» » » онлайн чтение - страница 46

Текст книги "… Para bellum!"


  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 18:45


Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Андрей Паршев


Жанр: Публицистика: прочее, Публицистика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 46 (всего у книги 55 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Противник. Качество техники

Теперь посмотрим, какое положение было с военной авиацией у нашего противника – Германии.

При испытаниях в НИИ ВВС в 1940 г. истребителя Ме-109Е, закупленного в Германии вместе с другими самолётами, была отмечена надёжная работа установленного на нём мотора ДБ-601. Он рекомендовался нашей промышленности для внедрения в серийное производство. Предлагалось внедрить в производство аппаратуру непосредственного впрыска топлива в цилиндры мотора (насос, форсунки и т. д.), автомат включения нагнетателя, автомат включения форсажа для установки их на отечественные моторы.[39]

Испытания мотора ДБ-601, кроме того, показали, что он меньше расходует топлива, чем наши моторы, является более экономичным. На одну лошадиную силу мощности при работе на сопоставимом режиме, он потребляет топлива меньше, чем наши М-105 и АМ-35А соответственно на 25,5 и 28,5 процентов.[40]

Кроме того, в результате испытаний в НИИ ВВС всех закупленных в Германии боевых самолётов (Ме-109Е, Ме-110, Ю-88, До-215) отмечалось, что немецкий самолёт не мыслится без радиостанции, радиокомпаса, без оборудования для слепой посадки и целого ряда оборудования, обеспечивающего его боевое применение.[41]

К примеру. Радиомаячная и радиопеленгаторная служба Германии ещё в мирное время располагала хорошо развитой сетью аэродромных радиостанций, радиомаяков, радиопеленгаторов, светомаяков и аэродромов, оборудованных для ночных полётов и полётов днём в сложных метеоусловиях – аппаратурой слепой посадки.

Особо тщательно были оборудованы линии воздушных перебросок.

Вся сложная сеть радиостанций, радиопеленгаторов, приводных станций и светомаяков всё время широко и без труда использовалась лётным составом люфтваффе при перебросках и боевых вылетах. Так, в войну при налётах на Москву использовались радиомаяки Орши и Варшавы, радиоволны и позывные менялись 2-3 раза в сутки.[42]

Характерная особенность конструкций немецких самолётов заключалась в том, что при проектировании и постройке большое внимание уделялось максимальному облегчению эксплуатации самолёта в полевых условиях и удобству для лётного состава выполнения боевых задач.

С этой целью в конструкции самолёта был предусмотрен ряд автоматов, облегчающих работу лётчика, например:

1) при открытии воздушных тормозов на пикирующем бомбардировщике Ю-88 самолёт автоматически входит в пикирование, при этом так же автоматически включается устройство, ограничивающее перегрузки при выходе из пикирования;

2) при сбрасывании бомб с пикирования самолёт автоматически выходит из пикирования;

3) при выпуске закрылков на посадку автоматически меняется угол установки стабилизатора и отклоняются вниз оба элерона, действующие как закрылки;

4) на взлёте ровно через 1 минуту автоматически включается форсаж мотора;

5) на наборе высоты после достижения определённой высоты, автоматически включается 2-я скорость нагнетателя;

6) автоматически регулируется температурный режим мотора;

7) автоматически регулируется качество смеси и давление на всасывание в зависимости от плотности воздуха (высоты полёта);

8) на самолётах установлен курсовой автомат, аппаратура для слепой посадки и т. д.

Кроме того все немецкие самолёты, состоящие на вооружении ВВС резко отличаются от отечественных своими большими запасами устойчивости в полёте, что также значительно повышает безопасность полёта, живучести самолёта и упрощает технику пилотирования и освоения строевыми лётчиками низкой квалификации.[43]

Возвращаясь к испытаниям в НИИ ВВС немецкого истребителя Ме-109Е, заметим, что его лётные данные, как известно, практически были такими же, как и у наших истребителей МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1.

Однако имелись основания предполагать, что к готовящейся войне, немцы создадут на базе Ме-109Е новую модификацию истребителя «мессершмитт». Наше предположение исходило из опыта. Ещё летом 1938 г. в НИИ ВВС проходил государственные испытания немецкий истребитель Ме-109В с мотором ЮМО-210 (самолёт был доставлен из Испании).

В заключение по результатам испытаний Ме-109В было записано: «На самолёте возможна установки моторов большей мощности и, следовательно, повышение его лётно-тактических данных».[44]

Так и получилось: после Ме-109В была создана его модификация Ме-109Е с более мощным мотором ДБ-601 и некоторым улучшением аэродинамики самолёта. В результате его максимальная скорость на высоте 3000 м возросла почти на 100 км/ч.[45] А к нападению на Советский Союз немцы осуществили дальнейшую модификацию Ме-109Е, повысив мощность мотора и ещё улучшив аэродинамику, получили истребитель Ме-109Ф, максимальная скорость которого повысилась по сравнению с Ме-109Е на 40 км/ч и улучшились другие его лётно-тактические данные.[46]

По максимальной скорости Ме-109Ф превосходил наши истребители нового типа (МиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1) на 36—69 км/ч и имел ряд других преимуществ, особенно в автоматизации управления самолётом и силовой установкой и, как отмечалось ранее, в радиоспецоборудовании.[47]

Начало войны

Предварительно хотелось бы кратко напомнить некоторые положения о военной авиации.

Боевая авиация предназначается для продвижения наземных войск (или удержания рубежа обороны). Бомбардировщики и штурмовики прокладывают путь наземным войскам, или оказывают помощь обороняющимся войскам. Если в воздушном пространстве над полем боя авиация одной из воюющих сторон завоюет господство, то есть не позволит авиации другой воюющей стороны выполнять боевые задачи по взаимодействию со своими наземными войсками, тогда сторона завоевавшая господство в воздухе получит явное преимущество. Это всем известно.

Какой род авиации выполняет, в основном, задачу по завоеванию господства в воздухе? Конечно, истребительная авиация!

Забегая вперёд отметим следующее: Опыт Великой Отечественной войны, особенно первого и части второго периодов, показал, что мы терпели неудачи в основном из-за технического отставания нашей истребительной авиации, которое оказывало существенное влияние на действия в операциях сухопутных войск. В первые дни люфтваффе завоевал стратегическое (на всём протяжении фронта) господство в воздухе и удерживал его до Курской битвы.

Поэтому в расчёт мы будем принимать в основном самолёты-истребители.

К началу войны, как видно из таблицы № 2, мы имели в пяти западных пограничных округах 304 истребителя нового типа, находящихся в стадии доработок и недоиспытанных. Кроме того, 3156 истребителей устаревшего типа: так называемые тогда «манёвренные» истребители И-15, И-153 «Чайка» и «скоростные» истребители – И-16. На устаревших истребителях, как и на истребителях нового типа, радиосвязи по существу не было. (А один, как известно, в поле не воин). Максимальная скорость Ме-109Ф больше скорости истребителя И-153 с мотором М-63 (эталоном 1940 г.) на 162 км/ч, а по сравнению со скоростью истребителя И-16 с мотором М-63 (эталоном 1940 г.) на 123 км/ч.[48]

По немецким данным[49] военно-воздушные силы (люфтваффе) против нас сосредоточили 1233 истребителя, из них: Ме-109Ф – 593, Ме-109Е – 423 и Ме-110 – 217 единиц. Всего боевых самолётов нового типа – 2604 единицы. Кроме того, устаревших самолётов Венгрии, Румынии и Финляндии было около 1000 единиц.

Из приведённых данных видно, что авиация люфтваффе имела полное превосходство над советской авиацией, особенно в истребительной авиации.

Эти факты говорят о том, что решение нашего правительства и руководства коммунистической партии Советского Союза (И. В. Сталина) как можно дальше оттянуть начало войны с фашистской Германией было правильно. Нам крайне необходимо было время для доводки, испытаний и освоения серийного производства боевых самолётов нового типа.

Одновременно эти факты опровергают злонамеренные клеветнические высказывания последователей Волкогонова и всякого рода «демократов»-фальсификаторов нашей предвоенной истории, которые пытаются оглупить и очернить руководство Советского Союза и прежде всего И. В. Сталина, дискредитировать Советский социалистический строй.

В первый день войны, как известно, в результате внезапного нападения авиации противника на аэродромах было уничтожено 800 и в воздухе 400 наших самолётов. В Западных пограничных округах только часть боевых самолётов была нового типа. Основная тяжесть борьбы с самолётами «люфтваффе» легла на устаревшие истребители И-15, И-16, И-153.

В первые дни фашистская авиация завоевала стратегическое господство в воздухе. В тяжёлых оборонительных боях Красной Армии в период её отступления советская авиация несла большие потери. Но даже в таких труднейших условиях советские лётчики наносили ощутимые удары по авиации противника. Так, за первые 6 месяцев войны, по архивным данным ФРГ, немецкая авиация на всех театрах военных действий потеряла 4643 боевых самолёта, из них на нашем фронте 3827 самолётов (82,4 % от всех потерь),[50] что на 13 % от общих потерь превосходит количество боевых самолётов, выпушенных Германией за тот же период.[51]

Наши потери были более значительными.

За тот же период советские ВВС потеряли 20159 самолётов; из них: 16620 боевых,[52] что в 2,4 раза больше количества боевых самолётов, отправленных на фронт заводами НКАП[53] (без По-2).

Тот факт, что хвалёной авиации люфтваффе советскими ВВС был нанесён ощутимый урон, говорит о высоких морально-боевых качествах и достаточной лётной и тактической подготовке лётного состава и их командиров.

Что касается больших потерь нашей авиации – это должно быть понятно: подавляющее количество самолётов было устаревшего типа, которые не могли оказывать противодействие истребительной авиации люфтваффе.

Для удобства сопоставления и размышления приведём данные производства самолётов в Германии и в СССР за годы войны. (Табл. 3, 4)


Таблица 3

Динамика производства самолётов в Германии в период 1941—1944 гг.[54]

Таблица 4

Динамика производства самолётов для Советских ВВС в период с 22.06.1941 г. по 09.05.1945 г.[55]

Следует заметить, что о появлении на фронте истребителя Ме-109Ф, значительно усилившего истребительную авиацию люфтваффе, многие лётчики строевых частей не знали. Они принимали любой «мессер» за Ме-109Е, известный им по испытаниям в НИИ ВВС. Только некоторые лётчики-испытатели из авиаполков, вооружённых истребителями МиГ-3 и ранее летавшие на Ме-109Е и МиГ-3 в НИИ ВВС в 1940 г. при испытаниях этих самолётов, замечали, что некоторые «мессеры» легко уходят из-под удара, быстро занимают выгодные позиции для атаки нашего самолёта. Лётчик-испытатель К. Груздев, ранее летавший в НИИ ВВС на Ме-109Е и МиГ-3 в 1940 г., в порядке рекомендации, как, летая на истребителе Як-1, лучше организовать с таким «мессером» воздушный бой, выступил со статьёй в газете «Сталинский Сокол» от 15 марта 1942 г.: «Как вести воздушный бой с мессершмиттом-115» (рекомендовался вертикальный манёвр и использование эшелонирования истребителей по высоте).

Впоследствии выяснилось, что условно названный «мессер»-115, был Ме-109Ф, захваченный на аэродроме Тушино при вынужденной посадке немецкого лётчика. После ремонта Ме-109Ф проходил испытания в НИИ ВВС, которые закончились в апреле 1942 г.

Но вернёмся на фронт. В строевых частях, в связи с боевыми действиями истребителя Ме-109Ф, в нашей истребительной авиации сложилось крайне тяжёлое положение. В октябре 1941 г. был снят с производства истребитель МиГ-3, на который возлагались большие надежды. В серии снизились его лётные данные, к тому же мала мощность стрелкового оружия: один пулемёт калибра 12,7 мм и два пулемёта калибра 7,62 мм, да и его мотор АМ-35А работал не совсем надёжно: были его отказы, приводящие к авариям и катастрофам (особенно после первого ремонта).

Что касается истребителей Як-1 и ЛаГГ-3, то как известно и они уступали Ме-109Ф.

Как и в предвоенные годы наша истребительная авиация вновь оказалась в положении «отстающей – догоняющей», как и тогда, когда Ме-109Е, появившийся в Испании, оставил позади наш скоростной, по тому времени, истребитель И-16. К 1940 г. наша промышленность создала истребители нового типа и это отставание до некоторой степени было ликвидировано. А появившиеся с первых дней войны в люфтваффе истребители Ме-109Ф опять поставили нашу истребительную авиацию в положение «отстающей – догоняющей».

Правда, наши бронированные штурмовики Ил-2, пикирующий бомбардировщик Пе-2 и начавший серийно выпускаться с первых месяцев 1942 г. пикирующий бомбардировщик Ту-2 имели полное превосходство над самолётами люфтваффе подобного типа, а самолёт Ил-2 не имел себе аналога в мировом самолётостроении.

Ремонт

Возвратимся к положению фронтовых частей нашей авиации, где создались новые весьма серьёзные проблемы: большое количество неисправных самолётов, когда в боевых самолётах ощущалась острая необходимость.

В связи с этим, в конце марта 1942 г., на заседании Военного Совета ВВС КА по вопросу состояния ремонта самолётов и моторов[56] в решении было записано: «Если не будут приняты решительные меры по ремонту самолётов и, главным образом, моторов, – это приведёт самолетно-моторный парк к катастрофическому положению».

Для ремонта самолётов и моторов в строевых частях и в ремонтных органах ВВС, запчастей, материалов, запасных моторов, винтов и других агрегатов практически не было.

В письме Главного инженера ВВС генерала И. Ф. Петрова, направленного по поручению Военного Совета Председателю ГКО (Государственного Комитета Обороны) И. В. Сталину,[57] в частности, отмечалось, что на фронте и в ПВО страны на 25 марта 1942 года имелось 36,7 % неисправных самолётов. Всеми видами ремонта по ВВС восстанавливалось в месяц в среднем 5500—6000 самолётов и 2500—3000 моторов. Одновременно с этим поступало в ремонт в месяц до 5500—6000 самолётов и 3500—4000 моторов.

В результате неисправные самолёты и моторы в количестве 4500 самолётов и 7500—8000 моторов переходили из месяца в месяц и по существу в боевых действиях не участвовали.

(В самолётном парке ВВС насчитывалось 30 типов различных самолётов, что крайне усложняло их ремонт и эксплуатацию).

В дальнейшем по всем вопросам, затронутым в письме Главного инженера и в постановлении Военного Совета ВВС КА были приняты решительные меры. Постановлениями ГКО устанавливались ежеквартальные задания авиапромышленности на поставки ВВС запчастей, различных материалов, инструмента, авиамоторов, колёс, группкомплектов к самолётам и моторам и других запасных агрегатов. В системе Главного инженера ВВС было организовано новое Управление по полевому ремонту и в феврале 1943 г. Постановлением ГКО[58] была поставлена задача иметь в ремонте не более 10—15 % самолётов нового типа в частях и соединениях действующих Воздушных армий.

Положение дел с состоянием материальной части ВВС в результате принятых мер в дальнейшем заметно улучшилось. Уже к началу 1945 г. процент неисправных самолётов снизился до 8.[59]

Повышение качества

Что касается проблемы, связанной с повышением лётно-тактических данных наших истребителей, то она оказалась более сложной, требующей много времени и большого объёма научно-исследовательских работ и опытно-конструкторских разработок и, следовательно, значительных материальных затрат.

На первых порах было принято решение для улучшения лётных данных серийных истребителей ЛаГГ-3, Як-1 и Як-7 повысить мощность установленных на них моторов путём форсирования.

В результате совместных ВВС КА и НКАП контрольных испытаний в июне 1942 г.[60] было установлено, что самолёты ЛаГГ-3, Як-1 и Як-7 с форсированными моторами М-105ПФ по лётным данным практически приблизились к Ме-109Ф и их серийный выпуск начался с июня 1942 г.

Кроме того, в апреле-мае 1942 г. были проведены совместные испытания ВВС КА и НКАП[61] модифицированного самолёта ЛаГГ-3 с более мощным мотором воздушного охлаждения М-82 (завод № 21, главный конструктор С. Лавочкин). Самолёт был рекомендован в серийное производство и стал выпускаться серийно с июля 1942 г. Контрольные испытания серийного самолёта, получившего наименование сперва ЛаГГ-5, а затем Ла-5, показал, что его максимальная скорость практически равна скорости Ме-109Ф.[62]


Ла-5


Однако в таком положении наша истребительная авиация находилась недолго.

В воздушных боях под Сталинградом у немцев появились новые модифицированные истребители Ме-109Г-2 с более мощными моторами ДБ-605А/I и со значительно усиленным стрелково-пушечным вооружением в вариантах: 3 пушки калибра 20 мм и 2 пулемёта калибра 7,92 мм (на ударном самолёте) и 1 пушка калибра 20 мм и 2 пулемёта калибра 7,92 мм (на прикрывающем).

Эти истребители имели полное превосходство над нашими Як-1, Як-7, ЛаГГ-3 с форсированными моторами М-105ПФ и поступившем на вооружение ВВС КА Ла-5 с М-82, как по максимальной скорости и вертикальному манёвру, так и по мощности огня (5-ти точечный Ме-109Г-2).

Истребители противника располагали большим преимуществом в выборе наивыгоднейший позиции для атаки, они меньшей группой сковывали численно превосходящую группу наших истребителей.[63]

Лётный состав строевых частей, вооружённых истребителями Як-1 и Як-7, считал, что для успешного исхода воздушного боя под Сталинградом на каждый немецкий истребитель необходимо было иметь два истребителя Як.[64]

Таким образом истребительная авиация люфтваффе опять ушла вперёд, а наша, к сожалению, опять оказалась в положении «отстающей – догоняющей».

Это подтвердилось и при испытаниях в НИИ ВВС в январе-июне 1943 г. двух самолётов Ме-109Г-2 отремонтированных после эвакуации с мест вынужденных посадок под Сталинградом.[65]

Для исправления такого труднейшего положения с истребительной авиацией ВВС КА постановлениями ГКО было принято много весьма важных решений и в первую очередь решение об увеличении выпуска нашей промышленностью самолётов-истребителей.

В октябре 1942 г. постановлением ГКО и соответственно приказом НКАП[66] увеличивался выпуск истребителей за счёт сокращения производства штурмовиков Ил-2 и пикирующих бомбардировщиков Ту-2. На заводе № 381 (Н-Тагил) было прекращено производство Ил-2 и запущен в серию истребитель Ла-5, а на заводе № 166 (Иркутск) прекращено производство Ту-2 (в дальнейшем он строился на заводе № 23) и запущен в серию истребитель Як-9 (модификация Як-7). Кроме того, ранее, в августе 1942 г. на заводе № 99 (Улан-Удэ) было организовано производство истребителя ЛаГГ-5 (Ла-5).[67]

По решениям ГКО одновременно были широким фронтом развёрнуты работы по дальнейшему совершенствованию наших истребителей, их лётно-тактических данных, путём аэродинамических улучшений по рекомендациям ЦАГИ (самолёты Як-1, ЛаГГ-3, Ла-5, Ил-2 и Пе-2 в натуральную величину продувались в больших аэродинамических трубах ЦАГИ), снижение полётного веса (массы) истребителей. На самолётах Ла-5 устанавливались форсированные моторы М-82Ф и М-82ФНВ (форсированный с непосредственным впрыском топлива в цилиндры). К концу 1943 г. на всех истребителях были установлены подвижные части фонарей кабин с аварийным сбросом. До этого лётчики летали с открытыми фонарями, так как подвижные части на большой скорости не открывались – лётчик не мог открыть, и к тому же фонарь терял прозрачность из-за попадания на него масла от мотора. А при открытом фонаре кабины лётчика скорость самолёта уменьшается. Кроме того была усовершенствована кинематика уборки хвостового колеса, которое в полёте стало убирающимся, что тоже дало некоторую прибавку скорости. Были проведены и другие многочисленные работы по улучшению лётных характеристик, особенно самолётов Ла-5, но они не дали требуемых результатов. Наши истребители уступали истребителям противника.

Решение проблемы

Кардинально эта проблема, как известно, была решена только в 1944 г., когда были запущены в серийное производство и начали выпускаться с апреля-мая истребители:

Ла-7 – модификация Ла-5 с М-82ФН со значительным улучшением аэродинамики по рекомендациям ЦАГИ и с меньшим полётным весом (массой), но с серийным мотором АШ-82ФН;[68]

Як-3 – модификация Як-1 с М-105ПФ с меньшими габаритами крыла и меньшим полётным весом (массой), с мотором ВК-105ПФ2 (дополнительно форсированным);

Як-9У – модификация Як-9 с М-105ПФ с более мощным мотором новой модификации ВК-107А.

Советские ВВС наконец получили самолёты-истребители, которые по своим лётно-тактическим данным не только достигли, но и превзошли все новые типы немецких истребителей. Однако на высотах более 5300—5500 м они уступали немецким.[69]


Як-3


Следует однако отметить, что с испытаниями и внедрением в серийное производство новых истребителей Ла-7, Як-3 и Як-9У сложилось трудное положение.

Так, при государственных испытаниях в НИИ ВВС самолёта Ла-5 – эталона 1944 г.[70] (потом названного Ла-7) было произведено из 44 полётов всего 9. Испытания были прекращены из-за аварии в полёте мотора АШ-82ФН и разрушения при посадке силового элемента хвостовой части фюзеляжа. За время испытаний удалось определить лишь некоторые лётные данные. Оружие (три пушки калибра 20 мм) не испытывалось. Однако самолёт показал высокую скорость (680 км/ч на высоте 6250 м), был запущен в серийное производство и стал выпускаться с обычным, как и на Ла-5, вооружением – 2 пушками калибра 20 мм.

При госиспытаниях в НИИ ВВС самолёта Як-9У с ВК-107А[71] было заменено 2 мотора (они сильно выбрасывали масло). При наборе высоты более 6000 м давление масла в моторе падало ниже минимально допустимого, что значительно снижало надёжность его работы и не позволяло производить полёт.

Кроме того температурный режим мотора выходил за максимально допустимые пределы. (При таких условиях была получена максимальная скорость 700 км/ч на высоте 5500 м).

В заключении по госиспытаниям самолёта Як-9У было записано, что «большое количество серьёзных дефектов, особенно по винто-моторной группе, не позволяет нормальную эксплуатацию самолёта на всём диапазоне высот». Для быстрейшей доводки самолёта и ввода его в строй считалось необходимым срочное проведение войсковых и эксплуатационных госиспытаний в запасных авиаполках и на заводах НКАП.

Однако самолёт уже был ранее запущен в серийное производство ещё до заводских и государственных испытаний.

На контрольных испытаниях серийного самолёта Як-9У с ВК-107А в НИИ ВВС лётные данные определялись согласно приказу НКАП на заниженных режимах работы мотора и с увеличенным открытием заслонок водо-масло радиаторов (для сохранения в полёте допустимых пределов температурного режима мотора). При этом, конечно, максимальная скорость самолёта значительно снизилась. Она стала такой же, как и на истребителе Як-3 с мотором ВК-105ПФ2 (646 км/ч).[72]

Тяжёлое положение сложилось с самолётом Як-9У с ВК-107А. После запуска его в серию, мотор ВК-107А 50-ти часовые лётные испытания из-за серьёзных дефектов не выдержал. А при лётных испытаниях самолётов Як-3, Як-9У, Пе-2 с моторами ВК-107А было снято с самолётов 15 вышедших из строя моторов (разрушение подшипников, прорыв газов через уплотнение и другие дефекты).

На войсковых испытаниях Як-9У в боевых условиях (октябрь 1944 г. – январь 1945 г.) также были выявлены серьёзные дефекты мотора ВК-107А. Кроме того, в феврале 1945 г. самолёт Як-9У с ВК-107А контрольные испытания в НИИ ВВС прошёл неудовлетворительно.[73]

Здесь следует сказать, что была попытка так же запустить в серийное производство и Як-3 с мотором ВК-107А. Однако при его госиспытаниях в НИИ ВВС мотор, из-за перегрева воды и масла, выходил из строя (было заменено 4 мотора). При таких условиях удалось получить максимальную рекордную скорость самолёта – 720 км/ч.[74] Но самолёт в серии не выпускался, хотя и было затрачено много сил и средств на его доводку.

Трудная обстановка сложилась и с самолётом Ла-7 с мотором АШ-82ФН.

Контрольные испытания самолёта головной серии и серийного самолёта в НИИ ВВС в августе-сентябре 1944 г. прошли неудовлетворительно из-за недобора скорости, высокой температуры в кабине лётчика (+55 °С) и высоких температурных режимов моторов на наборе высоты.[75]

На войсковых испытаниях Ла-7 в боевых условиях на фронте (сентябрь-октябрь 1944 г.) в заключении по их результатам отмечалось, что моторы АШ-82ФН работали ненадёжно, подтверждалась высокая температура в кабине лётчика и плохая её вентиляция, крайне затрудняющие работу лётчика, а также отмечалась недостаточная мощность огня стрелкового оружия (на самолёте устанавливались 2 пушки калибра 20 мм).[76]

В связи с внедрением в серийное производство в 1944 г. самолётов новых модификаций в строевых частях к концу войны с каждым месяцем выявлялись всё новые и новые дефекты (и это закономерно, новая техника требует времени на доводку).

Происходило, как бы, наслоение новых дефектов на ранее выявленные, но ещё не устранённые. Поэтому к концу войны во фронтовой авиации (по состоянию на 1 мая 1945 г.) количество неисправных самолётов возросло до 17,8 %.[77] (Напомним, что Постановлением ГКО от 13.02.1943 г. процент неисправных самолётов должен быть не более 10—15 %).

Несмотря на имевшиеся недостатки и дефекты, наши истребители Ла-7 и Як-3 войсковые испытания на боевое применение выдержали. Они показали превосходство над истребителями противника Ме-109Г-2 и ФВ-190 всех модификаций по лётно-тактическим данным.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 4 Оценок: 3
Популярные книги за неделю

Рекомендации