» » » онлайн чтение - страница 5


  • Текст добавлен: 25 мая 2015, 18:14

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Автор книги: Карли Филлипс


Жанр: Зарубежные любовные романы, Любовные романы


Возрастные ограничения: +18

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 5 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 12 страниц]

Шрифт:
- 100% +

Глава 5

Через несколько секунд послышался звук тяжелых шагов, и на пороге кухни появился Майк. Сегодня он не побрился, и щетина придавала ему еще больше сексуальности. От него исходили такая уверенность в себе и притягательность, что у Кары буквально подкосились ноги.

– Мам, привет! – сказал он, входя в кухню. – Кара, здравствуй.

Он пристально посмотрел на нее шоколадно-карими глазами.

– Здравствуй, сынок, – улыбнулась Элла.

– Привет! – негромко отозвалась Кара, пытаясь скрыть свое радостное удовольствие при виде Майка.

Он тоже обрадовался, увидев ее. Это было ясно по выражению его загоревшихся глаз. Очевидно, он не был уверен в том, что она придет, поэтому не успел скрыть свою радость, увидев ее на кухне вместе с матерью.

Остановившись рядом с Эллой, он поцеловал ее в щеку.

– А где твой брат? – спросила она.

– Сэм в гостиной с отцом. Он сейчас не спит.

Заметив корзинку с хлебом, Майк приподнял фольгу, которой она была накрыта, и, отломив кусочек мякиша, тут же отправил его себе в рот.

– Хватит кусочничать, а то мы останемся без хлеба за ужином, – остановила его Элла, но довольная улыбка на ее лице говорила о том, что она вовсе не сердится на сына.

– О чем это вы тут разговаривали? – поинтересовался он, переводя взгляд с одной женщины на другую.

– Не волнуйся, не о тебе, – раздался голос вошедшей на кухню Эрин. Кара, любовавшаяся Майком, вздрогнула от неожиданности, потому что не услышала, как вошла его сестра.

– Всем привет! – улыбнулась Эрин и шутливо толкнула бедром Майка. В ответ тот сразу же слегка ущипнул ее за щеку.

– Прекратите баловаться, – скомандовала Элла, и брат с сестрой тут же сунули руки в карманы, словно расшалившиеся дети.

Кара улыбнулась. Она очень давно не видела Майка в окружении семьи в спокойной и даже расслабленной атмосфере. Теперь она была совершенно очарована той добродушно-веселой стороной характера Майка Марсдена, которую никогда не видела на работе. Даже когда они оставались наедине, он всегда был напряжен и сосредоточен. Эта неожиданная игривость очень ей понравилась, и она мысленно пообещала себе постараться почаще вызывать ее в нем.

Перед ужином вся семья собралась в гостиной. Все взгляды были обращены на Саймона. Каждый хотел сделать так, чтобы ему было хорошо и удобно. Впрочем, было совершенно очевидно, что сам Саймон не хотел быть центром всеобщего внимания и заботы. Несмотря на то что он выглядел слабее, чем до начала курса химиотерапии, его воля и жажда жизни были столь же очевидны, сколь и его любовь к семье.

Он расспрашивал каждого из своих детей о том, что происходит в их жизни, хотя Сэм и Майк довольно часто навещали его. Выздоравливая после операции, Сэм много времени проводил с отцом, играя в шахматы, или смотря телевизор, или просто разговаривая с ним. Эрин тоже часто навещала отца, так что подобные расспросы были, по сути, излишними, но все же являлись непременной частью семейного вечера. Неудивительно, что Элла полюбила Саймона.

Кара задумалась над тем, каково это – расти под опекой заботливого доброго отца, но тут же оттолкнула от себя эту мысль. Изменить прошлое было не в ее силах, а рассуждения о том, что могло бы быть, лишь делали ее несчастной, а такое настроение было совершенно неуместно в этой семье.

На ужин Элла Марсден приготовила курицу в абрикосовом соусе, картофельное пюре и стручковую фасоль. Все это показалось Каре невероятно простым и вкусным.

– Это просто изумительно! – сказала Кара, доедая свою порцию. – Мне бы очень хотелось узнать рецепт этой курочки.

Кара жила одна, но любила готовить.

Майк удивленно взглянул на нее.

– Почему ты так смотришь на меня? – повернулась к нему Кара. – Ты думаешь, я не готовлю и питаюсь только в закусочных?

– Ну да, – пробормотал он.

– Это потому что ты забыл, что такое жить в Серендипити, – присоединилась к разговору Эрин. – Мама всегда готовит дополнительно для меня и Сэма. Я замораживаю ее кушанья и всегда имею под рукой домашнюю еду.

– Не мешало бы тебе самой научиться готовить, – сказала Элла, судя по реакции дочери, не в первый раз.

Эрин со вздохом закатила глаза:

– У меня нет времени. Зато Кара с удовольствием станет твоей ученицей.

Она махнула рукой в сторону Кары, явно довольная тем, что нашла себе замену.

– Надеюсь, что так и будет, – улыбнулась Элла, переводя взгляд на Кару. – С радостью поделюсь с тобой рецептом. Вообще-то я перенесла все свои рецепты в компьютер, так что если ты дашь мне адрес твоей электронной почты, я могу выслать их тебе.

– Вы только посмотрите на нашу мамочку! Она стала продвинутым пользователем! – воскликнул Сэм. – Вот это да!

Эрин наклонилась к матери и ласково обняла ее за плечи.

– Я научила ее всему, что знаю сама.

– Смотрите, какая фанатка компьютеров! – хмыкнул Майк.

– Что поделаешь, – пожала плечами Эрин. – Должен же хоть кто-то в нашей семье знать, как обращаться с компьютерами и маршрутизаторами. Вы с Сэмом не проявили к этому никакого интереса, так что компьютеризацией пришлось заняться мне.

– Да, все меняется, – кивнул Майк. – Вот и я думаю, как бы без лишних затрат модернизировать нашу систему на работе. Она слишком устарела даже для маленького города.

Каре понравилось, что Майк говорил о полицейском участке с личной заинтересованностью. Слова «наша система» означали, что он считает себя частью местных полицейских сил.

– Не понимаю, почему нельзя оставить все как есть, – пробормотал Саймон. – Бумага, карандаш и старая добрая регистрационная система отлично работали много лет.

Сэм красноречиво взглянул на брата.

– Ну да, система настолько хороша, что у нас множество несоответствий и расхождений в делах прошлых лет, – сказал Майк.

– Кара, передай мне, пожалуйста, фасоль, – обратился к гостье Саймон, меняя тему разговора.

Она почувствовала, как Майк напрягся, раздосадованный отцовским упрямством и нежеланием что-либо менять.

– Пожалуйста, вот фасоль, – отозвалась Кара, протягивая Саймону блюдо с зелеными стручками.

Несколько минут все ели молча, пока Эрин не нарушила молчание:

– А вы знаете, что наша мама есть на Фейсбуке? – спросила она, все еще во власти размышлений о компьютерах. – И в Твиттере тоже.

Кара невольно сжала свою вилку покрепче.

Майк усмехнулся.

Сэм откровенно расхохотался:

– Не может быть! Нет, мам, это правда?

– А что тут такого? – встала на защиту матери Эрин. – Разве это плохо? Учиться пользоваться компьютером и новыми технологиями маме только на пользу!

Кара не смела даже украдкой взглянуть на Эллу, опасаясь, что Майк заметит ее тревогу. Она продолжала машинально есть, полагая, что для нее это лучший выход из положения.

– У меня тоже есть страничка на Фейсбуке, – словно невзначай проговорила она. – Забавная штука.

– Вот именно, – подхватила Эрин. – Когда живешь в маленьком городке, кажется, ты всех знаешь и видишь чуть ли не каждый день. Но иногда вдруг получишь весточку от кого-то из твоего прошлого и невольно погружаешься в воспоминания.

Ее голос приобрел задумчиво-мечтательный оттенок. Интересно, от кого это она получила весточку в социальной сети? – подумала Кара и осмелилась наконец взглянуть на Эллу. Та заметно побледнела.

– Я понимаю, что ты имеешь в виду, – сказала Кара, решив поддержать разговор с Эрин, чтобы не вмешивать в него Эллу. – Мне тоже нравится находить старых друзей и узнавать о том, как они живут.

– Ну и как? Нашла кого-нибудь из своих парней? – спросил Сэм. – К примеру, Адама Стоуна или Кевина Мэннинга?

Кара поморщилась и недовольно посмотрела на напарника. Зачем он сейчас заговорил об этом?

– Это они нашли меня.

– Нашли? – неожиданно сердито переспросил Майк.

Кара невольно вздрогнула, различив в его голосе раздражение. Она попыталась понять, какое чувство вызвало в нем такую реакцию. Неужели ревность? Если так, она готова бесконечно выслушивать воспоминания Сэма о ее прошлом.

– Ну да, Кевин отправил мне личное сообщение, а Адам написал на стене.

Майк недовольно буркнул что-то себе под нос.

– Кто-нибудь из них уже обзавелся семьей? – со смехом продолжал расспросы Сэм. – Или оба еще сохнут по тебе?

– А разве я не достойна того, чтобы по мне сохнуть?

– Очень даже достойна, – посерьезнел Сэм. – Может, кто-нибудь еще нашел своих старых друзей в соцсетях?

Его слова неуклонно вели к катастрофе.

– К чему весь этот разговор о прошлом? – с нескрываемой досадой произнесла Элла неожиданно сдавленным голосом, и все дети устремили на нее встревоженные взгляды. Черт побери! – пронеслось в голове Кары.

Лишь Саймон, казалось, ничего не заметил. Не то он был погружен в собственные мысли, не то сильно устал или просто не обратил внимания.

– Мам, что случилось? – озабоченно спросил Сэм.

– С тобой все в порядке? – подался вперед Майк.

– Все хорошо, – поднялась с места Элла. – Если все уже поели, я начну убирать со стола. Через несколько минут будет десерт.

С этими словами она поспешно схватила несколько тарелок и почти выбежала вон.

– Как странно! – недоуменно подняла брови Эрин.

– Да, скажу я вам, – буркнул Майк.

Сэм молча кивнул.

– Пожалуй, я помогу убрать со стола, – сказала Кара. Ей хотелось проверить, все ли в порядке с Эллой.

– Сиди-сиди, – остановила ее Эрин. – Этим займусь я, – она поднялась с места, – ведь ты наша гостья. Пойду попробую поговорить с мамой. И что это с ней такое…

Кара никак не могла помешать Эрин остаться наедине с матерью, не вызвав при этом подозрений у Майка и Сэма.

– Позови меня, если будет нужно, – сказала она Эрин.

– Разумеется. Спасибо, Кара, – кивнула та.

Сэм повернулся к отцу.

– Пап, пойдем посмотрим телевизор.

Он помог отцу подняться, и оба неторопливо вышли.

Кара повернулась к Майку, полагая, что и он озабочен поведением матери, и с удивлением увидела, что он пристально смотрит на нее.

Куда подевался тот добродушно-веселый молодой мужчина, который только что шутил со своей сестрой? В глазах Майка снова появился хищный блеск, от которого Кару бросило в жар.

– Пойдем, – тихо сказал он.

– Куда?

– Туда, где мы сможем побыть наедине хоть несколько минут.

С этими словами он встал и протянул ей руку. Кара была не в силах отказаться.

Взяв за руку, он повел ее через небольшой коридор в комнату, которая когда-то была его спальней. Как только она вошла, он сразу закрыл за ней дверь, повернулся и, подхватив ее на руки, бросил на постель.

– А теперь расскажи мне о своих бывших парнях.

Склонившись над Карой, Майк смотрел на нее широко раскрытыми глазами в ожидании ответа. Она чувствовала, как сильно у него бьется сердце.

– А ты расскажешь мне о своих бывших женщинах? – спросила она.

Отважный поступок! Но ему это понравилось.

– Как их там… Адам? Кевин? – казалось, с трудом выговорил Майк.

– А как насчет Тиффани?

Майк застонал. Ее ранящие самолюбие вопросы были вполне справедливы.

– Последнее, что я узнал о ней по слухам, а точнее от моей матери, она уехала в другой штат и вышла замуж.

– Ты сожалеешь об этом?

Она решила добить его!

– Ты ничего не делаешь наполовину, – покачал головой Майк.

– Ты тоже.

Он усмехнулся:

– Никаких сожалений.

– Тогда почему ты меня допрашиваешь с пристрастием о моем прошлом? Что это с тобой? Я серьезно.

Хороший вопрос. Он и сам задавал его себе не раз. Увы, ответ звучал для него неутешительно: «Ты зацепила меня!» Вместо этого вслух он произнес:

– Ты сводишь меня с ума.

По выражению ее лица было понятно, что такой ответ ей понравился.

– Ладно, раз ты признался, признаюсь и я. Я получила письма от двух старых поклонников.

Их тела были настолько близко, что он чувствовал ее тепло и запах.

– И что дальше? – хрипло спросил он.

– Оба уже женаты. В любом случае они мне неинтересны. А зачем ты меня об этом спрашиваешь?

Вот этого-то он и сам не знал! Он никогда не спрашивал ни одну женщину о ее бывших любовниках. Ему было просто все равно.

– Пока мы вместе, ты моя, – сказал он.

– А мы вместе? – тихо спросила она.

– Разве нет?

Майк понимал, что со своими расспросами ведет себя как безмозглый высокомерный осел, но она пробудила в нем первобытного мужчину.

Кара долго испытующе смотрела на него, и Майк решил, что сейчас она даст ему крепкую пощечину и уйдет, чего он в общем-то и заслуживал. Но вместо этого она обняла его за шею и, притянув к себе, тихо пробормотала:

– Ты разбиваешь мне сердце…

И тут его охватила паника. Так всегда бывало, когда речь заходила о сердечных чувствах. Однако на этот раз он не стал высвобождаться из объятий. Вместо этого твердо произнес:

– Обойдемся без привлечения сердец.

– Хорошо, – безропотно согласилась она, но на ее лице мелькнуло что-то подозрительно похожее на обиду, прежде чем она успела скрыть свои эмоции.

Майку не понравилось, что она прячет от него свои мысли, хотя он сам фактически заставил ее это делать. Кара медленно провела языком по пухлым розовым губам, и это заставило его потерять над собой контроль. Схватив ее в объятия, он стал страстно целовать ее, подсознательно стремясь убедить ее, да и себя тоже, в том, что она принадлежит ему, и только ему.

По крайней мере сейчас.

К его радости, она с готовностью ответила на его поцелуи, и после взаимных горячих ласк он вдруг почувствовал, что гнев, ревность и прочие малопонятные и малознакомые ему чувства, с которыми он не знал, что делать, куда-то испарились. Застонав, он прижался к ней всем телом, не в силах больше сдерживать настойчивое веление мужского естества.

Неожиданно голос Эллы, созывавшей всех к десерту, вернул их к реальности.

С трудом оторвавшись от Кары, Майк перевалился на бок и лег на спину рядом с ней, закинув руки за голову.

– Десерт, наверное, уже на столе, – пробормотал он, стараясь утихомирить разбушевавшиеся чувства.

– А я думала, это и есть десерт.

Майк тихо засмеялся, удивляясь ее способности адекватно реагировать на любые обстоятельства.

– В любом случае этого нельзя делать здесь, – сказала Кара, вставая с кровати и подходя к зеркалу, чтобы поправить смятую прическу и макияж.

– Я вернусь к столу первой. Если кто-нибудь спросит, скажу, что была в ванной комнате.

Как будто никто не поймет, чем они вдвоем занимались в его комнате! – подумал Майк, но не стал этого говорить вслух, чтобы не огорчать Кару.

– Ладно, я приду через несколько секунд, – согласился он, размышляя о том, сколько этих секунд понадобится, чтобы унять эрекцию.


В течение нескольких дней после нелепых собственнических претензий Майка на воскресном семейном ужине в доме родителей они с Карой умудрились никак не пересекаться.

Майк восстанавливал самообладание и занимался нераскрытым делом прошлых лет. Он вовсе не шутил, когда говорил о модернизации регистрационной системы. Та, что имелась в полицейском участке, никуда не годилась, и ситуация требовала кардинальных изменений.

А пока что Майку приходилось иметь дело с написанными от руки протоколами и свидетельскими показаниями. Единственный человек в Серендипити, который знал об оставшихся неконфискованными наличных, не хотел говорить об этом деле. Майк в задумчивости постучал ручкой по столу. Почему федералы так и не забрали те банкноты? Если бы они вовремя увезли их, деньги не лежали бы сейчас в хранилище вещественных доказательств и никто не мог бы воспользоваться ими.

Неожиданно он вспомнил о своих связях в Федеральном бюро по борьбе с наркотиками, оставшихся после работы тайным агентом. Он был хорошо знаком с сотрудницей бюро, имевшей доступ к любой базе данных. Жаль только, она не станет помогать ему, если он не попросит ее об этом лично, а это означало, что нужно съездить в Нью-Йорк. Впрочем, поездка на Манхэттен займет всего час.

Спустя некоторое время Майк по телефону договорился о встрече с сотрудницей бюро. Едва он повесил трубку, как через приоткрытую дверь в соседнем с его кабинетом помещении послышался знакомый очаровательный женский смех, от которого у него внутри все сжалось. Майк подошел к двери и посмотрел на собравшихся в дежурке полицейских, среди которых единственной женщиной была Кара. Один из офицеров что-то рассказывал, и она звонко смеялась. Потом повернулась к Рафаэлю Маркосу и с фривольной улыбкой потрепала его по щеке.

Майку не хотелось сидеть в своем кабинете, когда в соседней комнате происходило что-то интересное, и он направился к группе полицейских. Как только они его заметили, смех сразу стих, и все, включая его брата, уже вышедшего на работу, разошлись в разные стороны по своим делам.

Майк нахмурился. Почему его появление вызвало такую реакцию у подчиненных? Неужели он такой суровый начальник? Вряд ли его отец руководил в таком стиле. Как ни хотелось Майку отличиться по службе, удушающая атмосфера начальственного кабинета была не для него. Не такой карьеры он хотел для себя.

– У тебя же нет сегодня дежурства, – обратился Майк к Каре, все еще размышляя о своих качествах начальника.

– Нет, но я хотела привести кое-какие дела в порядок, – подняла на него глаза Кара. – Все равно у меня нет особых планов на сегодня.

Ее ответ прозвучал сухо и официально, как и подобает на работе.

Но Майку это очень не понравилось.

– Когда закончишь, хочешь поехать вместе со мной в Нью-Йорк на деловую встречу по поводу нашего «глухаря»? Нужно кое-что разузнать.

– Разузнать? А как? – У нее загорелись глаза.

– У меня там есть кое-какие связи, с помощью которых я хочу получить нужную информацию.

– Здорово! – Она возбужденно потерла ладони. – Я еду с тобой! Только дай мне час, чтобы закончить работу, ладно?

– Договорились!

Улыбнувшись ему, Кара снова погрузилась в работу.

Его задевало то, с какой легкостью она умела возводить между ними стену здесь, на работе, полностью игнорируя то взаимное сильное влечение, которое неизменно возникало между ними, когда они оставались наедине. Майк вспомнил, как они целовались на постели в его бывшей комнате в родительском доме, как она вся раскрылась для него, и тут же почувствовал нарастающее напряжение между ног.

Нет, так дело не пойдет. Если он не сможет обуздать свои инстинкты хотя бы на работе, это станет большой проблемой. Ведь у них ни разу не было секса со дня его возвращения в Серендипити. Все эти заигрывания и сексуальные прелюдии довели его до крайности. Ему было просто необходимо сделать так, чтобы они оказались наедине подальше от всех. Хотя это не входило в его планы, когда он предлагал Каре отправиться вместе с ним в Нью-Йорк, теперь поездка на Манхэттен казалась тем самым подходящим случаем, чтобы побыть с ней вдвоем. В отличие от Серендипити Нью-Йорк – это его территория, и он отлично знает, куда ее повести, чтобы потратить время с толком. Он был уверен, что вернется в Серендипити полностью удовлетворенным во всех смыслах этого слова. Никакой ревности, никаких мучительных переживаний; он снова станет спокойным, хладнокровным и сосредоточенным, каким был всегда.


Поскольку Кара собиралась после работы отправиться домой, она надела джинсы. Когда они с Майком встретились возле его пикапа, чтобы отправиться в Нью-Йорк, она заметила, что он тоже сменил официальный костюм на старые голубые джинсы, обтягивавшие его мускулистые бедра и тугие ягодицы. Кара вздохнула, поняв, что ей придется в этой деловой поездке все время отвлекаться на своего начальника.

– Готова? – спросил Майк, надевая темные очки-авиаторы. Кожаная куртка, джинсы и большие солнцезащитные очки с тонкой металлической оправой делали его еще более неотразимым.

– Ага. – Она поспешно надела свои солнцезащитные очки, надеясь, что он не заметил ее долгого пристального взгляда.

Майк открыл перед ней пассажирскую дверь, и она приятно удивилась его неожиданной галантности. Усевшись на пассажирское сиденье, она застегнула ремень безопасности. Майк сел за руль, и они тронулись в путь.

С того воскресенья, когда они расстались после семейного ужина в доме его родителей, Кара была как на иголках и вела себя слегка неуравновешенно. Она вспоминала то его горячее: «Пока мы вместе, ты моя», то холодное и отстраненное: «Обойдемся без привлечения сердец».

Она невольно поежилась, и он повернул голову в ее сторону:

– Тебе холодно? – И, не дожидаясь ответа, включил обогреватель.

– Да, спасибо, – не задумываясь солгала она.

Яркий солнечный свет заставлял их обоих не снимать темные очки, и Каре трудно было понять выражение глаз Майка за почти непроницаемыми стеклами. И все же она не сомневалась в том, что он хочет ее. Их взаимное сильное сексуальное влечение было очевидным, но Кару останавливало то, что для Майка это был чистый секс и ничего больше. Для нее же секс без душевных эмоций был чем-то неполным, ущербным.

Кара решила, что будет лучше, если она спрячет свои чувства в маленькую шкатулочку, плотно закроет крышку и уберет куда-нибудь подальше, чтобы разобраться со всем этим, когда отношения с Майком закончатся или когда он уедет из города. Она хорошо умела это делать, к тому же впереди была целая жизнь, чтобы совершенствовать это умение.

– Расскажи мне о твоем осведомителе, – попросила она Майка.

– Это человек, которого я давно знаю еще по моей работе тайным агентом. Надеюсь, мне удастся уговорить его покопаться в нужной базе данных без лишней огласки. Меньше всего сейчас нужно, чтобы это дело привлекло внимание третьих лиц.

– Ты действительно думаешь, что Саймон что-то знает об этих меченых банкнотах? – спросила Кара, не в силах примириться с мыслью о том, что высокопоставленный полицейский офицер, человек, которого она хорошо знала, мог утаить ключевую информацию по серьезному делу.

– Ты можешь предложить другую причину, по которой он не хочет говорить ни со мной, ни с Саймоном?

В словах Майка был свой резон.

– Пожалуй, нет, не могу.

Оба замолчали и не говорили друг с другом до конца поездки. Однако это молчание было удивительно спокойным и комфортным.

Когда они въехали на Манхэттен, Кара выпрямилась и села повыше, чтобы смотреть в окно на высокие здания и толпы людей в зимней одежде. Некоторые вели на поводке собак, другие гуляли с детьми и даже младенцами в крытых прогулочных колясках.

– Нет, не могу представить себе, как можно здесь жить, – сказала она, когда Майк остановил машину на светофоре.

– Здесь всегда бурлит жизнь, – отозвался он.

Вдалеке послышался звук полицейской сирены – или это была сирена «скорой помощи»?

– Как же здесь можно спать по ночам? – недоуменно произнесла Кара.

– Ко всему привыкаешь.

– Не думаю, чтобы я могла к этому привыкнуть.

– Как знать! Может, в один прекрасный день тебе придется выяснить это на практике.

Она прислонилась лбом к холодному стеклу и задумчиво проговорила:

– Вряд ли. Мне приходилось бывать в Нью-Йорке, и я каждый раз не могла дождаться того благословенного часа, когда смогу убежать подальше от этих людских толп и вечной суеты.

– Ты шутишь?

– Вовсе нет. Я же типичная провинциалка, разве ты забыл?

Повернувшись к Майку, она взглянула на его удивленное лицо и шутливо помахала ему рукой.

Он тихо засмеялся, и сочный звук его низкого голоса заполнил весь салон машины.

– Все, приехали, – сказал он и свернул с оживленной улицы на подземную парковку.

Выпрыгнув из машины, Кара обошла ее сзади и подошла к Майку.

– Ну как, ты готова отважиться на прогулку по ужасному большому городу? – спросил он.

– Ради Бога, – закатила она глаза, – я же не робкая девочка с далекой фермы.

К тому же у нее всегда был с собой полуавтоматический пистолет «Глок».

Майк засмеялся и, взяв ее за руку, повел к выходу на улицу.

– Место, которое нам нужно, тут недалеко. Совсем близко, за углом.

Она кивнула и пошла рядом с ним, удивляясь тому, что он так и не отпустил ее руку. От этого постоянного контакта внутри становилось все теплее, и это помогало ей сопротивляться порывам холодного зимнего ветра. В ее родном Серендипити тоже было холодно, но здесь, в Нью-Йорке, ветер кружил между высокими зданиями, становясь все злее, и Кара была искренне рада, когда Майк остановился перед заведением, похожим с виду на гриль-бар.

Открыв дверь, он придержал ее для Кары. Внутри помещение оказалось небольшим и сумрачным из-за приглушенного освещения. Вдоль стен располагались уютные кабины из дерева, и общая атмосфера оказалась на удивление теплой.

– Майки! Дружище!

Рокочущий бас застал ее врасплох. Кара думала, что осведомитель, на встречу с которым они с Майком приехали, окажется более тихим и спокойным человеком, держащимся в тени и не привлекающим к себе излишнего внимания. Вместо этого к Майку подошел, широко улыбаясь, крупный высокий мужчина с наполовину седой шевелюрой и большим животом.

– Билл Карлсон! Сукин ты сын! Как поживаешь? – Майк с улыбкой хлопнул здоровяка по плечу, но тот, не удовольствовавшись таким приветствием, тут же сгреб его в крепкие братские объятия.

– У меня все хорошо, чертовски хорошо! – прогудел Билл.

Сделав шаг назад, Майк внимательно оглядел старого друга.

– А тебе к лицу владеть этим баром. Похоже, ты слишком налегаешь на блюда своей кухни.

Здоровяк, который на вид был старше Майка лет на двадцать, расплылся в довольной улыбке:

– Тут дело не только в баре. Я ведь женился на Люси, и она с радостью готовит для меня вкусную домашнюю еду.

Он ласково похлопал по своему круглому животу.

У Майка широко раскрылись глаза.

– Ты повесил себе хомут на шею? Как так? Ты же сам говорил, что, цитирую, «ни одна чертова баба» не окольцует тебя ни за что на свете!

Покачав головой, Билл засмеялся:

– Век живи, век учись, дружище. Да… А кто эта милая леди?

При этих словах Кара покраснела. К тому же ей было весьма любопытно узнать, откуда Майк знал этого человека, поскольку он был явно рад видеть его.

– Знакомьтесь, это Кара Хартли, это Билл Карлсон. Билл был детективом, до того как состарился и ушел в отставку, – сказал Майк, озорно улыбаясь.

Кара заметила, что он не стал объяснять Биллу, кем она ему приходится, и постаралась прогнать прочь появившееся чувство обиды. Лучше уж никаких объяснений, чем те, которые ей не понравились бы.

– Старость придет к каждому из нас, дружище, – философски хмыкнул Билл и обратил свое внимание на Кару: – Приятно познакомиться, мисс Хартли.

– Зовите меня просто Кара, – ответила она, пожимая протянутую руку. – Мне тоже приятно с вами познакомиться.

Посмотрев на Майка, Билл склонил голову набок и тихо сказал:

– Я не знал, что ты приедешь не один.

Эти слова были сказаны действительно тихо, и все же Кара их услышала.

– Какая разница? – пожал плечами Майк.

– Ну-ну, только сам об этом не забудь, – хмыкнул Билл, делая шаг назад. – Последняя кабина справа. Там достаточно места для троих. Если понадоблюсь, я на кухне. – Он сделал паузу и посмотрел на Кару: – Приятно было с вами познакомиться.

Развернувшись, Билл удалился на кухню через двустворчатую дверь.

Кара сделала глубокий вдох и спросила:

– Хочешь, я подожду тебя здесь?

Она понимала, что осведомитель не ожидал ее появления вместе с Майком и, возможно, будет недоволен тем, что он привел ее вместе с собой на встречу.

– Нет, – коротко ответил Майк и без всяких дальнейших объяснений двинулся в глубь зала. Кара пошла вслед за ним.

Когда они дошли до самой дальней кабины, где Майка ждал его осведомитель, Кара была потрясена. Осведомителем оказалась сногсшибательной красоты женщина – длинные темные волосы с отдельными осветленными прядями, смуглая от загара кожа, идеальные черты лица, кожаная куртка и длинный алый шарф.

У Кары пересохло во рту, когда до нее наконец дошел весь смысл сказанных Биллом слов. Неожиданно она поняла, насколько смешно, должно быть, выглядит в своем темно-зеленом пуховичке по сравнению с шикарной незнакомкой.

– Майк! – улыбнулась красотка и, встав с места, обняла старого друга, всем телом прильнув к нему. Однако это было мало похоже на простое дружеское объятие.

– Лорен!

Сжав зубы, Кара мысленно приказала себе не поддаваться чувству надвигающейся опасности. Небольшая ревность? Да, это вполне можно было себе позволить. Чего позволить нельзя, так это чтобы Майк заметил, как это подействовало на нее. Интересно, он и Лорен любовники? Или Лорен только хочет, чтобы это было так?

Надо отдать Майку должное, он взял девушку за предплечья и мягко, но решительно отстранил от себя:

– Я тоже рад тебя видеть. У нас к тебе несколько вопросов.

– У нас?

Она перекинула волосы на другое плечо и только теперь заметила присутствие Кары.

– Это Кара Хартли, она работает в полиции Серендипити. Мы сейчас работаем над раскрытием одного преступления, и нам нужна твоя помощь, – сказал Майк, жестом показывая на кабину и приглашая всех сесть. – Кара, это Лорен Наннариэлло.

– Когда ты сказал, что хочешь встретиться со мной, я не поняла, что это будет деловая встреча, – слегка вздернула подбородок Лорен и скользнула за стол на свое прежнее место. – Впрочем, ты всегда мешал дело с развлечением, – добавила она, понизив голос, и слегка похлопала по скамье рядом с собой.

Значит, они все-таки были любовниками. У Кары не осталось в этом никаких сомнений. Впрочем, несколько дней назад он недвусмысленно заявил, что теперь он с ней, Карой, а она не из тех женщин, кто позволяет другим уводить у них мужчин. Реакция Майка интересовала ее меньше всего – кто, как не он, привез ее сюда, даже не предупредив, что его осведомитель – женщина, да еще бывшая любовница?

– Майк! – позвала его Кара мягким и в то же время властным голосом.

Он повернулся к ней.

Она села на скамью напротив Лорен и, глядя ему в глаза, недвусмысленным жестом показала на место рядом с собой. Она была уверена в его выборе.

Бросив на нее взгляд, полный сожаления, Майк сел рядом с Лорен.

Рациональная часть Кары, офицера полиции, понимала, что Майку необходимо выудить у осведомителя – осведомительницы? – как можно больше необходимой информации. Однако ее женское «я» было возмущено тем, что он привез ее сюда и тем самым заставил быть свидетельницей всей этой сцены. Ничего, он еще поплатится за свою бесчувственность!

Страницы книги >> Предыдущая | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 2.5 Оценок: 4
Популярные книги за неделю

Рекомендации