Электронная библиотека » Анна Андриенко » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 17 декабря 2013, 18:51


Автор книги: Анна Андриенко


Жанр: Кинематограф и театр, Искусство


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Анна Андриенко
Неизвестный Александр Беляев

Большое спасибо Марине Николаевне Урусовой и Владимиру Петровичу Назарову (Зееву Бар-Селла) за библиографическую информацию о статьях Александра Беляева, без которой эта книга была бы другой.


А. Андриенко (Андрона)
«Он работал в газете „Смоленский вестник“»

В творчестве Александра Беляева слишком много неизвестного. С одной стороны, писатель известный всем любителям фантастики. Каждые пять лет издается «новое» собрание сочинений. Его творчество изучали лучшие исследователи фантастики: Бритиков, Ляпунов, Халымбаджа, Харитонов. С другой стороны, в собрания сочинений вмещается только некоторая часть творчества. Не переизданным остается слишком многое.

Если бы сохранился архив писателя, то собрание сочинений могло быть гораздо больше. Но я постаралась собрать то, что возможно найти сейчас, не имея под рукой машины времени.

Рассказ о дореволюционных публикациях Александра Романовича Беляева будет неполным, если не обратить особое внимание на очерки общественно-литературной жизни, публиковавшиеся в газете «Смоленский вестник».

«Смоленский Вестник» основан в 1878 г. А.И. Елишевым, который стал не только издателем, но и первым редактором газеты.

Расцвет «Смоленского Вестника» пришелся на 90-е гг XIX – начало ХХ вв, когда издание взял в свои руки Л.А. Черевин, владелец не только газеты, но и одноименной типографии, которая находилась в Смоленске на Благовещенской (ныне Большой Советской) улице, д. 43. Как отзывались о нем современники, Л.А. Черевин – прогрессивный общественный деятель, «знаток городских дел и нужд своих сограждан».

К 1907 году, когда в «Смоленском Вестнике» появились первые публикации Александра Беляева – репортажи о театральных и музыкальных премьерах, критические заметки – это уже был солидный печатный орган, выходивший 6 раз в неделю, с дополнительными выпусками и литературными приложениями.

С 1910 по 1913 год А.Беляев – штатный сотрудник газеты, для которой он писал репортажи «из заграничных впечатлений» и театральные рецензии, а в 1914-15 гг. стал ее редактором.

Более подробно о смоленских книгопечатниках можно узнать из монографии Л.Л. Степченкова «Полиграфия Смоленщины: 1795–1915 гг.»[1]1
  Степченков Л.Л. Полиграфия Смоленщины: 1795–1915 гг. – Смоленск, 2008.-336 с.+ 48 с. ил.


[Закрыть]
, автор которой нашел архивные документы о жизни и деятельности смоленского первопечатника И.Я. Сытина.

Для истории фантастики интересна возможность найти неизвестные очерки А.Р. Беляева не только 1913–1915 гг, но и начиная с 1907 г., и составить более точное представление о биографии писателя. Это важно, так как часть общеизвестных фактов – многократно повторенный миф. Очень красивый, но миф!

Например, возьмем сборники, к которым писала вступительные статьи либо послесловия доктор филологических наук М.А. Соколова. Эти сборники не самые первые и не самые яркие, но они вышли достаточными тиражами, чтобы встречаться в городских и районных библиотеках России. В статье «Он обгонял время… и звал вперед…»[2]2
  Соколова М.А. «Он обгонял время… и звал вперед…» / М.А. Соколова //Беляев А. Избранные романы. – М., Правда, 1987. – С. 3–12.


[Закрыть]
, как и в статье «Я поставил целью показать многообразие вкусов человека будущего…»[3]3
  Соколова М.А. «Я поставил целью показать многообразие вкусов человека будущего…» / М.А. Соколова // Беляев А. Голова профессора Доуэля: повести и рассказы. – М., Правда, 1987. – С. 453–462.


[Закрыть]
М.А. Соколова пишет: «Вскоре Беляев поступает в юридический лицей в Ярославле, где одновременно учится в консерватории по классу скрипки. Чтобы заработать денег на учебу, юноша играл в оркестре цирка, рисовал театральные декорации, занимался журналистикой».

Все беляеведы сталкиваются с тем, что никакой консерватории в Ярославле никогда не было! Как следствие А.Р. Беляев не мог там учиться игре на скрипке. До революции в Российской империи было всего три консерватории: в Санкт-Петербурге, в Москве и Саратове. Но остается вопрос, насколько хорошее музыкальное образование давала семинария? И мог ли он игре на скрипке научиться там? Гипотетически да. Особенно с учетом того, что в 1914 году он писал о концерте выпускниц Соболевской духовной семинарии, где девушки играли и на скрипке и на контрабасе, и на других струнных инструментах. Следовательно, и в более раннее время могли быть семинарии, где ученикам позволяли учиться играть на музыкальных инструментах[4]4
  Беляев А.Р. Интересный концерт / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1914. – № 88 (20.04). – С.2.


[Закрыть]
.

Но спросите любого студента, можно ли одновременно проходить университетский курс юриспруденции и консерваторский курс по классу скрипки? Студенты – и юристы, и скрипачи – Вам ответят, что это невозможно.

Прояснение ярославского периода жизни Беляева и миф об учебе в консерватории важны для понимания того, как и зачем Александр Беляев, выпускник юридического лицея, стал театральным и музыкальным критиком. Как научился чувствовать и описывать тончайшие музыкальные нюансы в исполнении таких мастеров как Иосиф Сливинский[5]5
  Беляев A.P. Концерт Сливинского. / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1910 – № 257. – С.2.


[Закрыть]
, Бронислав Губерман[6]6
  Беляев А.Р. Концерт Бронислава Губермана. / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1911. – № 276, (15.12). – С.2.


[Закрыть]
, Альфред Ген[7]7
  Беляев А.Р. Концерт Альфреда Ген. / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1911. – № 280, (20.12). – С.2.


[Закрыть]
, Иосиф Гофман[8]8
  Беляев A.P. Концерт Гофмана. / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1910. – № 81. – С.2.


[Закрыть]
и Сергей Рахманинов[9]9
  Беляев А.Р. Концерт Рахманинова. / А.Р.Беляев // Смоленский вестник; – Смоленск, 1913, – № 225, (10.10), С.2


[Закрыть]
. Неужели уровня музыкальной подготовки в семинарии для этого хватало?

Давайте попробуем разобраться, откуда возник миф об одновременной учебе в двух высших учебных заведениях находящихся в разных городах. Если исследователи относят окончание Демидовского юридического лицея в Ярославле к 1906 г., то как он мог успеть на московские баррикады вооруженного восстания 1905 года, не попав под отчисление?

Любой автор должен на что-то опираться, и уважаемая М.А. Соколова не могла не использовать критико-биографический очерк Бориса Ляпунова «Александр Беляев», где дана биографическая справка, написанная самим Беляевым примерно в 1934 году для энциклопедии профессора Рынина «Межпланетные сообщения» (во 2-м издании «Завоевание неба», с. 675–676.), где при перечислении учебных заведений через запятую указано, что он «…получил высшее юридическое образование, музыкальное – по классу скрипки. Изучал историю искусств, ездил в Италию изучать ренессанс. Был в Швейцарии, Германии, Австрии, на юге Франции. В студенческие годы зарабатывал одно время игрой в оркестре цирка Труцци. В 1905 году строил баррикады на площадях Москвы»[10]10
  Ляпунов Б. Александр Беляев. М. – Советский писатель, 1967. – С. 11–12.


[Закрыть]
.

И нет ни слова о том, что учеба проходила одновременно.

Логичнее предположить, что он закончил лицей в 1903–1904 гг., и потом поехал в Москву поступать в консерваторию по классу скрипки, где его, как и многих студентов захватили революционные настроения. Увы, никто не счел возможным проследить, что же делал Беляев в Москве во время вооруженного восстания 1905 года, но, зная натуру А. Беляева, можно предполагать, что его участие не могло быть бесследным, и не случайно полиция подвергала его обыскам. Благодаря этому упоминанию мы можем предположить, что какие-либо данные могут быть в архиве Московской консерватории, как и приказ об отчислении студентов за участие в вооруженном восстании. Мне кажется, что это наиболее логичная причина его возвращения в Смоленск в 1906 году.

Дореволюционный псевдоним А.Р. Беляева – В-la-f – раскрыл израильский литературовед русского происхождения В.П. Назаров (Зеев-бар-Селла). Его работа пока не опубликована.

Почему я считаю рецензии Беляева важными не только как исторический источник по культурной жизни Смоленска, но и для дальнейшего литературного творчества Александра Беляева? Благодаря его рецензии на концерт Сергея Рахманинова удалось узнать о ранее не упоминавшемся гастрольном туре 1913 года. Среди отрецензированных Беляевым драматургов было, как минимум трое писателей, реформаторов театрального искусства (двое из них также стали Нобелевскими лауреатами по литературе), начинавших свою литературную карьеру в качестве театральных критиков газет и журналов. Среди них английский писатель, драматург и реформатор театра Бернард Шоу[11]11
  Беляев A.P. «Цезарь и Клеопатра» / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1910. – № 185, С.3


[Закрыть]
, национальный норвежский поэт и драматург Бьёрнстьерне Бьернсон[12]12
  Беляев А.Р. «Когда цветет молодое вино» / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск. – 1910. – № 175. – С.3


[Закрыть]
и многократно более знаменитый в России автор пьес «Пер Гюнт» и «Доктор Штокман» Генрих Ибсен[13]13
  Беляев А.Р. «Доктор Штокман». / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1912. – № 187, (21.8), С.3


[Закрыть]
.

Не знаю, хотел ли А. Беляев стать реформатором театра, но некоторые шаги в этом направлении были предприняты. Помимо театральных рецензий, где он отдавал должное премьеру басмановской труппы Борису Глаголину и актерам Малого театра и театра Корша, Беляев писал пьесы, играл в спектаклях Смоленского Народного дома, ставил домашние спектакли. (Мне кажется, что новогодняя пьеса для детского театра «Бабушка Мойра»[14]14
  Беляев А.Р. «Бабушка Мойра» / А.Р. Беляев // Занавес поднят. – М, 1914. – С. 9–30. – (прилож. к журн. «Проталинка»)


[Закрыть]
, опубликованная в июле 1914 года, может быть не единственной написанной им пьесой дореволюционного периода.) Но дистанция от любительского театра до вершин театрального искусства была слишком большой.

В статье М. Соколовой «Я поставил целью показать многообразие вкусов человека будущего…» написано: «Возвратившись на родину, Беляев работает в „Смоленском вестнике“, одновременно серьезно увлекается театром, работает в Смоленском Народном Доме, играет на скрипке и фортепиано. Писатель был членом Смоленского симфонического общества, Глинкинского музыкального кружка, общества изящных искусств. Во время одной из поездок в Москву он встретился с К.С. Станиславским». (курсив мой – А.А.)

Чем показательно это утверждение? Перечисленные в нем события относятся ко времени 1907-12 гг., а не ко времени возвращения из заграничной поездки 1913 года. Также здесь справедливо отмечено, что встреча со Станиславским состоялась в Москве, а не в Смоленске! Однако, спустя два года в статье «Создадим советскую научную фантастику» М. А Соколова, как и все, пишет: «Однажды в Смоленск приехала столичная труппа под руководством К.С. Станиславского…»[15]15
  Соколова М.А. «Создадим советскую научную фантастику» / М.А. Соколова // Беляев А. Избранные произведения. – М., Правда, 1989. – С. 5–20.


[Закрыть]

Многократно упоминаемый в литературе эпизод встречи со Станиславским[16]16
  Беляева С.А. Воспоминания об отце /С.А.Беляева // Беляев А. Изобретения профессора Вагнера: фант. Произведения / А. Беляев. – М.: Эксмо, 2010. – С. 476–477.


[Закрыть]
можно отнести к концу октября – началу ноября 1912 года, но не в Смоленске, а в Москве. К. С. Станиславский с 1908 по 1914 годы в Смоленск не приезжал, и гастролей МХТ в Смоленске не было! Это можно проверить по подшивке как «Смоленского вестника», так и по подшивке московского театрального журнала «Рампа и жизнь», где в анонсах публиковались даты всех спектаклей МХТ, и в 1912 году опубликовано большое количество рецензий на постановку «Пер Гюнта» в театре. Также в этом журнале была отдельная колонка, освещавшая театральную жизнь провинции.

Сопоставив даты публикации статьи «„Пер Гюнт“ в московском художественном театре»[17]17
  Беляев А.Р. «Пер Гюнт» в московском художественном театре / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1912. – № 251. (7.11). – С.2.


[Закрыть]
и доклада о Гордоне Крэге[18]18
  [Б.п.] Интересная тема. (В о-ве любителей изящных искусств.) [Изложение доклада А.Р. Беляева о воззрениях Г. Крэга на современный театр] // Смоленский вестник. – Смоленск, 1912. – № 257 (14.11). – С.2.


[Закрыть]
– 7 и 11 ноября 1912 года, прихожу к выводу, что незадолго до написания и публикации этих статей Александр Беляев был в Москве на нескольких спектаклях МХТ, как минимум на «Пер Гюнте» и «Гамлете» – самом противоречивом и популярном спектакле 1912 года. В журнале «Рампа и жизнь» в течение многих месяцев при публикации анонса спектаклей МХТ пишут, что на «Гамлет» «все билеты проданы».

Встреча со Станиславским могла состояться с 1 по 6 ноября 1912 года, и была необходима А.Беляеву для понимания новизны системы Гордона Крэга, и получения контрамарок на спектакли. Однако, мне трудно представить, что в такой спектакль, как «Гамлет», где актер выступал в качестве куклы-марионетки, для замены заболевшего артиста мог быть введен актер со стороны, пусть даже и талантливый любитель. Увы, найти афишу спектакля, где была бы отмечена такая замена артиста, спустя сто лет едва ли возможно. Скорее можно представить, что А.Беляев мог выступить с миниатюрой в представлении театра «Кривое зеркало», (чьи программы он рецензировал дважды), где вставные любительские номера становились гвоздем программы.

Также, в рекламе газеты «Смоленский вестник», как и в воспоминаниях современников, мне не удалось найти информацию, что до революции Горький и Шаляпин приезжали в Смоленск, хотя это и упоминается в очерке А. Балабухи и А. Бритикова «Три жизни Александра Беляева»[19]19
  Балабуха А.Д. Бритиков А.Ф. Три жизни Александра Беляева. Крит. – биогр. Очерк / А.Д. Балабуха, А. Ф. Бритиков // Беляев А. Собр. соч. в 5 т. – Л. Дет. Лит. – 1983-85. – Т.1. – С. 7–30.


[Закрыть]
.

В воспоминаниях Светланы Александровны Беляевой упоминается, что А.Беляев, как адвокат принимал участие в процессе, где при помощи цитат из Библии и Торы защитил еврея от ложного навета[20]20
  Беляева С. Воспоминания об отце /С.А.Беляева// Беляев А. Изобретения профессора Вагнера: фант. произведения / А. Беляев. – М.: Эксмо, 2010. – С. 484–485.


[Закрыть]
. По ее описанию это очень напоминает процесс Бейлиса, но мне не удалось найти подтверждение, что А. Беляев в каком-либо качестве участвовал в этом процессе. С мая по декабрь 1911 года в «Смоленском вестнике» без подписи публиковались перепечатки из газеты «Киевская мысль» о процессе Бейлиса. Однако там, среди подробно перечисленных адвокатов и экспертов-семитологов, А.Р. Беляев ни разу не упоминается. Гипотетически он мог, как выпускник Демидовского юридического лицея, периодически ездить на слушания дела, и обсуждать его с коллегами в редакции и в кругу семьи. Но все же, хотелось бы понять, какой судебный процесс отразился в воспоминаниях уважаемой Светланы Александровны. Очень хотелось бы иметь возможность подтвердить ее воспоминания. Может быть, это поможет прояснить авторство неподписанных статей.

Из четырех очерков 1913 года, упоминаемых исследователями «из заграничных впечатлений» по подшивке «Смоленского вестника» удается найти два: «Прогулки на гидроаэроплане»[21]21
  Беляев А.Р. Прогулка на гидроаэроплане / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1913. – 21 апр.


[Закрыть]
и «Восхождение на Везувий»[22]22
  Беляев А.Р. Восхождение на Везувий / А.Р. Беляев // Смоленский вестник. – Смоленск, 1913. – №№ 181, 185, 189, (21, 25, 28 авг.)


[Закрыть]
. Но, увы, нет ничего напоминающего прогулки по раскопанным улицам Помпеи, рассказ о «…плавании на гондолах Венеции, о посещении замка Иф или квартала бедняков Сан-Лоренцо…». Это позволяет предположить, что Беляев сотрудничал с еще каким-либо изданием, где можно будут опубликованы эти очерки. Не могли же упоминания об этих очерках в работах А. Орлова[23]23
  Орлов, О. [Предисловие] / О. Орлов // «Костер». – 1971. – № 8. – С. 43. – Предисл. к очерку А. Р. Беляева «Прогулки на гидроаэроплане».


[Закрыть]
и М.А. Соколовой возникнуть на пустом месте.

На основе несостоявшейся духовной, юридической (адвокатской) и театральной карьеры Александра Беляева можно сделать некоторые предположения о том, каким он хотел видеть свое будущее.

Хотелось бы, чтобы авторы при написании конкурсных статей и предисловий к сборникам больше времени уделяли проработке источников, а не слепо верили фразе, сокращавшей все собранное здесь до незаслуженно скромного упоминания – «…он работал в газете „Смоленский вестник“»[24]24
  Соколова М.А. Поэт научных предвидений / М.А.Соколова // Беляев А. Человек-амфибия: романы, повесть / [Предисл. М.А.Соколовой, Худож. Г.В. Гармидер]. – Одесса: Маяк, 1981. – 416 С., ил – (Морская б-ка. Кн. 23-я).


[Закрыть]

Рецензии

Народная лирика

<Подп.: «Ал. Р-овъ»>

Настроение народа ярче всего выражается в несложных и не отличающихся особой музыкальностью песнях. Песня имеет самое широкое применение в духовной жизни народа. Она обнимает собою и настоящее народа[,] и прошлое, а иногда заглядывает и в будущее. В них народ откровенно и бесхитростно выражает свою радость и горе, желания и негодование. Народ любит песню, как надежную хранительницу общих идей и говорит про нее: «сказка – ложь, а песня – быль», «из песни слова не выкинешь». Естественно, что и текущие события не могли не затронуть народную лирику и не вызвать соответствующий отклик.

Тем, кто, опираясь на народное настроение, защищает разлагающийся старый строй, не лишним было бы прислушаться к деревенской песне, к ее голосу, вырывающемуся прямо из груди, от чистого сердца. Многие «истинно-русские люди» утверждают, что народ в своем быте очень консервативен и сторонится новизны, смуту же сеют лишь <sic!> о т е ч е с т в а – крамольники.

Послушаем, что скажет на это народная лирика. Известны так называемые «припевки» или «частушки» деревенские, распеваемые молодежью в некоторых уездах Смоленской губернии. В них нередко слышится задушевная мысль народа, его мiросозерцание и взгляд на общественные движения последнего времени. Особенным свободолюбием сквозят песни молодежи, которые, однако, редко выходят из границ, определенных сотским или урядником. Полицейская опека и на поэзию наложила свою тяжелую руку.

Вот, например, две «припевки», имеющие между собою некоторую связь и выражающие взгляд народа на просвещение и на казенную виноторговлю:

 
Наша школа развалилась,
Наклонилась наперед,
В окнах синяя бумага;
Осуждает весь народ.
 

А вот другая, в противовес первой:

 
Наша новая казенка —
Палисадник с трех сторон,
На верху железна крыша
И с балясами балкон.
 

Послушали-бы министры финансов и народного просвещения, что говорит народ про их дела и, умилившись душою, взяли бы себе урок из песен по делу народного образования и питейной торговли. Шутка – шуткой, а между ними – глядишь – и проскользнет голая, горькая правда.

В большом ходу в деревне песня «веревочка».

 
Свил веревочку детина,
Не пришлось ее продать,
Не пришлось своей голубки
В алы губы целовать.
 
 
Распроститься с ненаглядной
Сизый голубь не успел,
Как злодей ему на шею
Ту веревочку надел.
 

Нет выражений, нет слов, нет междометий и наречий в речи, которыми бы можно было точно определить идею и чувства этой песни.

С какою скорбью и как образно народ выражает свое убеждение в том, что он сам у себя на груди воспитывает ядовитых гадюк. Недаром же сложилась пословица, так часто пускаемая в ход народниками-полемистами: «терпи[,] Гаврила; твои же вила, да тебе ж и в рыло».

Много новых песен посвящено Государственной Думе. Дума, в представлениях народа, является провозвестницей справедливости и лучшей доли и карательницей зла и неправды. На нее народ возлагает самые светлые надежды, как на единственную спасительницу от давящего кошмара: <sic!>

Таковы напр[имер] песни:

 
Скоро речка разольется,
Скоро травы расцветут,
Скоро Дума соберется,
Скоро волю нам дадут.
 

Другая:

 
Полно, братцы, убиваться
Полно, бабы, горевать, —
Скоро дума нам позволит
В поле пашеньку пахать.
 

Не ускользнули от суда народного и Гурко с Лидвалем:

 
Нам не страшны немцы, турки,
Мы умеем воевать.
Только страшны наши Гурки, —
Нам придется голодать.
 

«Смоленский вестник». – Смоленск. – 1907. – № 104 (27.04). – С. 3.

Первая лекция в Смоленском Народном Университете[25]25
  Лекция была прочитана 2 сентября 1907 г. < см.: Попов В. В народном университете (Вместо отчета). // «Смоленский вестник», 1907, № 208 (4.09), с. 3 >


[Закрыть]

<Подп.: «Б.»>

Выбор для открытия деятельности смоленского народного университета такого лектора, каким оказался прив[ат].-доц[ент] моск[овского] университета С.Г. Крапивин, нельзя не признать чрезвычайно удачным. Г. Крапивин обладает весьма цiълым <sic!> даром излагать в очень популярной форме даже довольно трудные темы. Он сумел интересно и просто развернуть пред своими слушателями картину разнообразных проявлений энергии и переходов ее из одного вида в другой; перед слушателями прошел целый ряд явлений, от простых, наблюдаемых повседневно в обыденной жизни, до вскрытых при помощи сложных приборов. Всё это давало слушателям цельную, яркую и легко усваиваемую картину; общеизвестные явления получали научное освещение, действующие на них силы раскрывались пред слушателями и связывали эти явления с целым рядом других, менее понятных.

Некоторые из слушателей выражали неудовольствие на <sic!> будто бы чрезмерную элементарность изложения, на «общеизвестность» большей части того, что сообщалось лектором. Обвинения эти совершенно неосновательны; таким слушателям можно было бы только сказать, что они напрасно стремились попасть на лекцию в народный университет и этим лишили возможности быть на лекции (билетов далеко не хватило для всех желающих) тех, которые услышали бы много нового и интересного. Правление смол[енского] народного университета совершенно правильно поставило задачей сделать лекции доступными и для мало подготовленных слушателей. Это решение не должно оставаться только пустою фразой. С этой точки зрения лекция г. Крапивина должна быть признана в высокой степени удачной. Ее общедоступность и простота изложения соответствовали не только указанной цели, но и требованиям большинства аудитории, о чем свидетельствует, то внимание, с каким публика терпеливо досидела до конца лекции.

Необходимо, однако, отметить, что лектор напрягал внимание слушателей более, чем следует; он читал более 2 часов с небольшим перерывом. Этого не следует делать даже в университетской аудитории, где слушатели более привыкли к напряжению внимания. А в народном университете я бы считал это безусловно недопустимым, так как лекции здесь имеют не только образовательное, но и громадное воспитательное значение: они возбуждают умственные интересы, воспитывают духовные потребности. Как чистый воздух, здоровая пища, умеренный труд дают физическую бодрость человеку, так и духовная пища, умственные занятия могут давать бодрость духовную. Лекция, вводя слушателей в общение с чистой наукой, должна и может дать им здоровое настроение, ощущение духовной чистоты и свежести. Но для этого не следует утомлять их, и двух часовая <sic!> лекция с перерывом составляет крайний предел для народного университета.

Лектор мог бы с пользой для дела совершенно не говорить о блоках, рычагах и о perpetuum mobile и взамен этого лучше было бы, хотя бы несколькими общими штрихами, дать возможность слушателям не столько понять, сколько почувствовать, так сказать, умственно пережить ощущение единства жизни, претворения всех тех отдельных явлений, которые прошли красивой вереницей пред глазами зрителей, в связную, цельную, единую мiровую жизнь.

«Смоленский вестник». – Смоленск. – 1907. – № 210 (6.09). – С. 3.

А. Беляев (подп. Б.) «Концерт Эрденко»

Г. Эрденко пользуется (по крайней мере у нас в Смоленске) – почти такой-же популярностью, какую имеет г. Кубелик. Но популярность г. Эрденко создалась иначе. Холодная, строгая, как дорический стиль, игра г. Кубелика привлекает широкую публику потому, что… все музыкальные авторитеты признают г. Кубелика первоклассным виртуозом: значит – надо его послушать, значит – надо ему рукоплескать. Об игре г. Эрденко «авторитеты» отзываются гораздо сдержаннее и, тем не менее, публика охотно посещает концерты г. Эрденко. Почему? Его игра «понятнее» классической игры г. Кубелика, а главное «теплее», «задушевнее». Нет сомнения, что г. Эрденко, уступая г. Кубелику в технике, превосходит его темпераментом. Но этот темперамент немного переоценивают. В скрипичной технике есть два чисто-внешних приема («glissando» – скользя по струне и «vibrato» – вибрируя)[,] которыми можно придавать игре на скрипке характер задушевности и даже «сердцещипательности». Вот этими двумя приемами несколько и злоупотребляет г. Эрденко, заставляя, подчас, свою скрипку соперничать с «несравненной Анастасией Дмитриевной». Эффектно, но малоценно в музыкальном отношении. От души желаем высоко одаренному концертанту не удовлетворяться лаврами, в которых немного «виновато vibrato». Только неослабный труд технического усовершенствования и искреннее чувство создают прочный успех!

Концерт, состоявшийся 3-го октября в зале дворянского собрания, привлек очень много публики. Первая часть программы прошла бледновато. В игре концертанта чувствовалась некоторая скованность. Помимо технической трудности, классические вещи 1-го отд. не соответствуют музыкальному темпераменту г. Эрденко. Он не классик, а лирик. И только в широкой лирической мелодии он чувствует себя в своей стихии; здесь его игра приобретает искренность и задушевность и отличается тонкой нюансировкой; если-бы не это чрезмерное «vibrato», было-бы совсем хорошо.

Г-жа Гордзялковская-Эрденко изящно сыграла «Bercluse»[26]26
  Правильное написание: «Berceuse» (Op. 57) (Комент. З. б-С.)


[Закрыть]
Шопена. Определенного мнения о ее игре мы, к сожалению, не могли составить по двум исполненным ею номерам.

«Смоленский вестник». – Смоленск. – 1908. – № 221 (7.10). – С. 3.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации