Электронная библиотека » Геннадий Иевлев » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Рубежи"


  • Текст добавлен: 16 сентября 2016, 17:58


Автор книги: Геннадий Иевлев


Жанр: Приключения: прочее, Приключения


Возрастные ограничения: +16

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 43 страниц) [доступный отрывок для чтения: 16 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Геннадий Иевлев
Рубежи

Струи времен текут неравномерно,

Пространство – лишь разнообразье форм

Максимилиан Волошин


Ещё чаще, чем по территориям, рубежи пролегают по человеческим сердцам и душам.



ГЛАВА ПЕРВАЯ
ТУННЕЛИ

1

Огромная чёрная птица летела прямо на него. Она была безглаза, но он отчётливо чувствовал мощный поток психотронной энергии исходящий от неё, который намертво сковал его. Её огромный чёрный клюв широко раскрыт и внутри трепещется тонкий красный язык. Она все ближе и ближе. Он не в состоянии пошевелиться. Птица всё больше и больше заполняет собой пространство перед ним и вот уже чёрная мгла окутывает его со всех сторон…

Капитан Торэн Торн нервно вздрагивает и открывает глаза. Перед ним, развернутый на весь зал управления, чёрный экран сканера пространственного обзора – экран вивв, усеянный цветными блестками далёких и близких звёзд.

Проклятье! Торэн механически проводит рукой по лбу, но он совершенно сух. Опять это видение. Сколько же я проспал? Он смотрит на цифры хронометра. Почти два часа. Чёрт! Почему так долго? Прежние видения длились короче. Откуда они приходят? О чём пытаются сказать?

Торэн ведёт рассеянным взглядом на экрану вивв и увидев, что контроллер движется, громко хмыкает и опускает взгляд на пульт управления – автонавигатор выключен.

Проклятье! Я его во сне, что ли, пустил в каботаж? Так недолго и залететь куда-либо, откуда не возвращаются. Определённо, это был не сон. Я вновь потерял контроль над собой. Что со мной происходит? Что это за безглазая птица? Где я её видел? Почему она постоянно намеревается меня убить? Может от неё я хотел увернуться и сорвал контроллер с места?

Негромкий, но нудный писк заставил его отвлечься от своих тревожных мыслей и покрутить головой – несколько выше и правее центра экрана отображалась большая, в сравнении с точками звёзд, переливающаяся желто-белыми разводами, радужная точка, и даже не точка, а маленькая клякса.

Торэн обвёл взглядом экран вокруг странной кляксы, собираясь познакомиться с её характеристическими показателями, но те места, где они должны бы отображаться, были пусты – пространственный анализатор её никак не идентифицировал, только лишь чувствовал, не присваивая кляксе никакого статуса, будто это была не какая-то аномалия, а нечто эфемерное, даже не заслуживающее внимания. Это было более, чем странно. Клякса не имела четких границ и навряд ли была звездой, блестящие точки которых тоже не имели чётких границ, но они были какими-то не такими. Складывалось впечатление, что пока он спал, её кто-то в шутку нарисовал на экране вивв, желая разыграть капитана боевого корабля галактики Зевс, пространственного контроллера «Регул». И у Торэна, вдруг, действительно, возникла мысль о дефекте пространственного сканера. Он вытянул руку в сторону панели управления и нажал несколько клавиш – отображение пространства на экране поползло в сторону, вместе с которым поползла и клякса.

– Проклятье!

Торэн вернул отображение пространства в прежнем направлении и обвёл пульт управления внимательным взглядом – никаких показаний, могущих вызвать тревогу, не отображалось. Дёрнув плечами, он вновь поднял взгляд на странную радужную кляксу. Насколько он знал, эта часть пространства называлась туманностью Оделля.

Эта туманность была активной областью звёздообразования и капитаны всегда старались обойти её стороной, потому как попасть под внезапный корпускулярный выброс, какой-либо из её очень горячих звёзд и превратиться в такую же плазму, никому не хотелось.

Если я не обманываюсь… Принялся размышлять Торэн, потирая лоб. Объект находится в туманности среди горячих звёзд той небольшой ассоциации. А если это разнесло одну из её звёзд? Но почему тогда её не распознает пространственный анализатор «Регула»? Это ведь характерное явление в жизни звёзд и оно, несомненно, известно анализатору. Да нет, не может эта клякса принадлежать раздувшейся звезде – в сторону «Регула» уже бы нёсся поток горячей плазмы, который анализатор гарантированно бы увидел. Это, ведь, совсем недалеко. Если эта аномалия действительно среди звёзд той ассоциации, то до неё десять-двенадцать часов хода. А нужна она мне? Состроив гримасу Торэн поднял плечи. Это ведь не степпер тресхолдов. А если аномалия имеет к ним отношение? Не сама же она появилась, её кто-то или что-то создало? Он откинулся в кресле и расслабился. А если это одно из остаточных явлений прошедшей катастрофы? Тогда уж туда, непременно, нужно идти. Докладывать бессмысленно, однозначно, отправят выяснять. Это ведь мой сектор. А если промолчать? А, вдруг, её наблюдают астрофизики? Проблем не оберёшься. Из контроллера вышвырнут без раздумий и вновь придётся руду таскать из какого-либо захолустья. Проклятье!

Погримасничав, Торэн положил руки на панели управления и радужная клякса быстро заскользила к центру экрана.

* * *

Полугодовое дежурство Торэна Торна в восьмом секторе от пространственной космической базы «Тосса» подходило к концу и он уже подумывал о месте предстоящего отдыха. Его давно манила третья планета звездной системы Тоор – Селе, которая находилась под протекторатом вестов и доступ на которую был ограничен. Она имела мощный энергетический фон, длительное пребывание в котором биологическим организмам было небезопасно. Но Торэн был не совсем обычным биоорганизмом – он, собственно и сам не знал, кем он был.

* * *

Торэна нашла восемь лет назад на далёкой планете Дайна одна из разведывательных экспедиций зевсов, производившая разведку пространства, оказавшегося за энергетическим ножом катаклизма, пронесшегося более трёх сот лет назад через галактику, отрезав немалую часть отдалённого от основных районов проживания объединённых цивилизаций, но уже разведанного и колонизируемого, пространства.

Зевсы посчитали, что триста лет достаточное время, чтобы пространство восстановилось от полученных потрясений и уже можно безопасно ходить сквозь него, чтобы продолжить колонизацию отдалённых планет.

На Дайне некогда жила немногочисленная раса зеннов, загадочным образом исчезнувшая во время катаклизма, хотя энергетический луч прошёл мимо планеты.

Торэна обнаружил биосенсор разведывательного корабля, сканирующего планету. Приземлившиеся разведчики были немало удивлены, увидев на планете искорёженный космический корабль и человека, жившего в этой горе металлолома. Корабль был причислен к классу грузовых, хотя ту груду искорёженного металла можно было классифицировать любым кораблём подходящей массы. Торэн жил в единственной, непостижимо каким образом, более-менее, уцелевшей каюте.

У него была амнезия. Он совершенно не помнил когда и как попал на планету и кто он сам. Выглядел он достаточно молодо, хотя был худ, но это было не истощение: у него был приличный запас продуктов животного и растительного происхождения, что было ещё большей странностью, так как никаких орудий, ни для труда, ни для охоты у него не было.

Анализ, останков корабля, проведённый разведчиками, оказался более, чем непонятным. Они установили, что корабль был построен объединёнными цивилизациями около восьмидесяти лет назад и тогда же произошла его авария, хотя управление космического флота однозначно утверждало, что все построенные в тот период времени грузовые корабли находятся в строю и ни один из них в этот район галактики никогда не направлялся и более того, последний грузовой корабль объединённых цивилизаций бесследно пропал около двухсот лет назад. Была и ещё одна странность в груде обломков – создавалось впечатление, что этот грузовик и не был никогда полноценным космическим кораблём, а будто все свои восемьдесят лет жизни так и существовал, в виде груды этих обломков.

Было несоответствие и с возрастом Торэна, так назвал себя живший среди корабельных обломков человек: на вид ему было лет тридцать-тридцать пять, помнил же он всего лишь три последние года своего пребывания на планете, хотя утверждал, что является капитаном этого грузовика с момента его ввода в эксплуатацию.

Торэна доставили на Ризу. Тщательное обследование подтвердило его, почти, полную потерю прошлой памяти, хотя было установлено, что он прекрасно разбирается в космической навигации и управлении космическими кораблями, практически, всех моделей космических кораблей цивилизации зевсов, построенных до катастрофы, хотя никаких сведений о нём ни в базе космического флота, ни в глобальном информатории цивилизации найдено не было. К тому же, было установлено, что он является носителем достаточно мощного психотронного поля, хотя он сам даже не знал, что это такое и имел весьма слабые навыки управления им.

Биологический анализ его плоти показывал, что он, несомненно, принадлежит к расе землян, но способ хранения информации в его мозге, совершенно этому не соответствовал и ближе всего напоминал способ обработки информации сарматами. Специалисты оказались в тупике.

После долгих споров профессоров от медицины, было решено считать, что он является аномальным плодом тайной любви неизвестных землянина и сарматы и что имеет право на полнофункциональную жизнь на планетах объединённых цивилизаций. Он был зарегистрирован в глобальном информатории, как сармат Торэн Торн и ему было предложена работа пилота на одном из грузовых кораблей.

Торэн, без колебаний, согласился.

Навыки его пилотирования оказались настолько потрясающи для всех, трассы по которым ходил, ведомый им, грузовик были столь оптимальны, хотя зачастую и очень рискованны, что время в пути сокращалось чуть ли не вдвое, что уже через год он стал капитаном этого грузовика, а ещё через два – капитаном пространственного контроллера «Регул» и был направлен на патрулирование проблемного района пространства объединённых цивилизаций, где сейчас и находился.

* * *

Торэн уже давно заметил, что некоторые поля, считающиеся вредными для биологических организмов, для него наоборот, служат, будто стимулятором, напитывая его мозг и тело энергией. Надеялся он, что так будет и на Селе и её опасное для других биологических организмов энергополе, для него не окажется вредным.

Но основной причиной ограничения доступа на планету было не вредное энергополе, а обитающие на ней полугуманоиды, которые являлись носителями, достаточного, мощного психотронного поля и за которыми охотились все зоопарки галактических цивилизаций, против чего возражали весты, практически, закрыв планету для посещений. Хотя встречи с полугуманоидами были редки, но Торэн всё же надеялся, что за полгода, проведённые на Селе, ему удастся встретиться с одним из них. Вопрос о доступе на планету им уже, практически, был решён: он в конце-концов доконал вестов просьбами и заверениями в своей лояльности к флоре и фауне и сейчас оставались лишь некоторые формальности, которые он намеревался быстро решить после окончания патрулирования.

* * *

Нельзя сказать, что Торэн был беспечен, при подходе к странной аномалии, но всё оказалось очень неожиданным.

Ведомый им пространственный контроллер «Регул», неторопливо шёл в туманности через небольшое, но горячее звёздное скопище. Эта его затея была крайне рискованной и чтобы «Регул» не потянуло к какой-то из звёзд, Торэн старался держать его в зоне нулевой гравитации; звёзды ассоциации были молоды и горячи и ожидать от них можно было чего угодно. Радужная клякса, начав приобретать очертания диска, внезапно исчезла с экрана, словно это, действительно, была не пространственная аномалия, а дефект пространственного сканера и Торэн теперь вёл контроллер руководствуясь своим пространственным чутьём. К тому же, пространство впереди, как-то нестабильно обрабатывалось бортовыми анализаторами, будто там было какое-то облако из энергетических вихрей, искажающее энергетику пространства. Вполне возможно, что эти вихри были лишь сгустками звёздных выбросов, но почему-то сейчас никаких мощных потоков заряженных частиц анализатором не регистрировалось, словно звёзды истощились или потоки частиц стали передаваться ими по невидимым техникой зевсов туннелям.

Пытаясь решить – вернуться или продолжать свой путь, Торэн, тер лоб, словно, хотел протереть его и таким образом достать из головы отгадку и видимо пропустил, что-то существенное – контроллер, вдруг, вздрогнул, будто налетел на невидимую кочку и на пульте управления зловеще замигала огромная красная панель, показывающая о переходе кроссфлектора конвертора энергии контроллера в режим перевозбуждения, будто он захлебнулся мощным потоком квазонов, внезапно сгенерированных конвертором, будто у него получился мощный плевок ими. Система защиты, пытаясь нейтрализовать квазоны, сгенерировала мощный силовой барьер из нейтронных поглотителей, сплетенных в упругую сеть, но поток квазонов был столь силён и стремителен, что прорвал защитную сеть и кроссфлектор, утонув в мощном выбросе тяжёлых частиц, разрезонировался. Контроллер стал неуправляем и бистабилен. Системы корабля отключились от ставшей нестабильной сети и теперь получали питание от резервного источника, ёмкость которого для возникшей проблемы оказалась очень мала. Появилась сильная тряска. Торэн, вцепившись в подлокотники, трясся вместе с креслом. Экран вивв, покрытый разноцветьем вихрей, прыгал и дергался и что отображал, понять можно было лишь с трудом. Торэн чувствовал, как его тело тяжелеет, будто его накачивают жидким металлом, что однозначно указывало на огромную перегрузку, с которой уже не справлялись генератор масс и антигравитатор корабля. Какая-то неведомая сила тащила контроллер в свои объятья со всё возрастающей скоростью. Энергия резервного источника стремительно таяла, будто от него питался не один-единственный корабль среднего класса, а эскадра огромных разрушителей. Торэном начало овладевать чувство тревоги. Он совершенно не представлял, что происходит.

Вдруг по экрану вивв прошла мощная волна и он принял привычный вид. Прекратилась и тряска контроллера. Обработанные бортовым вычислителем пространственные вихри причудливыми сегментами визуализировались на экране, выстроившись в огромное кольцо, своими хвостами концентрируясь к его центру, однако сам центр кольца был чист и «Регул» шел в этот самый центр кольца. Уцепившись руками в подлокотники, Торэн, немигающим взглядом своих расширившихся глаз, словно загипнотизированный, уставился в центр кольца.

Мигнув, экран погас. Наступила темнота, разрывающаяся лишь короткими вспышками красной индикаторной панели, указывающей, что резервный источник энергии иссяк. Донёсся громкий протяжный скрежет, словно это был последний вздох умирающего корабля. Мощный хват объял Торэна со всех сторон и он, выброшенный из кресла неведомой силой, полетел в черную бездонную пропасть.

* * *

Командир космической базы «Тосса» старший офицер космического флота объединённых цивилизаций Гаррисон Гарр, сармат по происхождению, сдвинув брови, слушал доклад, смотревшего на него, с висящей над столом голограммы, командира поисковой группы, направленной на обследование восьмого района патрулирования и поиска там, исчезнувшего пространственного контроллера «Регул» и чем дольше говорил командир поисковой группы, тем больше мрачнел командир базы.

– Пространственные анализаторы, однозначно, указывают, что след контроллера идёт в звёздную ассоциацию туманности Оделля и там теряется. Мы было сунулись туда, но там такая энергетика, что от следа не осталось ни одной молекулы. От перевозбуждения пространственные сканеры будто сходят с ума, показывая вместо звёзд какую-то феерию. Думаю, дальнейшие поиски бессмысленны. – Заключил командир поисковой группы.

– Что он там забыл? – Процедил Гарр, не разжимая зубов.

– Кто его знает. – Командир группы дёрнул плечами. – Он ведь у нас не совсем… Может что померещилось.

– Не паясничай. – Гарр поморщился.

– Я не знаю, зачем его туда понесло и что там произошло. – По губам командира группы скользнула лёгкая усмешка. – Скорее всего не справился с управлением и одна из звезд затянула контроллер в себя и сожрала не подавившись, или попал под внезапный выброс звёздной плазмы и сгорел.

– Может, всё же, стоит поискать в туманности? Не такая она уж и большая. – Невыразительным тоном произнёс Гарр.

– Шеф, как туда соваться? – Командир группы перешел на повышенный тон. – Будешь не сколько его искать, сколько смотреть, чтобы не влезть куда-либо. Звёзды одна горячее другой. Раскалённые струи плазмы мелькают будто заряды выпущенные сверхзардами. Только успевай уворачиваться. Связь – одни помехи, не отстроишься. Хочешь, чтобы мы тоже там остались?

– Проклятье! – Гарр махнул рукой. – Оставь там пару ликвидаторов; остальные – возвращайтесь.

– Да, командир! – Командир поисковой группы кивнул головой и голограмма с его изображением погасла…

Не верится, что его туда понесло просто так, ради любопытства, что-то он там увидел. Что? Принялся размышлять Гаррисон Гарр потирая лоб. А если это был степпер? Там, среди раскалённых до бела звёзд? Они что сумасшедшие? Да нет, однозначно, это был не степпер, иначе бы Торн доложил. Гарр вновь провёл рукой по лбу. Там было что-то другое, что не вызвало у Торна страха, но заставило его сунуться в это пекло. Что?…

2

Торэн открыл глаза. Его взгляд уперся в идеальную белую поверхность, нависшую над ним, тело ощущало какую-то необыкновенную легкость. Он повернул голову и вновь его взгляд оказался упирающимся в белую поверхность, находящуюся на расстоянии вытянутой руки. Он повернул голову в другую сторону – тоже самое. Все движения давались ему легко и непринуждённо.

Где я? Что со мной? Блеснули у него тревожные мысли.

Он опустил взгляд и увидел себя, лежащим на каком-то белом ложе в белой одежде, какой у него никогда не было. Было светло, хотя никаких источников света не наблюдалось.

Он напружинился, намереваясь встать, но замер, поняв, что упрётся головой в эту самую белую поверхность над собой и в тот же миг поверхность поползла верх, будто распознав его тревожную мысль.

Торэн сел и осмотрелся. Скорее всего, он находился в какой-то барокамере одной из медлабораторий: в подобных он проходил обследования, после того, как попал к зевсам, после своего обнаружения. Рядом стояли ещё несколько таких же барокамер с опущенными крышками. Были ли они заняты, определить было невозможно, так как они были непрозрачны. Но была ли это медлаборатория зевсов, было непонятно, так как было в ней что-то, не совсем привычное.

Вдруг, в глубине зала, будто он туда портировался, возник мужчина в белой одежде. Он, явно, шел в сторону Торэна.

Торэн легким движением спрыгнул с платформы и шагнул навстречу мужчине. Чувствовал он себя великолепно. Не доходя пары шагов друг до друга они остановились.

– Где я? – Первым заговорил Торэн и его голос прозвучал очень громко и даже резко, заставив лицо мужчины исказиться недовольной гримасой.

Мужчина был высок, строен, светловолос, но его лицо, явно, не было лицом зевса. Взгляд его, каких-то бесцветных, глаз был холоден и беспристрастен, его полные губы шевельнулись.

– База «Соллар». – Донёсся его скрипучий, словно металлический, голос.

– «Соллар»? – Торэн сдвинул брови. – Как я здесь оказался?

Насколько он знал, космическая база «Соллар» принадлежала дворам и находилась где-то на задворках объединенной цивилизации.

Значит он двор. Определил Дакк расовую принадлежность мужчины.

– Около полугода назад тебя подобрал возвращающийся на Двор космический разведчик и по пути оставил у нас. – Мужчина разговаривал на языке зевсов совершенно чисто.

– Полгода назад? – Торэн состроил гримасу. – А который сейчас год?

Восемь… – Брови двора приподнялись. – Какой цивилизации год тебя интересует?

– Среднегалактической.

– Восьмой месяц, две тысячи триста сорок девятого.

– Сорок девятого! – Лицо Торэна исказилось неприятной гримасой. – Почти два года! Где меня нашли?

– Во льду какой-то холодной планеты, у границы другого галактического рукава. – Двор дёрнул плечами.

– Другого рукава? Что за ерунда?

– Я не разбираюсь в звёздах. – Двор мотнул головой. – Мне они все одинаковы. Как ты себя чувствуешь?

– Я себя прекрасно чувствую.

– Иди за мной.

Повернувшись, двор направился к выходу.

За дверью Торэн оказался в сером, после белизны зала, каком-то тусклом, отливающим металлом, коридоре. Двор быстро, не оглядываясь, шёл впереди, резко, без предупреждения, будто забыв о своём путнике, сворачивая по коридорам. Торэну идти было легко, но эти внезапные повороты застигали его врасплох и уже пройдя мимо, он поспешно возвращался назад, боясь потерять из вида своего вожатого. Коридоры, по которым он шёл, были какие-то однотипные, с одинаковым расположением дверей, составляя впечатление, что двор вёл его по какому-то замысловатому кругу. Наконец, после долгого петляния, двор резко остановился около одной из дверей и ткнул рукой в оранжевую пластинку идентификации рядом с ней. Пластинка тут же вспыхнула ярким зелёным цветом – дверь скользнула в стену. Молча махнув рукой в образовавшийся дверной проём, двор повернулся и обойдя Торэна, направился в ту же сторону, откуда и пришёл. Дёрнув плечами, Торэн переступил порог.

Это был небольшой светлый зал. У стены напротив стоял тёмный стол, за которым, в кресле с высокой спинкой сидел, уткнувшись взглядом в крышку стола, человек. С правой стороны от стола стояло ещё одно кресло, но выглядело оно как-то кособоко, словно показывая, что сидеть в нём долго не рекомендуется, а может и вовсе незачем.

Сделав пару шагов от двери, Торэн остановился. Человек за столом своей позы не изменил. Торэн оглянулся – дверь оставалась открытой.

– Ты верно понял. – Раздавшийся негромкий голос, заставил Торэна прекратить изучение интерьера зала и повернуть голову к столу. – Здесь не задерживаются. – Мужчина продолжал сидеть опустив голову, будто говорил, вовсе и не он.

– Да уж недвусмысленно показано. – Губы Торэна вытянулись в усмешке. – Но все же я надеюсь услышать, что произошло со мной?

Мужчина, наконец, поднял голову и встав с кресла, вышел из-за стола и подошёл к Торэну.

Он, явно, был в возрасте: невысокого роста, полноват, верхняя часть головы была полностью лишена волос, серые глаза, толстый нос, полные губы, совсем небольшой подбородок и никак не гармонирующие, ввалившиеся щеки, делали его лицо несколько неприятным. Одет мужчина был в серую курточку и серые брюки и такого же цвета обувь.

– Этот район галактики принадлежит только нам, дворам и зевсам здесь делать нечего. Это наше пространство. – Заговорил двор, все тем же негромким голосом, но звучащим утверждающе, не допуская никакого возражения. – Так и передай своим посыльным.

– Мне ваше пространство ни к чему. – Торэн широко усмехнулся. – Думаю, зевсам тоже. Я, всего лишь, хочу знать, где меня нашли?

– Свободен! – Двор кивнул подбородком в сторону дверного проёма.

– Жаль. – Торэн состроил гримасу. – Очень жаль.

Он сделал шаг назад, намереваясь уйти, но остановился и уставился в двора, лицо которого тут же вытянулось, глаза округлились, руки пошли вверх и обхватив ими голову, двор замер, будто окаменел.

Информационное поле двора было перед Торэном, словно фильм, проецируемый видеографом. Оно было плотно заполнено огромным количеством разрозненных образов и как показалось Торэну, понять из них что-то быстро, было совершенно невозможно и он уже хотел покинуть чужой мозг, как, вдруг, мелькнувший образ искорёженного космического корабля, в котором он узнал свой «Регул», заставил его задержаться. Он принялся просматривать образы, надеясь встретить ещё что-либо о своём контроллере, а возможно и о себе. Просматривать пришлось долго, но найти немного – нужной информации почти не оказалось. Образа с планетой, на которой его подобрали разведчики, найти не удалось: или двор её не знал или образ с ней находился где-то в глубинах его информационного поля. Из образов было видно, что это не простой двор. Другие дворы относились к нему с почтением и неизменно торопились выполнять его распоряжения. Скорее всего он был или командиром этой космической станции или каким-то высокопоставленным чиновником цивилизации. Нашлось несколько образов изуродованного «Регула»; один образ зала управления контроллера, видимо двор счел нужным посетить его; и большое количество образов камеры реабилитации, в которой лежал Торэн, по какой-то причине двор часто подходил к ней. Информации о том, сообщали ли дворы о нём зевсам, Торэну найти не удалось. Конечно, можно было проникнуть в самые глубинные части информационного поля двора и тогда, возможно, удалось бы найти больше нужной информации, а возможно и её речевую составляющую, но для дальнейшего нормального существования двора, после такого копания в его мозге, однозначно, потребовалась бы его реабилитация. Да и для жизни самого Торэна, это могло иметь негативные последствия. Раздосадованный, Торэн покинул чужое информационное поле.

Двор вздрогнул и ошалело закрутил головой по сторонам.

– Вам плохо? – Стараясь вложить в голос толику тревоги, поинтересовался Торэн.

– Вон! Вон отсюда! – Завопил двор, отстраняя руки от головы и вытягивая обе их в сторону двери.

– Я хотел бы, чтобы обо мне сообщили на базу «Тосса». – Торэн постарался придать голосу спокойный тон.

– Ты будешь немедленно отправлен на Ризу.

Повернувшись, двор направился к своему столу. У Торэна сложилось впечатление, что он совершенно не понял, что с ним произошло, скорее всего, он и допустить не мог, что кто-то может так, запросто, хозяйничать в его информационном поле. По всей видимости, это было впервые с ним.

– А мой контроллер?

– Нужен, сами заберете. – Произнёс двор не оглядываясь.

Что ж, теперь Торэн был информирован гораздо шире, нежели изначально. Решив, что от двора ему большего ничего не добиться, он повернулся к двери – за проёмом стояли два двора в военной одежде, с висящим на шее оружием.

Как это у меня просто и естественно получилось. Размышлял Торэн, о только что проделанной операции с информационным полем двора, шагая между военными. До сих пор внедрение в чужие информационные поля проходили у меня с трудом и вызывали у контактёров очень болезненную реакцию. Может длительный холод усовершенствовал мои возможности управлять своим полем? Не мешало бы, ещё на ком-то проверить.

Он покрутил головой, оглядывая своих конвоиров, но их, явно, недружественные лица и огромные зарды, остановили его желание.

* * *

Корабль, на котором дворы отправили Торэна на Ризу был очень комфортным, но не быстроходным, скорее всего по причине своей древности и они добирались до центральной планеты объединенных цивилизаций почти три среднегалактических месяца. Сканер пространственного обзора, видимо, был под стать кораблю и отображал на своём экране достаточно бледную россыпь звёзд, созерцать которую для Торэна было противно. Корабль был безлюден, несколько членов экипажа были не в счёт и поначалу Торэн весьма удивился, что дворы столь расщедрились ради его одного, но вскоре выяснилось, что корабль вез отнюдь не его, а какого-то важного эксперта Регата, который иногда прогуливался по кораблю в сопровождении двух военных с оружием: один – два шага впереди, другой – два сзади.

Что это был за маскарад, Торэн не понимал, но при встрече с этой процессией все же отступал в сторону, как это делали члены экипажа корабля. Хотя корабль был большим и Торэн был привычен к одиночеству, но всё же, здесь он впервые в своей жизни узнал, что такое скука. Никакого информационного аппарата в предоставленной ему каюте не было, экипаж его сторонился и его единственными развлечениями были еда, два раза в сутки и бесконечное шатание по коридорам корабля, так как, редко какая дверь отзывалась на идентификацию его личности. Хотя эта проблема могла быть им решена без особых усилий, но он решил этого не делать, чтобы не привлечь к себе нежелательного интереса.

Открыв в себе большие возможности своего психотронного поля, Торэн занялся совершенствованием навыков владения им и к концу пути, без проблем, мог проникать в информационные поля не только пластинок идентификации, но и прочих агрегатов корабля, где имелись информационные поля.

Несколько раз он проникал и информационные поля членов экипажа, но делал это очень аккуратно и читал лишь поверхностные образы их информационных полей – никакой защиты своих информационных полей у дворов, совершенно, не было, так как они не имели даже признаков психотронного поля и потому такое бережное отношение к ним со стороны Торэна, практически, не чувствовали.

* * *

Ригана встретила Торэна частым мелким дождём и ощутимой прохладой.

Как всегда в столице объединенных цивилизаций в подобные ненастные дни поймать авто было проблематично, хотя по улице скользил их бесконечный поток и легкая светло-коричневая курточка и такие же брюки, в которые его любезно одели дворы, быстро оказались промокшими насквозь и противно прилипшими к телу. К тому же корабль совершил посадку в закрытом секторе космодрома, где никаких лишних авто никогда не было и Торэну пришлось пешком, очень долго, добираться до здания космопорта.

Общественный пассажирский транспорт в город ушел перед самым его носом – карточкой уровня жизни дворы не сочли нужным его обеспечить, где была его карточка, он не знал и потому выбора транспорта, кроме общественного у него не было; следующий должен был быть где-то через полчаса и изрядно продрогнув, он уже хотел было рискнуть воспользоваться новыми возможностями своего психотронного поля, чтобы тормознуть одно из пассажирских авто-автоматов, как одно авто, резко пискнув тормозами, само остановилось напротив него и из скользнувшей вверх двери показалась рука, взмахом подзывая его. Торэн шагнул к открытому дверному проёму и заглянул внутрь – это было не авто-автомат, а за рыппом сидел один из знакомых ему капитанов пространственного контроллера, толи Парт, толи Парк.

– Я тороплюсь. – Заговорил капитан, вскинув руку в жесте приветствия. – Срочно в управление.

– Нам по пути. – Произнёс Торэн, отвечая на приветствие капитана таким же жестом и усаживаясь в кресло рядом с ним. – Проклятая погода. Совершенно невозможно никуда добраться. – Постарался он оправдать свой промокший вид.

Дверь рядом с ним опустилась и от резкого старта, Торэна вжало в кресло.

Несмотря на запруженность улиц, авто шёл очень быстро, капитан пилотировал умело, но как-то нервно, то резко посылая авто вперёд, то тут же резко тормозя и бросая его в сторону, выбирая, порой, как казалось Торэну, бреши, через которые авто навряд ли могло проскочить, но все же проскакивало.

– Что-то я тебя давно не встречал? – Первым нарушил молчание капитан, в одно из более-менее спокойных мгновений своего пилотирования. – Ушёл, что ли?


Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 | Следующая

Правообладателям!

Данное произведение размещено по согласованию с ООО "ЛитРес" (20% исходного текста). Если размещение книги нарушает чьи-либо права, то сообщите об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю


Рекомендации