Электронная библиотека » Артем Тихомиров » » онлайн чтение - страница 7

Текст книги "Оруженосец"


  • Текст добавлен: 13 мая 2014, 00:13


Автор книги: Артем Тихомиров


Жанр: Боевое фэнтези, Фэнтези


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 7 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Оруженосец ухмылялся.

– Почему ты ухмыляешься? – спросил Кай.

– Привычка… принц.

– Закрой дверь!

Эмма закрыла и снова натянула на лицо то же выражение.

– Прекрати, умоляю! Будь проще. Мы тут все свои люди, – махнул рукой Кай.

Оруженосец кивнул, с трудом убирая гримасу.

Эмма всячески отводила глаза от почти голого Кая, но те сами прилеплялись обратно. В том, чтобы корчить рожи, она видела единственный способ скрыть свое смущение.

– У меня проблема, надо, чтобы кто-то… ты что-нибудь понимаешь в поэзии?

– Немного, принц, – ответила Эмма.

– Сочинял? Я вижу, ты похож на студиозуса. Значит, образованный.

– Образованный… Но одежда не моя, ее мне одолжил знакомый, когда меня ограбили по пути сюда.

– Но ведь ты учился. Где?

– Дома. Мои родители из городских купцов. Нанимали учителей.

– Хм… А почему ты пошел странствовать, а не по родительской стезе? – спросил Кай.

– Меня с детства окружала армия любителей денег, счетов, векселей, балансов и налоговых отчетностей, – ответила принцесса. – Я и сбежал в конце концов. И сейчас сам себе хозяин.

– Тогда помоги мне с сонетом! Понимаешь, я всегда думал, что это легко, так что даже сам ничего не писал, а сейчас ничего не выходит, – признался Рыцарь Льва. – Когда я думаю, в голове все строчки тщательно подогнаны и со смыслом, все очень красиво, но как только начинаю записывать, наступает форменный ералаш! В чем дело, не понимаю.

– Отсутствие практики, принц.

– Да, ты прав. А ты писал кому-нибудь сонеты?

– Нет, принц.

– А можешь? – вкрадчиво спросил Кай.

– Можно попробовать… – Эмма улыбалась, а сама мысленно ругала себя на все корки. Кто ее тянет за язык? По части стихов она сама ни бум-бум.

– Сегодня мы едем вызволять из беды младшую сестру Лорены. Я влюбился в нее.

– В младшую сестру?

– Нет, почему? В Лорену.

– А-а…

– И хочу сочинить сонет и прочитать ей его, чтобы она… поняла, какие глубокие чувства я к ней испытываю.

– Она красива, эта принцесса? – спросила Эмма, почувствовав жар в груди.

– Прекрасна! – Взгляд Кая подернулся дымкой. – Никого прекраснее не встречал, Седрик! Да ради нее я готов пойти на край света, туда, где заканчиваются Триста королевств и начинается… в общем, что-то там начинается. – Рыцарь Льва вскочил и снова принялся бегать по спальне. – Конечно, рейтинговым героям правила не позволяют влюбляться в объект спасения, но что поделать? Я влюблен.

– Поздравляю, – с неожиданной для себя ядовитостью сказала Эмма. – Думаю, она будет счастлива это узнать.

Кай остановился:

– Ты говоришь так, словно не одобряешь.

– Если говорить начистоту, – понесло оруженосца, – то нет.

– Почему?

– Посудите сами, бедняжка в беде, только и думает, как там ее несчастная сестра и сколько ей осталось жить. Даже мысленно подгоняет вас. Льет слезы, сидя в гостинице. А вы? Вы, принц, собираетесь огорошить ее признанием в любви, да еще в поэтической форме. Этого она ждет от вас, героя из героев?

Герой сел на кровать.

– Нет, ей нужно вовсе не это! – сурово выдала принцесса. – Ей нужны внимание, забота, но еще больше и как можно быстрее – ваша храбрость. Она хочет видеть, как вы снесете голову злому чернокнижнику, и слышать, как эта голова стукается о ступеньки, скатываясь по винтовой лестнице в черной башне! Это, а не сонеты про луну и звезды. Принц! Неужели вы, совершив столько подвигов, так ничему и не научились?

Его высочество был ошеломлен:

– Ну и ну, Седрик. Кто бы мог подумать.

– Будь я девушка, то просто… – Эмма притормозила.

– Что?

– Дала бы вам за это пощечину. Вы хотите получить пощечину, принц?

– Нет, – искренне ответил герой.

– То-то же.

– Но что мне делать?

– Время – лучший советчик. Когда вы закончите с подвигом и сестра Лорены обретет свободу, можете признаваться ей в чем угодно и сколько угодно. Это уже не будет иметь значения. То есть, я имею в виду, Лорена с удовольствием выслушает вас, даже если бы вы зачитали квитанцию со списком вещей, сданных в прачечную.

Кай попытался припомнить все свои контакты с принцессами в прошлом. Он почти никогда не влюблялся в спасенных девиц, как сейчас, а если это и случалось, ему хватало благоразумия держать чувства при себе. Это было легко. Принцессы возвращались в родные пенаты, после чего любовное томление в груди Кая рассасывалось само собой. Раньше он придерживался правила: помогать, но соблюдать дистанцию. Что же случилось сейчас?

Он потерял голову. Это один из симптомов сильной влюбленности.

Взгляд Кая, успевший стать унылым, словно у осла, тянущего воз в гору, прошелся по полу. Столько бумаги испорчено, и все напрасно.

– Да, ты прав, Седрик, – наконец сказал Рыцарь Льва. – Ты прав. Я думаю не о том. Каково было бы обрушить на бедняжку всю силу моих чувств в нынешнем положении.

Эмма кивнула.

Ни с того ни с сего ее посетило желание выдрать красотке все лохмы.

– Как я уже сказал, время – лучший советчик. Подождите. Может, у вас потом и желания не будет в чем-либо объясняться Лорене.

– Нет, я люблю ее, но… ладно, согласен подождать.

Кай бросил взгляд на часы, висящие на стене, потом хлопнул себя по коленям и вскочил:

– Время! Пора в путь. Помоги мне одеться, Седрик!

И прежде чем новоиспеченный оруженосец успел что-либо предпринять, Кай сбросил подштанники и указал на платяной шкаф:

– Там ты найдешь все. Шевелись! Раньше выедем, раньше голова проклятого Гийома покатится по лестнице черной башни! Эх, мне уже не терпится.

Эмма сражалась с драконами лишь в своем воображении, но была уверена: победить огнедышащее чудище куда легче, чем невинной девице одеть голого мужчину. Но она справилась, правда, деталей почти не помнила. Все было как в тумане, в котором прятались безжалостные анатомические подробности.

Одно Эмма могла сказать совершенно точно. О такой стороне службы оруженосца она никогда не думала и ни в одной книжке не читала.

Глава 7

Карамболь устроил все в лучшем виде. Как всегда. Организаторские способности гнома порой приводили в изумление даже его хитрых и сметливых соплеменников.

В пять вечера, полностью готовый и облаченный в парадную одежду, с хорошо уложенными волосами (спасибо цирюльнику) и даже обрызганный духами, Кай Рыцарь Льва показался на улице Героев. Зрелище, вне всяких сомнений, было внушительным, и все зеваки, которые были поблизости в тот момент, мгновенно разинули рты. Движение на улице замедлилось почти на всем протяжении. Толпа разделилась, образовав коридор, и по нему Кай отправился к северной части города. Он должен был забрать Лорену из гостиницы. Вездесущие племянники Карамболя уже приготовили принцессу, и она ждала, когда Кай заберет ее, чтобы отправиться в Салазарию. Согласно поступающим данным (агент, подобно хорошему полководцу, умел пользоваться разведкой) Лорена пришла в себя после последнего обморока, вызванного стрессом, и чувствует себя хорошо. Для верности гномики влили в нее настойки валерианы и пустырника, поэтому на ближайшее время угроза конфуза была устранена.

Кай волновался. Бедняжка так переживала свое горе! Эта мысль подгоняла его, и он, в свою очередь, подгонял Октавия, чтобы тот шевелил копытами. Рыцарский конь, который был не против покрасоваться своей гривой и всем остальным, недовольно косил глазом на седока, но подчинялся. В конце концов жеребец перешел на легкий галоп. Толпа радостно заверещала. Вверх летели шапки, шляпы и чепчики. Женщины бросали цветы, у кого они были, или что-нибудь другое. Мимо головы Кая просвистела сдобная булочка, кажется, с маком, но герой, немало удивленный, решил не обращать внимания. Каждый раз толпа ведет себя, несмотря на очевидную схожесть, по-разному. Он боялся, что поклонники (а скорее поклонницы) полезут за автографами, но обошлось. Раздавая лучезарные, хорошо отработанные улыбки, Кай приветствовал жителей Таратая и гостей города царственным жестом поднятой руки, одетой в перчатку. Ритуал требовал безукоризненного исполнения. Все должны видеть, что на очередной подвиг рейтинговый герой выезжает в добром расположении духа, и Рыцарь Льва вполне соответствовал требованию.

Позади принца ехал оруженосец, и о его расположении духа нельзя было утверждать того же. Эмма, конечно, не впервые представала перед народом, дома ей приходилось быть в центре внимания, но никогда при этом принцесса не изображала другого человека. Карнавалы не в счет. Внимание ей уделяли не меньше, чем Каю. Люди тыкали в нее пальцем и перешептывались, кто-то даже смеялся открыто или прятал смех в кулак. Эмма не могла понять, что тут смешного, и силилась вспомнить, не забыла ли чего надеть или, может, надела неправильно. В конце концов принцесса решила, что такова участь оруженосца-новичка, особенно если речь идет о Кае, ведь всем известно, какими прохиндеями были прошлые. Народ присматривался к ней, и неудивительно. Сохраняя нейтрально-задумчивое выражение лица с легким оттенком глуповатости, Эмма держала в прицеле спину едущего впереди принца. Она заметила, что если сосредоточиться на его синем плаще, толпа словно бы исчезает.

Другого мнения придерживался Буцефал. Окончательно обалдевший от столь резких перемен в своей жизни и новых впечатлений, конек приходил в ужас. Толпа верещала, бросалась всякой ерундой, чужие кони, казалось, грозили устроить ему взбучку. Буцефал всеми силами старался не смотреть по сторонам, и единственное, что удерживало его от панического бегства, была бесконечная преданность Эмме. Сосредоточившись на пышном хвосте гарцующего впереди Октавия, Буцефал просто шагал вперед. «Должно же это все когда-нибудь кончиться», – крутилась мысль в его голове. Рядом с этой отплясывала и другая: «Неужели теперь так будет всегда?»

Процессию замыкал мул, груженный походным скарбом Кая и оружием. Ему было вообще все равно, он ничего не видел, потому что шел с закрытыми глазами, и не слышал, ибо просто спал на ходу. Большую часть жизни мул пребывал в объятиях Морфея, отвлекаясь лишь на то, чтобы пожевать. Все остальное он научился делать в бессознательном состоянии, но этот его недостаток (с точки зрения людей) с лихвой окупался невероятной выносливостью. Он мог тащить на себе веса в семь раз больше, чем любой тяжеловес-першерон, что было (и неоднократно доказано) весьма полезно в походе. Касательно же ноши, которую на мула возложили сейчас, то он ее просто не замечал. Привязанный поводьями к седлу Буцефала, ушастый просто переставлял ногами и видел свои сны. Таратайский шум для него не существовал.

Выехав с улицы Героев, Кай направил Октавия на север. Гостиница, где ждала его Лорена, находилась в четырех кварталах от дома рыцаря. Карамболь подобрал ее с таким учетом, чтобы к моменту приезда народу было как можно меньше. Остаться незамеченным Кай, конечно, не мог, но гном постарался минимизировать количество свидетелей. Увы, он просчитался. Во дворе гостиницы был аншлаг. Все работники высыпали наружу, чтобы посмотреть на бесплатное представление, более того, сбежался народ с соседних улиц. Все, начиная от мальчиков на побегушках из лавок и контор и кончая состоятельными горожанами, пришли поглазеть. Не каждый, однако, был в курсе, в чем причина столпотворения. Мнения разделились. Одна часть толпы утверждала, что это похороны, другая – что чьи-то именины и скоро начнут раздавать бесплатное угощение.

Вскоре выяснилась правда. Увидев, как во двор въезжает Кай, народ принялся вопить. Принц остановил коня и снова поприветствовал толпу. Его лицо было несколько обескураженным, ведь Карамболь обещал, что никто ничего не узнает. Подбежали молодые конюхи, но принц объявил им о своем намерении не задерживаться. Эмма остановилась позади, ближе к воротам, и проверила, как там мул. Мул спал, решительно наплевав на мировые проблемы.

Гномики, казавшиеся рядом с лошадьми совсем крошечными, вывели из дверей гостиницы Лорену. Принцесса была в дорогом, но довольно скромном голубом платье. Фигурка у нее отличалась точеностью, гибкостью и совершенно определенно просилась быть воплощенной в скульптуре. По части красоты Лорена Салазарийская могла дать сто очков форы любым другим принцессам, тем более Эмме, ничем подобным, по ее собственному мнению, не блиставшей.

Новоиспеченному оруженосцу хватило одного взгляда, чтобы ощутить белую зависть. Да, Лорена была прекрасна во всех отношениях. И даже если она на поверку окажется последней идиоткой без единой извилины, это уже неважно, ибо такую красоту мир вряд ли увидит когда-либо еще.

Эмма подумала, что не зря Кай влюбился в эту стерву. Было о чем помечтать.

Кай соскочил с седла и со всей галантностью помог Лорене сесть верхом. Толпа, затаившая дыхание с момента появления принцессы, дружно выдохнула. В этом выдохе содержалось столько обожания, что Эмме стало тошно. Да, она признавала, что Лорена образчик совершенства, но нельзя же так откровенно западать на эту куклу! Желание вцепиться Лорене в ее прекрасные кудри только возросло. Тщательно заталкивая свою женственность поглубже, Эмма нарочито небрежно ковырялась в зубах отросшим ногтем мизинца. По счастью, ее вообще никто словно не замечал.

Лорена, как первейшая скромница Трехсот королевств, ни разу не сказала ни слова и не подняла глаз. Все, что ей оставалось, так это покрываться румянцем. Взгромоздив свою любовь в седло, Рыцарь Льва взобрался обратно на Октавия и махнул толпе. Та завопила от восторга, словно принц швырнул в нее горсть золотых. Но этого и не требовалось. Кай пользовался любовью у таратайской публики, его личное обаяние было дороже денег.

Процессия двинулась обратным путем. Эмма с Буцефалом и Спящим Красавцем (так назвала его принцесса) пристроились сзади. Толпа подняла гвалт, казалось, еще немного, и пришедшие в неистовство поклонники набросятся на принца и разорвут его на части. Эмма с тревогой подумала, как действовать в случае такого форс-мажора. Она обещала гному оберегать Кая, быть его телохранителем. Но сумеет ли она вытащить рыцаря из толпы невредимым, даже имея в распоряжении такую силу?

Проклятие, да ведь ей никто не говорил, что выезды в поход здесь проходят именно так… Просто какой-то фестиваль! Эмма пониже натянула край берета, стараясь быть как можно незаметнее.

Прошло еще полчаса, прежде чем они выехали через северные ворота. Эмма окончательно оглохла от приветственных криков и одурела от постоянного мельтешения горожан. Последней партией обожателей оказались стражники, несшие тут караул. Эти бросали вверх свои железные каски, и они падали на брусчатку со звуком пустых кастрюль, по которым молотят палкой. Принц что-то сказал доблестным воякам, и те захлопали и засвистели. Сержант исполнил в адрес Лорены нечто, что должно было изображать изящный поклон. Толщина сержанта не позволила ему реализовать замысел.

«Боги, – подумала в отчаянии Эмма, – когда же это кончится?»

Это кончилось через пять минут. Принцесса обернулась. Северные ворота зияли в крепостной стене Таратая, словно распахнутый рот чудовища.

От ворот на север тянулась широкая мощеная дорога. В обе стороны от нее раскинулся вид на невысокие зеленые холмы, так и просящиеся на какую-нибудь картину. Иногда вдалеке Эмма замечала несколько домиков или силуэт мельницы, лениво вращающей крыльями, но в основном пейзаж был пустынным. Удивительно для Меспении, большого и густонаселенного королевства. Контраст с городом, где все бурлит и грохочет, разительный.

От Таратая дорога вела к Моксбургу, а от него к столице Меспении Афрании, резиденции короля. Принц, согласно указаниям Лорены, собирался свернуть на северо-запад, не въезжая в Моксбург. Далее маршрут героя пролегал через пограничную провинцию Горнию и по тракту имени Королевы Леммы пересекал рубеж королевства. Далее нелегкая судьба спасителя юных дев должна была вести Кая через Сатинию, Шелковей, Ответию, герцогство Понт и княжество Запирай. Насколько Эмма разбиралась в географии этой части мира, все эти территориальные образования (страны – слишком громко сказано) были крошечными и ничем не примечательными. В литературе все они обычно упоминались скопом, исследователи так и не нашли в них ничего, достойного упоминания.

По словам Лорены, ее любимая Салазария находилась по другую сторону этой кучки псевдогосударств, совсем близко. Ведь два-три дня пути не проблема для рейтингового рыцаря.

Может, и не проблема, размышляла Эмма, вспоминая слова Карамболя об этой особе. Гном нервничал и чувствовал подвох. Красота Лорены не ослепила его, наоборот, дала повод подозревать принцессу в нечестной игре. Но достаточно ли этого? Во всяком случае, пока Лорену можно обвинить лишь в том, что Кай неровно дышит в ее сторону.

Принц и принцесса поравнялись, их лошади шли параллельно. Голубки ворковали о чем-то, чуть склонившись друг к другу. Едва Эмма заметила это безобразие, как тут же стала подгонять Буцефала. Ей удалось подобраться на расстояние шагов десяти. Если бы Кай и Лорена разговаривали нормальными голосами, Эмма бы могла их слышать, но, увы, они шептались. Принцесса пылала румянцем, опуская взгляд, Кай же, в свою очередь, распушил перья и врубал обаяние на полную катушку.

«Э, да ему и стихи не понадобятся», – подумала Эмма, испытывая крайнюю досаду. Она многое бы дала, чтобы услышать хоть слово.

Словно поняв, о чем думает оруженосец, Кай бросил украдкой взгляд назад и подмигнул Седрику. Вот, мол, дело продвигается. Эмма залилась краской. Умел Кай очаровывать, тут уж ничего не поделать.

Эмму бросило в жар, хотя виновато в этом могло быть и летнее солнце. Стиснув зубы, она начала отставать, пока не отдалилась от парочки на тридцать шагов. Нарочно, чтобы продемонстрировать свой протест. Кай этого даже не заметил.

Принцесса, совсем забыв, что ей положено быть мужчиной, надулась. Лишь сейчас она поняла, какой дьявольский пламень ревности пылает в ее груди. Было похоже, что ей прямо на сердце высыпали лопату раскаленных углей.

С этим требовалось что-то делать, но Эмма решительно ничего не могла придумать. Не задашь ведь Лорене трепку. Мысль была, конечно, соблазнительной, но на сей момент, к несчастью, неосуществимой. Эмма не могла помешать ей ворковать с Каем.

В общем, чтобы хоть как-то отвлечься, принцесса вытащила из седельной сумки одну из книжек, что взяла с собой, и углубилась в чтение.

Великий литературный рыцарь Маренго как раз взялся очистить Черную пещеру от шайки каннибалов, захвативших в плен Пурпурного короля и его прекрасную дочь.


Надо что-то сказать, Кай не меньше получаса мучился, пытаясь придумать тему для разговора.

– Скажите, вы любите… – принц заставил Октавия поравняться с лошадью принцессы.

– Что? – невыразимо прекрасные серые глаза обратились к рыцарю.

– Э… булочки с корицей?

Кай вытаращил глаза. Он собирался сказать другое, но эти булочки вырвались сами собой.

Лорена выглядела не менее ошеломленной:

– Я… люблю… принц… но мне нужно беречь фигуру. Я на диете. Вы ведь знаете, что все современные девушки озабочены своей фигурой.

– Да… – Кай давно оценил ее фигуру и не помнил, чтобы у какой-либо девицы в прошлом была такая же. Ну, то есть настолько гармоничной и совершенной. – А я, знаете ли, обожаю. – Принц понизил голос, чуть склонился вбок, стремясь быть поближе к Лорене. – Возьму, бывало, целую корзину и лопаю…

Натолкнувшись на недоуменный взгляд салазарийской красавицы, Кай ощутил, как сердце уходит в пятки.

Что он несет, скажите на милость?!

– Никогда бы не подумала, – сказала шепотом Лорена. – Вы, воплощение мужественности, чести, мужской красоты, отваги. И вдруг булочки с корицей.

– О! – сказал принц. – У каждого есть маленькие причуды.

По правде говоря, Кай терпеть не мог булочки, причем с корицей особенно. Решив, что этот разговор может завести в тупик, он сменил тему:

– А как вы относитесь к разведению карпов в парковых фонтанах?

Румянец затопил щеки Лорены, подобрался к изящному носу и заполз на ее гладкий лоб.

– Вы имеете в виду зеркальных карпов или обычных?

– Э… – В рыбах принц разбирался еще меньше, чем в булочках с корицей, и мысленно застонал. С ним что-то происходило, раньше Кай никогда не лез за словом в карман, общаясь с девушками, не мямлил и не нес околесицу, от которой у него самого волосы вставали дыбом. – Да все равно, – сказал он. Ох, не надо было начинать этот разговор.

Принцесса взглянула на него из-под загнутых ресниц:

– Кажется, вы собирались сказать мне что-то другое. Я права?

– М-м… – Кай лучезарно улыбнулся. – Да, принцесса. Собирался.

– И что же? – спросила Лорена через минуту, заметив, что Рыцарь Льва выглядит неважно.

– М-м… знаете, всего пару часов назад я пытался написать сонет, в котором хотел рассказать, какие чувства я испытываю к вам. Но ничего не вышло.

– Почему?

– Плохой из меня поэт, – покачал головой Кай. – Дайте мне сотню разбойников, великана с двумя головами, бешеного медведя… Не думал, что писать стихи, по-настоящему, а не вирши какие, это трудно.

– Вы правы. Потому великих и даже просто хороших поэтов мало, – согласилась Лорена.

– Ага.

– А что там насчет… ваших чувств ко мне?

– Простите, не обращайте внимания, – быстро ответил Кай. – Это только блажь.

– Почему же? Настоящая любовь прекрасна.

Принц уставился на Лорену глазами величиной с блюдце. В ее голосе слышалось то, что можно было интерпретировать как «да, конечно», причем с весьма большим процентом вероятности.

Принцесса томно вздохнула. Левую часть лица Кая свело судорогой.

– Однако мое выражение чувств было бы неприличным и недозволительным.

– Почему вы так думаете?

– Видите ли, принцесса, я профессиональный герой, который вынужден подчиняться правилам.

– Каким?

– Например, я не должен позволять себе влюбляться.

– Как печально.

– На самом деле довольно здраво, – сказал Кай. – Посудите сами, что это будет, если отдавать свое сердце каждой красивой девушке, а ведь девяносто девять процентов спасенных мною принцесс отменные красавицы.

– Так много? – удивилась Лорена.

– Хм… но они вам и в подметки не годятся.

– И вы никогда…

– Нет, влюблялся, конечно, но всегда соблюдал границы. Истинный герой – герой во всем. Публика ждет от меня отваги, обходительности и целомудрия. – Кай закусил губу, боясь, что Лорена подумает что-то не то.

– Я думала, весь мир у ног героя, – прошептала Лорена.

– Это не так.

– И что же теперь? Вы хотели сказать, что влюблены в меня, но передумали?

– Да. Я в тупике, если честно. – Кай посмотрел ей в глаза, чувствуя, как его утягивает на их дно. – Меня разрывают чувства, но я не имею права говорить о них.

– Тогда не говорите. Я и сама все знаю.

– Откуда?

– Женщина чувствует такие вещи. Еще там, в доме, ваша влюбленность была очевидна.

Кай скривил физиономию. Он часто упускал из вида удивительную проницательность женского пола.

Какое-то время они ехали молча.

– Надеюсь, принцесса, вы не в обиде?

– Я не могу обижаться на героя, который питает ко мне такие чувства, – ответила Лорена. – Другое дело…

Она печально склонила голову, заставив сердце Кая рвануться из груди.

– Что?

– Любой девушке неприятно думать, что она одна из многих. Очередная. Что и до нее были красавицы, и пусть ее объявляют самой-самой, ей от этого не легче. Вы привыкли быть в центре внимания, поэтому вряд ли поймете.

Краем глаза принц заметил, что Седрик подобрался довольно близко. Взгляд оруженосца нацелился на Лорену.

– Мои чувства искренни. Еще никогда…

Рыцарь бросил на Седрика взгляд, недвусмысленно намекающий, что подслушивать чужие разговоры плохо.

Оруженосец, судя по выражению его лица, в данный момент страдал несварением. Через пару минут он начал отставать.

Лорена ничего не замечала, разглядывая горизонт.

– Я все думаю, – сказала она, – случайность ли это, что судьба привела меня именно к вашему дому? На улице Героев полно других домов, где можно найти рыцарей. У меня не было точного плана, к кому обратиться за помощью. Помню, я просто шла и шла. Я устала и боялась. В толпе меня чуть не затоптали, и тут появились вы и в первый раз спасли…

– Это судьба – не случайность, – твердо произнес Кай.

– Теперь вы едете со мной в Салазарию.

– Я вызволю вашу сестру, клянусь.

– Если она еще жива. – Лорена подпустила слезу.

Принц задышал, словно конь после пробежки. Октавий повел ушами, он давно подозревал, что с хозяином творится что-то неладное.

– Если тот проклятый колдун что-то сделал с ней, он пожалеет, что родился на свет.

– А потом? – взгляд Лорены стал воистину пламенным.

– Потом?

– Когда все страшное будет позади?

Кай озадаченно покусал губы. Настолько далеко он обычно не заглядывал.

– Я хочу сказать, принц, будут ли развиваться наши отношения? И как? Быть вашей любовницей было бы не комильфо, вы же понимаете.

– Ага…

– Нам придется решить: расстаться или…

Принц тщательно изображал тупого.

– Пожениться, – прямо сказала Лорена.

Было несколько случаев, когда спасенные девицы пытались тащить Кая под венец. Дважды он едва не согласился и не совершил этой ошибки только благодаря своей железной воле. И вот ситуация повторялась. Кай кашлянул. Ему это не нравилось. Одно дело рассусоливать о чувствах, другое помышлять о браке.

Лорена заметила внутреннюю борьбу, которую вел с собой Рыцарь Льва.

– Так я и думала, – сказала она, и в ее голосе появились самые настоящие стальные нотки. – Я вам не пара. Да и родители ваши сочтут, что я не подходящая партия для их сына. Мое королевство крошечное, ничего не значащее на международной арене. Никакой выгоды от союза с ним Керузия не получит.

Кай думал о тоннах горькой правды, содержащейся в словах Лорены. В здравомыслии принцессе было не отказать – и в умении набрасывать перспективу тоже. Она знает своего героя меньше суток, а уже смело смотрит далеко в будущее, пусть и довольно пессимистично.

Рыцарь Льва восхищался принцессой и еще больше любил. У него не было однозначных ответов, но он мог поручиться за силу своих чувств.

– Лорена…

– Ни слова больше, – прервала его девица, глядя перед собой. – Боюсь, эту тему нам придется закрыть.

Этот тон не допускал возражений, а Кай был не из тех, кто не понимает намеков.

Чувствуя, может, впервые в жизни растерянность и беспомощность, герой замолчал. Солнце, словно отреагировав на такой поворот событий, спряталось за облако.

Путешествие продолжалось, но уже в тишине. Кай слегка прибавил темп, вспомнив, что до цели еще довольно далеко и он не на прогулке.


Тем временем во дворце, что был когда-то домом Эммы, появился очередной странный гость.

В отличие от других, не разучившихся пользоваться дверью, этот возник из воздуха, во вспышке и дыму, перепугав Ластинду. Королева рявкнула от неожиданности, всплеснула руками. Король Астальф, похожий на погруженного в вечную скорбь бассет-хаунда, ограничился лишь тихим вздохом. Голова и плечи повелителя Шеридонии торчали из-за стола, заваленного письмами, где нанятые ранее агенты сообщали последние новости о поисках Эммы. В основном эти жулики просили больше денег (на возросшие дорожные расходы) и не сообщали ничего конкретного. Больше недели прошло с момента дерзкого побега девчонки, шансы таяли с каждой минутой. Родители Эммы начинали отчаиваться. Они были согласны на любые, даже самые страшные новости, но пускай они будут правдивыми. За эти дни Астальф ни разу не сомкнул глаз, разум короля сейчас напоминал желе, в котором не задерживалась ни одна мысль. Ластинда, наоборот, источала энергию, ее не смогли сломить бессонные ночи, тяжкие думы и фантазии. Такой Ластинда была всегда, и Астальф в глубине души радовался, что хоть кто-то во дворце может еще показать, что он хозяин. Сам король был не способен на это.

Королевской чете пришлось повидать за эти дни немало специалистов по поискам, и они могли уже на глазок определить, кто из них просто шарлатан, а кто действительно что-то может. Увы, гость, вторгшийся в рабочий кабинет короля, не походил ни на кого из них. Первое, что приходило на ум при взгляде на него: чокнутый. Второе: не просто чокнутый, а еще и волшебник. Астальф вздохнул. На его памяти это всего лишь третий маг, откликнувшийся на призыв. И у него, совершенно точно, не все дома. Интересно, он тоже заломит цену, как предыдущие? Те гордо хлопнули дверью и ушли, когда узнали, что полкоролевства Астальф в качестве награды за возвращение Эммы им не отдаст ни за какие коврижки.

Всеми фибрами души несчастный родитель желал, чтобы этот очередной паяц побыстрее исчез.

– Я здесь? – спросил гнусавым юношеским тенорком вторженец. – Здесь!

Впав в легкий ступор, королевская чета взирала на чудо природы.

Чудо было долговязым, явно недавно вышедшим из школьного возраста, но с длинной бородой ниже пояса. Одето в халат-распашонку, черную, расшитую звездами, полумесяцами и кометами, на голове остроконечный, изрядно помятый колпак, сидящий набекрень. Нос у чуда был длинный и покрытый россыпью прыщиков, на нем, тоже набекрень, сидели очки. Всеобщая взлохмаченность и шлепки на босу ногу, выглядывающие из-под явно короткой одежды, довершали картину. Астальфу и Ластинде было совершенно ясно, что в других обстоятельствах они ни за что не пустили бы это во дворец. Хотя бы для того, чтобы избежать брожения умов среди челяди.

Поправив очки, пришелец поставил пухлый саквояж на пол, чихнул два раза, достал платок и высморкался.

– Я прошу прощения, я простыл. А вы, наверное, Астальф и Ластинда?

– Для начала, сынок, будь повежливее, – сказал король. – И представься.

Стянув колпак с головы, пришелец тут же неуклюже водрузил его на место и отвесил поклон. Как ему удалось не завязать непослушные ноги в узел, осталось тайной.

– Смарагульф, чародей, к вашим услугам. Узнал, что вам требуется помощь, вы попали в беду. – Гость посмотрел на королевскую чету.

– Это правда, – произнесла Ластинда.

– Я могу помочь. – Чародей указал на стол, заваленный сообщениями от горе-агентов, которые шныряли по соседним королевствам в поисках Эммы. – Вижу, ваши дела не клеятся.

– Не клеятся, – подтвердил король, переглянувшись с супругой.

Гость чихнул еще три раза.

– Не люблю долгих разговоров. Если вы согласны, я немедленно приступлю к делу…

Смарагульф был явно из разряда энергичных людей, и это не всегда шло на пользу окружающим. Астальф на всякий случай проверил, нет ли в его кабинете чего-нибудь, что гость, зацепив какой-либо частью тела, мог опрокинуть. Угроза падения светила лишь напольным часам в дальнем углу, но они были тяжелыми и стояли далеко. У Астальфа оставалась надежда, что семейная реликвия переживет неожиданную атаку.

Король решил побыстрее спровадить этого типа. Смарагульф – имя наверняка не настоящее, ведь чародеи любят звонкие псевдонимы не меньше, чем амбициозные рыцари. Имя – часть имиджа. Очевидно, ни на что более благозвучное у бородатого мальчика фантазии не хватило.


Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации