Рорд Отец полностью выгорел.

– Все? – спросил Креол. – Это все?

– Да, вроде бы все… – неуверенно произнес Тивилдорм, водя взглядом по залу. – Двадцать три… двадцать четыре… двадцать пять… двадцать пять?.. Но должно быть двадцать шесть! Где двадцать шестой?!

– Я двадцать шестой, – раздался тихий голос. – То есть двадцать шестая.

В круг вступила девочка-подросток в красном плаще. Ванесса недоверчиво посмотрела на нее – после встречи с Тораем Жизнь она готова была ждать чего угодно. Наверняка этой колдунье на самом деле девяносто лет, и она лишь из прихоти выглядит такой маленькой.

Однако нет – ничего подобного. Уже минутой спустя выяснилось, что ей действительно пятнадцать лет. Дайлариана Агония – настоящий феномен, вундеркинд от колдовства. Она поступила в Иххарийский гимнасий шести лет от роду, к девяти годам ухитрилась его закончить, а затем каждый год меняла плащи, пока не добралась до красного. Совершенно уникальный случай.

Внешность у Дайларианы тоже уникальная. Она ничуть не похожа на уроженку Серой Земли. Лунно-белая кожа, темно-оранжевые глаза-щелочки и багрово-красные волосы, выглядящие так, словно их вымазали свежей кровью. Нетрудно догадаться, что Дайлариана – полукровка, потомок одного из демонов Лэнга.

Надо сказать, колдуны-полукровки стали очень серьезной проблемой. Некоторые сразу же взбунтовались и даже вызвали несколько неприятных инцидентов – особенно тяжело пришлось с Торатсиро Кишечником. Другие, напротив, выказали демонстративную радость по поводу смены власти – но искреннюю или поддельную, сказать трудно.

Ясно только, что доверять полностью никому из них нельзя. Последние два месяца Кодера Ясновидящая занималась почти исключительно тем, что просеивала полукровок частым ситом, выясняя, кого можно оставить, а кого придется устранять. Некоторые дети демонов уже были отправлены с ее подачи в Промонцери Хилери – кошмарную тюрьму для особо опасных преступников.

Однако Дайлариана Агония была признана надежной. Насколько вообще колдун может быть надежным, конечно. Во всяком случае, в мятеже Торатсиро она не участвовала, хотя тот отчаянно пытался привлечь ее на свою сторону. Внук Тахема Тьмы умолял Дайлариану поддержать его, защитить священный культ Древних – но красноволосая девочка даже не соизволила ответить.

В отличие от других полукровок, демонической крови в Дайлариане не половина, а… никто не знает, сколько именно. Она дочь Асмодеи Грозной, которая в свою очередь была дочерью Гелала, архидемона Лэнга. Но имя отца Дайларианы никому неизвестно – он с равным успехом может быть как человеком, так и демоном. Асмодея Грозная родила дочь втайне ото всех и лишь годом спустя представила семье.

Дайлариана Агония в гробовой тишине подошла к Креолу, посмотрела ему в лицо и равнодушно спросила:

– Так это ты убил мою мать?

– Да, – криво усмехнулся маг. – Что-то хочешь сказать по этому поводу?

– Нет.

– Тебе что, все равно? – подозрительно прищурился Креол.

– Все равно.

На скамейках зашептались красные плащи. Дайлариана в своем стиле – вечно холодная, как мраморная статуя, никогда не повышает голос, ко всему безразлична. Кажется, что она полностью лишена эмоций.

В отличие от остальных, Дайлариана стояла перед Советом дольше десяти минут. Креол сканировал ее ауру с таким тщанием, словно препарировал редчайшее животное. Смуглое лицо мага искажалось в раздраженных гримасах – он изо всех сил пытался понять, что же за существо перед ним, но у него никак не получалось.

– Что ты умеешь? – наконец прямо спросил Креол.

Дайлариана безразлично пожала плечами. Лицо мага начало чернеть – эта наглая мелочь несказанно его взбесила. Да и вообще его всегда раздражали дети.

Ребенок-колдун – что может быть отвратительнее? Разве что глисты, да и то сомнительно.

Так и не добившись ничего путного от Дайларианы, Креол приказал ей убираться с глаз долой. Все такая же равнодушная, девочка-колдунья уселась на скамейку между седенькой старушкой Сачирой и свиноподобной толстухой Майто.

Одиннадцать серых плащей принялись совещаться, решая, кого из присутствующих принять в свои ряды. Креол угрюмо хмурился, не в силах остановиться на ком-то одном. Ванесса тоже озадаченно кусала губу.

Судя по всему, сильнейшая из нынешних красных плащей – Кебракия Мудрая. Но она наотрез отказывается. Чрезвычайно силен Торай Жизнь, но и ему это неинтересно. Себастиус Трансмутатор – несомненный гений, но с головой у него изрядные проблемы. Рорд Отец в былые времена был великим колдуном, но сейчас он просто пустая оболочка. Способности Дайларианы Агонии потрясают, но ей всего пятнадцать лет и у нее крайне сомнительное происхождение.

Кто же остается? Остаются Верус Паук и Кодера Ясновидящая. Среди тех красных плащей, что хотят и могут надеть серый плащ, эти двое – наиболее подходящие.

Креол долго переводил взгляд с одного на другую и недовольно морщился. Честно говоря, в сравнении с теми же Клевентином, Асанте, Руорком и Муроком эти двое слабоваты. К тому же Верус уже очень стар, его лучшие времена позади.

Кодера… Кодера сравнительно молода и очень амбициозна… пожалуй, она действительно самый логичный кандидат… но Креолу почему-то не хотелось вводить ее в Совет. Не нравилось ему что-то в этой женщине. Очень уж она лебезила перед ним, очень уж заискивала, очень уж старательно изображала преданность – лицом, словами, жестами, даже аурой… но Креол подсознательно чувствовал фальшь.

И вообще он всегда с подозрением относился к Зрящим.

– М-да… – процедил Креол, разглядывая субтильную колдунью. – Какие будут предложения?

– Получается, у нас в Совете теперь пятеро серых, – задумчиво произнесла Ванесса. – Если взять еще одного, будет шестеро…

– М-да?.. – пожевал губами Креол. – И кого же ты тогда предлагаешь?

Ванесса повела глазами, указывая на… Креол проследил за ее взглядом, и его губы растянулись в улыбке.

– Чрево Тиамат, а это выход… – пробормотал он. – Эй, полотенце!

– Ты это мне? – повернулся длик.

– Тебе-тебе. Хочешь вступить в Совет Двенадцати?

В зале стало так тихо, что стало слышно, как бьются сердца. Серые плащи воззрились на Креола удивленно, красные – ошеломленно, Кодера Ясновидящая – яростно.

– Можно, – подумав пару секунд, согласился длик. – Но без прозвища. Я не испытываю потребности в именах и кличках. Я просто длик.

Тишина взорвалась бешеным шумом. Красные плащи повскакали с мест, протестуя, топая ногами, выкрикивая что-то нечленораздельное. Кодера Ясновидящая, напротив, упала на скамью, дрожа в приступе дурной злобы. Все ее мечты и надежды только что были растоптаны.

А вот серые плащи от души веселились. Шамшуддин хохотал и хлопал в ладоши, Хобокен размахивал над головой треуголкой, счастливый за товарища, Ванесса тихо посмеивалась в кулак, глядя на бешеное лицо Кодеры.

Тивилдорм Призрак неодобрительно покачал головой, однако возражений не высказал. Для соблюдения формальностей было проведено голосование – девять «за», один «против», один воздержался – и длик легко запрыгнул в свободное кресло.

– Кстати, серый плащ я носить не буду, – сообщил он.

Внимание! Это не конец книги.

Если начало книги вам понравилось, то полную версию можно приобрести у нашего партнёра - распространителя легального контента. Поддержите автора!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю


Рекомендации