» » » онлайн чтение - страница 9

Текст книги "Харшини"

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 19:01


Автор книги: Дженнифер Фаллон


Жанр: Фэнтези


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 9 (всего у книги 34 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Глава 19


Рабы выстроились вдоль стен главного зала Летнего дворца взмахивая ротанговыми веерами, даром что температура воздуха в это время года была вполне приемлемой. Огромное помещение было заполнено придворными и просителями, желающими получить у короля аудиенцию. На фоне высаженных в горшки пальм особенно уместно смотрелись многочисленные льстецы и интриганы, которыми полон любой дворец, где бы он ни находился и кто бы ни был у власти. Габлет каждое утро открывал двери дворца для посетителей и считал обязательным появиться здесь ненадолго, хотя никогда особенно не вслушивался в речи просителей.

Брэк пробирался через толпу изнеженных, усыпанных драгоценностями посетителей, облачившись в безвкусные штаны из желтого шелка и вышитый камзол, которыми его снабдила Териана. Она утверждала, невозмутимо осматривая его в новом наряде, что он придает Брэку аромат «сельского аристократизма». Наверное, она имела в виду, что он выглядит как провинциальный лорд, за которого ему надо было сойти. Лично он полагал, что смотрится круглым идиотом.

Наконец он увидел человека, которого искал, и стал пробиваться к нему через толпу придворных. Габлет еще не появился, и его камергер, Лектер Турон, невозмутимо собирал взятки, которые должны были приблизить дающих к началу очереди. Брэк не собирался тратить деньги, чтобы повидаться с Габлетом. У него была валюта получше.

– Господин камергер?

Евнух окинул Брэка опытным взглядом, оценил по достоинству «сельский аристократизм» и сразу же отнес его к малозначительным посетителям.

– Чем могу служить, господин? – спросил он нетерпеливо.

– Я хочу видеть короля.

– Как и все в этом зале, – вздохнул евнух.

– Мне говорили, вы можете мне посодействовать.

– О, нынче это так непросто. Наш король очень занятой человек.

– Я в долгу не останусь.

Глаза Лектера жадно сузились.

– Такие услуги обходятся недешево, господин.

– Значит, Ворон ошиблась, утверждая, что вы можете помочь мне?

Лектер побледнел, его лысина моментально покрылась потом.

– Ворон?

– Разве я забыл сказать, что это она рекомендовала мне вас? Мне показалось, Ворон весьма о вас наслышана, камергер Турон. Даже не знаю, почему.

Камергера, казалось, вовсе не обрадовало сообщение о том, что глава Гильдии убийц в курсе его скромного существования.

Я сделаю все, что смогу, господин, но, возможно, вы слышали король сейчас скорбит по своему кузену, Высочайшему Принцу Хитрии.

– Не сомневаюсь, что он в печали, – насмешливо согласился Брэк. – Но мне хватит и одной минуты его драгоценного времени.

– Могу ли я осведомиться, с какого рода делом вы идете к королю?

– У меня есть новости, которые я хотел бы сообщить ему лично.

– Подождите здесь, господин. Посмотрим, что я могу сделать для вас.

Вскоре Турон вернулся и поманил Брэка. Тот последовал за евнухом, сопровождаемый любопытными и завистливыми взглядами, по направлению к резным дверям в дальнем конце зала. Его проводник постучал в дверь и вошел, не дожидаясь ответа.

– Ваше величество! Позвольте представить вам лорда… как, вы сказали, вас зовут?

– Брэкандаран.

– Лорд Брэкандаран! Из… – Лектер вопросительно посмотрел на Брэка.

– Я прибыл из Убежища, – подсказал тот.

Вплоть до этого момента король сидел за позолоченным письменным столом, уткнувшись в лежащий перед ним пергаментный свиток, не обращая особого внимания на посетителя. Но при упоминании об Убежище он резко поднял голову и уставился на Брэка светлыми, как у птицы, глазами.

– Откуда, ты сказал?

– Из Убежища.

– Из какого?

– Оно всего одно, ваше высочество.

– Лектер! Покинь нас!

Тон Габлета не оставлял места для возражений. Камергер поспешил выполнить приказ. Когда дверь за ним захлопнулась, Брэк прошелся по комнате, с любопытством оглядываясь по сторонам. Балконная дверь была открыта, и он слышал доносящиеся снизу из пышного сада детские голоса. Королевский кабинет не слишком изменился с той поры, когда он разговаривал здесь с прадедом Габлета.

– Ты выглядишь как человек, – заявил Габлет, как только они остались одни. Чего в его голосе не было, так это дружелюбия, но по крайней мере он не пытался сделать вид, что не понимает, с кем имеет дело.

– Я только наполовину харшини. Временами это даже удобно. Я…

– Ты сказал, тебя зовут Брэкандаран? Не Брэкандаран-полукровка, я полагаю? Тот, наверное, давно уже умер.

– Как вы можете видеть, я еще жив.

– Что ты хочешь? Если ты хочешь, чтобы я приютил у себя во дворце кого-нибудь из твоих проклятых колдунов, то зря тратишь время. Я не стану держать у себя харшини, постоянно шпионящего за мной для этого дегенерата из Хитрии.

– Этот дегенерат из Хитрии умер, – заметил Брэк. – Меня убеждали, что вы скорбите по нему.

– Ха! Скорее, я спляшу на его могиле. Так ты здесь из-за этого? Теперь, когда Лернен умер, вы решили искать защиты у меня? Вам стоило бы прийти ко мне раньше. То, что король харшини послал своих людей ко дворцу Лернена, даже не обратившись ко мне, было тяжелым оскорблением для Фардоннии.

– Вы только что сказали, что не желаете видеть харшини при своем дворце.

– А это не важно. Вы все равно должны были спросить моего изволения. Я ревностно служу богам. Хотя бы эту малость я заслужил.

Брэк знал, что с людьми такого склада бесполезно спорить.

– Ваше величество, решение о возвращении харшини в Лигу чародеев принимал не я. Но я могу отметить, что если бы, взойдя на трон, вы не бросили в тюрьму всех членов Лиги чародеев, оказавшихся у вас во власти, мой король мог бы рассмотреть вопрос о нашем представительстве в Фардоннии. А так вам придется давать много дополнительных объяснений.

Габлет мрачно ухватил себя за бороду.

– Это были харшинские шпионы.

– А прочие, которых вы убили уже после коронации? В чем была их вина?

– Ты же сам понимаешь, что творится в Фардоннии, когда к власти приходит новый король. Что сейчас вспоминать о былом?

– Меня не интересуют ваши варварские замашки, Габлет. Но важно то, что подобное поведение не практиковалось, когда при фардоннском дворце еще были харшини.

– Просто эти твои харшини чертовски щепетильны. Короче, тебе что-нибудь нужно или ты пришел просто для того, чтобы попрепираться со мной о делах тридцатилетней давности?

Глаза Брэка потемнели, взмахом руки он заставил кресло, стоящее в дальнем углу комнаты, приблизиться к себе, отвратительно скрежеща о полированный паркет. Когда кресло подъехало вплотную, он уселся поудобнее и улыбнулся королю Фардоннии.

– Благодарю вас, ваше величество. Я присяду.

Габлет широко раскрыл глаза. Ему еще не случалось сталкиваться с силой харшини. Его повседневный опыт общения с богами сводился к пожертвованиям на храмы и мольбам о законном сыне.

– Что ты хочешь?

– Нам с вами нужно поговорить о вашем наследнике.

– Своего наследника я назову, когда буду готов к этому, – объявил Габлет. – И никакая черноглазая тварь из Убежища не будет диктовать мне, кого я должен назначить.

– Я даже, и не мечтаю об этом, ваше величество. Но некоторые обстоятельства, о которых вы еще не в курсе, могут сильно повлиять на ваш выбор.

– Какие еще обстоятельства? – прищурился Габлет. – А! Понял! Ты раскопал этот дурацкий закон о передаче моей короны Вулфблэйдам, так, что ли? Можешь возвращаться к себе в Убежище и передать Лорандранеку или кому-то еще, кто послал тебя ко мне, что скорее талабарская гавань покроется льдом в середине лета, чем я позволю Вулфблэйдам ногой ступить на фардоннскую землю, не говоря уже о том, чтобы сесть на мой трон.

– Лорандранек не посылал меня, ваше величество. Он умер уже двадцать лет назад. Теперь короля харшини зовут Коранделлен.

– А по мне, так хоть бы и проклятая Верховная сестра из Медалона!

– Меня послало сюда дитя демона.

– Дитя демона? Ты пьян, что ли? Дитя демона – просто сказка, которой детей пугают. У Лорандранека никогда не было детей-полукровок.

– Может быть, если бы вы не поторопились разогнать фардоннскую Лигу чародеев, то знали бы, что один ребенок все-таки был.

– Тогда кто это? Где он?

– Ее зовут Р'шейл.

– Девчонка? – Габлет от души рассмеялся. – И зачем богам даровать такую власть женщине?

– Может быть, они не страдают вашими предрассудками.

– А может, они просто не так сильны, как пытаются всех убедить, – фыркнул король.

– Не советую вам говорить этого там, где вас сможет услышать Желанна, – остерегающе сказал Брэк. – Может быть, богиня плодородия потому и не посылает вам сына, что прослышала, как вы относитесь к женщинам.

– Не трогай мою веру, – засопел король. – Я преданный поклонник богини.

– Оно и заметно, – насмешливо согласился Брэк.

– Итак, это дитя демона… эта девчонка… послала тебя указать мне, кто будет моим наследником? – Габлет презрительно хохотнул. – Не знаю даже, что смешнее – что она считает себя вправе указывать мне или то, что ты решил, будто я тебя послушаюсь.

– Лучше вам послушать меня, Габлет, – решительно объявил Брэк. – Не будет у вас законного сына. И наследником вашим будет, строго в соответствии с законом, – Дамиан Вулфблэйд.

– Только через мой труп!

– Так оно и будет, – ответил Брэк.

– Да я скорее отдам свою корону тому самодовольному кариенскому идиоту, за которого вышла Адрина, чем назову этого хитрианского варвара своим наследником.

– Это может оказаться затруднительным, – пробормотал Брэк, но Габлет не слушал его.

– И ты совсем ничего не понимаешь, если думаешь, что народ Фардоннии примет хитрианского короля.

– Зато он примет фардоннскую королеву.

– А! Никак, ты хочешь выдать за него одну из моих дочерей?

– В этом уже нет необходимости, – ответил Брэк, усмехнувшись. – об этом мелком обстоятельстве уже позаботилось дитя демона.

Габлет настороженно посмотрел на него.

– Что ты имеешь в виду?

– А вот как раз то обстоятельство, о котором я вам и говорил, – объяснил Брэк и принялся нарочито неторопливо отряхивать свои желтые шелковые штаны от пыли.

– Что за обстоятельство? – потребовал ответа Габлет.

– Кратин умер, ваше величество. А ваша дочь снова вышла замуж.

– Вышла замуж? За кого?

– Может быть, попробуете угадать? – предложил Брэк. Ему очень нравилось смотреть на такого растерянного Габлета.

– Нет! – вскричал король, вскакивая на ноги. Его лицо теперь сравнялось в цвете с малиновым шелком, которым были обтянуты стены в его покоях. – Этого я терпеть не стану! Я отрекаюсь от нее! Проклятие, я захвачу Хитрию и верну свою дочь!

– Ваша семья теперь породнилась с семьей Вулфблэйдов. Вы будете свято хранить мир между вашими домами, а то, о чем вы сейчас говорили, – об этом и думать забудьте. А поскольку Вулфблэйды сейчас – правящая династия в Хитрии, то и война между вашими странами невозможна. Ни о каком захвате не может быть и речи.

– Это просто непереносимо!

Брэк невозмутимо улыбнулся.

– Я надеюсь, вы как-нибудь с этим справитесь.

– Убирайся! Убирайся из моего дворца! Вообще убирайся из моей страны! Со своими харшинскими интригами и с вашим дитя демона выметайтесь к черту из Фардоннии!

Брэк успел уже набрать достаточно силы, чтобы его глаза снова потемнели, поднялся на ноги и угрожающе навис над королем.

– Вам придется подчиниться закону. Вы назовете Дамиана Вулфблэйда своим наследником и благословите замужество Адрины.

– Никогда!

– Тогда готовьтесь к худшему, ваше величество, – предостерег короля Брэк. – Горе вам – вы посмели ослушаться дитя демона.

Глава 20


Не было сомнений в том, что Гринхарбор находился в руках Кируса Иглспайка и его приспешников. Улицы хоть и не опустели, но не чувствовалось привычной торговой суеты, царящей обычно в одном из самых крупных портовых городов юга. Не было видно ни солдат Лиги чародеев, ни дворцовой охраны. Стражники на воротах сверкающего белоснежного города не пытались остановить Дамиана и его дружину, но все они носили нагрудники с эмблемой взлетающего орла.

Р'шейл с интересом оглядывала город. Она ехала рядом с Дамианом во главе колонны, состоящей из трех сотен кракандарских рейдеров. За ними двигалось три сотни эласапинцев Нарвелла Хоксворда, а замыкал колонну Рохан Бербоу со своим окружением. Всего около тысячи человек приехало, чтобы разобраться с наследованием трона Высочайшего Принца. Позади колонны в карете ехали принцессы Марла и Адрина. Ехать верхом она отказалась, не указывая причины. Дамиан был уверен, что единственной причиной было желание доставить ему побольше хлопот. Р'шейл причину знала, но считала, что не ее дело сообщать об этом Дамиану. Кроме того, она обещала Марле ничего не говорить ему об этом. Вне всякого сомнения, за время совместной поездки Адрина была подвергнута свекровью самому критическому рассмотрению. Р'шейл с улыбкой гадала, кто же одержит победу в этом бескровном, но таком значительном поединке.

– Странно это все, – пробормотал Дамиан.

– А кто обычно охраняет город? – спросила Р'шейл, оглядываясь через плечо на настороженных стражников, не отпускавших рукоятей своих мечей все время, пока они проезжали через городские ворота.

– Лига.

Чем дальше они углублялись в город, тем более пустынными становились улицы. Весть о появлении военлорда Кракандара, Эласапина и Искомдара, обгоняя их, бежала по улицам, как огонь по разлитому ламповому маслу, и жители Гринхарбора благоразумно укрывались в домах, чтобы не попасть под горячую руку, когда начнется драка – дело обещало быть горячим.

– Дамиан, может быть, я и не гениальный тактик, но разве это разумно: открыто ехать по Гринхарбору, когда известно, что твой кузен претендует на трон?

Он пожал плечами.

– Гринхарбор – нейтральная территория.

– Девять сотен рейдеров – не такое уж большое войско.

– В этот город не позволено приходить с большим числом бойцов. Три сотни на каждого военлорда, и не больше. Это закон.

– Закон не помешал твоему кузену претендовать на трон. Почему ты считаешь, что закон остановит его, если он захочет собрать в городе большой отряд?

– Я не могу позволить себе войти с войском в Гринхарбор, открыто нарушив закон. Это только сыграет Кирусу на руку. Кроме того, ты не допустишь, чтобы со мной что-нибудь случилось.

– Ты полагаешь, что моя сила спасет тебя? Адрина была права, когда говорила, что ты любишь жить опасно.

– Она так говорила?

– Да.

– А что еще она говорила?

Р'шейл закатила глаза.

– Почему бы тебе не спросить у нее самой?

– Я спрашиваю у тебя.

– Ты просто глупый осел, Дамиан Вулфблэйд.

Он не ответил ей; просто не успел. Она внезапно остановилась, ее тело напряглось, почувствовав прикосновение магии – словно по коже побежали миллионы крохотных муравьев, одетых в деревянные башмачки.

– Что-то случилось? – спросил Дамиан, встревожено глядя на нее.

– Кто-то использует силу. Много силы. – Она застыла, пытаясь определить, откуда исходит это ощущение. Наконец, она приподнялась в стременах, вглядываясь в даль за рядом белых домов с плоскими крышами, и указала пальцем на гавань.

– Это где-то там.

– В гавани?

– Нет. Не думаю. Но где-то рядом.

– Тогда, наверное, это Лига чародеев. Может быть, кто-нибудь из них…

– Нет! – решительно отмахнулась она. – Это совсем не похоже на их заклинания. Я чувствую харшини.

Дамиан пожал плечами.

– Значит, это один из тех харшини, кто вернулся в Лигу прошлой зимой. Я не думаю, что нам стоит беспокоиться из-за этого. Если магия, которую ты чувствуешь, и исходит от харшини, то они наверняка на нашей стороне.

Она вернулась в седло и посмотрела на него.

– Почему ты так думаешь?

– Ты дитя демона. Ты едешь со мной.

– Ты не понял, Дамиан. То, что я чувствую, – это вовсе не один харшини. Там их несколько, и они пытаются призвать каждую каплю силы, до которой могут дотянуться.

– Если им это удастся, дело будет плохо.

– О создатели! Дамиан, ты специально прикидываешься тупицей.

Он глуповато ухмыльнулся.

– Прости, пожалуйста, но тебе придется объяснить мне, в чем дело.

– Я думаю, что кто-то напал на харшини. Другого объяснения у меня нет.

Дамиан осадил своего жеребца и приказал колонне остановиться. Ухмылка на его лице сменилась выражением ужаса.

– Кто-то напал на харшини? Это невозможно. Это Хитрия, а не Медалон или Кариен. Мы чтим… Р'шейл!

Она не слушала его. Пришпорив коня, она проскакала до конца уходящей вверх мощеной улицы, туда, где с вершины холма открывался вид на весь город. То, что она увидела, ошеломило ее.

Перед ней расстилался Гринхарбор, море беленых зданий, сияющих под сапфировым небом.

Город располагался на берегах бухты серповидной формы. Слева высоким лесом поднимались мачты, обозначавшие район портовых причалов. Справа возвышался величественный белый дворец с позолоченными куполами на башнях, сверкающими так, что на них больно было смотреть. А над дворцом переливался блистающий ореол ослепительного света, покрывающий храмы и дворцы, принадлежащее, как решила Р'шейл, Лиге чародеев. Сквозь пульсирующий ореол можно было различить даже контуры зданий, что показывало, что силы его создателей на исходе.

Сохранилась легенда о том, что два столетия назад харшини, защищавшие Цитадель от сестер Клинка, сотворили нечто подобное. Но если несколько сотен харшини оказались не в состоянии надолго удержать защитный ореол, хранивший Цитадель, то было ясно, что силы нескольких харшини, собравшихся в Гринхарборе, иссякнут очень быстро. Счет времени шел на минуты.

– Во имя всех богов, что это? – ахнул Дамиан, подоспевший к ней.

– Харшини пытаются защититься, – объяснила она. – Смотри.

Дамиан посмотрел туда, куда указывал ее палец. Улицы вокруг сияющего ореола были заполонены солдатами. Хотя они находились слишком далеко, чтобы различить их гербы, Р'шейл не сомневалась в том, чьи это войска. Они толпились на улицах, ведущих к зданиям Лиги, просто поджидая, пока иссякнет сила защищающихся харшини. Она глянула через плечо на людей, приведенных в город Дамианом, Нарвеллом и Роханом. Их было втрое меньше, чем солдат на улицах. К Дамиану уже подъезжали два оставшихся сзади военлорда.

Р'шейл предоставила Дамиану разбираться с ними и снова переключила свое внимание на светлый ореол. Он заметно слабел.

– Что здесь происходит? – услышала она голос Рохана Бербоу у себя за спиной. Она не стала слушать, что ему ответит Дамиан. Пришпорив коня, Р'шейл галопом поскакала к гавани. Какую бы возню ни устраивали политики вокруг освободившегося трона Высочайшего Принца, у хитрианцев не было права нападать на миролюбивых харшини.

Р'шейл не знала, что собирается делать. Она видела только, что ореол слабеет, а находящиеся внутри харшини находятся в опасности. Через этот непреодолимый барьер она не могла попасть к харшини, а когда он исчезнет, солдаты, заполонившие улицы вокруг Лиги, сомнут всех, кто находятся внутри. Она мрачно усмехнулась, подумав о том, как все в жизни может измениться за такое малое время. Ведь всего пару лет назад, услышав об атаке на харшини, она стала бы аплодировать нападающим на ее заклятых врагов. А теперь она скачет им на помощь, наплевав на опасность, которой подвергает при этом себя.

Последняя мысль слегка отрезвила ее, и она пустила коня шагом. «Что я делаю? Я же не могу просто подъехать к воротам Лиги и приказать солдатам разойтись».

Р'шейл огляделась и обнаружила, что едет по району, застроенному правительственными зданиями. По крайней мере, она так решила. На них лежала бюрократическая аура, очень хорошо знакомая Р'шейл. Большинство домов было в несколько этажей, с высокими подъездами, украшенными мраморными колоннами с каннелюрами. Дома окружали большую круглую площадь, в центре которой бил фонтан в форме изящного водяного дракона, извергающего потоки воды из глотки. Р'шейл с любопытством посмотрела на скульптуру. Она слышала об удивительных тварях, населяющих теплые воды Дреджианского океана, но ничего похожего на зверя из фонтана она не видела. У нее был высокий спинной плавник, широко посаженные глаза и длинный красивый хвост, заканчивающийся плоским остроконечным расширением.

Однако времени восхищаться мастерством строителей фонтана у нее почти не было; ее внимание привлек приближающийся стук копыт. На дальнем краю площади появились конные рейдеры во главе с высоким мужчиной средних лет. Он носил аккуратно подстриженную светлую бороду, его кожаные доспехи блестели позолотой. Взлетающий орел – знак династии – был набран из драгоценных камней, отсвечивающих разноцветным сиянием.

Она слышала за спиной голоса людей Дамиана. Р'шейл оказалась одна на своем коне посреди площади, по краям которой солдаты выстраивались в боевой порядок. Над площадью воцарилась неестественная тишина, только плеск фонтана да скрип кожаных доспехов нарушали ее.

– Кузен! – громко воскликнул Кирус Иглспайк, шагнув вперед. – Я и не чаял опять увидеть тебя живым!

– Оно и заметно, разрази меня гром, – отозвался Дамиан, выезжая навстречу в сопровождении Нарвелла и Рохана.

Р'шейл, нахмурившись, наблюдала, как они съезжаются. У нее не было времени на эту сцену. Ореол света вдалеке таял.

– Рад видеть, что слухи о твоей смерти оказались преувеличенными, кузен, – лицемерно продолжал Кирус, приближаясь к фонтану.

Дамиан, Нарвелл и Рохан остановились с другой стороны фонтана.

– Сильно преувеличенными, кузен. Теперь я понимаю, зачем тебе понадобилось так много воинов.

– Мы приготовились к беспорядкам, которые могла бы вызвать смерть нашего дяди.

– Это мне Лернен приходился дядей, а не тебе, Кирус. Твое родство с родом Вулфблэйдов такое далекое, что его не сразу и разглядишь.

– Не такое уж и далекое, как кажется тебе, кузен. Когда Калан признает законными мои права…

– Верховный Аррион? Признает твои права? – резко переспросил Рохан Бербоу. Видно было, что сама мысль об этом казалась ему оскорбительной.

– Для этого ты и нападаешь на харшини? – требовательно спросила Р'шейл.

Кирус, казалось, только теперь заметил Р'шейл. Он покровительственно улыбнулся ей.

– Кто это, Дамиан? Медалонская штучка, которую ты подобрал за северной границей? Или это твоя новая жена, о которой мы столько наслышаны?

Глаза Р'шейл почернели от гнева даже раньше, чем их наполнила, сила. Кирус высокомерно смотрел мимо, но внезапно натолкнулся на ее потемневший взгляд.

– Великая Мать – вскричал он.

Его мерин встал на дыбы, почувствовав близость силы харшини. Даже скакуны Дамиана, Рохана и Нарвелла стали нервно потряхивать головами, хотя они-то уже привыкли к ней, как к своей. Только ее конь не обращал ни на что внимания – он уже давно приучился относиться к магии как к неизбежной части своей ноши. До Р'шейл наконец дошло, почему вокруг зданий Лиги толпились преимущественно пехотинцы. Хитрианских скакунов было бы не удержать в повиновении при атаке здания, полного набравших силу харшини.

– Кирус, отзови своих людей. Сейчас же.

Дамиан говорил уверенно и спокойно, как будто не сомневался в покорности военлорда.

– Кто ты? – вопросил Кирус, обращаясь к Р'шейл.

– Если ты сейчас же не отзовешь войска, то я буду последним, что ты видел в своей жизни, – сообщила Р'шейл пораженному военлорду. Сила переполняла ее, стремясь вырваться наружу. Скакун Кируса нервничал сильнее, и его наезднику приходилось прикладывать все силы, чтобы сохранить невозмутимый вид и в то же время удержаться в седле.

Претендент на трон гневно повернулся к Дамиану.

– Что это за шутки?

– Это не шутка, господин, это дитя демона. Я советую тебе делать, как она велит. Терпение не входит в число ее добродетелей.

Если Кирус уже прослышал, что Дамиан женился, то он должен был слышать и о сопровождающем его дитя демона. Поколебавшись несколько мучительных мгновений, военлорд раздраженно взмахнул рукой. Один из всадников, выстроившихся по краю площади, выехал вперед и подъехал к своему господину.

– Передай лорду Фоксталону[5] и лорду Фальконланцу[6], чтобы отвели войска назад, – сквозь стиснутые зубы процедил Кирус.

– Сэр?

– Ты все понял?!

Ошеломленно оглянувшись, капитан кивнул и развернул коня. Кирус обернулся к Р'шейл с оскорбленным и в то же время испуганным видом.

– Довольна?

– Пока да, – кивнула Р'шейл, продолжая удерживать силу в себе. Ореол быстро угасал, по мере того как иссякали силы харшини, удерживающих его. Сейчас она особенно остро чувствовала, как тают силы осажденных. Еще несколько минут, и они не смогут удерживать защиту. Она прикусила нижнюю губу, пытаясь сообразить, не может ли она передать свою силу им. Брэк и наставники в Убежище никогда не учили ее ничему подобному. Вероятно, им не приходило в голову, что ей может понадобиться передавать свою силу другому харшини. Или, может быть, она и не может войти в такой сильный резонанс с другим харшини, если только он не из семейства ти Ортин, подобно ей… А возможно, это слишком опасно… Она потрясла головой, стараясь избавиться от бесполезных мыслей и сосредоточиться на том, что происходит вокруг. Пределы ее возможностей в обращении с силой придется исследовать в другой раз. В данный момент достаточно и того, что Кирус подчинился ей.

– Разве у вас не устраивают что-нибудь вроде выборов Высочайшего Принца?

– Собрание могло бы уже начаться, если бы не вмешательство харшини, которые просто не пустили нас во дворец Лиги чародеев.

– Собрание недействительно, если на нем не присутствуют все восемь военлордов, – бросил Дамиан.

– На практике, кузен, мне достаточно большинства.

– Которого у тебя тоже нет, – заметил Нарвелл.

– Набралось бы, если считать с Теджи Лайнскло. – Кирус мрачно посмотрел на Рохана. – Я вижу, ты уже решил, чью сторону держать, лорд Бербоу. Когда я стану Высочайшим Принцем, тебе это припомнится.

– Пустая угроза, лорд Иглспайк. Тебе не собрать столько голосов.

Кирус презрительно улыбнулся.

– Тут тебя ждет большой сюрприз, милорд.

Военлорды казались львами, уставившимися друг на друга перед смертельной схваткой. Р'шейл нетерпеливо повела плечом.

– О создатели! С меня хватит! Дамиан, скоро ли можно собрать это собрание?

Дамиан не ответил ей. Он смотрел на Кируса с таким озлоблением, что Р'шейл испугалась, не собирается ли он вызвать кузена на поединок прямо здесь, на площади. Увидеть, как он собьет с Кируса спесь, было бы заманчиво, но она твердо знала, что этот вопрос следует решить законно. А Дамиан сможет отыграться на Кирусе и потом, когда станет Высочайшим Принцем.

– Дамиан!

– Что?

– Я спрашиваю, скоро ли можно собрать это собрание?

– Как только появится леди Лайнскло.

– Отлично. Пошли кого-нибудь за ней. А до тех пор – я хочу, чтобы рейдеры убрались с улиц. А к охране города вернется Лига. Я полагаю, что на какое-то время вы можете удержать своих людей в рамках приличий?

Кирус уже открыл рот, но тут же закрыл его, столкнувшись со взглядом темных глаз.

– Хорошо, вплоть до собрания объявляем перемирие, – неохотно согласился он. – Но я не думаю, чтобы это что-нибудь изменило!

– Дамиан?

– Перемирие, – проговорил он так же неохотно, как Кирус.

– Хорошо, значит, решено. Теперь разберись с этими солдатами!

– Мы еще встретимся, дитя демона! – Кирус резко натянул поводья, срывая злость на лошади, и поскакал к своим воинам. За его спиной ореол света на мгновение вспыхнул переливающимися огнями, словно рассыпав по небу среди бела дня миллионы звезд, и погас – силы осажденных в замке харшини иссякли.

– Договорились, – пробормотал Нарвелл.

– Мы рассчитаемся с ним, брат, – свирепо пообещал Дамиан.

– Да, – согласился Рохан.

Р'шейл недовольно оглядела их.

– Все вы стоите друг друга, – бросила она и, развернув коня, продолжила путь к зданиям Лиги чародеев – и, ей хотелось верить, к ответам на свои вопросы.

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 5 Оценок: 1
Популярные книги за неделю

Рекомендации