154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Принц приказывает"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 20:51


Автор книги: Андрэ Нортон


Жанр: Зарубежное фэнтези, Зарубежная литература


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Андрэ Нортон
Принц приказывает

Предисловие автора

Как-то раз, некоторое время тому назад, один мальчик попросил меня рассказать ему «историю». В ней должны были быть «бои на шпагах и разные невероятные события». Насколько могла, я сочинила такую историю, соединив дворцы и замки, коронованных принцев и коммунистов. Рассказ занял не дни и не недели, а целые месяцы. Однако свое обещание я выполнила.

Перед тобой, Джон, твоя «история о невероятных событиях».

Глава первая. Майкл Карл узнает то, что он хотел узнать

– Знаешь ли ты, – Майкл Карл ткнул в подбородок отражению в зеркале своим хлыстом для верховой езды, – знаешь ли, что ты ужасный неудачник?

Он попытался строго нахмуриться, но сумел лишь наморщить гладкий лоб и почти свести черные брови.

– О, я знаю, парень, ты умеешь сидеть на лошади и знаешь, с какого конца взяться за саблю. И не стану отрицать, что ты неплохо стреляешь и сумеешь заказать завтрак по-французски. Не забуду и то, что ты помнишь множество сведений из европейской истории. Но, Майкл Карл, ты, американец, ничего не знаешь об Америке, стране, в которой живешь. И в этом отношении ты оказался трусом.

Юноша в зеркале опустил серо-зеленые глаза, и губы его сжались. Больше не глядя на него, Майкл Карл подобрал перчатки и направился к двери, шпоры его звенели, задевая за полированный пол.

– Да, – повторил он, – ты трус, ты боишься своего опекуна, а ведь он всего лишь человек, как и ты. Хотя нет, не как ты.

Майкл Карл вздохнул, подумав о своем росте и вспомнив шесть футов полковника. Полковник, этот мрачный человек, был единственным членом семьи Майкла Карла с тех пор, как его родители погибли спустя месяц после его рождения.

Он выпрямился во все свои пять футов шесть дюймов. Его постоянно огорчал собственный малый рост. Ему всегда было трудно подобрать перчатки и сапоги – руки с длинными пальцами, ноги с высоким подъемом, – а одежду приходилось шить на заказ.

– Вспомни Наполеона, – вслух утешил он себя. – Очень многие хотели, чтобы он был ещё меньше, чем на самом деле.

Но не малый рост заставлял его побаиваться полковника, по крайней мере, он так считал. Открывая переднюю дверь, Майкл Карл размышлял, в чем же причина.

Но, выйдя на веселый мартовский ветер, шевеливший аккуратные груды прошлогодних листьев – работу садовника – и рассаду цветов на клумбах, Майкл Карл утратил всю свою серьезность. Он даже попытался посвистеть, ожидая, пока конюх приведет его кобылу.

Потому что вчера у Майкла Карла произошло приключение, и он намерен был сегодня повторить его – и без ведома полковника. А приключения – это то, о чем Майкл Карл читал, но никогда не испытывал за свои восемнадцать лет.

Герцогиня, пританцовывая, шла от конюшни, рядом с её надменной головой торопился Эванс. Кобыла имела сегодня озорной вид, и это обещало возможность позабавиться.

– Она сегодня просто полетит, сэр, – Эванс слегка запыхался. Ее светлость заставила его пробежаться.

– Вижу, – Майкл Карл сел верхом. Он всегда удивлялся, как это герои романов «взлетают в седло». Когда-нибудь он тоже попробует.

– Пожалуйста, сэр, позвольте поехать с вами. Полковник вчера очень рассердился.

– Ты ему сказал? – спросил Майкл Карл.

– Нет, сэр. Зачем мне говорить? Но он сам видел.

Майкл Карл нервно взглянул на дом и, как он и ожидал с первых же слов Эванса, на террасе показалась застывшая, похожая на шомпол фигура полковника.

– Будьте добры, спешьтесь и немедленно подойдите ко мне, – сухо проговорил наставник.

Чувствуя себя выпоротым ребенком, Майкл Карл повиновался. Конечно, полковник ждал до последнего мгновения, прежде чем наброситься на жертву. Как и сотни раз до этого, Майкл Карл молча возмутился любимой игрой полковника в кошки и мышки.

– Сказать парню на холме, что вы не придете? – прошептал Эванс.

Майкл Карл кивнул и поблагодарил его улыбкой. Потом медленно пошел к полковнику, ожидавшему в холле.

– Пожалуйста, в библиотеку, – сухо сказал джентльмен.

В библиотеке полковник сел за стол, а Майкл Карл занял свое обычное место перед столом. Он так часто стоял здесь, что иногда удивлялся тому, что ковер нисколько не вытерся. Полковник заставил его постоять молча, прежде чем начал; это тоже входило в обычную процедуру.

– Вы намерены стать военным?

– Да, – послушно ответил Майкл Карл. Он уже давно наизусть выучил все вопросы и ответы.

– Как же вы сможете командовать людьми, если сами не подчиняетесь приказам?

На этот вопрос ответа не поступило.

– Разве вы не получили совершенно недвусмысленный приказ не разговаривать ни с кем за пределами ворот, за исключением случаев крайней необходимости?

– Получил, сэр.

– Тогда почему вы намеренно встретились с молодым человеком на холме и долго разговаривали с ним?

– Потому что захотел, – вызывающе ответил Майкл Карл.

На худом лице полковника ничего не отразилось, хотя это было неслыханно, чтобы Майкл Карл так отвечал ему.

– Вы держите меня здесь как заключенного – нельзя то, и нельзя это. И если я еду верхом, то должен брать с собой конюха, чтобы он проследил, что я ни с кем не разговариваю. Но почему? Парень, с которым я вчера разговаривал, – руководитель отряда скаутов. Меня это заинтересовало, и я задал ему несколько вопросов. Так в чем мое преступление? Скажите, почему я должен так жить? Еще вчера утром такая жизнь не казалась мне странной: вы всегда говорили, что так живут все богатые люди. Но я кое-что услышал от руководителя скаутов и теперь знаю, что богатые ребята не всегда живут пленниками. И почему вы никогда не упоминаете моих родителей и не отвечаете на вопросы о них? Кто я такой? – Майкл Карл осыпал вопросами человека, неподвижно сидевшего за столом.

– Смирно! – рявкнул полковник, но впервые в жизни Майкл-Карл отказался подчиниться.

– Все кончено, – отрезал он. – Я больше не повинуюсь приказам, если вы не указываете мне их причину. А теперь я собираюсь совершить поездку, которую вы приказали отменить.

– В таком случае я прикажу связать вас. Не думаю, чтобы в вашем возрасте вы захотели бы, чтобы вас отнесли наверх слуги.

Майкл Карл вспыхнул. Полковник вполне способен отдать такой унизительный приказ.

– Вы победили, – признал юноша. – Но…

– Да?

– А, какая разница? – Майкл Карл опять потерпел поражение. Он потащился вверх по лестнице и, презирая себя, вошел в свою комнату.

Его комната была не очень-то удобна: полковник не верит в комфорт. Койка, два стула с прямыми спинками, полка с толстыми скучными книгами, стол и лампа на нем – все это не очень заполняет комнату. Майкл Карл швырнул на стол перчатки и хлыст и подошел к окну. Но посмотрев в него, он кое-что вспомнил и улыбнулся.

Полковник не во всем выиграл. Майкл Карл снял с полки две толстые книги и порылся за ними. Да, это по-прежнему здесь.

Он взял синюю книгу в мягком переплете. Во время одной из своих поездок в город – под тщательным присмотром – он увидел её к витрине, и на следующий день Эванс был отправлен на охоту. До этого Киплинг был просто именем в библиотечном каталоге, а полковник считал литературу наименее важным предметом в образовании Майкла Карла. Но теперь Киплинг превратился в весьма реальную личность; он писал великолепные стихи о солдатах.

Майкл Карл свернулся на койке способом, который, как он знал, не понравился бы полковнику, и открыл книгу на стихотворении «Дорога на Мандалай». Он заучивал его наизусть. Пусть полковник думает, что он читает «Полевую фортификацию» или ещё какую-нибудь подобную ерунду.

Не впервые проводил он часы, читая запрещенную литературу. Эванс тайком приносил ему журналы, газеты и книги, которые, по мнению полковника, были пустой тратой времени. То, что Майкл Карл узнал об Америке за пределами поместья, – а узнал он немало – все это было почерпнуто из чтения.

Уже начинало темнеть, когда в дверь постучали. Майкл Карл быстро и виновато пересек комнату и сунул книгу в тайник.

– Кто там? – спросил он.

– Полковник просит вас спуститься в библиотеку, сэр.

Юноша был удивлен. Не похоже на полковника видеться с ним дважды в день. Разве что он отыскал груду журналов в летнем доме. Майкл Карл нахмурился.

Чувствуя себя виноватым, он поправил галстук и пригладил волосы. Полковник обожествляет аккуратность, и если Майкл Карл придет к нему со взъерошенными волосами… Полковник требует также быстроты, и юноша слетел по лестнице.

У дверей библиотеки он остановился. Полковник был не один. За дверью слышался чей-то низкий хриплый голос. Майкл Карл испытал странное ощущение, словно ему не следует стучать в дверь, а лучше убежать как можно дальше. Каким-то образом он знал, что за дверью его ждет какая-то опасность.

Но постучал.

– Войдите, – приказал полковник, и Майкл Карл послушался.

К его удивлению, комната оказалась заполненной людьми, и ему потребовалось несколько мгновений, чтобы разобраться. Что ещё более его обескуражило, своим появлением он словно нажал скрытую пружину: все щелкнули каблуками и согнулись в его направлении.

– Его королевское высочество! – объявил полковник.

Майкл Карл почувствовал себя так, как будто на верху лестницы пропустил ступеньку и пересчитал остальные головой.

Это он королевское высочество? Но почему?

Казалось, он один здесь в порядке. Все остальные: краснолицый толстяк в слишком тугом воротничке, мумия в черном и очень бледный молодой человек, – все почтительно смотрели прямо на него, Майкла Карла.

– Кресло для его королевского высочества, – приказал толстяк низким голосом, который Майкл Карл слышал из-за двери.

Бледный молодой человек подтащил кресло, и Майкл Карл неуверенно сел. Эта история с королевским высочеством его изрядно озадачила. Однако полковник выглядел так, словно проглотил что-то кислое, и это несколько улучшало положение.

– Его королевское высочество, – сухим тонким голосом проговорил полковник, – в соответствии с волей его покойного величества вырос, не зная своего истинного звания.

Майкл Карл хотел бы, чтобы они перестали говорить о нем в третьем лице. Это заставляло его чувствовать себя так, словно он здесь отсутствует.

– Совершенно верно, совершенно верно, – пророкотал толстяк. – Теперь можете информировать его королевское высочество.

Полковник повернулся к Майклу Карлу и заговорил монотонным голосом лектора:

– Отец вашего королевского высочества был вторым сыном его величества короля Карла Морванского. Будучи в изгнании в Америке, он вступил в брак, который его величество крайне рассердил. Вскоре после рождения вашего королевского высочества принц Эрик вместе со своей супругой погиб в несчастном случае. Его величество приказал, чтобы вы получили воспитание, соответствующее вашему званию, но что вы не должны возвращаться в Морванию без призыва.

Всю жизнь Майкла Карла учили, что джентльмен никогда не должен проявлять свои чувства. Но сейчас он не мог сдержать удивления. Он, Майкл Карл, – принц и внук короля. Он словно оказался в кошмаре, в котором все наизнанку.

– Год назад, – продолжал полковник, – во время посещения города Иннесбурга его величество был убит. В соответствии с законом собрался Совет Дворянства и принял на себя на год правление государством. К несчастью, принц-наследник погиб в горах ещё до конца года регентства, и, таким образом, трон переходит к вам, ваше королевское высочество.

Он замолчал. Все смотрели на Майкла Карла. Очевидно, он должен был что-то ответить. А что, если сказать им правду? Он, Майкл Карл, совсем не хочет королевских почестей. Жизнь принца ему не нравится: ведь, по словам полковника, он и так жил как принц. Ему требовалась только свобода.

Он перевел дыхание.

– Ничего не выйдет, – отчетливо сказал Майкл Карл.

Все смотрели на него, словно не слышали.

– Могу… могу ли я спросить, что имел в виду его королевское высочество, делая такое необычное заявление? – спросил наконец толстяк.

– То, что сказал. Я в ваши игры не играю. Поищите другого короля для своей страны. Я американский гражданин (это утверждение основывалось на том, что он когда-то читал и сейчас вспомнил) и остаюсь в Америке.

Пораженное молчание нарушил полковник.

– С лицами уровня вашего королевского высочества вопрос о гражданстве не возникает. Ваше королевское высочество отплывает завтра.

Его королевское высочество настолько забылся, что заявил в ответ:

– Да неужели? И как же вы хотите вывезти меня из страны, если я этого не пожелаю?

– Существуют способы, – прорычал полковник.

Майкл Карл вздрогнул. Он кое-что знал о «способах» полковника. Возможно, лучше будет сейчас уступить и начать действовать позже, когда за ним перестанут следить. Он понятия не имел, что такое Морвания; вроде бы, это где-то на Балканах, очень далеко отсюда. Если он не сумеет сбежать до того, как они туда доберутся, что ж, он заслуживает быть принцем.

– Возможно, – вежливо предложил толстяк, – нас следует представить его королевскому высочеству.

Полковник снова ожил.

– Генерал Обердамн, – толстяк щелкнул каблуками и поклонился. Майкл Карл сразу усомнился в боевых качествах армии, которой командует генерал. – Граф Кафнер, – мумия в черном со скрипом поклонилась. – И барон фон Урдлеман, адъютант вашего королевского высочества, – под конец поклонился бледный молодой человек. Майкл Карл бегло подумал, у всех ли морванийцев волосы цвета молочных тянучек.

Майкл Карл встал. Он с замешательством вспомнил о королевском «мы». А принцы тоже так говорит? Юноша решил, что нет.

– Благодарю вас, джентльмены, за помощь. Надеюсь, наше путешествие пройдет приятно, – похоже, он сказал то, что нужно. Никто не встревожился.

– Ваше королевское высочество желает переодеться? Мы выезжаем в час, – напомнил генерал Обердамн, взглянув на бриджи для верховой езды и коричневую рубашку Майкла Карла.

Юноша понял, что его вежливо выпроваживают. Конечно, генерал привык к дисциплине, думал Майкл Карл, поднимаясь по лестнице, но его можно перехитрить. Легко будет справиться и с адъютантом. Неизвестной величиной оставалась только мумия в черном.

Ступенька за ним скрипнула, и Майкл Карл оглянулся. По его пятам шел барон фон Урдлеман. Так юноша впервые понял, каково жить золотым рыбкам; именно так предстояло ему прожить весь следующий месяц.

Майкл Карл переоделся и со вздохом сожаления повесил в шкаф бриджи. Ну, все-таки у него бывало и неплохое время. Герцогиня раз или два позабавила его. Например, в тот день, когда, незванная, присоединилась к охоте на лису прошлой осенью.

Барон молча стоял у двери. Майкл Карл отказался от его помощи как лакея. Он не предвидел появления мундиров, которые потребуют помощи и лакея и адъютанта, чтобы правильно упаковаться в золото и кружева.

Саквояж ждал его у двери; комната уже потеряла все следы его пребывания. Нет, осталась ещё одна вещь. Майкл Карл надел шинель с большими карманами и сунул в один из них своего любимого Киплинга.

Осмотревшись в последний раз, он вышел в коридор и на лестницу. Барон, как всегда, пристроился в двух шагах за ним. Генерал и граф с трудом надевали пальто и как будто о чем-то спорили с полковником.

– Друг мой, говорю вам ещё раз: никаких приказов о том, чтобы вы отправились с нами, не поступило. А без приказа вы не можете выехать.

Майкл Карл почувствовал, что это заявление вызывает у него радостное оживление. Без полковника путешествие начинало казаться почти привлекательным.

Поэтому, погрузившись в машину, Майкл Карл испытывал немалое удовлетворение, покидая знакомое до последнего камешка поместье. Единственное, о чем пожалел юноша, так это о том, что пришлось оставить Герцогиню. Он пообещал себе, что, как только освободится, вернется сюда и заберет её.

Когда они огибали по склону холм, водитель, вообще чрезвычайно осторожный (по-видимому, из-за драгоценного груза, подумал Майкл Карл), ещё более замедлил ход машины. Небольшая группа мальчишек в костюмах цвета хаки размахивала красными и белыми флажками. Учатся подавать сигналы, решил юноша. Ему хотелось выйти и удивить руководителя скаутов своими новостями, но машина прошла мимо.

– Эти бойскауты, они повсюду, – заметил генерал.

– Ваше королевское высочество являетесь главнокомандующим бойскаутов Морвании, – попутно сообщил юноше адъютант и был вознагражден хмурым взглядом генерала, который собирался сказать то же самое.

Майкл Карл не мог придумать, что ответить, кроме «Как интересно!» Даже ему самому ответ показался неудачным.

Потом любопытство заставило спросить:

– А кто я еще?

– Ваше королевское высочество – полковник гвардии принца, красных гусаров и горных стрелков, главнокомандующий военно-воздушными силами, военный губернатор Рейна, комендант крепости святого Себастьяна, гроссмейстер ордена святого Себастьяна, защитник короны, наследственный рыцарь дворца, носитель меча святого Михаила, герцог Казанова, барон Урнт, граф Келив, рыцарь Клама…

– И это все я? – слегка ошеломленно спросил Майкл Карл.

– Еще не все, ваше королевское высочество, – ответил генерал, готовый продолжить.

– Этого вполне достаточно, – решительно прервал его Майкл Карл.

Глава вторая. Граница и – Морвания

– Если пойдет снег, – твердым голосом предупредил спутников его королевское высочество наследный принц Морванский Майкл Карл, – я, вероятно, раскричусь, – и, подумав немного, добавил: – Громко.

Его адъютант что-то вежливо ответил. Майкл Карл не обратил на это внимания, потому что уже привык не обращать внимания на адъютанта, вежливого, но исключительно скучного молодого человека.

– Да, – продолжал Майкл Карл, – я закричу, если придется скрывать это, – он широким взмахом руки указал на расшитый золотом камзол и отлично сшитые брюки для верховой езды, которые в данный момент украшали его королевское высочество, – под этим.

Тут юноша, всем своим видом выражая отвращение, оттолкнул длинный плащ. Как ему хотелось надеть доброе американское пальто: в этих плащах очень легко споткнуться, если не будешь осторожен.

Майкл Карл прижался лбом к холодному стеклу окна королевского вагона, пытаясь разглядеть, пошел ли снег, которым его пугали. Он был невольным пассажиром королевского поезда, направляющегося в Морванию, и он все ещё не сбежал.

Во-первых, его никогда не оставляли одного, об этом заботился адъютант. Майкл Карл обнаружил, что у принцев столько же частной жизни, сколько у крокодила в витрине зоомагазина. И с каждой милей приближения к границе его шансы на успешный побег уменьшались. Если только не ударить адъютанта мешком с песком по голове и не совершить самоубийство, выбросившись из окна поезда, который пробирался исключительно по краю пропасти, другого способа освободиться Майкл Карл не видел.

– Сколько это будет продолжаться? – неожиданно спросил он.

Барон фон Урдлеман вытянулся – эта его привычка никогда не давала Майклу Карлу возможность забыть, что он принц, – и ответил:

– Мы достигнем столицы вашего королевского высочества города Рейн ещё до полуночи. Станция половины пути в двух часах отсюда.

– Станция половины пути?

– Там нужно будет подцепить паровоз, чтобы поезд смог продолжить подъем, ваше королевское высочество. Мы остановимся там примерно на десять минут, и нас будет ждать поезд с охраной. Эта честь предоставлена личной гвардии вашего королевского высочества.

– О! – тупо ответил Майкл Карл. Отряд его собственной гвардии. Это означает речи и прочее. Он слегка вздрогнул. Забудет ли он когда-нибудь, что произошло в морванском посольстве в Париже, когда его заставили произнести речь? И в Берлине. Но он предпочитал не думать о том, что произошло в Берлине.

В Лондоне было легче. Майкл Карл вздохнул; ему всегда хотелось посмотреть Лондон, но сейчас он мог вспомнить только грязные номера отеля и высокого худого человека, который шептался с графом Кафнером.

Юноша откинулся в своем крытом красным бархатом сидении, и локоть его ударился о предмет, который он поспешно спрятал, когда в последний раз сюда заглянул граф Кафнер. Граф оказался самым худшим соглядатаем, и Майкл Карл не доверял ему, даже когда видел перед собой.

Он осторожно взглянул на барона, но этот джентльмен, по-видимому, погрузился в дремоту, как всегда, когда коронованный хозяин не требовал его внимания. И Майкл Карл осторожно извлек книгу Киплинга, которая делила с ним это поразительное приключение.

Издатели оказались чрезвычайно щедрыми. Впереди тома оказались четыре чистых листа, а сзади целых восемь, и Майкл Карл отлично ими воспользовался. Ручкой или пером – что мог найти в данный момент – он записывал увиденное и услышанное о стране и её людях. Ни граф, ни генерал не были бы польщены своими портретами в книге Майкла Карла.

Юноша достал из-за голенища карандаш и записал абзац о станции на полпути. Никогда нельзя знать заранее, какие сведения окажутся полезными.

На глаза попалось предложение относительно обеденных манер генерала, и он усмехнулся. Кто-то постучал в дверь купе, и Майкл Карл виновато спрятал книгу. Адъютант вскочил и открыл дверь. Он всегда двигался как-то механически, как хорошо смазанная машина.

Мимо двери прошелестел граф Кафнер, и Майкл Карл устало вздохнул. Из всех своих вынужденных спутников больше всего он не любил графа. Точно мумия из музея.

– Ваше королевское высочество, – начал граф, поклонившись и щелкнув каблуками. В длинных желтых пальцах он держал пурпурный футляр для драгоценностей.

– Ваше королевское высочество, – начал он снова, вроде бы смущенный холодным приемом. Очевидно, его королевское высочество должен подыгрывать.

– Да? – не слишком сердечно спросил Майкл Карл.

– Смотрите, – граф Кафнер протянул футляр. – Ваше королевское высочество должны принять это. Вам необходимо носить свои регалии, когда вас будут приветствовать офицеры гвардии вашего королевского высочества на станции полпути.

Он раскрыл футляр, и перед ошеломленным юношей предстали два сокровища, каких он никогда не видел. Маленькая золотая корона, усаженная рубинами, на алой ленте, а рядом, на черном сатине, выстилавшем футляр, – крест из двух широких серебряных стрел, усеянных бриллиантами, которые на свету блестели и искрились, как один большой камень.

Граф передал футляр барону, а сам сухими неприятными пальцами взял корону.

– Если ваше королевское величество соизволит встать и позволит одеть на него корону… – проворковал он.

Майкл Карл поднялся. Удивительно носить такие… такие чудеса!

– Это орден короны, ваше королевское высочество. Лента должна идти через плечо… вот так, – граф расправил алую ленту на правом плече Майкла Карла и каким-то образом закрепил; корона засияла величественной золотой тусклостью на фоне позолоченных шнуров, пересекавших черный камзол.

– А это, ваше королевское высочество, великий крест ордена святого Себастьяна. Если позволите надеть его, ваше королевское высочество… – Майкл Карл наклонил голову, и крест присоединился к короне.

Граф забрал у барона пустой футляр и неловко поклонился.

– Благодарю вас, ваше королевское высочество, – прошелестел он сухим голосом и, пятясь и кланяясь, вышел в коридор. Майкл Карл опустился на сидение. Думая о том, сколько тысяч долларов теперь висит на нем, он вздрогнул. Он не трус, но сейчас меньше всего ему хотелось бы встретиться с вооруженным противником.

– Есть ли разбойники в Морвании? – спросил он, не подумав.

Барон вздрогнул и странно поглядел на Майкла Карла.

– Есть один, – медленно ответил он. – Его убежище где-то в этих горах.

– А кто он?

– Его называют Черным Стефаном, но у крестьян имеется для него другое имя – Оборотень. Говорят, что днем он человек, а по ночам волк, а его приспешники, как сообщают, приходят к нему с кладбищ.

– Очень приятно.

– Да. Он единственный разбойник, которому пока удается избежать наказания. Совсем недавно он напал на правительственный пост в горах. Крестьяне сообщают, что он ненавидит правительство, что у него какая-то вражда со всеми морванийцами из правящих классов. Мы никак не можем найти его убежище, слишком хорошо ему служат. Ни один горец или крестьянин не предаст Оборотня.

– А знаете, барон, мне начинает нравиться путешествие. Какова вероятность нашей встречи с Оборотнем?

Впервые с тех пор, как Майкл Карл его знал, барон проявил признаки эмоций.

– Надеюсь, никакой, ваше королевское высочество.

– Значит, какая-то вероятность все же существует? – спросил юноша с загоревшимися глазами.

– Опасное место – станция на полпути, ваше королевское высочество. Если поезд с охраной опоздает…

– Будем надеяться, что он опоздает, – к удивлению барона, заявил Майкл Карл.

Барон фон Урдлеман неуверенно смотрел на него. У Майкла Карла странное чувство юмора, но, может, он говорил серьезно. Удивленный адъютант ничего не ответил. Американский принц часто ставил его в тупик.

Тем временем юноша смотрел на далекие, покрытые снегом горы. Там, в этих горах, некий разбойник наводит страх на правящий класс Морвании. Юноша подумал, что, если большинство аристократов похожи на представленных ему придворных, то это очень даже неплохо. К нему это не относится. Наоборот, Майкл Карл с радостью заплатил бы ему за избавление страны от таких людей.

Крупная снежинка упала на оконное стекло, за ней последовала ещё одна и еще. Майкл Карл лениво подумал, что сделает этот напыщенный адъютант, если он выполнит свою угрозу и завопит во все горло. Но игра не стоила свеч. Он взял книгу, вписал абзац, касающийся принесенных ему драгоценностей, и подумал, что, если на него повесят ещё что-нибудь, он станет похож на рождественскую елку.

Поезд пошел медленнее, и барон, извинившись, подошел к окну. Постучали, и в узкую дверь протиснулся генерал в своем роскошном мундире.

– Поезд с охраной опаздывает. Вашему королевскому высочеству лучше не выходить из купе, – отдуваясь, заявил он.

Майкл Карл коротко кивнул, И генерал выбрался обратно. Итак, поезд с охраной опаздывает. Что ж, у Черного Стефана появилась отличная возможность прихватить наследного принца вместе с несколькими членами кабинета министров, не говоря уже о самом королевском поезде. Жаль, что бедняга об этом не подозревает.

Барон фон Урдлеман беспокойно ерзал на сидении. Наконец решился нарушить этикет и без приглашения обратился к Майклу Карлу:

– Мне это не нравится, ваше королевское высочество, – нервно выговорил он. – Охрана получила очень строгий приказ.

– Вы думаете, это Черный Стефан собирается позабавиться? – с надеждой спросил Майкл Карл.

Но барон не ответил прямо. Он что-то уклончиво пробормотал и отошел к двери, однако юноша заметил в его руке револьвер. Значит, барон именно так и думал.

И тут Майкл Карл принял решение, что никакой «защиты принца до самой смерти» не будет. Он сам выведет из строя барона. В конце концов, жизнь в качестве пленника разбойника предпочтительней жизни коронованного принца Морвании, и самое плохое, что может с ним сделать Оборотень, это передать его в руки любящих подданных. Именно так считал Майкл Карл. Позже в тот же вечер мнение его решительно изменилось.

Но если принц станет пленником – а Майкл Карл почему-то был уверен, что так и произойдет, – он не видел причины для того, чтобы королевские драгоценности оказались в немытых руках какого-то приграничного бандита. Они принадлежат не одному человеку, а всему государству.

Он развязал ленту короны, и драгоценность оказалась у него в руке. Куда бы спрятать её, чтобы не могли найти сразу?

Высоко на стене темнело отверстие вентиляции, ведущее в соседнее помещение. Майкл Карл встал на сидение и, вытянувшись, обнаружил, что достает до края. Он положил в отверстие корону и прикрепил ленту к крюку, который когда-то удерживал решетку. Если у разбойников будет немного времени для поисков, корона в безопасности.

– Зачем вы это делаете, ваше королевское высочество?

– Просто мера безопасности, барон. Драгоценности на моей ответственности, и… – юноша смолк, увидев, что барон понял.

Он поискал крест между шнуров мундира на груди, но, прежде чем успел снять цепь с шеи, поезд остановился. Теперь найти для креста укромное местечко не удастся; придется просто сунуть его под рубашку и надеяться на удачу. Майкл Карл расстегнул воротник и опустил крест за пазуху. Ледяное прикосновение к коже заставило его подпрыгнуть. Оставалось надеяться, что разбойники не станут очень тщательно обыскивать пленников.

Но как глупо он будет выглядеть, если нападение не состоится. Ну, значит, не повезло. Они в тревоге сидели в королевском купе, часы над головой барона показали, что прошло уже пять минут остановки. Чтобы добавить паровоз, требуется десять минут. У Черного Стефана оставалось ещё пять.

Оба вздрогнули, услышав приглушенный голос в коридоре. Барон открыл дверь и негромко заговорил с кем-то. Майкл Карл уловил слова «генерал» и «первое купе». Очевидно, барона куда-то вызывали.

– Ваше королевское высочество, генерал Обердамн просит меня немедленно прийти. Вашему королевскому высочеству лучше оставаться здесь, – сказал он. И поколебавшись, прежде чем торопливо уйти, добавил: – Это весьма необычно. У меня же приказ никогда не оставлять его королевское высочество.

– Идите, – отпустил его Майкл Карл.

Он нервно расхаживал по купе две, три минуты. Придется сдаваться, Черный Стефан не клюнул на наживку. Наверное, решил, что это какая-то ловушка. Что за страна! Ни у одного её жителя нет честолюбия, даже у бандита.

Повернувшись, юноша схватил ненавистный плащ. Можно, по крайней мере, подышать свежим воздухом на платформе. Выходя, он увидел книгу Киплинга и прихватил её с собой. Если оставит, этот шпион-граф обязательно найдет её.

Дверь, ведущая на платформу, была закрыта, зато соблазнительно темнел проем двери в сторону паровоза. Майкл Карл с горечью подумал, что никакой опасности нет: Черный Стефан подвел его.

Гравий меж рельсами оцарапал его блестящие сапоги, а снег лег на меховой воротник плаща и непокрытые волосы. Юноша вздрогнул на влажном холодном ветру с гор и повернулся, собираясь вернуться в поезд. Но Майклу Карлу больше не суждено было сесть в королевский поезд. Из ближайшего леса послышался странный крик, за которым последовал лающий хор, и из-за деревьев показался небольшой отряд всадников в сопровождении воющей стаи. Вначале принц решил, что это собаки. Но потом ясно увидел – волки!

Всадники и сами представляли собой сверхъестественную помесь человека с волком, верхняя часть тела у них была совершенно скрыта под косматыми серыми волчьими шкурами. Они в полном молчании скакали к поезду, слышался только вой их четвероногих спутников, которых они удерживали в повиновении с помощью длинных хлыстов.

Черный Стефан все-таки пришел! Люди-волки растянулись длинной линией. Они не ожидали сопротивления и имели для этого все основания. Как позже узнал Майкл Карл, их сообщник в поезде спрятал все оружие и вообще все, что могло причинить неприятности разбойникам. Он даже увел барона из королевского купе своим ложным сообщением.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации