Электронная библиотека » Эдвард 'Док' Смит » » онлайн чтение - страница 1


  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 15:14


Автор книги: Эдвард 'Док' Смит


Жанр: Научная фантастика, Фантастика


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 11 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Эдвард Элмер `Док` Смит, Стивен Голдин
Отблеск Кровавой звезды

Посвящается Стэнли и Алексу, несмотря на то, что Фрогги исчез.

С. Г.

ГЛАВА 1
ИСПЫТАНИЕ ПО ТЫСЯЧЕБАЛЛЬНОЙ ШКАЛЕ

Мужчина стоял в затемненной комнате, напряженно ожидая начала событий. Его плотное тело, продукт мира с высокой гравитацией, облаченное в обтягивающее трико, могло двигаться совершенно свободно. Последние четыре месяца он готовился к этому мгновению, и теперь ему предстояло пройти наисложнейшее испытание, которое повлияет на всю его дальнейшую карьеру. Губы его пересохли, и он постоянно их облизывал.

Внезапно ему прямо в глаза ударил яркий свет. Инстинктивно, не отдавая себе отчета в том что делает, мужчина пригнулся и метнулся в сторону. И тут же услышал жужжание станнера. Не отскочи он вовремя, испытание завершилось бы, не успев начаться.

Теперь он понял: единственная его надежда – постоянное движение. Впереди его подстерегает множество ловушек, остановиться сейчас – значит потерпеть поражение. Безопасность, учили его, в скорости. Но в скорости обдуманной, полностью подчиненной мозгу, способному найти выход из любой напряженной ситуации. Только мысль и быстрота обеспечат победу.

Но сейчас ему мешал свет, по-прежнему бивший прямо в глаза. Пока свет падает на него, он находится в опасности. Вот почему он попытался нейтрализовать действие света, прежде чем станнер накроет ЕГО самого.

В результате прыжка мужчина упал на правое плечо, как его учили, перекувырнулся, вскочил на ноги и двинулся дальше. Сделав несколько быстрых шагов направо, зигзагами вернулся обратно. Низкое гудение станнера не прерывалось, напоминая об опасности; но мужчине пока удавалось обойти противника.

Свет приближался. Вот он уже совсем рядом. Оказалось, это небольшой прожектор сантиметров тридцати в диаметре. Подняв ногу в круговом движении, мужчина что есть силы ударил по лампе. Пластиковая оболочка разлетелась, тут же перегорела нить, вновь погрузив все во тьму,

С наступлением темноты гул станнера прекратился. Испытуемый, тяжело дыша, отпрянул от прожектора и остановился, ожидая, что последует дальше.

Вдруг снова зажегся свет – не ослепительное свечение прожектора, а рассеянное, слегка обозначившее все вокруг. Сощурившись, мужчина подозрительно осмотрелся.

Налево осталась темная комната, которую он только что пересек, добираясь до прожектора. Прямо впереди тянулся коридор шириной три метра и длиной около сорока; в дальнем конце его находилась дверь, ведущая в другую комнату. Стены по обе стороны коридора слишком высокие, перепрыгнуть через них невозможно даже при здешней силе тяжести, сорокапроцентной от той, что мужчина считал нормальной. Он мог двигаться только в двух направлениях: или назад, туда, откуда пришел, или вперед по этому коридору.

Сверкнувший во мраке и опаливший пол заряд бластера, вылетевший из только что покинутой комнаты, подсказал решение: мужчина выбрал коридор, хотя и этот путь таил непредсказуемые опасности. Стоило ему двинуться вперед, как перед ним начали возникать различные преграды. Сначала на полу вдруг выросла груда ящиков, полностью перегородив дорогу. Не сумев их обойти, мужчина начал взбираться наверх. И в это время его коснулись узкие лучи света, похожие на вспышки бластера. Мужчина понял предупреждение: промедление смерти подобно.

Забравшись на груду ящиков, мужчина в спешке просто спрыгнул вниз, едва увернувшись от ряда острых ножей, выскочивших из пола. И вновь его настигли лучи света, издавая трескучие звуки.

Мужчина быстро побежал, внимательно изучая дорогу перед собой. Он успел преодолеть без особых происшествий почти десять метров, прежде чем заметил, что один участок пола коридора слегка отличается по цвету от остального. Он уже прыгнул и вот-вот опустится на эту полосу, но в последний момент, в дополнительное усилие и теряя равновесие, перелетел опасный участок двухметровой ширины. Неуклюже приземлившись по ту сторону, прежде чем лучи света успели накрыть его, отчаянным рывком он преодолел оставшуюся часть коридора и, повернув направо, открыл дверь и попал в следующее помещение.

Внезапно пол ушел у него из-под ног. Он полетел вниз, с шумным плеском ударился о воду, на мгновение в нее погрузился, но тут же вынырнул, ловя ртом воздух. Вода оказалась ледяной – хорошая встряска его натянутой нервной системе. Оставив на губах едко-соленый вкус, вода обожгла ему глаза. Он попытался оглядеться и собраться с мыслями.

В этом помещении было темнее, чем в коридоре, но все же света вполне достаточно, чтобы осмотреться. Люк, сквозь который он сюда попал, автоматически задвинулся, между потолком и водой оставалось совсем небольшое пространство – примерно полметра, позволяющие поднять голову и вдохнуть воздух. Стены совершенно гладкие, без щелей и выступов, уцепиться не за что. Нигде не видно и выхода.

Мужчина продолжал плыть, анализируя ситуацию. Должен же быть какой-то выход, если не на поверхности, то под водой. Набрав побольше воздуха, он нырнул в поисках двери.

Соленая вода щипала глаза, двигаться пришлось на ощупь. Небольшое кубическое помещение почти целиком заполнено водой. Но вода не могла появиться сама собой; она должна откуда-то поступать. Он начал руками искать отверстие.

Вот оно! Его пальцы, скользя по гладкой поверхности стен, внезапно ощутили пустоту. Не торопясь, он провел по краям отверстия. Оно оказалось не больше метра шириной и меньше полуметра высотой. С трудом, но выбраться можно. Вынырнув еще раз на поверхность, мужчина сделал глубокий вдох, нырнул и втиснулся в отверстие.

Сначала узкий проход шел горизонтально, и мужчина с отчаянием подумал, а ведет ли он вообще куда-либо; но через пару метров начался подъем. Наконец его голова оказалась над поверхностью воды, и он вдохнул пьянящий свежий воздух. Чувствуя себя физически и духовно истощенным, он с трудом выбрался на сухой пол, с опаской ожидая новых мучительных испытаний.

В помещении находилась всего одна дверь, метрах в двадцати впереди, нужно либо вернуться в воду, либо войти в нее. Вздохнув, мужчина двинулся по направлению к двери, пересекая пустую комнату, но достичь ее оказалось не так просто, как могло показаться на первый взгляд.

Под полом располагался ультраграв, вызывающий увеличение силы тяжести по мере приближения к выходу. Когда мужчина вылез из воды, сила притяжения равнялась земной гравитации, но стала быстро расти по мере продвижения вперед. Всего через пару метров она поднялась в два с половиной раза. Само по себе это не так уже страшно, ведь она лишь сравнялась с силой тяжести его родного мира; но с каждым шагом она продолжала нарастать. Еще через несколько метров она уже составляла пять G, а дверь, казалось, совсем не приблизилась.

Мужчина чувствовал себя так, словно у него на спине верхом сидит брат-близнец. Это не шло ни в какое сравнение с предыдущими испытаниями. Ценой огромных усилий он старался держать голову поднятой, ноги еле передвигались. Но все же он решительно, хотя и медленно приближался к дверям. Он был уверен: как только доберется туда, усилитель гравитации отключится, и он вернется к стандартному земному притяжению. Он не думал о новых ловушках, казалось, все худшее уже позади.

Гравитация продолжала усиливаться, и он, опустившись на колени, продолжил путь на четвереньках. Хотя пол не имел уклона, создавалось ощущение, будто постоянно приходится ползти вверх.

При семикратной силе тяжести в глазах все расплылось. Он про должал, двигаться вперед только за счет силы воли, совершенно неосознанно. Опираться на руки и колени казалось СЛИШКОМ большим усилием. Он распластался всем телом и полз по-пластунски, порою не чувствуя продвижения вперед. Но хотя и очень медленно, все же он приближался к выходу.

Через дюжину вечностей давление на его тело внезапно ослабло. Изумленно осмотревшись, мужчина увидел, что находится в освещенной комнате, где стоят два стула и письменный стол. Поверхность стола была завалена бумагами. Его наставник Джордж Уилсон в чистой униформе с улыбкой глядит на него.

– Поздравляю, – сказал он. – Похоже, ты преодолел все за раз. – Он протянул руку к распростертому на полу мужчине. – Тебе нужна помощь, чтобы подняться?

– Нет, спасибо, сам справлюсь.

Испытуемый с трудом встал на ноги, подошел к стулу и сел.

Опустившись на другой стул, Уилсон начал перебирать бумаги.

– Теперь оценки, – сказал он. – В основном весьма неплохо. Прожектор – очень хорошее время. Довольно неуклюже выполнил второе упражнение – перепрыгнул пластину под напряжением, но в делах такого рода важен результат. Далее, ты быстро нашел выход из комнаты с водой, и у тебя хватило сил проползти через гравитационное поле. Так что остается только…

Прежде чем закончить, он достал из потайной кобуры бластер. Он продолжал улыбаться, но теперь улыбка его казалась холодной и бессердечной. Словно ему больше всего на свете хотелось направить луч бластера в сердце своего ученика.

Хоть и усталый, испытуемый среагировал и на эту новую совершенно неожиданную угрозу. Его постоянно учили никогда не расслабляться. «Ожидай неприятностей в любое время, – говорили ему. – В нашем ремесле доверять нельзя никому».

Он мгновенно собрал остатки сил, оттолкнул стул назад и скользнул под стол. Подняв стол спиной, он толкнул его на наставника. Уилсон был готов к такого рода неприятностям и умел падать. Выскользнувший из его руки бластер улетел в противоположный угол комнаты. Оба мужчины бросились за ним, но ученик оказался первым. Схватив оружие, он направил его прямо в грудь учителя.

– Khorosho, – по-русски произнес он задыхаясь, – возможно, теперь ты скажешь мне, что происходит.

В контрольном центре группа техников тщательно наблюдала за прохождением испытания, обеспечивая точное время начала каждого упражнения и следя, чтобы, несмотря на опасность задания, участник не получил серьезных повреждений. Требовалось не уничтожить претендента, а установить точно, каковы его способности в полевых условиях. Служба Имперской Безопасности должна знать, готовы ли ее агенты к выполнению поставленных перед ними задач. Когда ставка – безопасность и спокойствие целой Империи, едва ли можно допустить какие бы то ни было недочеты.

Выше ряда техников, обслуживающих свои устройства, располагалась особая кабинка, откуда смотрели на происходящее высокие гости. В настоящий момент там находились трое очень заинтересованных зрителей: две женщины и мужчина.

Одна из женщин – высокая стройная аристократка с длинными черными волосами и приятным лицом Хелена фон Вильменхорст – являлась дочерью и главной помощницей Шефа Службы Имперской Безопасности. Несмотря на молодой возраст – ей исполнился двадцать один год, – девушка благодаря личному руководству отца стремительно превращалась в одного из наиболее способных стратегов, когда-либо работавших в Службе. Хелена была обязана жизнью человеку, проходящему сейчас испытание, и не нашлось бы во Вселенной силы, способной удержать ее от присутствия на этом последнем экзамене.

Еще два человека, находящихся в кабинке, также были в долгу перед этим молодым человеком и с большим волнением наблюдали за испытаниями. Жюль и Иветта д'Аламбер, брат и сестра с планеты ДеПлейн, считались лучшими агентами в могучем арсенале СИБ. Сильные и ловкие от природы, поскольку происходили родом из мира с высокой гравитацией, они с самого рождения каждый день занимались интенсивными тренировками. Семья д'Аламбер являлась владельцами и основными артистами Галактического Цирка.

Цирк гастролировал по всем планетам и давал первоклассные представления, но кроме того он имел и другую функцию: почти с самого своего основания столетия назад Цирк стал сверхсекретной организацией СИБ. Жюль и Иветта много лет работали воздушными акробатами, прежде чем оставили Цирк и стали секретными агентами СИБ.

На первый взгляд они не производили впечатления особо сильных людей. Жюль д'Аламбер считался небольшого роста – всего сто семьдесят три сантиметра, хотя и весил сотню килограммов; его сестра Иветта была ниже на десять сантиметров и легче килограммов на тридцать. Но оба, когда принимались за дело, поражали простых смертных своим превосходным как моральным, так и физическим состоянием. В оцениваемом по тысячебалльной шкале испытаний Жюль единственный из живущих набрал совершенный результат: тысячу Лишь на йоту отстала от него Иветта, набравшая 999.

Теперь они взволнованно наблюдали, как их друг Пайас Бейвол проходит через последние стадии подобного испытания. Они познакомились с ним меньше пяти месяцев назад, но молодой мужчина уже успел завоевать их дружбу и, более того, дважды спас им жизнь во время их последнего задания. Хотя он не имел такого опыта, каким обладали они, но его способности явно обеспечивали приглашение в Службу. А его любовь к Иветте и то, что они собирались пожениться, придавали ему еще больше рвения.

Трое друзей озабоченно наблюдали по трехмерным мониторам, как Пайас начал проходить испытание. Каждый из них пережил то же самое и знал, что ему предстоит»перенести. В этом тесте не существовало оценок сдал – не сдал, особенно в заключительной его части. Пайас Бейвол уже успел довольно неплохо справиться с письменным и профессиональными тестами, показав, что может работать в Службе. Этот же тест являлся решающим в определении того места, которое он займет в ее структуре.

Если он получит сейчас низкий балл, его назначат на второстепенный пост в управлении. Только немногим избранным, способным хладнокровно действовать в любой напряженной обстановке, позволялось выполнять задания, в которых возникала угроза жизни.

Хелена осторожно положила руку на плечо Иветте.

– Надеюсь, он справится, – сказала она. – Тебе ведь хотелось бы, чтобы он выполнял оперативную работу вместе с тобой, а не сидел в кабинете, когда ты отправляешься на задание.

Иветта кивнула.

– Уверена, все пройдет гладко. Каждый, кто сможет выбраться из Убежища и совершить то, что сделал он, не имея никакой специальной подготовки, просто прирожденный агент.

В словах ее звучало больше убежденности, чем она испытывала на самом деле.

– Я почти уверен, что он не справится, – тихо произнес Жюль.

Его сестра в ярости повернулась к нему.

– Жюль, это просто отвратительно! Ты ревнуешь! Жюль улыбнулся, не желая ссориться.

– И все же, черт возьми, я прав. Мы с тобой – лучшая команда, какую только можно пожелать, и мне ненавистна мысль о предстоящем расставании.

– Ты хочешь сказать, что возражаешь против работы в паре с Ивонни? – удивилась Иветта.

Глупая улыбка появилась у Жюля на лице при упоминании о его невесте Ивонне Руменье.

– Ну, какую-то компенсацию я получу… Иветта торжествующе фыркнула.

– Так я и думала. Но тебе следует быть повнимательнее. Когда ты идешь рядом с ней, ты спотыкаешься о собственные ноги, будто ничего вокруг больше не видишь. Из вас поучится та еще парочка.

Вмешалась Хелена, положив конец этой добродушной перепалке.

– Начинается, – просто сказала она.

Жюль и Иветта вновь обратили все свое внимание на экраны. Они увидели, как Пайас Бейвол вышел из поединка с прожектором в темной комнате, а затем быстро пробрался по длинному предательскому коридору.

– Хорошо! – в какой-то момент воскликнула Иветта. – Я знала, что он заметит пластину, находящуюся под напряжением. Он справится, Жюль, он справится!

Жюль медленно кивнул. Он никогда не сомневался в способностях Пайаса.

– Если он неплохо закончит испытания, – заметила Хелена, – у моего отца есть личный подарок для него и тебя, Иветта, – два билета до Ньюфореста и обратно.

Иветта на мгновение оторвалась от экрана и уставилась, раскрыв рот, на свою подругу. Ньюфорест – родная планета Пайаса; он являлся старшим сыном тамошнего герцога, но не был дома три года, с тех самых пор, как отправился мстить за смерть своей невесты. Теперь они с Иветтой смогут вернуться туда и встретиться с его семьей.

– О, Хелена, я просто не знаю, что и сказать!

– Тогда молчи и следи за экраном. Отец не сомневался в вашей признательности. Это знак его благодарности тебе и Пайасу за то, что вы спасли на

Убежище мою жизнь. И я в свою очередь еще раз говорю вам спасибо.

Иветта снова взглянула на экран, где Пайас, попавший в воду, искал выход. А Жюль, взглянув на Хелену, с деланной ревностью произнес:

– Я тоже спас тебе жизнь. А мне, что же, не причитается оплачиваемый отпуск?

– Думаю, отец имеет кое-что на уме относительно тебя – возможно, не столь приятное, но интересное. Завтра он вызовет тебя, и вы все обсудите. А теперь дай посмотреть, как идут дела у Пайаса.

Трое молодых людей, наблюдая за экраном, восторженно воскликнули, когда их друг нашел путь через трубу в комнату гравитации, и теперь страстно переживали, выкрикивая подбадривающие слова, которых он, конечно же, не мог услышать, глядя, как он мучительно пробирается к выходу. Когда Пайас наконец прополз в дверь, Иветта облегченно вздохнула.

– Осталось лишь одно испытание, – прошептала она. – Пожалуйста, не дай одурачить себя.

Затаив дыхание, они следили за финалом, разыгрывавшимся между Пайасом и инструктором. Но вот молодой человек, подобрав бластер, направил его на Уилсона, и Иветта с видимым облегчением расслабилась в кресле. Хелена, подавшись вперед, нажала несколько кнопок на пульте. Экран перед ней погас, затем на его поверхности загорелись цифры.

– Хотите знать, как он справился с испытанием? – спросила Хелена своих друзей.

– Боязно как-то, – ответила Иветта, но тем не менее взглянула на табло.

Там светилось несколько столбцов цифр, показывающих результаты Пайаса на различных стадиях теста. Не обращая на них внимания, Иветта прочла только последнюю строчку:

«СУММАРНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ: 994».

С радостным восклицанием девушка вскочила с кресла и выбежала на лестницу, ведущую вниз, в испытательный зал, где находился сейчас ее возлюбленный.

– Полагаю, нам лучше пойти за ней, – более сдержанно, но тем не менее торжествующе произнес Жюль, – пока она ни на что не налетела.

Они с Хеленой покинули кабинку и спокойно последовали за Иветтой.

А в зале Пайас продолжал держать Уилсона под прицелом. От стены донесся механический голос громкоговорителя:

– Эта часть задания завершена. Испытуемому предлагается пройти в комнату для вынесения окончательной оценки.

Уилсон улыбнулся своему ученику.

– Теперь все кончено. Сожалею, что вынужден был так поступить, но это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО неотъемлемая составляющая испытания. В нашем ремесле никому нельзя полностью доверять.

– Тогда откуда мне знать, что я могу вам верить сейчас? – Пайас не собирался опускать бластер.

– Если хочешь, попробуй выстрелить в меня, бластер не заряжен. Я просто останусь здесь, а ты выйдешь в эту дверь. Мне кажется, там тебя кое-кто ожидает.

Пайас осторожно попятился к двери, не отрывая взгляда от наставника. Затем, для проверки, направив бластер в пол, нажал на курок. Ничего не произошло. Усмехнувшись, он мягко кинул оружие Уилсону.

– Благодарю за все, чему вы меня научили. В ответ Уилсон поднял руку в приветствии.

– За завтрашний день, товарищ и друг… – сказал он.

– ..и да увидим его мы, – закончил Пайас приветствие Службы.

Не теряя времени, он повернулся и вышел.

И тотчас же на него пылко набросилась девушка.

– Эй, я полагал, испытание закончено, – запротестовал Пайас. – Не подозревал, что рискую быть зацелованным до смерти.

– Ты весь мокрый – в буквальном смысле, – смеялась Иветта между поцелуями. – Как я люблю тебя, насквозь сырой представитель человечества.

И Пайас, невзирая на усталость, покорился судьбе.

ГЛАВА 2
АБЕЛЯР-БИБЛИОТЕКАРЬ

Менее трогательная встреча происходила за пятнадцать тысяч километров, на другом континенте планеты Земля, в обставленном со вкусом офисе. Женщина, известная большинству людей только как Леди А, сидела за большим, в образцовом порядке, письменным столом. Стол использовался в основном как преграда между Леди А и посетителем комнаты. Он создавал впечатление, что к ней невозможно приблизиться – что, в общем-то, соответствовало действительности.

Абель Говард, с которым Леди А в настоящее время беседовала, не обращал никакого внимания на обстановку. Этот большой мужчина с широкими залысинами и маленьким мозгом воспринимал женщин не иначе, как в качестве кухонной прислуги или источника наслаждений. Его удивило то обстоятельство, что женщина наняла его, но Говард ожидал, что положение в самое ближайшее время изменится.

Леди А раскусила Говарда. Таких, как он, она встречала часто. К несчастью, по роду ее занятий ей не раз приходилось для достижения своих целей приглашать изгоев. Однако она всегда терпеливо дожидалась подходящего момента, чтобы проявить свою власть.

– Ты говоришь, в твоем распоряжении десять человек? – спросила она.

– Точно. – Говард оперся кулаками на стол, напоминая своим видом и позой гориллу. – Лучших нельзя и желать.

– Мне нужны люди, обладающие мощными мышцами, – сказала Леди А, мило улыбаясь. Все знавшие ее жутко боялись такой улыбки. – Некоторые наши цели весьма неплохо охраняются. Но я предложила бы увеличить число стражников по меньшей мере вдвое.

– Я приму это к сведению, gospoja, но своим отрядом распоряжаюсь только Я.

Леди А решила, что его наглость зашла слишком далеко. Оттолкнув кресло, она поднялась из-за стола и, обойдя его, остановилась рядом с Говардом, доставая до плеча верзиле.

– Ты, кажется, пришел ко мне с самыми отличными рекомендациями? Говард ухмыльнулся:

– Лучшего на Земле не найдете ни за какие деньги.

– Так мне тебя охарактеризовали, поэтому я до сих пор терпела твое поведение. Однако, похоже, необходимо восстановить статус-кво и напомнить, – она соблазнительно провела рукой по воротнику его рубашки. Ухмылка Говарда стала шире:

– Когда я плачу деньги, Я принимаю решения.

С этими словами она внезапно схватила Говарда за ворот и притянула к себе. Другой рукой вцепившись ему в волосы, рывком откинула голову верзилы назад так, что выгнулась крепкая шея. Не ожидая нападения, Говард судорожно глотал воздух и пытался сопротивляться, но не смог освободиться от железных рук этой с виду хрупкой женщины.

– А теперь слушай меня, слезливый бабуин, – холодно произнесла Леди А. – Я могла бы сломать тебе шею быстрее, чем ты щелкнешь пальцами – и у меня возникал такой соблазн. Ты получишь хорошие деньги за полное подчинение, и без наглостей. Мне не задают вопросов. Я выразилась ясно?

Задыхающийся Говард едва смог выдохнуть:

– Да.

– И еще. Впредь ты должен обращаться ко мне «Ваша Светлость». Понятно?

– Да, Ваша Светлость.

– Хорошо.

Она внезапно выпустила его, и Говард рухнул на колени, пытаясь отдышаться. Леди А тем временем спокойно вернулась за стол и села, дожидаясь, пока у него прекратятся спазмы.

– Итак, как я уже сказала, ты должен иметь наготове двадцать человек, хотя, возможно, не для каждого задания понадобятся все. – Она достала конверт из ящика стола. – Вот инструкции относительно первой цели. Необходимо сжечь их сразу же по прочтении, чтобы не оставалось никаких следов существования связи между нами. Это все. Теперь можешь идти.

– Слушаюсь, Ваша Светлость.

И Говард, совершенно преобразившись, кланяясь, попятился к двери.

Леди А улыбнулась. Она даже обрадовалась возможности выплеснуть наружу раздражение. Иногда необходимо применить силу, чтобы держать наемников в узде.

* * *

Главный Компьютерный Комплекс Империи был одним из самых невероятных творений мысли и рук человека. Но сверхсложные задачи требуют столь же сверхсложных решений. Чтобы править пространством, простирающимся свыше чем на тысячу триста звездных систем, необходим огромный объем информации, доступной, удобно систематизированной и легко сопоставимой, надежно защищенной от агентов потенциального врага, задумавшего уничтожить Империю. И прежде всего информация должна быть точной.

Комплекс был построен и введен в действие за несколько лет до смерти Императора Стэнли Девятого. Астероид в двадцать пять километров диаметром, смещенный с орбиты между Марсом и Юпитером, доставили на околоземную орбиту. Его внутренность, тщательно очищенная с помощью последовательных ядерных взрывов, выложили свинцом для предотвращения загрязнения. Внутри этого огромного пустого планетоида соорудили самый мощный, самый действенный компьютер из всех когда-либо замысливавшихся. Многочисленные бригады специалистов довели его до технологического совершенства; даже сейчас, почти пятьдесят лет спустя после окончания работ, утверждалось, что ни один человек не сможет полностью понять принцип его действия.

Снаружи планетоид ощетинился различного рода оружием, управляемым самим компьютером. При нападении начинает действовать целый набор различного вооружения, когда-либо разработанного человечеством. А если противник все же одержит верх, компьютер-планетоид может спастись бегством. Его собственные ядерные ускорители и субпространственный двигатель способны совершить межзвездный перелет. Доступ к компьютеру был строго ограничен, и пропуск выдавали лишь после специальной проверки, стремясь уберечь компьютер от внутренней диверсии. Утверждали, что Главный

Компьютерный Комплекс являлся самым безопасным местом в Империи – включая и Дворец самого Императора.

Минула целая неделя с тех пор, как Пайас Бей-вол прошел заключительную часть тысячебалльного испытания. Сразу же после этого он и Иветта улетели на Ньюфорест. Жюль д'Аламбер тем временем получил другое задание.

Никто из знакомых агента с ДеПлейна ни за что теперь не узнал бы его. Подложенные под его помятый, плохо сидящий костюм подушечки сделали его внешне килограммов на двадцать грузнее. Умелый грим состарил лет на пятнадцать, под глазами появились темные отвислые мешки, а беспокойные полоски редеющих волос на самом деле являлись великолепным париком. Передние зубы Жюля торчали вперед больше обычного, и он носил толстые очки в золотой оправе. Его походка из легкой и пружинистой превратилась в медленную шаркающую поступь старика, нерешительного и неуверенного.

Жюль вышел из космического челнока, доставившего его и десяток других пассажиров с Земли на Комплекс, и терпеливо ждал, пока подойдет его очередь на контрольно-пропускном пункте. Приблизившись к окошечку, он протянул личный пропуск. Охранник взял его, сунул в сканер и начал задавать массу рутинных вопросов, которыми вот уже целую неделю мучили Жюля.

– Имя?

– Пьер Абеляр.

– Занятие?

– Библиотекарь.

– Цель использования возможностей компьютера?

– Исследовательский проект 1557-ФА-724Г. Голос Жюля, поступая в микрофон, сравнивался с эталонной модуляцией голоса несуществующего Пьера Абеляра. Когда зажглась зеленая лампочка, извещающая о совпадении, охранник вставил пропуск в ретиноскоп для идентификации сетчатки глаз.

– Посмотрите, пожалуйста, сюда. Сравнив узор сетчатки с указанным на пропуске, охранник вернул документ со словами:

– Порядок, вы можете пройти до пункта Б-16. Правый трамвайчик.

Жюль прошел через дверь и сел в небольшой автоматический кар, указанный охранником. Набрав цель назначения на панели управления, он откинулся в кресле, и трамвайчик помчал его вперед. Проезжая по гигантским коридорам, Жюль ощущал лихорадочную активность, охватившую все вокруг. Целая армия операторов непрерывно вводила данные в память – информация обо всем происходящем в Империи: статистика выпадения осадков на планете Беланж, сводка рождаемости за прошедший месяц по Сектору Двенадцать, финансовые отчеты ведущих промышленных фирм на Имперской Фондовой Бирже, отпечатки сетчатки глаз группы преступников, сосланных недавно на Гастонию, – все и вся, представлявшее интерес для Империи, навечно заносилось сюда. Первоначально некоторых критиков проекта тревожило, что использование компьютера нарушит неприкосновенность личности, но один лишь объем данных положил конец этим опасениям. Из-за сложности системы целиком проверить какого-либо отдельного человека в личных целях не представляло возможности. Таким образом, анонимность среднего обывателя обеспечивалась.

Наконец кар Жюля остановился у пропускного пункта Б-16, и он прошел еще одну проверку, похожую на первую. Когда и здесь не обнаружили ничего подозрительного, охранник провел его к исследовательскому боксу и запер там. Теперь до тех пор, пока он не даст сигнал, чтобы его выпустили, Жюль останется совершенно один.

Оборудование бокса вполне удовлетворяло основным человеческим потребностям. В одном углу находился небольшой санузел, в противоположном – распределитель питания. На тот случай, если посетитель устанет, имелось раскладное кресло, а к стене крепилась полка с принтером. Рабочим местом являлся небольшой письменный стол; отсюда можно было связаться с компьютером и вывести информацию или на маленький дисплей, или на рулон принтера для длительного хранения. У стола стоял явно неудобный стул; Жюль на мгновение задумался, почему в научно-исследовательских заведениях никогда не используется комфортабельная мебель.

Усевшись за стол, он приступил к исследованиям. Спустя какое-то время после пребывания его и Иветты на Убежище руководство СИБ заподозрило, что в Империи действует разветвленная тайная организация, до сих пор не обнаруженная. Цели ее оставались загадкой, но одно сомнений не вызывало: она направлена против существующего режима. Чуть ли не главой этой организации являлась таинственная Леди А, прекрасно осведомленная о личности Шефа СИБ и, похоже, неплохо разбиравшаяся в деятельности Службы. Служба же ничего не знала об этой Леди. Такое положение вещей представлялось совершенно недопустимым.

Для обеспечения полнейшей секретности только пять человек во всей Империи располагали сведениями о существовании Леди А: Император, Шеф, Хелена, Жюль и Иветта. Информация о ней еще не была введена в компьютер, которым в настоящий момент пользовался Жюль, из опасения, что Леди А каким-то образом уже получила к нему доступ. Пока она не подозревает, что о ее существовании известно СИБ, Служба имеет перед ней хоть какое-то преимущество.

Они хватались за соломинку, и Шеф признавал это. Пока Леди А известно о деятельности СИБ, она имеет значительное преимущество. Сначала необходимо перекрыть утечку информации, и поскорее получить хоть какие-то данные о самой Леди А.

Именно для этой цели Жюль изменил внешность и получил доступ к информации, обычно поставлявшейся ему по первому требованию. Чтобы не насторожить противника, служба собирала сведения окольными путями. И Жюль исподволь стремился найти хоть крохотную зацепку, которая позволила бы решить возложенную на него задачу.

Сведений, на которых можно опереться, оказалось ничтожно мало. По случайно захваченной видеозаписи стало известно, как выглядит Леди А и как звучит ее голос. Эта поразительно красивая женщина неопределенных лет с холодным голосом и властными манерами имела большой вес в преступном мире и знала Шефа, его дочь и некоторые подробности внутренней деятельность СИБ. Одежда ее свидетельствовала о том, что она идет в ногу с самой последней модой Имперского двора и эпизодически присутствует на торжественных приемах.


Страницы книги >> 1 2 3 4 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации