» » » онлайн чтение - страница 1

Текст книги "По ту сторону небес"


  • Текст добавлен: 3 октября 2013, 20:33

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Карен Робардс


Жанр: Исторические любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 25 страниц)

Шрифт:
- 100% +

Карен Робардс
По ту сторону небес

Посвящается Дагу, Питеру и

Кристоферу – людям, которых я люблю.


1

Спущенный с «Голубки» баркас случайно задел крайний из причальных столбов. Бочки с сахаром и патокой, которыми были до отказа забиты нос и корма, зашатались со страшным скрежетом.

– Эй, вы там, осторожнее! – прикрикнул с кормы на гребцов капитан Рауз, увидев, как накренился баркас.

Сидевшей прямо напротив капитана Кэролайн пришлось ухватиться за край дощатого сиденья, чтобы сохранить равновесие. Ноги в туфлях-лодочках соскользнули с объемного чемодана, обитого кожей. Большая корзина с крышкой, стоявшая у нее на коленях, грозила опрокинуться. Кэролайн успела подхватить и водрузить ее на место, иначе драгоценное содержимое могло исчезнуть в волнах залива. Поставив ноги опять на чемодан, она настолько сильно сжала толстую ручку корзины, что даже побелели костяшки пальцев. Если бы Кэролайн знала, как выдает ее волнение (от которого она испытывала настоящую дурноту) судорожно сжатая рука, то заставила бы себя ослабить хватку.

Было бы унизительно дать понять этим молчаливо сидящим вокруг нее мужчинам, с каким опасением она ждала предстоящего приема. Кэролайн старалась не встречаться с ними глазами, и, когда вглядывалась за спины упорно гребущих матросов в незнакомую ей пока землю, которой суждено было стать ее новым домом, поза девушки одновременно выражала гордость и одиночество.

Ее взгляд оставался непроницаемым, хотя в душе царило смятение. Она жадно всматривалась в неприветливый серый берег, в земляные укрепления на вершине пологого склона и грубо сколоченный деревянный причал. За причалом расстилались пастбища – примерно сотня акров земли, отвоеванной у громадной территории леса. На зеленой глади лугов то тут, то там виднелись ряды крошечных, похожих на коробки сараев. Что это могло быть? Рыбацкие лачуги? Вряд ли, чтобы горстка маленьких убогих домишек и составляла город, который, как представляла себе Кэролайн, раскинется перед ней на берегу залива.

С моря дул бодрящий утренний ветерок, неся с собой острый запах рыбы и морской соли. Игриво плеснула волна, брызнув ей на щеку и слегка намочив накидку. Кэролайн подняла руку и своими тонкими длинными пальцами стерла с лица капли влаги. Стояла ранняя весна 1684 года. Дома, в Англии, сейчас было прохладно и туманно. Но здесь мартовский воздух оказался просто холодным, несмотря на то, что солнце светило до неприличия ярко. Кэролайн мрачно напомнила себе, что она не в Англии и вряд ли когда-нибудь увидит ее вновь.

Девушка иначе представляла себе Сейбрук. Письма сводной сестры Элизабет изобиловали прекрасными описаниями ее дома в Коннектикутской колонии. На протяжении всех трудных лет, вплоть до этой минуты, каждый удар весел приближал ее к встрече. Кэролайн вспоминала письма сестры. Давая волю воображению, девушка создавала в мыслях картину утопающего в зелени рая, куда в любую минуту могла вернуться, стоило только закрыть глаза. Но действительность всегда уступает мечтам. Поэтому лелеять надежды на теплый прием сестры тоже особо не стоило. Хотя, по совести говоря, при данных обстоятельствах Элизабет трудно было бы обвинять. Во-первых, Кэролайн была намного моложе, а во-вторых, они очень давно не виделись и сестра, должно быть, почти забыла ее.

– Эгей, на берегу! Даниэль Мэтисон!

Крик капитана Рауза раздался так близко от нее и так неожиданно, что Кэролайн даже подпрыгнула. Она обеими руками вцепилась в ручку корзины и плотно сжала губы, чтобы не сказать какую-нибудь колкость. Но ее лицо продолжало сохранять безразличие. Девушка лишь гневно взглянула на капитана. Человек на причале, которого он приветствовал, судя по фамилии, приходился родственником ее сестре. Сердце Кэролайн забилось чаще, однако выражение лица осталось прежним. Жизнь научила ее, что маска высокомерного достоинства гораздо эффективнее открытого проявления любых эмоций.

Баркас повторно ткнулся носом в причал. Один из матросов спрыгнул на деревянный настил, чтобы подхватить трос и привязать судно. Кэролайн стиснула зубы. Скоро она все узнает.

– Подъем, барышня. – Капитан Рауз взял Кэролайн за локоть, почти приподняв ее с места. – Эй, как тебя там, Хоумер, помоги мисс Везерби. Э-эй, Даниэль Мэтисон!

Морщась от сотрясавшего барабанные перепонки крика и не обращая внимания на протянутую матросом руку, Кэролайн без посторонней помощи перебралась на дощатый настил причала. Неожиданно ей показалось, что доски прогнулись под ее тяжестью, и она на миг потеряла равновесие. Мужская рука ухватила ее за предплечье, не дав упасть.

– Ну-ну, осторожнее, тебе еще потребуется время, чтобы снова привыкнуть ходить по земле, – предостерег грубоватый голос.

Кэролайн резко высвободила руку. Пожав плечами, матрос вернулся к своим делам. Капитан Рауз спрыгнул на берег рядом с Кэролайн, сильно толкнув ее при этом. Еще несколько баркасов с «Голубки» пришвартовались к причалу и стали сгружать товар и высаживать остальных пассажиров. Тем временем из галдящей толпы, специально собравшейся понаблюдать за разгрузкой корабля, вышел мужчина в широкополой шляпе.

– Чем могу быть полезен, Тобиас? – Даниэль Мэтисон, а это явно был он, сердечно приветствовал капитана «Голубки». Высокого роста, с золотисто-каштановой шевелюрой и обветренным лицом, Даниэль был не лишен привлекательности, несмотря на весьма скромный наряд и коротко подстриженные волосы, свидетельствовавшие о принадлежности к «круглоголовым»[1]1
  Так в период Английской буржуазной революцииXVII в. роялисты презрительно называли сторонников парламента (по характерной форме стрижки). – Прим. ред.


[Закрыть]
Его голубые глаза с интересом рассматривали Кэролайн. Девушка встретила его взгляд с ледяным спокойствием. Ни за что на свете она не позволит заметить ее волнения, ставшего до тошноты острым, так что ей пришлось стиснуть зубы.

– Мэт здесь?

– Нет, он пошел домой. Сказал, что ничего не ждет и у него слишком много дел, чтобы впустую тратить время, глазея, как судно пристает к берегу.

Капитан Рауз издал короткий смешок.

– Похоже на Мэта. – Взглянув на Кэролайн, он сразу снова стал серьезным. – Дело в том, что у меня для него кое-что есть. Эта юная… леди, если быть точным…

– Что?!

Даниэль перевел изумленный взгляд на Кэролайн. На ее лице не дрогнул ни один мускул.

– Она утверждает, что является сестрой его жены. И приехала сюда, чтобы поселиться у него в доме.

– Впервые об этом слышу. – От удивления у Даниэля расширились глаза и сжались губы.

Но прежде чем он смог продолжить свою речь, Кэролайн с холодным достоинством вмешалась в разговор. Она не ребенок и не слабоумная, чтобы обсуждать ее в ее же присутствии.

– Я Кэролайн Везерби. Эфраим Мэтисон – муж моей сестры Элизабет. Судя по вашей фамилии, вы с ней, вероятно, родственники. Может быть, будете столь любезны и отведете меня к ней.

– Да хранит нас Господь! – Удивленный тон Даниэля полностью соответствовал выражению его лица. Не отвечая прямо на просьбу девушки, он начал быстро и вместе с тем внимательно рассматривать ее лицо и фигуру.

Глаза Кэролайн сузились от возмущения: ее словно взвешивали на весах, причем результат явно свидетельствовал не в ее пользу. Хотя ни один еще мужчина не находил ничего отталкивающего во внешности Кэролайн. Ни в лице, с его тонкими ровными чертами и большими миндалевидными карими глазами, казавшимися янтарными за счет своего золотистого оттенка. Ни в выбивающихся из-под капюшона гладко зачесанных назад черных волосах. Надетая на ней широкая накидка скрывала детали фигуры. Но уже сама эта накидка из темно-красного бархата, купленная еще во времена, когда отец Кэролайн мог позволить себе такие подарки, и сохраненная в последующие тяжелые годы, вызывала недовольство Мэтисона. Судя по тусклым оттенкам коричневого, серого и черного, которые преобладали в домотканой одежде собравшихся на пристани, один только яркий цвет должен был раздражать. Несколько человек из толпы и впрямь уже бросали на девушку осуждающие взоры. Еще суровее взирали на нее пассажиры «Голубки». Каким-то непостижимым образом (как, впрочем, всегда бывает в узком замкнутом кругу людей) они узнали о незавидном положении девушки. Наблюдая, как пассажиры приветствуют друзей и знакомых из числа колонистов, Кэролайн подумала: «Скоро эта история станет достоянием всего городка». Уже несколько человек что-то шептали на ухо встречавшим, украдкой оглядываясь в ее сторону. От этих взглядов у Кэролайн окостенела спина, но она ничем не выдавала своих чувств, по поводу того, что явилась предметом пересудов.

– Ты еще не знаешь самого плохого, – мрачно усмехнулся капитан Рауз, которого, несомненно, радовала перспектива скорого избавления от обузы. – Мисс Везерби должна мне деньги за проезд. Она всю дорогу уверяла меня, что ее зять заплатит.

– Как это? – в голосе Даниэля чувствовалось смятение.

– Эта молодая, э… леди села на корабль незадолго до отплытия, причем обманным путем. Она уговорила моего старшего помощника принять плату за проезд не деньгами, а ценной брошью. Но камешки оказались фальшивыми. Ей не повезло, с нами на корабле ехал ювелир, иначе узнали бы об обмане, только когда попытались бы продать ее безделушку. Не сомневаюсь, именно на это она с самого начала и рассчитывала.

– Я устала вам повторять: я не имела ни малейшего представления о том, что камни фальшивые. Эта вещь принадлежала моей матери. Я считала брошь настоящей. – Эта гневная тирада прозвучала прежде, чем Кэролайн сумела себя сдержать. Ее глаза, обращенные на капитана Рауза, пылали гневом. Затем она взяла себя в руки и усилием воли стерла с лица эмоции, снова надев непроницаемую маску. Высоко подняв голову, девушка готовилась дать отпор Мэтисону, который, явно сбитый с толку, все еще стоял в оцепенении и с недоверием смотрел на капитана Рауза.

– Сколько? – спросил он с опаской. Услышав ответ капитана, он широко раскрыл глаза и слегка присвистнул. – Мэту это не понравится.

– Я тоже так думаю. Что предлагаешь делать? Может быть, лучше отвести ее в суд и…

– Нет, нет. – Даниэль покачал головой. – Если она и впрямь какая-то родственница Мэта…

– Не будете ли вы так любезны прекратить говорить обо мне в третьем лице и отвести к сестре. Я уверена, она, по крайней мере, будет рада меня видать. – Кэролайн не чувствовала нужной уверенности в своем голосе. Но никто, кроме нее, не подозревал о мучивших девушку приступах нервной рвоты и не замечал влажных от волнения ладоней.

Лицо Даниэля выражало беспомощность. Они обменялись взглядами с капитаном Раузом.

– На твоем месте я предоставил бы Мэту самому разобраться в этой истории. – Капитан пожал плечами.

– Слушаю, сэр. – Явно придя к какому-то решению, Мэтисон кивнул и протянул руку к корзине, которую держала Кэролайн. – Вам лучше пройти со мной, мисс. Я брат Мэта, то есть Эфраима. Хотя это имя ему не особенно нравится.

– Спасибо, я сама понесу корзинку, – холодно сказала она. – Если вы столь любезны, можете позаботиться о моих чемоданах.

– Ее чемоданах? – переспросил Даниэль, когда Кэролайн отошла от них с гордо поднятой головой.

– Их целых три, – с кривой усмешкой ответил капитан Рауз, указывая на кучу багажа, которую его матросы сложили поблизости. – Она та еще штучка, верно? Сама надменность. Интересно, что скажет о ней Мэт?

Даниэль покачал головой и нагнулся, чтобы поставить на плечо чемодан.

– В восторге он не будет, уж это я тебе гарантирую.

2

Грунтовая дорога, по которой Кэролайн шла вслед за Даниэлем и капитаном Раузом, проходила как раз мимо маленьких домиков, которые она заметила епде с баркаса. При ближайшем рассмотрении те действительно оказались очень небольшими и были сделаны из недавно обструганных и еще не успевших потемнеть досок. Желтоватые квадратики окон были затянуты бумагой или, может быть, тонко выделанной кожей. Почти из каждой трубы шел дым. Между домишками носяиась стайка детишек, за которыми с утомленным видом присматривала девочка постарше. При виде проходящих мимо мужчин и женщины они захихикали, обсуждая странный наряд Кэролайн. Молодая женщина в домотканом платье и белом полотняном чепце (который почти полностью скрывал ее волосы), стоявшая на крыльце своего домика с младенцем на руках, помахала рукой. Ее лицо выражало откровенное любопытство.

– Доброе утро, Мэри, – крикнул Даниэль, подняв руку в знак приветствия.

– Миссис Мэтисон, – эхом отозвался капитан Рауз, дотрагиваясь до полей шляпы.

Фамилия подсказала Кэролайн, что эта молодая особа тоже приходилась родственницей ее сестре. Может быть, золовкой? Она обрадовалась, что Даниэль не остановился, а продолжал двигаться быстрым шагом к окраине деревни.

Пройдя дальше, Кэролайн заметила, что домики лепятся вокруг ровного пространства, служившего чем-то вроде главной площади. В центре ее находилось большое прямоугольное здание, в окнах которого было настоящее стекло. Судя по четырехгранному шпилю на крыше и небольшому кладбищу с левой стороны здания, Кэролайн пришла к выводу, что это местная церковь. Ее догадку подтвердил священнослужитель в белом парике.

Появившись на крыльце, он наблюдал за ними без улыбки, хотя его рука поднялась вверх в ответ на приветствие Даниэля.

– У преподобного отца Миллера такое выражение лица, будто он с утра скушал что-то кислое, – заметил капитан Рауз, когда они отошли на значительное расстояние.

– У них с Мэтом произошла размолвка, и теперь он не слишком жалует всех нас. А Мэта считает безбожником, – пробормотал Даниэль.

Капитан Рауз усмехнулся:

– Вряд ли он рискнет сказать ему об этом прямо в лицо.

– Он, конечно, с придурью, но еще не сошел с ума. Хотя через денек-другой, конечно, не преминет явиться к нам, чтобы разнюхать что-нибудь о ней. – Даниэль сделал жест в сторону Кэролайн.

Плечи девушки напряглись при столь пренебрежительном упоминании ее персоны, но она промолчала. С каждой минутой, по мере приближения к дому родни, ее мучили все более мрачные предчувствия. Кэролайн слишком нервничала, чтобы позволить себе поссориться со своими провожатыми.

Примет ли ее Элизабет как родную? Если нет, то, что ее ждет? Вскинув голову, Кэролайн запретила себе тратить силы на пустые догадки.

Центр деревни остался позади, и теперь вокруг простирались лишь широкие, усеянные пнями поля, отвоеванные у темного, веющего прохладой девственного леса, который на милю ирзвышался стеной по обеим сторонам дороги. В цивилизованной Англии сельская местность имела аккуратный, ухоженный вид. Поросшие травой луга, хорошо возделанные фермерами поля, окаймленные низкими каменными заборами или живой изгородью. Но здесь буйствовала дикая природа. И разве могло сравниться удивление Кэролайн, по поводу того, что деревянные лачуги представляют собой жилые дома, с шоком, когда она поняла: эта площадь с церковью и кучка похожих на коробки домиков и есть Сейбрук. Весь Сейбрук. И, что кроме окрестных ферм, ей больше ничего не увидеть.

По дороге им встретился человек в кожаной куртке, он вел в деревню прихрамывавшую лошадь. Даниэль и капитан Рауз обменялись с ним приветствиями, но не остановились поговорить, хотя, судя по любопытному взгляду на Кэролайн, незнакомец явно не прочь был узнать, кто она такая. И вновь Кэролайн мысленно поблагодарила своих провожатых за сдержанность и молчаливость. В своем ярко-красном оперении, на которое дома не обратили бы ни малейшего внимания, она была как птица кардинал среди воробьиной стаи. Девушка едва сдерживалась, чтобы не спрятать под капюшоном почти все лицо. Но гордость не позволяла ей этого.

– Сюда. – Даниэль, шедший немного впереди с чемоданами на обоих плечах, свернул с дороги на тропинку.

Капитан Рауз проследовал за ним, неся на плече третий чемодан. Кэролайн ужаснулась, когда увидела, что тропа ведет к лесу, но у нее не было другого выхода. Плотнее прижав к себе корзинку, она двинулась вслед за мужчинами, каждый раз осторожно выбирая, куда поставить ногу.

С первых же шагов ее со всех сторон обступили сумеречные тени. Ветви и листья громадных деревьев плотным кружевом переплелись над самой головой, закрывая солнце. Какие-то прохладные на ощупь ползучие растения хлестали по лицу. Сам воздух, казалось, был напоен щебетом птиц и криками животных. Мужчины, не останавливаясь ни на минуту, быстро продвигались вперед. Кэролайн едва различала их спины. Собрав всю свою храбрость (не затем она заехала так далеко и столько вынесла, чтобы спасовать перед лесом, каким бы страшным он ей ни казался), девушка поспешила следом. Ни один ее провожатый не удосужился придерживать ветви, поэтому Кэролайн приходилось одновременно держать корзину и уклоняться от нависших над головой сучьев. Крупная ветка спружинила от спины капитана Рауза и больно ударила ее по лицу. Девушка вскрикнула, схватилась рукой за щеку и с гневом уставилась на обидчика, который, ничего не заметив, продолжал свой путь. Затем он исчез за поворотом тропинки, и Кэролайн осталась одна. Волосы зашевелились у нее на затылке, когда она представила, что, может, в этот самый момент какие-то звери следят за ней из чащобы голодными глазами. Есть ли у них в Коннектикутской колонии медведи? А волки? Оглянувшись вокруг, девушка вздрогнула и, подхватив одной рукой юбки, чуть ли не бегом бросилась вслед за мужчинами.

За свою жизнь Кэролайн объездила Англию вдоль и поперек, причем путешествовала не в самых роскошных условиях. Она сопровождала отца, который зарабатывал им на жизнь игрой в карты и кости. Подобный род занятий был распространен прежде всего в городах. Поэтому Кэролайн хорошо знала городскую жизнь, в отличие от сельской. Этот дикий, примитивный мир был ей совершенно чужд. При взгляде на тенистые лесные заросли у нее мурашки забегали по коже. Сомнения в том, что она совершает огромную глупость, решившись приехать сюда, уже давно зрели в глубине сердца. Но сейчас эти сомнения переросли в твердую уверенность. Хотя какой еще выход у нее был? Она поступила так от отчаяния, потому что не к кому было обратиться и некуда было идти. Не на панель же!

Выйдя наконец из леса, Даниэль остановился, и капитан Рауз тут же догнал его. Кэролайн, поспешно опустив юбки, появилась из-за деревьев.

– Вот и пришли. Мы оставим это здесь. – Даниэль с явным облегчением поставил чемоданы на землю. – Пока Мэт не решит, как лучше всего поступить.

– Это разумно, – с одобрением заметил капитан Рауз, освобождаясь от своего груза.

Кэролайн прекрасно поняла их нежелание нести дальше тяжелую поклажу: мужчины опасались, как бы не пришлось тащить все обратно. Нервная судорога снова свела ей живот. Мэтисон и Рауз не думали, что родня обрадуется приезду, и, возможно, они были правы. Но ведь Элизабет ее сестра. С другой стороны, они не видели друг друга с тех пор, как Кэролайн исполнилось семь. Боже, неужели прошло целых пятнадцать лет?!

Отстав от мужчин на шаг, девушка поправила капюшон и очистила юбки от налипших на них листьев и мелких веточек. Она впервые увидела цель своего путешествия. Ракурс сбоку позволял одновременно разглядеть и сам дом, и надворные постройки, и окружающие поля. По крайней мере, картина не очень разочаровывала. В городе дома мало, чем отличались от жалких хижин. В этой же ферме чувствовались комфорт и достаток.

Дом был двухэтажным, с высокими узкими застекленными окнами и массивной парадной дверью. Верхний этаж нависал над нижним, что, по всей вероятности, было задумано специально с целью уберечь нижние комнаты от превратностей погоды. Кроме того, создавалось впечатление, что верх планировалось использовать в качестве наблюдательного пункта, откуда, в случае необходимости, вести обстрел. Видимо, в столь дикой стране такая возможность возникала достаточно часто. Дом был построен из грубо обтесанных бревен, по обеим сторонам крыши виднелись огромные печные трубы, сложенные из найденных неподалеку камней. Позади располагался скотный двор с загоном для коров и лошадей. Маленький мальчик в рубашке с короткими рукавами кормил возле сарая кур и цыплят; чуть поодаль двое мужчин трудились на участке поля, отвоеванного у лесной чащи. Вблизи от дома какой-то подросток помешивал в висевшем над костром котелке. У его ног лежал черно-белый пес смешанной породы. Едва завидев Даниэля, капитана Рауза и Кэролайн, пес вскочил и с отчаянным лаем бросился им навстречу.

– Мэт вон на том поле, – сообщил Даниэль. Затем поприветствовал юношу у котелка (тот помахал в ответ) и направился дальше. Следом за ним двинулись капитан Рауз и Кэролайн. – Прекрати же, Рейли, что у тебя за манеры, – снисходительно пожурил пса Даниэль, когда тот с яростным рычанием подскочил к ногам капитана Рауза.

Капитан, нисколько не изменившись в лице, оттолкнул собаку носком сапога, как будто ему часто приходилось отражать нападение собак размером с небольшого пони. Наткнувшись на препятствие, пес начал галопом скакать вокруг всех троих, заливаясь диким лаем. Затем, к ужасу Кэролайн, переключил внимание на нее.

Кэролайн никогда не имела дела с собаками, а этот экземпляр, помимо огромных размеров, обладал поистине бессчетным количеством блестящих острых зубов, которые, все до единого, обнажил в зверском оскале, прежде чем напасть на нее.

– Ой! – Несмотря на все попытки сохранить достоинство, девушка не смогла сдержать визгливого возгласа.

– Будет очень жаль, если окажется, что вы боитесь собак, – заметил Даниэль. Судя по тону, его почти забавляло то, как она, еще крепче прижав к себе корзинку, быстро развернулась спиной к ужасному чудовищу.

– Да, очень жаль, не так ли? – При обычных обстоятельствах голос Кэролайн отличался мягкостью и приятным тембром, можно даже сказать, звучал весьма мелодично. По этому поводу ей нередко делали комплименты. Но из-за того, что девушка изо всех сил пыталась сохранять холодное равнодушие, когда пес схватил зубами и начал неистово трепать край ее накидки, голос прозвучал грубо и хрипло.

Мужчины и пальцем не пошевелили, чтобы ей помочь. Оба лишь ухмылялись во весь рот, наблюдая за неравной борьбой. «Интересно, – подумала Кэролайн, – а если этому чудовищу вздумается вонзить клыки в меня, будут ли они по-прежнему забавляться происходящим?» И решила, что, скорее всего, будут. Скрипя от бессилия зубами, стараясь одновременно унять и нарастающий гнев, и неотступный панический страх, она осторожно попыталась высвободить из пасти край накидки. Собака не уступала. Ткань подола начала рваться, пес тянул все сильнее – и вдруг случилось непоправимое. Хрупкая застежка, запиравшая корзину, сломалась (этого Кэролайн опасалась все утро), крышка поднялась и оттуда высунулась пушистая черная головка. Ужаснувшись, девушка сделала отчаянную попытку запихнуть кошку обратно, но было уже поздно. Миллисент потребовалось всего мгновение, чтобы оценить ситуацию. С истошным мяуканьем она перескочила через край корзины и умчалась прочь.

– Это что еще за ?..

Конец фразы Кэролайн уже не слышала. Замерев на мгновение, пес быстро пришел в себя, выпустил изо рта подол накидки и бросился в погоню за кошкой. Его сумасшедший лай смешался с воплем Кэролайн, когда ее любимица чуть не угодила в зубы ужасного чудовища. Не думая больше ни о достоинстве, ни о страхе, Кэролайн отшвырнула в сторону корзину, подхватила юбки и кинулась на помощь. Однако Миллисент, судя по всему, не собиралась дожидаться, пока ей придут на выручку. Она юркнула под загородку скотного двора, в то время как чуть отставший от нее Рейли перемахнул сверху.

– Миллисент! Стой! – закричала Кэролайн. Та не обращала никакого внимания на ее истошные вопли. Куры с кудахтаньем бросились врассыпную, а кошка с собакой носились среди них из стороны в сторону. Мальчик, кормивший птиц, уронил миску с кормом и чуть было не потерял равновесие, когда Миллисент прошмыгнула у него между ног. Рейли вовремя рванул в сторону, иначе сбил бы с ног парнишку. С тем же раздирающим душу лаем пес продолжал преследовать свою жертву. Мальчик что-то крикнул и присоединился к погоне.

– Миллисент! Господи, да неужели никто не может отогнать эту проклятую собаку?! – с отчаянием воскликнула Кэролайн.

Она ухватилась за верхнюю часть загородки, подтянулась и спрыгнула вниз, приземлившись в самой гуще среди мечущихся кур, бегающих собаки, мальчика и кошки. Даниэль кричал на Рейли, приказывая тому вернуться. Его команды, как показалось Кэролайн, время от времени прерывались приступами хохота. Мужчины в поле, оторвавшись от работы, наблюдали за происходящим. Один из них что-то крикнул, но Кэролайн не расслышала слов.

Миллисент стрелой пронеслась через весь двор и, юркнув под загородку, мгновенно очутилась с другой стороны. Рейли и мальчик помчались за ней. Кэролайн, подвернув накидку, так что видны были белые нижние юбки и мелькавшие стройные икры, бросилась следом. Добежав до загородки, мальчик остановился и, повиснув на ней, проводил взглядом мчащихся через поле животных. Когда Кэролайн взобралась на изгородь и перепрыгнула через нее, он крикнул ей вслед: «Осторожно, там бык!» Но девушка так сосредоточилась на погоне, что смысл сказанного дошел до нее, когда она уже добежала почти до середины луга.

Бык?!

Кэролайн едва не упала, на долю секунды потеряв равновесие. Взгляд, прикованный к бегущим впереди кошке и собаке, описал широкую дугу. То, что она увидела, буквально пригвоздило ее к земле. Рот девушки открылся, глаза округлились от ужаса. Руки, придерживающие юбки, безвольно опустились.

Там действительно был бык. Черный, как сам Сатана, и огромный, как колосс, и он смотрел прямо на нее с расстояния не более дюжины ярдов.

На мгновение, показавшееся ей вечностью, Кэролайн и чудовище уставились друг на друга. Затем, словно вспомнив поговорку, что осторожность – лучшая часть доблести, Кэролайн вновь подхватила юбки, развернулась на сто восемьдесят градусов и стремглав припустилась назад, за надежную ограду скотного двора. Ее темно-красная накидка развевалась, словно знамя.

Позади раздался ужасающий рев: исчадие ада бросилось в погоню.

– Беги!

Мальчик с изгороди кричал ей что-то ободряющее, но Кэролайн не различала слов. Страх почти оглушил и ослепил ее. Глаза видели только ограду, а в ушах раздавались лишь сопение и храп исполинской твари.

– Ну, давай же, давай!

Мальчик продолжал ее подбадривать, но в этом не было необходимости. Самый лучший бегун во всем Лондоне не мог бы показать такой скорости, которую в то утро развила Кэролайн. Она неслась, словно взявшая след гончая. Злобный рев чудовища и топот его копыт подгоняли ее.

Кэролайн визжала от страха. Мальчик вопил, раскачивая ограду. Мужчины и юноши сбежались со всех сторон на скотный двор.

Ей казалось, она чувствует горячее дыхание зверя уже на затылке. До изгороди оставалось еще несколько шагов.

– Плащ! Бросай плащ! – выкрикнул Даниэль, бросившись ей на помощь.

Кэролайн крепче зажала в кулаке юбки – оступиться и упасть в данной ситуации было почти равносильно смерти – и, подняв другую руку, дернула за шнурки накидки. Через мгновение та спланировала на землю.

– Молодчина!

От страха она, словно на крыльях, перемахнула почти метровое расстояние, оставшееся до спасительной загородки. Даниэль с другой стороны схватил Кэролайн за руку, рывком поднял вверх и с силой перекинул ее через ограду. Юбка за что-то зацепилась, раздался треск рвущейся материи, и затем, пролетев по воздуху, девушка с громким чмокающим звуком плюхнулась лицом вниз в самую грязь скотного двора.

Пока она лежала, не в силах пошевелиться (болела каждая косточка, дыхания не хватало), откуда ни возьмись появилась Миллисент и потерлась о голову хозяйки. Со стороны леса, за пастбищем, где пасся бык, раздавался неистовый лай Рейли, искавшего кошку, которая каким-то непостижимым для него образом сумела убежать. У Кэролайн не было даже сил застонать, когда ее любимица начала громко урчать.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации