Электронная библиотека » Артем Тихомиров » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Оруженосец"


  • Текст добавлен: 13 мая 2014, 00:13


Автор книги: Артем Тихомиров


Жанр: Боевое фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Артем Тихомиров
Оруженосец

Глава 1

Кай охотился за бандой три дня. Найти логово негодяев оказалось не так-то легко, еще сложнее присмотреть полянку, которая могла бы сыграть роль ристалища. Нет, рыцарь не собирался устраивать турнир, просто ему хотелось покончить со всеми разбойниками разом и не носиться за каждым из них по лесу, рискуя насобирать репья на штаны. Был вариант с тайными расправами, но он претил благородной натуре Кая. Будучи героем, более того – самым настоящим принцем, Рыцарь Льва не мог себе позволить бить со спины и без предупреждения.

В конце концов нужное для боя место Кай нашел, приманкой же для разбойников стал конь Октавий, неизменный спутник героя в его странствиях. Увидев столь невероятно красивое животное, разбойники испытали самый настоящий шок. Герой наблюдал из кустов: белоснежный конь вышел к их стоянке возле пещеры и встряхнулся, демонстрируя пышную, с платиновым отливом гриву. Разбойники вытаращили глаза.

Октавий был единственным в своем роде жеребцом в Трехстах королевствах. Однажды король Настурции предлагал за него Каю золото, вес которого равнялся бы весу самого коня с сидящим на нем рыцарем в полном облачении. Принц отказал королю, мотивируя отказ той очевидной истиной, что друзей не продают.

Словом, душевное спокойствие разбойников было немало поколеблено. Сидящий в засаде Кай хихикнул. Октавий отлично знал свое дело. Если речь шла о том, чтобы заманить какую-нибудь негодяйскую личность в ловушку, лучшего средства нет.

– Коняга, чтоб меня об землю хряпнуло! – сказал один разбойник, первым очнувшийся от шока.

Октавий фыркнул, царственно изогнул голову и тряхнул гривой, совсем как человек, убирающий упавшие на лоб волосы.

– Чтоб я сдох! – добавил другой разбойник. – Призрак! Белый, что смерть твоя!

– Нет, живой! – воскликнул третий. – Зуб даю!

– Лови его, мужики! Наш будет!

Возле костра принц насчитал двенадцать разбойников и подумал, что слишком мало, но когда поднялся шум, из пещеры выскочили еще двенадцать, один краше другого. Каждый из них мог бы получить место в цирке уродов, если бы очень захотел, и определенно имел бы успех у публики.

Перебивая друг друга, ругаясь и раздавая зуботычины и пинки, разбойники бросились на коня. Тот подпустил их поближе и отпрыгнул в сторону в самый последний момент. Образовалась свалка из вопящих тел. Кай поднял глаза к небу, точнее, к густым кронам деревьев. Все разбойники одинаковы, все, всегда и везде. Алчность застит взоры бродяг, а в жестоких сердцах лишь жажда крови. Ничего нет нового в подлунном мире…

– Бей!

– Лови!

– Сеть давай!

Они и правда достали сеть. Погоня продолжилась. Впереди бежал самый сообразительный разбойник, за ним менее сообразительные, а уж откровенные дубы толпой чесали позади. Октавий держался ровно на том расстоянии, чтобы подразнить ловчих. Отдалится, встанет и ждет, делая вид, что не понимает, что происходит. Разбойников это лишь раззадоривало. Они пытались растянуться цепью, однако им мешали густые заросли. Попытки проламываться через кусты привели лишь к тому, что многие разбойники окончательно разодрали свои и без того жалкие лохмотья. Наблюдая, как скачут они по кустам с голыми задами, Кай беззвучно хохотал. Вот тебе и бесплатный цирк, ничуть не хуже, чем на рынке в Фринголле.

Но вот Октавий добежал до кривого дерева, напоминающего горбатого мытаря, и остановился возле него пощипать травку. Это был сигнал. Кай выбрался из засады и помчался напрямую к полянке. К бою он подготовился заранее, надел панцирь с наплечниками, поножи, бронированную юбку (мало ли что) и сабатоны. Для сражения выбрал меч, истинно рыцарское оружие, изготовленное по специальному заказу лучшими мастерами из Фланелии.

Выскочив на полянку, Кай занял позицию. Крики разбойников раздавались все ближе, рыцарь уже видел, как за частоколом ветвей и стволов мелькают головы и шапки бандитов. Герой облизнулся. Благородная кровь закипела в его жилах. От сражений он никогда не бегал… если, конечно, не считать необходимых как воздух в некоторых случаях тактических отступлений. Но банда менее чем из тридцати голов! Ерундовина.

Октавий длинным прыжком перелетел через кустарник и приземлился на середине поляны. Он и принц обменялись взглядами. Жеребец обернулся к разбойникам и воинственно заржал, и их толпа тут же ответила нестройным ревом. По непонятной причине ловцы решили, что добыча уже в их лапах, и без раздумий рванули вперед. Головорезы снесли кустарник и, выбежав на поляну, остановились. Наступила недоуменная тишина, прерываемая лишь тяжелым дыханием негодяев.

– Привет, – сказал Кай, непринужденно опираясь на меч.

Октавий пристроился рядом, приняв позу, в конском эквиваленте равноценную той, в которой стоял его хозяин. На морде жеребца читалась откровенная насмешка.

– А этот откуда? – прохрипел самый сообразительный разбойник с большим фингалом, он же, очевидно, главарь.

– Ишь, расфуфырился!

– Благородный, сразу видать!

– Братва, тикаем!

Этот призыв едва не был принят на вооружение, но тут до главаря дошло, что соотношение сил явно не в пользу расфуфыренного.

Он поднял руку:

– А ну тихо!

Разбойники разом захлопнули рты. Кай демонстративно подышал на свои ногти и начал полировать их о край короткого бархатного плаща.

– Ты откуда здесь взялся, господинчик? – спросил главный разбойник, широко раскрывая пасть, усеянную пеньками от зубов. – Это ведь наш лес.

– Знаю, – ответил принц. – Потому и пришел – положить конец вашим бесчинствам. Вашим грабежам, убийствам и прочим безобразиям, которые нельзя упоминать в приличном обществе. И раз уж вы тут, извольте вступить в бой.

Разбойники загомонили. Попадались им разные жертвы, в том числе и родовитые, но ни разу никто не был настолько смел. И сам не лез на рожон.

Главарь шайки скрестил руки на груди:

– А ты сначала представься! Что ты за птица?

– Наследный принц Керузии, наследник земель Алькана, Герании и Фонта, Кай Рыцарь Льва к вашим услугам.

Молодой человек отмахнулся мечом, а Октавий фыркнул, целиком и полностью подтверждая его слова.

– Принц… принц, гляди ты… – побежало по толпе.

Главарь скривился и, чтобы не показать, насколько смущен, сплюнул:

– Значит, пришел нас извести?

– Да. Довольно злодеяний. Однако я не буду этого делать, если вы немедленно падете на колени, попросите прощения, а потом, заковав себя в цепи, пойдете в Дарриш. Там вы сдадитесь в руки королевского правосудия.

– Не пойдет, – покачал головой разбойник. – Я скажу, что мы будем делать. Мы убьем тебя, заберем твои шмотки, деньги и коня.

Герой улыбнулся. Конечно, он ждал такого ответа. На его памяти головорезы себя по-другому и не вели.

– Рыцарь Льва не сдается и не дает прощения ворогам! Приступим!

Главарь шайки обернулся к своим:

– Ну, ребята, покажем ему, кто здесь хозяин! Вперед!

Толпа, только и ждавшая приказа, с воем и криком ринулась на Кая. Кай ринулся на толпу. Столкнулись они с таким звуком, словно два айсберга в Холодном океане. Принц лихо заработал мечом, со всех сторон окруженный рассекающими воздух ножами, тесаками и дубинками. И Октавий не отставал. Будучи настоящим рыцарским конем, он умел драться всем, что есть в его распоряжении. Жеребец яростно кусался, лягался и крутился, расшвыривая злодеев во все стороны. Иными словами, некоторое время на поляне было довольно-таки суетно.

Спустя пять минут главарь шайки, лежа среди тел своих подельников, с трудом поднял голову.

– Ну хватит дурака валять, – прохрипел он. – Вигго!

Появился Вигго, приберегаемый для особых случаев громадный и страшный разбойник, напоминающий издали научившуюся ходить свинью. Был он на две головы выше Кая и в три раза шире. В каждой руке Вигго держал по булаве, и каждая щетинилась коническими железными зубьями.

– Ого! – сказал Кай, только-только расправившись с двумя оставшимися злодеями. – Смотри, Октавий, они всегда приберегают самого страшного напоследок.

Жеребец поглядел на Вигго и заржал. Прозвучало это почти по-человечески.

– Рррр, – сказал громадина, неуклюже переваливаясь в сторону принца и загораживая дневной свет.

Через секунду Вигго пролетел через всю поляну и врезался вверх тормашками в самое толстое дерево на ее краю. Чудом дерево уцелело, но в его коре навсегда отпечатался рисунок тела разбойника. Великан издал тоненькое «и-и-и» и мешком свалился у подножия ствола.

Кай огляделся. Врагов, способных к сопротивлению, больше не осталось. Рыцарь воспользовался самым приличным плащом, какой только нашелся среди разбойничьих лохмотьев, и вытер им лезвие меча.

– Дело сделано, – сказал он. – Нам пора… – Кай посмотрел на груду, что раньше носила имя Вигго, и широко зевнул. – Знаешь, Октавий… не тот разбойник нынче пошел, совсем не тот. Измельчал лихой народец, так что и на полчаса жаркой схватки его не хватает. Да какое там – на десять жалких минут!

Жеребец утвердительно фыркнул. Герой подошел к висящим на суку дорожным тюкам и вытащил из одного небольшую кожаную сумку, в которой хранил личные вещи. В свою очередь из сумки принц извлек походный писчий набор и свиток. Устроившись под деревом, Кай обмакнул перо в чернильницу и сделал запись на бумаге. Полюбовался своим красивым почерком и сказал:

– Двадцатый подвиг. Еще пять, и я побью рекорд, установленный Могальфом Рыжим. Меня занесут в Анналы Трехсот королевств, в тот раздел, где повествуется о Величайших Героях. Конечно, я предпочел бы быть первым номером… – Кай задумался. – А для первого номера мне надо совершить тридцать пять подвигов. Тридцать пять! Хм. Этак я всю жизнь буду по свету валандаться… – Рыцарь подпер голову рукой и вздохнул. – Скучища. Что за времена, Октавий. Помнишь, как мы начинали? Сколько впечатлений, сколько неожиданностей, сколько чудес было на свете! За каждым поворотом нас ждало нечто новое… А теперь?

Принц посмотрел на Октавия. Конь вопросительно изогнул брови.

– Теперь у меня есть агент, и он занимается моими… заказами. Мне и делать ничего не надо, не надо волочиться в дальнюю даль, преодолевая немыслимые расстояния, не надо испытывать тяготы пути и всевозможные лишения, потому что, видите ли, агент подбирает мне подвиги поближе. За один день можно обернуться, съездив на выручку очередной принцессе, хотя раньше на это недели уходили. Тебе это нравится, Октавий?

Конь тронул мордой плечо хозяина.

– Вот и я о том же… Коммерция захватила все. Всякий рыцарь теперь имеет своего агента, так, видите ли, нынче положено. А кем положено?

Октавий смотрел на героя очень внимательно, заподозрив, что тот снова начнет хандрить.

– Прогресс, они говорят. Дескать, прошли времена, когда героизм был уделом любителей. Теперь не доверяют бескорыстным порывам, и если ты скажешь родственникам похищенной драконом девы, что сделаешь все даром, они посмотрят на тебя косо. Не свихнулся ли этот малый, спросят они себя, и найдут другого, которому за его услуги отвалят пригоршню золотых. – Кай убрал в сумку свиток и писчий прибор. – Современный рыцарь оказывает коммерческие услуги, а не совершает добрые дела, Октавий. Да еще соревнуется с другими, кто больше снесет голов троллям, людоедам и пещерным вывернам. В этом ужас моего положения…

Октавий покачал головой.

Подобные жалобы для Кая в последнее время стали обычными. Умей конь разговаривать, он бы сказал, что принц испытывает типичный кризис мировоззрения и переоценки ценностей. Призвание свое принц видел в бескорыстном служении идеалам, но жестокая жизнь даже его вынуждала идти на сделку с собственной совестью. Увы! Благородное призвание превратилось в рутину, поставленную на коммерческие рельсы. Он брал деньги за то, что раньше делал лишь по велению чистого сердца… не сам, конечно, а через агента, но все равно – одна мысль об очередном кошеле с гульденами вызывала у Рыцаря Льва тошноту. Кай был буквально в одном шаге от окончательной потери веры в казавшиеся незыблемыми идеалы.

Бросить все? Перестать быть героем? Повесить меч над каминной полкой?

Альтернатива была еще хуже. Волею судеб Кай оказался единственным прямым наследником своего отца, короля Керузии Карла, и в будущем просто обязан был занять его место. Мысль об этом страшила юношу. Роль властителя ему не нравилась категорически. Он рос при дворе и с малолетства видел воочию, чем приходится заниматься королю. Даже в небольшом, компактном королевстве дел столько, что диву даешься, откуда они берутся. Не успеешь закончить с одним, как тут же другое напирает. Бедный отец поседел в тридцать шесть, морщины избороздили его лицо. Про мать и говорить нечего. Хотя она ничем не занималась, но ей явно передались тяжкие думы супруга, его пессимистические настроения и депрессии. Ядвига тоже состарилась раньше времени.

Принц не хотел подобной участи ни для себя, ни для своей будущей жены. Его устраивала жизнь героя: совершение подвигов, странствия, преодоление опасностей. Разве плохо посвятить этому всего себя? К тому же у него есть реальный шанс стать чемпионом, занять в рейтинге рыцарей первое место – и чем плохо? Грош цена странствующему герою, если у него нет честолюбия. Тем более, когда речь идет о принце. То есть о нем, Кае.

Принц отбросил невеселые размышления. Ему уже двадцать один год. Он движется по своей жизненной колее и неумолимо приближается к этой мерзкой, украшенной золотом и драгоценными камнями штуковине, которая стоит в тронном зале. На этой штуке сидели, протирая штаны, все его предки, его отец. И, да-да, придется сидеть ему… Кай содрогнулся, скривив красивое лицо, с которого было написано немало портретов.

Принц замер, остекленевшим взглядом уставившись в пустоту. Октавий подошел и тронул мордой его плечо. Жеребец прекрасно понимал, что чувствует хозяин. Когда Кай станет королем Керузии, ему, Октавию, придется отправиться на конюшню. О приключениях и битвах можно будет забыть – выезжать Кай будет на нем только по случаю торжественных приемов, и то когда Октавий будет старым и дряхлым, тенью самого себя нынешнего.

Принц и конь посмотрели друг на друга, удивляясь тому, как легко оба поддались хандре. Кай улыбнулся, погладив Октавия по щеке:

– Поехали лучше куда-нибудь, освежимся. Как насчет охапки самого лучшего овса?

Октавий вскинул голову, заржав.

– Отлично. – Кай вскочил. – Мартен! Мартен, где ты, бродяга! Пора ехать!..

Ему ответила тишина. В недоумении принц обернулся по сторонам, его лицо стало мрачным. Он совсем забыл, что в новое приключение отправился без оруженосца. Кстати, это был уже третий в этом году. Юный негодяй – молоко еще на губах не обсохло! – удрал с одной из недавно спасенных из лап людоеда принцесс. Вот так запросто взял и удрал, оставив только исчерканную корявым почерком записку, в которой Кай насчитал двенадцать орфографических ошибок. В ней прохвост сообщил, что намерен «жыница во што бы та ни стала»…

Но этот хоть ничего не взял. Прошлый улетучился вместе со всей наличностью Кая, а тот, что был до него, утащил дорогой, украшенный изумрудами кинжал.

– Ладно, – сказал принц, решив, что расстраиваться не стоит. – Всегда можно найти другого оруженосца.

Октавий утвердительно кивнул, топнув копытом.

– Тогда вперед, труба зовет… Эй! Это что?! – Кай уставился на свой сверкающий нагрудник. – Царапина! Ты посмотри, царапина!

Принц перевел взгляд на валяющихся тут и там разбойников.

– Мерзавцы! Знали бы они, сколько нынче стоят доспехи у гномов! Теперь вот починять! Ай, ладно…

Кай махнул рукой и принялся собираться в дорогу. Жеребец ухмыльнулся.

Глава 2

– Сдавайтесь, господин дракон! Я отрублю вам вашу дурацкую голову!

Поднялся ветер, голова дракона угрожающе покачнулась, и тут свистнул меч. Хватило одного движения, чтобы снести страшилищу уродливую башку.

– Получай!

Герой поднял меч и замер в позе победителя. Потом резко развернулся и наотмашь рубанул другое чудище, которое уже подкрадывалось к нему сзади.

Чудище рухнуло как подкошенное.

– Будешь знать!

Маленький мальчик, сидящий под большим раскидистым деревом, открыл рот от восторга и принялся хлопать грязными ладошками.

– Нравится?

Эмма сдула челку с бровей и широко улыбнулась. Подобные представления ребенку очень нравились. Воображая себе, что перед ней не куст репейника, а дракон, что в руках не деревянный меч, а настоящее оружие, Эмма чувствовала себя истинным героем. Рыцарем в доспехах. И при этом не имело значения, что чудовища это всего-навсего сорняки, захватившие обширные территории королевского сада, а она семнадцатилетняя принцесса. Воображение давало ей свободу почувствовать себя совсем другим человеком.

Поглядев на срезанную головку репейника, Эмма вздохнула.

Все только мечты и мечты, никакой надежды на позитивные перемены. Да, она не мужчина, ей никогда не стать воином.

Принцесса воткнула «меч» в землю и уселась рядом с Витти. Витольд, которому стукнуло уже два года, обхватил ее руками, неуклюже целуя в щеку. Девушка обняла его за плечо. Кот Баламут сидел под ближайшим кустом и посматривал на мир сытыми прищуренными глазами. Хотя он и был еще котенком, но детские забавы, которые обожала его хозяйка, Баламута нисколько не интересовали. Как все кошки, он считал себя гораздо умнее людей.

– Дни летят, – сказала Эмма, подпирая голову обеими руками. – Скоро я стану королевой. Меня выдадут замуж, и я уеду отсюда навсегда. Ты будешь скучать, Витти?..

Малыш колотил палочкой по земле, целиком увлеченный этим занятием.

Эмма сорвала травинку.

С каждым днем надвигалось неизбежное, и родители Эммы, король Астальф и королева Ластинда, прилагали все усилия, чтобы матримониальная сделка не сорвалась. Бедняги совсем позеленели и высохли, старясь угодить будущим родственникам. Они вбили себе в голову, что для Эммы нет лучшего на свете жениха, чем прыщавый и толстый Тагульф из соседнего королевства. Принцесса лишь трижды виделась с ним. Он был отвратителен. Даже не своим безобразием, не прыщами с белыми головками, усеивавшими пухлую физиономию, а непролазной дремучестью. Манеры Тагульфа тоже оставляли желать лучшего. Привычка ковырять в носу при всех, а потом мазать его содержимым одежду соседа приводила Эмму в шок. Тагульф, по слухам, занимался этим и сейчас, даже когда ему стукнуло восемнадцать.

Принцесса содрогнулась от омерзения. Стоило ей представить себя у алтаря рядом с этим монстром, как, без исключения, каждая клеточка ее тела восставала. К горлу подползала тошнота, перед глазами темнело. Эмма даже думать боялась о том, что произойдет после всех церемоний и пира… Первая брачная ночь… Эмма ощутила, как ее рыжие волосы поднимаются дыбом. И вот она уже видит себя через несколько лет, жирную, как стельная корова, с осовело-безразличным взглядом, с кучей детей, рожденных от чудовища, копиями своего высокородного папаши. И у нее прыщи! На лбу, на щеках, на носу, а самый-самый большой прыщ на подбородке сияет, как рубин!

«О мамочки!» – подумала принцесса, ощутив ледяной пот на спине.

Из задумчивости Эмму вывело прикосновение брата. Мальчик усердно заталкивал в карман ее юбки пучки вырванной травы. Она потрепала его по голове.

Вся проблема в том, что родители слишком ее любят и, как все любящие родители, они слепы. Винить их за это трудно. Оба твердо убеждены, что если выдать свою своенравную и в высшей степени странную дочь замуж, привязать ее к очагу и всем тем делам, которым по рангу заниматься королеве, она изменится. Что супружество укротит независимый нрав Эммы, а повседневные заботы выметут из головы безумные фантазии, которые не приличествуют принцессам. Мама шутила грустно, что лишь ненормальный возьмет ее в жены. Мужья любят, чтобы супруги были слабее их, обожают скромность и не желают иметь жен с твердым характером. Да, с этой точки зрения Эмма не подходила на роль примерной жены, но даже если бы она смирилась, прикинувшись тихоней, чье место возле прялки, куда деть ее прирожденный и совершенно необъяснимый талант? Да если кто за пределами круга доверенных лиц узнает, хлопот не оберешься! Эмма была сильной. В прямом смысле слова. Даже более, ее сила выходила за все разумные и неразумные рамки. Кто, скажите, возьмет в жены принцессу, которая запросто поднимает одной рукой лошадь с всадником? И это при ее невзрачной, в общем-то, внешности, делающей Эмму похожей на мальчишку-подростка. Переодень ее, никто и не заметит разницы… Впрочем, может, мама и права, и не найдется такого чудака, который польстился бы на ее природные данные, ведь с матримониальной точки зрения смотреть было попросту не на что. Вот другие принцессы, из далеких, куда более влиятельных и богатых королевств – сплошь красавицы, с умопомрачительными фигурами и волосами, подобными солнцу или самой черной ночи. С глазами, которые воспевают наперегонки придворные поэты. К этим принцессам женихи выстраиваются в очередь и даже, бывает, пускают друг другу кровь на поединках.

А Эмме прочат ковыряющегося в носу Тагульфа, который, по непроверенным данным, до сей поры мочится в постель. Есть ли справедливость? Пусть она и не красавица, но ведь не урод и не прокаженная, чтобы прятать ее в доме провинциального королька, у которого и пятидесяти подданных не наберется. И пусть королевство Эммы еще меньше, что с того? Разве она не достойна настоящего принца на белом коне (хотя Эмма предпочитала вороных)?

Родители определенно сошли с ума. В неусыпной заботе о том, чтобы тайна их дочери не стала известна миру, они забыли главное. Саму Эмму. Это девушку возмущало больше всего.

Окончательно прервала невеселые размышления принцессы мать.

Королева Ластинда вышла из-за ближайшего дерева. У нее была довольно-таки дородная фигура, одежда самая простая, волосы убраны под чепец.

– Мама…

Взгляд королевы скользнул по полянке. Убедившись, что Витти на своем месте, она посмотрела на дочь. Та покраснела, веснушки, усеивающие лицо, вспыхнули, как созвездия.

– Опять в свои игры играла, – сказала мать. От вздоха ее пышные формы колыхнулись. Ластинда подошла и подняла Витольда с земли руками, усыпанными мукой. Королева любила заниматься выпечкой сама, и сейчас от нее вкусно пахло ванилью. – Эмма! Тебе семнадцать лет, пора уже поумнеть.

– Поумнеть? – Девушка встала, выпрямившись и стиснув кулаки. – А вот отец говорит, женщинам это вовсе не нужно.

– Я не в том смысле. Он имел в виду, нельзя показывать, что ты умнее мужа. Короче, ты уже не ребенок, а все витаешь в облаках. Я думала, у тебя это пройдет, но… – Ластинда кивнула на разодранные кусты и «меч», торчащий из земли. – Ты снова за старое. Каждую свободную минуту проводишь за дурными книжками про рыцарей или упражняешься… Для чего? Можешь сказать?

Эмма хмуро кусала губы.

– Я сожгу твои книги, – пообещала королева, с трудом удерживая Витольда. С молчаливым упорством малыш тянулся к старшей сестре.

– Не сожжешь! Мама, отстань от меня раз и навсегда!

Между бровей Ластинды обозначилась складка, свидетельствующая о серьезности ее намерений.

– Мы с отцом вчера серьезно поговорили. И считаем, что напрасно тянули и давали тебе время подумать. Пора назначать дату свадьбы.

– Что?

Кровь в самом прямом смысле отхлынула от лица Эммы.

– По существующим в нашей части света порядкам ты должна была стать женой Тагульфа еще два года назад! – заявила Ластинда. – Но мы тебя любим, поэтому дали тебе отсрочку… И что же? Вместо того чтобы готовиться к супружеской жизни, ты носишься по саду с деревянным мечом! Хватит, Эмма, игры кончились, наступает взрослая жизнь.

Больше всего на свете принцесса не любила подобные разговоры.

– Если бы вы меня любили, – с обидой сказала она, – то нашли бы другого жениха. Неужели меня никто больше не достоин? Только этот урод?

Королева царственно поджала губы:

– Не начинай снова. Может, Тагульф и не красавец, но он наследный принц Косталии и в свое время станет королем. Чего тебе еще желать? Принцы рангом повыше нам не по зубам. А родители Тагульфа и сам он согласны терпеть твои выходки. И не возражай! Уверена, никто более не станет. Помнишь, сколько было сватов из других королевств? Что ты им устроила?

Эмма надулась. Она хотела лишь разыграть хмурых, слишком серьезных господ. Ну, намазалась зеленой краской, ну, выскочила в тронный зал с ножом, изображая дикого гоблина-разбойника. Подумаешь. А они напугались, обиделись, сказали, что ноги их больше не будет в Шеридонии, да еще пригрозили повсюду раструбить о выходках Эммы.

Так она попала в «черный список», и с той поры ни один уважающий себя король не присылал в Шеридонию сватов.

– Можно было поискать подальше… – Принцесса понимала, что это звучит как глупое оправдание.

Ластинда издала еще один горестный вздох:

– Такова твоя судьба, девочка. Или Тагульф, или никто. Нам и так стоило невероятных трудов поддерживать с его родителями хорошие отношения – ты знаешь, этих косталийцев я терпеть не могу.

– А меня, значит, хочешь отдать им на съеденье? – спросила Эмма.

– Они не людоеды, – возразила Ластинда.

– Я не уверена…

Королева скорчила такую гримасу, что описать ее не смог бы и самый искусный литератор.

Эмма прикусила губу. Все разговоры на эту тему заканчивались одинаково. Мать (реже отец) напрочь отказывалась считаться с мнением самой дочери. Их гранитную уверенность в собственной правоте невозможно было сокрушить ничем.

После таких вот баталий принцесса чувствовала себя несчастнее обычного. Родители, сами того не понимая, подталкивали свое чадо к радикальному шагу. Одного они не могли взять в толк: отчаявшийся человек способен на все…

Ластинда взирала на дочь с привычным видом победительницы, намекая, что как бы юная бунтарка ни дергалась, ей не уйти от своей судьбы.

И королева, конечно, была права. Принцесса – старая дева – это немыслимо. Несмываемый позор и проклятие. Повод для насмешек. Шеридония имела вполне приличные шансы войти в число государств, при упоминании о которых люди крутят пальцем у виска.

Все это Эмма понимала, но не принимала.

У нее остался последний аргумент.

– Значит, вот как? – Принцесса подошла к большому мшистому камню в нескольких шагах от дерева и вырвала его из земли одной рукой. Сделала она это легко, словно камень был подушкой, набитой чистейшим пухом. – А Тагульфу или его родителям понравится такое?

Ластинда вздрогнула. Все семнадцать лет она только и задавала себе вопрос, откуда у Эммы такая чудная способность. И чудная – еще мягко сказано. Девушка была не просто сильной, ее сила превосходила всякое разумение.

Однажды отец решил проверить, есть ли в округе что-нибудь, что Эмма не сможет поднять. Они отправились к Вересковым Холмам, к самой границе Шеридонии. На холме стояла старая-старая уродливая башня, оставшаяся от давно развалившегося от времени замка. Выглядела она достаточно внушительно.

Астальф подвел Эмму к башне и сказал: тяни. Эмма потянула. Башня со скрипом оторвалась от земли. Король вытащил платок, утер обильно выступивший на лбу и шее пот и сказал: ставь на место.

– Я только надеюсь, – произнес он дрожащим голосом, – что ты соблюдаешь обещание. Никто не должен знать о твоей силе.

– Конечно, папа, – заверила девочка.

Тогда Эмме было восемь лет. Не существовало, по крайней мере в Шеридонии, вещи, непосильной для принцессы…

– Верни камень на место, – сказала Ластинда, нервно озираясь. – Пожалуйста.

Эта часть сада при дворце была надежно укрыта от посторонних взглядов густой растительностью, но королева всегда боялась разоблачения. Рано или поздно, думала она со страхом, кто-нибудь из слуг узнает – и что тогда будет?!

Очередной разговор с мужем у Ластинды состоялся накануне вечером. На маленьком семейном совещании супруги постановили, что тянуть дальше нельзя, ибо того и гляди этот тупица Тагульф передумает и запросит невесту получше.

Эмме исполнится восемнадцать через три дня, и это самый подходящий случай объявить, наконец, о дне свадьбы. Придется, конечно, поднапрячься и мобилизовать все силы, но оно того стоило. Нет другого способа заставить Эмму взяться за ум и выбросить из головы эту дурь о рыцарях, подвигах и приключениях. Не женское это дело. Будь Эмма мальчиком, Ластинда первая благословила бы сына на подвиги и сама спровадила бы его в странствия, но судьба распорядилась по-другому, и принцессе придется подчиниться. Женщине – прялка, мужчине – меч. У кого есть силы в этом мире противиться заведенному порядку?

Но Эмма противилась, причем ее сопротивление со временем не уменьшалось, а лишь возрастало. И чего этой девчонке неймется? И эта непомерная сила – проклятие для бедняжки и ее окружения… Сколько всего она переломала во дворце, когда была еще маленькой и не умела соизмерять свои усилия! Разорение, да и только. Со временем Эмма научилась контролировать себя, но сила дремала в ней, готовая в любой момент перевернуть все с ног на голову. Ластинда отчаянно боялась, что, захоти Эмма пустить ее в ход в критический момент (у алтаря, к примеру), произойдет катастрофа просто вселенского масштаба.

– Доченька, опусти камень, – елейным голоском произнесла королева.

Фыркнув, Эмма вернула камень на место. Витольд на руках у королевы радостно пискнул.

– Вы меня не заставите, – заявила принцесса. – Вы давали мне время подумать? Так я подумала. Мой ответ: нет, нет и нет!

Чтобы показать серьезность своих намерений, она уткнула руки в бока.

– Хорошо, хорошо… спокойно, доченька. Признаюсь, я переборщила немножко…

– Немножко? Ты рубишь под корень мою жизнь, даже не удосуживаясь узнать, чего хочется мне.

Ластинда мигнула. Витольд смотрел на сестру и улыбался во весь рот.

– И… чего же ты хочешь? – вкрадчивым голосом спросила королева.

Вопрос был на засыпку. Откровенно говоря, Эмма не знала. Во всяком случае, не могла с ходу описать это нужными словами.

– Я в тысячный раз повторяю, – сказала Ластинда, – мы с отцом действуем в твоих интересах. Тебе придется выйти замуж за Тагульфа. Или…

– Что? – прищурилась Эмма.

– Или… – Лицо королевы окаменело. – Тебе придется уйти из королевства навсегда. Ты станешь изгоем и очень скоро пожалеешь о своем упрямстве!

– Ах так? Отлично! Прекрасно, мама! – Принцесса топнула ногой с такой силой, что оставила в земле отпечаток глубиной в две ладони.

Королева сделала шаг назад и предупредила:

– Шантаж и скандалы тебе не помогут.

Девушка испепелила ее взглядом.

– Мы с отцом решили. Через три дня мы объявим о дате свадьбы. Даю тебе слово, Эмма, до конца месяца ты станешь женой Тагульфа!

Царственно развернувшись, Ластинда отправилась в сторону дворца, точнее, дворцовой кухни, откуда ветер приносил вкусные запахи.

Эмма проводила мать настороженным взглядом и с силой выдохнула. Жар залил ее голову. Подскочив к Баламуту, мирно спавшему под кустом, принцесса сграбастала его, села на землю и начала яростно гладить. Котенок возмущенно завопил.


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации