» » » онлайн чтение - страница 23

Текст книги "Харшини"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Дженнифер Фаллон


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 23 (всего у книги 34 страниц)

Шрифт:
- 100% +

– Какой?

– Куда можно было спрятать Всевидящий Кристалл весом в несколько тонн?

Глава 44


Вздрогнув, Локлон пришел в себя и долго не мог понять, где же он находится. Было очень больно. Его переполняли воспоминания, и никак не удавалось собрать мысли воедино. Глядя на странную комнату, в которой он находился, на тяжелые драпировки вокруг постели и на светящиеся стены вокруг, он не мог сообразить, как здесь оказался. В голове пульсировала боль, и не удавалось даже пошевелиться. Не получалось припомнить и свое имя.

Но через какое-то время – он не знал, сколько его прошло, – к нему вернулась память. Он вспомнил, как был Джойхинией Тенраган. Вспомнил, как властвовал от ее имени. Вспомнил Р'шейл, склонившуюся над ним и заклинающую его жить дальше.

Он вспомнил смерть.

От нее осталась тень, нависшая над душой. Боль не значила ни чего по сравнению с тем ужасом, который он пережил, бросившись на меч незнакомого защитника там, в кабинете Верховной сестры, желая избежать гнева, полыхающего в глубине глаз Р'шейл.

Если подумать, это был самый мужественный поступок за всю его жизнь – может быть, к тому же его единственный мужественный поступок.

Джойхинию он не жалел и огорчался сейчас в основном потому, что утратил теперь чудом доставшуюся ему власть. Больше такого случая ему, наверное, не подвернется. Отныне он становился просто беглецом.

Подумав об этом, Локлон запаниковал. Да, он был беглецом и понимал, что Р'шейл теперь не успокоится, пока не найдет его. Ему нужно было бежать отсюда, из этой комнаты, и вообще из Цитадели.

Он попытался поднять голову и со смятением осознал, что не может этого сделать. Его тело находилось в бездействии многие месяцы, и мускулы почти атрофировались за это время. Ему не хватало сил даже на то, чтобы приподняться, – не слушались конечности.

Локлону никогда не приходило в голову, что тело может так зачахнуть в его отсутствие. Он знал, что оно живо, – и пока это так, жив и он. Мэтен заверил его, что жрецы заботятся о нем, но ему не было дозволено смотреть на себя – жрецы твердили, что такая встреча может разрушить чары, перенесшие дух Локлона в тело Джойхинии. Насмешкой судьбы оказалось теперь очнуться в этом истощенном немощном теле, которому едва хватало сил оторвать голову от подушки.

Р'шейл не могла бы придумать ничего лучше, для того чтобы расправиться с ним. Нужно было что-то немедленно делать. Его ищет Р'шейл. Она хочет заполучить его.

При мысли о ней он внезапно испытал гнев. «Она не имела права возвращаться», – решил он, хотя, будучи Джойхинией, он сделал все, что было в его силах, лишь бы заманить ее в Цитадель. Если бы кариенцы сделали все как обещали, она должна была быть уже мертва – сожжена заживо в Ярнарроу, как харшинская ведьма. Но даже бог кариенцев не смог справиться с ней, а Локлон был не настолько глуп, чтобы воображать, будто может избежать гнева той, у которой достает силы осадить бога.

Эта мысль придала ему сил. Он наконец собрался и грузно сполз с постели на пол. Даже это усилие уже оказалось чрезмерным. Глотая воздух ртом, он лежал на полу и смотрел на дверь, от которой его отделяло всего пять шагов. Но сейчас ему казалось, что между ним и дверью разверзлась пропасть.

Он долго лежал так, собираясь с духом для нового рывка. Все его мысли были о том, что это нужно сделать во что бы то ни стало. Он уже умирал сегодня, и больше не хотел.

Приподнявшись на локтях, он потащил свое бессильное тело к двери. Но только он начал ползти, как за дверью послышались шаги. Ужас придал ему сил. Преодолевая боль, он пополз, подгоняемый смертным ужасом. Руки разъехались на скользком полу, и он больно ударился подбородком. В глазах заплясали звезды. Дверь, казалось, не приблизилась ни на йоту, несмотря на его отчаянные попытки до нее добраться. Шаги приближались. Его лоб покрыла испарина, он заскреб руками в отчаянной попытке уползти.

Он сжался в комок и затаил дыхание. Сквозь слезы ему ничего не было видно. С таким же успехом эта дверь могла бы быть в самом дальнем краю Медалона. Ему не добраться до нее. В любой момент она может отвориться – и войдет Р'шейл, готовая расплатиться с ним за все обиды, реальные и мнимые. Он всхлипнул от ужаса и уставился на обшитую досками дверь; ожидание было невыносимо, казалось, в живот вливается струя расплавленного свинца. Дверь распахнулась. Локлон издал жалобный вопль и почувствовал резкий запах мочи, распространяющийся вокруг него.

– Ради всего святого, прекратите это безобразие! – нетерпеливо воскликнула вошедшая госпожа Хинер. – Подними его, Лорк.

Старуха с отвращением глядела на пятно, расползающееся спереди по его набедренной повязке. Как обычно, она была одета во все черное, включая и роскошный плащ, накинутый на плечи. В маленьких, близко посаженных глазках явственно читалась неприязнь. Лорк нагнулся и оторвал Локлона от пола. Даже он кривил нос при этом.

– Ты теперь у нас в долгу, капитан. Они всю Цитадель вверх дном перевернули, так хотели тебя найти.

Локлон не ответил. Его спасли, но он опасался спасателей. Задолжать что угодно мистрессе Хинер было рискованным мероприятием. Она могла высосать все соки из человека за неоплаченный карточный долг. Локлону страшно было подумать, что она может потребовать от него за жизнь.

Помывшись и поев, Локлон почувствовал себя лучше. Теперь он был в относительной безопасности за стенами дома мистрессы Хинер. Теперь ему нужно было только пересидеть здесь до той поры, пока он сможет покинуть Цитадель.

Поздно вечером мистресса Хинер пришла к нему. Когда она входила, Локлон заметил, что Лорк стоит на страже у дверей, и слегка встревожился. С ней был мальчик лет двенадцати, со светлыми волосами и лукавым, но добродушным лицом. Локлон припомнил, что этот мальчик был одной из любимых игрушек мистрессы Хинер. Лорк закрыл дверь за ними, и мальчик поставил на небольшой столик подле кровати принесенный поднос. Из-под крышки на тарелке доносился восхитительный запах жареного мяса.

– Защитники захватили Цитадель, – сказала она, зажигая светильник. – До завтрашнего рассвета они ввели комендантский час. Ты можешь идти, Алладан.

Как только мальчик бесшумно выскользнул из комнаты, он спросил, испытывая противное чувство профессиональной ревности:

– Назначили новую Верховную сестру?

– Пока нет, – пожала плечами старуха. – И вообще не собираются, если верить слухам.

– Вы хотите сказать, что защитники взяли власть в свои руки? Без Сестринской общины?

– Похоже на то. Я слышала, что всем этим дерьмом заправляет Гарет Уорнер. Ничего странного. Поганый ублюдок. Дженга тоже умер, – добавила она равнодушно, словно речь шла о перемене погоды.

Смерть Лорда Защитника не задела Локлона.

– Значит, теперь у власти Уорнер?

– Вероятно, он объявит себя Лордом Защитником поутру.

– Мне нужно убираться из Цитадели.

Мистресса Хинер кивнула.

– Сквайр Мэтен оставил инструкции на случай, если случится что-нибудь подобное. Вас нужно доставить в Кариен.

Локлон настороженно посмотрел на нее.

– Почему это?

– Потому что вы были Верховной сестрой. Вы располагаете информацией, которая может понадобиться кариенцам, чтобы снова захватить Цитадель.

– Там, за стенами крепости, сотни тысяч людей, которым я не нужен.

– Защитники взяли в залог всех герцогов. Да, там, за стенами, армия, но вот возглавлять ее некому.

Она говорила буднично, словно повторяла досужую сплетню об общем знакомом, избегая напоминать ему о том, что весь его мир перевернулся вверх дном.

– Так она все еще здесь?

– Кто? Р'шейл? Да, она все еще в Цитадели.

– Она хочет убить меня.

– Любой защитник захотел бы, если бы узнал про вас все, – заметила мистресса Хинер самодовольно. – На вашу удачу, ваши товарищи по оружию не верят в магию и вряд ли станут мстить за то, во что не способны поверить.

– Вы поможете мне выбраться?

Она улыбнулась. Это была холодная расчетливая улыбка. Локлона бросило в дрожь от нее.

– Не бесплатно.

– Сколько?

– Говорить о таких вещах за едой – дурная манера, – ответила она, удовлетворенно оглядываясь вокруг. Она поселила его в голубой комнате. Локлон отлично понял, что это намек. Именно здесь он когда-то убил эту шлюху… как ее звали? Пэни? Это была комната, где мистресса Хинер нашла наконец средство сделать из него предателя.

– Мы поговорим об этом позже.

– Но как я выберусь из Цитадели? – спросил он, снимая крышку с тарелки и благодарно кивая. Голоден он был страшно.

– Через ворота, как же еще?

– Но они же заперты изнутри?

– Сейчас – да. Но утром они откроют их, чтобы выпустить кариенцев.

Ошеломленный Локлон оторвался от еды.

– Им позволят уйти?

– Похоже, они рассчитывают провести какой-то срок в осаде, – пожала плечами мистресса Хинер. – Они объявили, что кариенцы и все, кто захочет к ним присоединиться, могут уйти. Не думаю, чтобы они собирались отпустить герцогов, но от прочих кариенцев они явно хотят избавиться. Вполне разумно, если подумать. Меньше ртов, которых нужно кормить.

– Р'шейл будет там, – уверенно предсказал Локлон.

– Возможно.

– Она узнает меня.

– Не беспокойтесь, капитан, мы сделаем так, что дитя демона будет чем заняться в это время. – Она подошла к двери и дважды постучала в нее. Послышался щелчок отпираемого замка. «Итак, он был пленником, – в отчаянии осознал Локлон, – но по крайней мере пленником, который чего-то стоит».

Вопрос состоял в том, сколько мистресса Хинер намерена за него запросить.

Глава 45


Тарджа выделил отряд защитников в помощь Р'шейл для поисков Локлона. Он даже позаботился найти людей, знавших Локлона в лицо. Это была очень дельная мысль, но Р'шейл все равно не могла простить ему, что он приказал открыть ворота. Особенно после того как она узнала, что он приказал им высматривать Локлона, не препятствуя уходу кариенцев. Р'шейл хотелось, чтобы каждого, покидающего Цитадель, тщательно осматривали, обыскивали каждый фургон, каждый мешок, каждую женскую сумочку – чтобы у Локлона не было ни малейшего шанса проскочить мимо нее. Когда офицер, командующий отрядом стражников на воротах, второй раз зачитал инструкции своим солдатам, Р'шейл в гневе развернулась на каблуках и направилась прямиком в кабинет Верховной сестры.

Тарджа невозмутимо встретил ее гнев. На нем была новая красная куртка с мечом и щитом – знаками отличия Лорда Защитника. До восхода было еще далеко, но кабинет Верховной сестры был полон защитников. Они поспешно расступались, избегая встречаться с ней глазами. Никто из защитников, казалось, не был огорчен внезапным возвышением Тарджи. Наоборот, казалось, они радовались тому, что ответственность за их судьбы теперь несет кто-то другой. Она могла понять их. Они только что взяли власть в Цитадели, но до освобождения Медалона было еще далеко. В случае чего ответственность за все ляжет на Тарджу.

– Гарет обещал, что мы проверим каждого, выходящего из Цитадели!

– Если быть совсем точными, он сказал, что нужно поставить на воротах людей, которые проследят, чтобы Локлон не мог ускользнуть. О том, чтобы ты останавливала и обыскивала каждого, пытающегося выйти за ворота, речи не было.

– Но их же там тысячи! Его будет не усмотреть!

– Извини, Р'шейл. Я выделил для тебя столько людей, сколько смог. – Он говорил с ней сухо и жестко. Казалось, что вместе с чином он унаследовал от Дженги и его суровое величие.

– А если я найду Локлона? Получили ли твои люди приказ арестовать его, господин Лорд Защитник? Или мне придется дружески похлопать его по спине и пожелать ему доброго пути?

Он нахмурился, выведенный из себя ее сарказмом.

– Хочешь – бери моих людей, не хочешь – не бери, Р'шейл. У меня нет ни времени, ни желания спорить с тобой на эту тему.

– Так-то выглядит твоя помощь!

– Может быть, ты хочешь узнать, что значит оказаться без помощи? – Они впились друг в друга взглядами.

– Если он ускользнет от меня, я не прощу тебе этого.

– Светает, – произнес он, переключая внимание на своих людей. – Если ты хочешь быть у ворот к тому времени, как их откроют, тебе стоит поторопиться.

Р'шейл вышла под яростный ветер на широкую открытую галерею, расположенную вокруг белых стен Цитадели. В последний раз она была здесь еще ребенком, когда Тарджа привел ее на стену, что бы показать редкое в этих широтах зрелище – плоскогорья, покрытые снегом. Ей было тогда пять или шесть лет от роду, и снег она уже видела, но побелевшие поля привели ее в полный восторг. Джойхиния побила ее за то, что она убежала без спроса с Тарджой, но восторг от чудесного зрелища все равно остался. Она до сих пор помнила, как ревет в своей комнате, голодная и продрогшая, вздрагивая под ударами розги, и думает о том, что зрелище того стоило. Не важно, что ее оставили без ужина. Не важно, что Джойхиния объявила, что если она так любит холод, то пусть-ка попробует, каково на самом деле посидеть в снегу, и загасила очаг в ее комнате, а одеяла убрала все до одного. Не важно, что ее ноги стали черно-синими от побоев. Душой она осталась стоять на стене, среди холодного замершего пространства, и, глядя на укрытые снежной пеленой поля и покрытую тонким льдом реку Саран, чувствовала себя на вершине мира.

Что-то похожее на прежнее чувство шевельнулось в ней и сейчас, когда она посмотрела вниз, но только на этот раз ни снега, ни мира не было на полях. Пространство кишело людьми насколько хватало глаз, они были даже вокруг деревень Кордейла, которые отсюда можно было различить лишь по поднимающемуся над ними печному дыму. Отсюда, с высоты, детали были неразличимы, и казалось, что по земле плещется ядовитый океан, захлестывающий стены Цитадели.

– Ты в порядке? – заботливо спросил Брэк.

– А что со мной станется?

Брэк промолчал. Он сидел, прислонившись к стене, вытянув ноги вдоль галереи, и чистил ногти кончиком кинжала. Небо перед ними было затянуто рваными облаками, оставшимися после ночного дождя. Солнце перед рассветом окрашивало их в цвет отстиранной крови.

– Если тебе удастся обнаружить Локлона, будь осторожна, хорошо?

– Что ты имеешь в виду?

– Если будешь применять силу, чтобы остановить его, постарайся делать это побыстрее. Ты связана с тем же источником силы, что и Коранделлен. Если ты возьмешь слишком много, ему ничего не останется.

Брэку не требовалось объяснять ей, что у Коранделлена может не хватить сил удерживать Убежище в безопасном промежутке вне времени. Она видела его усталое лицо во Всевидящем Кристалле в Гринхарборе. Р'шейл и сама понимала, насколько он утомлен.

– Тебя послушать, у меня есть какой-то шанс. – Она прикрыла глаза, подставляя лицо освежающему ветерку, а затем взглянула вниз на толпу желающих выбраться из Цитадели. – Безнадежно!

– Это можно было понять, и не залезая сюда, – заметил Брэк.

– Ты собираешься помогать мне?

– Что я должен делать?

Она пробормотала что-то неразборчивое и снова уставилась на толпу. Защитники оттесняли людей от ворот, чтобы получить возможность открыть их. Все пространство за стеной было заполнено кариенской армией. Солдаты ждали своих товарищей, оказавшихся запертыми в Цитадели.

Со вчерашнего дня было объявлено перемирие, хотя теперь, когда почти все кариенские командиры оказались заложниками в Цитадели, потребовалось потрудиться, чтобы найти людей, способных принять такое ответственное решение. На краю стены выстроились лучники, готовые остановить тех из кариенцев, кто забыл бы о принятом перемирии. Отразить скоординированную атаку защитники, конечно, не смогли бы, но их сил было достаточно для того, чтобы удержать растерянных и озадаченных кариенцев от непоправимых глупостей. Казалось, они не могут поверить, что Цитадель для них потеряна, а их командиры взяты в плен. Всевышний не должен был допускать такого.

– Мы не можем воспользоваться какой-нибудь магией? – спросила она, разворачиваясь к кариенцам спиной.

Он оторвался от своих ногтей.

– Какой-нибудь магией?

– Ты понимаешь, что я имею в виду.

Брэк кротко вздохнул.

– Ты до сих пор не имеешь представления о том, с чем имеешь дело?

– Не надо лекций, Брэк. Я просто хочу узнать, не можем ли мы как-нибудь попроще отыскать Локлона.

– Ты можешь сделать так, что все уходящие станут говорить только правду, а потом спрашивать каждого проходящего через ворота, как его зовут, – предложил он.

– Не пойдет. Тарджа не позволяет останавливать их.

Глядя на толпу, она не могла видеть ухмылки на лице Брэка.

– Я просто пошутил, Р'шейл.

– Я вне себя от радости. Есть у тебя еще какие-нибудь блестящие предложения?

– Нет.

– И на том спасибо.

Брэк засунул кинжал в ножны, поднялся на ноги и встал рядом с ней. Защитники закричали толпе разойтись, и ворота не спеша отворились. Первыми выходили кавалеристы, составляющие большую часть оккупационных сил, оказавшихся в городе. После ночи в сырых подземельях под амфитеатром они казались замерзшими и несчастными. В массе своей это были простые крестьяне, оказавшиеся на этой войне только потому, что их сюзерены являлись преданными слугами кариенского короля. Они были во власти своего бога, своего короля и своих герцогов.

– Не слишком-то веселыми они выглядят, правда? – отметил Брэк.

– Да разве они виноваты?

– Но ты же не жалеешь их?

– Разве что самую малость. Я думаю, что большинство из них предпочло бы оказаться сейчас дома и готовить свои поля к весне, а не торчать здесь, в чужой стране, на войне, которая непонятно кому нужна.

– Ну что ж, если ты полагаешь, что крестьянам так плохо, то можешь вообразить себе, каково остальным, – отозвался Брэк, указывая на улицу внизу.

Следующими в очереди на выход были рыцари. Тарджа оставил им их коней, но этим все и ограничивалось – они ехали с пустыми руками. Они смотрели вокруг холодно и надменно, словно уезжали по собственной воле, а не подобно бродягам, которых выставляют за дверь, потому что им нечем заплатить за постой. Сэр Андон возглавлял их маленькую колонну. Прочих с высоты стены Р'шейл не смогла разглядеть. Ей стало интересно, о чем же они думают сейчас? Не помышляют ли они об отмщении? Не готовятся ли уже вернуться назад с победой над нами?

– Госпожа! Госпожа Р'шейл!

Р'шейл опустила взгляд вниз и увидела машущего ей уличного мальчишку. Она не знала его, но он, запыхаясь от бега, громко звал ее и размахивал руками.

– В чем дело? – крикнула ему она.

– Вы ищете человека? Такого, со шрамами? Я его видел!

– Подожди меня здесь, – сказала она Брэку, уже сбегая по лестнице вниз. Она спустилась на улицу и оглядела толпу в поисках ребенка. Он ждал ее около ворот. Р'шейл еще не случалось видеть ребенка красивее.

– Кто ты такой? Где ты видел Локлона? – требовательно спросила она.

– Меня зовут Алладан. Я работаю у мистрессы Хинер.

– А кто такая мистресса Хинер?

– Она… она… моя хозяйка, – ответил мальчик слегка неуверенно. – Но я видел того, кого вы ищете. Он был у мистрессы Хинер этой ночью.

– Он все еще там?

Алладан кивнул.

– Я думаю, да. Хотите, я покажу, где это?

Она посмотрела на стену, откуда, стоя на галерее, на нее глядел Брэк, и быстро прикинула, стоит ли звать его. Она была уверена, что ребенок говорит правду, но он мог ошибаться. Не хотелось рисковать, давая Локлону шанс проскользнуть в ворота. Она успокаивающе махнула Брэку и повернулась к Алладану.

– Показывай.

Она нырнула в толпу вслед за мальчиком, слыша тревожный голос Брэка, окликающего ее, но не стала обращать на него внимания. Мысль о том, что она может сейчас найти Локлона, поглотила ее, не оставляя места тревоге или обыкновенной осторожности. Они протиснулись сквозь толпу и направились в сторону складских кварталов. Мальчишка бежал впереди, иногда оглядываясь через плечо, чтобы убедиться, что она не отстала.

Наконец они прибежали к узким воротам с небольшим смотровым окошком на высоте глаз, зажатым между двух ветхих складских сараев. Он остановился, дождался, пока она догонит его, и указал головой в направлении ворот.

– Он там.

– Ты уверен?

– Он был там утром.

– Откуда ты узнал, что я ищу его?

Алладан простодушно пожал плечами.

– Об этом вся Цитадель знает, госпожа. – Он улыбнулся и добавил: – Вы мне что-нибудь дадите за то, что я нашел его?

Она улыбнулась наивному выражению его лица.

– Посмотрим.

– Я бы… я бы хотел получить награду прямо сейчас, – сказал он. – Я имею в виду, мало ли что случится потом…

– Возвращайся к воротам и спроси лорда Брэкандарана. Он придумает, чем тебя отблагодарить.

Алладан казался слегка разочарованным, но не стал настаивать на своем. Не говоря больше ни слова, он побежал прочь. Р'шейл посмотрела вслед ему, качая головой. Это был определенно очень предприимчивый малый.

Повернувшись к воротам, Р'шейл осторожно вызвала силу и открыла их, мысленно дотронувшись до створок. За дверью открылся засыпанный мусором проход. Вроде бы там никого не было, и она осторожно пошла вперед, стараясь не дышать носом – вонь стояла страшная. Она бесшумно шагала по набросанному вокруг хламу к следующей двери. Та была гостеприимно приоткрыта. Войдя в нее, Р'шейл изумленно ахнула.

Помещение было роскошно обставлено – тот, кто его делал, не заботился ни о расходах, ни о хорошем вкусе. По всей комнате были расставлены обшитые вельветом кушетки, вокруг каждой из которых висела тонкая прозрачная занавеска. Ковер на полу был пышнее, чем трава на заднем дворе сельской больницы. С потолка свисали люстры из фардоннского хрусталя. И пахло чем-то странно знакомым и в то же время неопределимым. Р'шейл глядела вокруг, Широко раскрыв глаза, и не понимала, зачем такое место оказалось спрятано в квартале, где вокруг стоят одни склады, – и кому оно могло понадобиться.

Ответ на этот вопрос она получила, обследовав пустые комнаты, расположенные вдоль узкого коридорчика, идущего из главного зала. Первая комната выглядела достаточно безобидно – просто комната с большой двуспальной кроватью, убранной синим, в тон двери. Но по мере того как она заглядывала в другие комнаты, их назначение становилось понятным. Была комната с огромной ванной, другая с кроватью, на которой можно было легко разместиться вшестером, еще одна со свисающими с потолка на цепях металлическими наручниками, обшитыми бархатом, тут же такой набор пыточных инструментов, что при взгляде на него комната дознания, принадлежащая защитникам, казалась просто детской игрушкой. Испытывая легкую тошноту при мысли о том, что должно было происходить в этом месте, Р'шейл подумала об Алладане. «Он что, тоже был частью этого представления?» От этой догадки ей сделалось дурно.

В конце зала была еще одна небольшая дверь, открывшаяся при первом прикосновении и ведущая в темноту. Войдя в нее, Р'шейл сотворила небольшой огонек, чтобы осветить себе дорогу, и довольно улыбнулась. Когда Брэк пытался научить ее вызывать пламя – дело было по пути сюда из Ванахайма, – она чуть не сожгла их обоих вызванным ей огненным шаром. Короткая лесенка спускалась в подвал с земляным полом. Она сделала пламя чуть поярче и уставилась на алтарь в дальнем конце подвала, испуганно вскрикнув при виде звезды и молнии Хафисты, сверкающих в свете ее пламени.

Неожиданно дверь в подвал гулко захлопнулась у нее за спиной. Она подскочила к двери и заколотила в нее руками, но ее уже успели запереть с противоположной стороны. Р'шейл в ярости призвала силу и уничтожила дверь, но тут оказалось, что путь назад ей преграждает стена пламени. Она наконец поняла, чем же тут пахло. Нефтью. Тот, кто сделал эту ловушку, пропитал нефтью весь дом, думая сжечь ее здесь заживо.

Р'шейл на шаг отступила от ревущего пламени. Если огонь перекинется на соседние кварталы, то погибнет весь город. И даже если сгорят только склады, то погибнут все припасы, на которые они рассчитывали, думая о грядущей осаде. Не раздумывая, она призвала всю силу харшини, до которой смогла дотянуться, и обрушила ее на пламя. Порыв ветра покачнул окружающие дома и ударил по зданию, в котором она находилась. Оно затрещало, но огонь погас, словно свеча на сквозняке.

Тяжело дыша, она перебралась через обломки и вылезла из подземелья. Дом был разбит, с него снесло крышу, а стены попадали, где стояли. Соседние склады были не в лучшем состоянии, а дальше виднелись разбитые окна и потрескавшиеся стены зданий, которым не повезло оказаться поблизости. Вдалеке раздавались панические вопли и встревоженные голоса защитников, спешащих выяснить, что вызвало взрыв Она осмотрела разрушения, вызванные ею. Она хотела просто сдержать пламя. У нее и в мыслях не было сровнять с землей все вокруг.

Первым ее нашел Брэк. Она все еще стояла, ошеломленная происшедшим, когда он перемахнул через руины и подскочил к ней.

Убедившись, что она жива, Брэк помог ей сесть, и разгневанный, и озадаченный случившимся.

– Во имя богов, что ты тут натворила?

– Это была ловушка, – тупо отозвалась она.

– Хватит шутить.

– Я и не думала… – ответила она, глядя на то, что осталось от складского квартала.

– Ты никогда не думаешь, Р'шейл. Это-то и делает тебя такой опасной.

– Ты сердишься? Да.

Р'шейл вытянула руку, чтобы убедиться, что она уже не трясется, и виновато улыбнулась Брэку.

– Извини.

– Нам с тобой нужно немного потолковать о пользе самоконтроля, – хмуро ответил он. – Нельзя использовать столько силы каждый раз, как соберешься что-нибудь сделать. Существует такое понятие, как передозировка.

– Но мне нужно было сбить пламя. Я не знала, сколько силы на это потребуется. – На самом деле, даже если бы она это и знала, у нее еще не хватало мастерства, чтобы контролировать вызываемую силу, но она решила, что сейчас не лучшее время напоминать Брэку об этом.

– Я очень измучена, но сознание ясное. Странное ощущение.

– Нельзя ли точнее?

– Я и сама еще не поняла. Словно я начала чувствовать все вокруг более отчетливо. Я могу даже ощущать Убежище, словно оно где-то неподалеку.

– Это ощущение должно быть с тобой всегда, Р'шейл.

– Да. И я чувствовала его постоянно с тех пор, как побывала там, но тут что-то другое. Это стало сильнее… даже не знаю, как сказать… отчетливее, что ли… Брэк?

Она побледнела, заметив, как вдруг он изменился в лице. Перестав слушать ее, он медленно поднялся на ноги и невидящим взглядом уставился на запад, прислушиваясь к своим чувствам.

Р'шейл тоже встала рядом с ним и посмотрела туда же, куда и он. Кроме разбитых домов и приближающихся защитников, ничего не было видно.

– Что такое? Что-то не так?

– Я тоже его чувствую.

– Убежище?

Он кивнул.

– Но почему так сильно? Ведь обычно это просто ощущение на самом краю сознания, на которое обычно не обращаешь внимания.

– Потому что обычно Убежище скрыто вне времени.

– Значит, оно вернулось? А зачем Коранделлен это сделал?

– Он ничего не делал. Ему просто не хватило сил.

Брэк угрюмо посмотрел на нее, и вдруг она поняла, что он имеет в виду. Коранделлен вернул Убежище в этот мир, потому что у него не хватало больше сил удерживать его вне потока времени. Р'шейл в ужасе посмотрела вокруг себя. Она слишком беспечно тратила магию харшини, не задумываясь над тем, сколько берет.

И это была ее вина, что харшини больше не были укрыты от мира.

– О Основательницы, Брэк, – простонала она в отчаянии. – Что же я натворила?

Поздним утром последние кариенцы, а также те штатские, которые не захотели оставаться в Цитадели, вышли через ворота, которые тут же заперли, чтобы защитить город от стоящей под его стенами армии. Защитники бдительно просматривали толпу уходящих, высматривая Локлона, но не обратили особого внимания ни на огромного простоватого человека, вывезшего через ворота тележку со старыми одеялами, ни на тощую остроглазую старуху, вышагивающую перед ним. Тележку проверять тоже не стали. Тряпье дурно пахло, а на шее женщины красовалась цепочка со знаком Хафисты. «Одним фанатиком меньше, и скатертью дорожка», – решили они. Защитники выискивали в толпе человека со шрамом на лице – ведь по нему легко можно было опознать Локлона.

А огромный мужчина с тележкой, красивый маленький мальчик и старуха беспрепятственно покинули Цитадель.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации