154 800 произведений, 42 000 авторов Отзывы на книги Бестселлеры недели


» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

  • Текст добавлен: 28 октября 2013, 17:30


Автор книги: Кэрол Мортимер


Жанр: Короткие любовные романы, Любовные романы


сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Кэрол Мортимер

Любовь и другие неприятности

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Эбби погрузилась в горячую пенную ванну. Свои шикарные темные волосы девушка заколола наверх. В одной руке она держала бокал шампанского, в другой – мобильный телефон.

Отхлебнув немного шампанского, Эбби бросила мобильник прямо в воду, с удовлетворением глядя, как пузырьки пены поглощают ненавистную трубку.

Телефон отключен, система видеонаблюдения и домофон – тоже. Теперь никто и ничто не побеспокоит ее в этот час уединения.

Девушка грустно улыбнулась, наслаждаясь полной тишиной и покоем. Ванную комнату, выдержанную в персиковых тонах, освещали лишь двенадцать свечей, которые она зажгла заранее.

Эбби с наслаждением отпила еще шампанского и тут краем глаза заметила, что она не одна.

Монти, ее персидский кот, с довольным видом сидел в корзине для белья и смотрел на нее своими зелеными глазами.

Как это она могла допустить такую оплошность? – подумала Эбби. Сейчас ей не хотелось ни видеть, ни слышать никого, включая кота. Хотя кот, конечно, ни при чем. Девушка сама предпочла Монти тысячам других кошек. По крайней мере, ей казалось, что она его выбрала; но через несколько дней, когда девушка принесла этого годовалого перса домой, стало совершенно ясно, что Монти сам сделал выбор. Наверное, он думает, что я ласковая и податливая хозяйка, которая сделает его существование чудесным, заключила Эбби.

– Теперь все изменится, дорогой мой Монти, – с бравадой в голосе заявила девушка, снова поднося бокал к губам. – Боюсь, что больше ты не получишь вареной курочки и лосося. С этого момента начинается новая жизнь: в лучшем случае я смогу позволить себе покупать для тебя консервы.

Эбби всегда казалось, что кошки не могут смотреть на человека с таким скептицизмом и пренебрежением, но в данную минуту Монти смотрел на нее именно так. Всем своим видом он как будто говорил: «Ты, наверное, шутишь, хозяйка. Прекрати издеваться надо мной».

– Это не моя вина, – оправдывалась Эбби, наливая шампанское в опустевший бокал. – Это всё мужчины, – она сделала большой глоток. – Я имею в виду, кто еще додумался бы до такого?

Я не стану плакать! Ни за что на свете не стану! — говорила себе она.

Но Эбби все же расплакалась. Слезы, стекавшие по ее щекам, сопровождались многочисленными всхлипами.

Как он мог так поступить со мной? Да еще в прямом эфире, на глазах у миллионов зрителей…

О боже!

Каждый раз, когда Эбби думала об этом, она снова и снова чувствовала унижение.

– Неделя за неделей. Семь недель, если быть точной, – хныкала девушка. – Все это время я пыталась уговорить этого человека принять участие в моем шоу. Да, знаю, он тебе нравился, Монти, – обратилась Эбби к коту. – И мне тоже, – с неохотой призналась она. – Но если бы ты только знал, если бы ты только слышал… Я даже не представляла, Монти! Даже не думала! Лучше бы я сегодня вообще не вставала с постели!

В действительности все обстояло гораздо хуже. Если бы Эбби только могла предположить, насколько сильным будет ее унижение сегодня вечером, она бы уехала в Боливию. И никогда бы не возвращалась.

Ей всегда нравилось, как звучит это название. Боливия. Так романтично, так загадочно, так… по-другому. Но с ее-то везением все наверняка оказалось бы совсем не так. Эбби нравилось и название «Бермудский треугольник», хотя это, видимо, тоже очередной миф…

Очевидно, она выпила слишком много шампанского.

– Хорошо, хорошо, – сдалась Эбби, заметив, с какой укоризной смотрит на нее Монти. – Но если бы ты только слышал, что сказал этот человек! Ты был бы просто в шоке, мой милый котик! – снова заплакала Эбби. – В шоке!

Все поплыло перед глазами. Снова и снова в воображении девушки пролетали события сегодняшнего вечера.

– О боже, Монти, – шмыгнула носом Эбби, – я никогда больше не смогу покинуть эту квартиру! Придется забаррикадировать дверь и поставить решетки на окна. Я просто не осмелюсь снова появиться на людях. – Девушка залпом осушила бокал шампанского. – А когда наши запасы съестного кончатся, мы с тобой умрем с голода! – дрожащим голосом подытожила она.

Всего четыре месяца назад все казалось таким многообещающим. Эбби начала свою карьеру на телевидении: тогда ей предложили вести утренний прогноз погоды. Интересный почин, если учесть, что она едва могла отличить холодный фронт от изобары, а переменную облачность – от относительной влажности воздуха.

Тем не менее она быстро приноровилась к малознакомым терминам, и в то время как другие девушки уходили в декрет, карьера Эбби шла вверх. Уже весной известный продюсер выбрал ее ведущей для своего шоу.

Следующие три месяца прошли для Эбби как во сне. Казалось, все мечты сбылись. Она отлично справлялась, выбирая гостей и занимаясь необходимыми приготовлениями.

Все шло хорошо, пока дело не дошло до гостя, которого она нашла для финального шоу.

Макс Хардинг.

Эбби хотела закончить шоу на высокой ноте. Когда-то у Макса Хардинга была своя программа на телевидении, но потом он перестал вести ее и вернулся к международным новостям. Из-за того, что один из известных политиков совершил попытку самоубийства в прямом эфире одной из его программ, он не появлялся на британском телевидении два года.

Неуловимость Макса, его нежелание даже обсуждать этот инцидент только подстегивали Эбби. Она подумала, что лучшего гостя для ее финального шоу не найти.

Но девушка и представить не могла, как все закончится. Ей и в голову не приходило, каковы были намерения этого человека, когда он согласился на ее предложение.

– Макс хотел сделать мне больно и унизить меня, Монти, – всхлипнула Эбби. – Он тебе так нравился… я… мы… как он мог так поступить со мной? Как он мог? – Слезы снова заструились по ее щекам. – Но я ему задала, Монти. На глазах у всех зрителей… проучила его, – простонала она. – Тысячи… миллионы людей сидели дома и смотрели, как я ударила этого типа. Да, ты не ослышался, Монти. Я влепила Максу Хардингу оплеуху. В прямом эфире.

Эбби закрыла глаза. Воспоминания снова нахлынули на нее. Она никогда не была жестока. Ни разу ей не приходилось бить кого-то по лицу. У нее даже желания такого не возникало.

Но этим вечером Эбби ударила Макса Хардинга.

– Вообще-то все было гораздо хуже, Монти, – продолжала девушка, совершенно не задумываясь о том, что говорит с собственным котом. – Это была не просто оплеуха. Он так разозлил меня, сделал мне так больно, что я изо всей силы ударила его. Ты бы видел, Монти, его удивленное лицо, – Эбби довольно улыбнулась сквозь слезы. – Он потерял равновесие и рухнул со стула прямо на пол!

Все замерли в буквальном смысле слова. Изумленные зрители в зале, казалось, перестали дышать, операторы оторвались от видеокамер и с открытыми ртами уставились на Эбби. Все взгляды были устремлены в ее сторону.

Первым пришел в себя режиссер.

– Эбби, какого черта ты делаешь? Скажи хоть что-то! – заорал он, но девушка лишь в изумлении смотрела на внушительную фигуру Макса Хардинга, словно не веря, что это она ударила его мгновенье назад. – Да делай же что-нибудь! – снова заголосил Гарри. – Это же прямой эфир, забыла?

Эбби опомнилась. Все камеры были направлены в ее сторону. И она не придумала ничего лучшего, чем просто убежать. Убежать на глазах у миллионов зрителей. Все молчали. Никто даже не попытался остановить ее.

Да и с чего кому-то было останавливать ее? Ведь это она, Эбби, нарушила главное правило ведущего, которое гласило: всегда оставайся спокойным. Какой бы ни была провокация.

Теперь карьера Эбби разрушена. Она никогда больше не сможет работать на телевидении.

Именно поэтому она и заперлась сегодня в своей квартире, отключив все, что могло бы обеспечить ей связь с внешним миром.

– Так что теперь я безработная, милый Монти. Безработная! Но знаешь, что самое худшее? Знаешь? Да, тебе нравился Макс, а вот я… я влюбилась в него… кажется. Я влюбилась в Макса Хардинга! Господи боже мой! – залилась слезами Эбби. – Как бы я хотела никогда не встречаться с ним!

А ведь семь недель назад они даже не были знакомы.

Семь недель назад Эбби купалась в волнах успеха и эйфории. Она была полна энтузиазма и новых идей. У нее было свое получасовое шоу, которое имело успех. Эбби была счастлива, что ей удалось достичь таких высот в двадцать семь лет.

Но семь недель назад имя Макс Хардинг не значило для нее ровным счетом ничего. Она никогда прежде не встречала этого человека и знала о нем лишь то, что знали другие.

И уж тем более не предполагала, что влюбится в него…

ГЛАВА ВТОРАЯ

– В чем дело?

Эбби уставилась на человека, стоящего в дверях квартиры. Ей не приходилось видеть столько обнаженного мужского тела с тех пор, как она загорала на пляже Майорки в прошлом году.

Вокруг его мускулистых бедер было обернуто полотенце. Так вот почему он так долго не отвечал на стук в дверь, заключила девушка: он принимал душ.

В одиночестве или с кем-то? Все равно; глядя на этого полуобнаженного мачо, Эбби не могла вымолвить ни слова. Она как будто язык проглотила.

И неудивительно, ведь никогда еще ей не приходилось лицезреть Макса Хардинга в таком виде. Эбби, конечно, смотрела программу новостей, которую он вел, и его собственное политическое шоу, закрывшееся два года назад. Но в первой программе Макс всегда был одет во что-то вроде военной формы. Часто он вел свои репортажи под свистом пуль. А во время шоу обычно сидел в кожаном кресле, одетый в дорогой костюм с галстуком.

В обоих случаях Макса показывали по телевизору, поэтому он казался меньше.

В действительности он огромный, подумала Эбби. И дело не только в росте под метр девяносто. Он был мускулист и широкоплеч. Его загорелая кожа, казалось, отлита из бронзы, а черные как смоль волосы на могучей груди спускались к…

– Насмотрелись?

Не совсем, захотелось ответить Эбби, но она смолчала. Да, давненько девушка не видела так потрясающе сложенного обнаженного – ну хорошо, полуобнаженного – мужчину.

Посмотрев наконец в лицо Максу Хардингу, Эбби отчего-то зарделась. Ее смущали его проницательные серые глаза. Кроме того, он выглядел так, будто никогда не улыбался. И не смеялся тем более.

Эбби расправила плечи и напустила на себя вид «серьезный, но довольно милый».

– Не знаю, слышали ли вы обо мне, мистер Хардинг. Я Эбби Фримен и хочу…

Девушка не успела договорить, как дверь захлопнулась прямо у нее перед носом.

Значит, слышал, заключила Эбби. Но это не повод вести себя так грубо! Тем более после того, как он получил два письма с просьбой принять участие в ее финальном шоу. Одно – от лица всей компании, второе – от нее лично. Ни на одно из писем он не потрудился ответить. Макс Хардинг мог бы, по крайней мере…

Эбби не успела завершить мысль. Неожиданно дверь снова открылась, и сильная мужская рука бесцеремонно втащила ее в квартиру.

– Мистер Хардинг…

– Как вам удалось пробраться сюда? – прогремел мужчина, нависая над ней как скала.

Эбби зажмурилась. Она все еще не верила, что ей удалось попасть внутрь, пусть даже таким способом. Она поправила футболку. Ее темные волосы рассыпались по плечам, в больших голубых глазах читалось негодование.

– Я спросил…

– Мужчина внизу впустил меня, – перебила Эбби.

– Что вы сказали ему? – продолжал злиться Макс. – Я жду объяснений, мисс Фримен.

Эбби рассердилась. Этот тип говорил с ней, как учитель с провинившейся школьницей!

– Может, вы сначала оденетесь? – предложила она с напускной вежливостью. – Уверена, вам, – и ей, – будет намного комфортнее.

– Мне вполне удобно, – заверил ее Макс. – А теперь мне все-таки хотелось бы знать, какую историю вы придумали для Генри, что он впустил вас сюда, даже не предупредив меня?

– Я сказала, что я ваша младшая сестра. Что у вас сегодня день рождения и я хочу сделать вам сюрприз, – честно призналась Эбби.

– Неплохо для начала.

– Послушайте, раз уж…

– Когда будете уходить, – бесцеремонно перебил ее Макс, как будто она ничего и не говорила, – можете сказать Генри, что сюрприз удался. – Он распахнул перед Эбби дверь. – Ну а я выскажу ему все, что думаю об этом, позже.

– Надеюсь, вы не собираетесь отчитывать его? – спросила Эбби, не двинувшись с места. Раз уж ей удалось попасть в квартиру Макса Хардинга, она не собиралась уйти ни с чем. – Я могу быть очень убедительной, если постараюсь, – улыбнулась девушка.

Но он даже не попытался улыбнуться в ответ. Его серые глаза не выражали ничего, кроме холодности и злости.

– Я писала вам несколько раз, мистер Хардинг, – решив перейти сразу к делу, сказала Эбби.

– Дважды, если быть точным, – произнес он, своим тоном давая понять, что ему неприятен этот разговор. – Оба письма я прочитал перед тем, как отправить их в корзину.

Эбби со злостью, которую она, конечно, умело скрывала, подумала, что ему нравится говорить ей эти слова. Но девушка во что бы то ни стало должна была заполучить этого человека для своего шоу. Она заверила Гарри Холмса, режиссера «Шоу Эбби Фримен», что Макс Хардинг появится в последнем эфире. Смелое заявление. Эбби поняла это через пару недель, но ей требовался кто-то действительно впечатляющий, чтобы закончить серии, если она хотела получить контракт на продолжение.

Надо было познакомиться с Максом Хардингом прежде, чем бросаться такими заявлениями, ругала себя девушка. Но пути назад нет.

– Тогда вам известно, что все полчаса эфирного времени будут посвящены вам.

– Нет.

– О, но я уверена, что ясно дала это понять в своем письме. Я бы не смогла предложить что-то меньшее человеку вашего профессионального статуса…

– Попридержите коней, мисс Фримен. Вы ничего от меня не добьетесь таким способом! Я не собираюсь сейчас или когда-либо еще появляться в «Шоу Эбби Фримен», – пренебрежительно фыркнул Макс.

Эбби и это выдержала. Затащить Макса Хардинга на шоу стало для нее делом принципа.

– Но вы ведь такой интересный человек, мистер Хардинг, – заискивающе улыбнулась девушка. – Вы многое видели, многое сделали. Я уверена, всем зрителям будет интересно услышать о…

– Ваши зрители вряд ли захотят услышать о том, что я видел или сделал, – отрезал Хардинг. – Все они жаждут узнать от меня историю о том, как Рори Мэхью попытался покончить жизнь самоубийством во время одной из моих программ. – Серые глаза мужчины были холодными. – Но я не собираюсь обсуждать это на публике. Я ясно выразился, мисс Фримен?

Куда уж яснее. И Макс был прав, говоря об инциденте с Рори Мэхью; эта история была у всех на устах слишком долго. Едва ли Эбби удержалась бы и не спросила о ней. Но все же это не единственное, о чем девушка намеревалась поговорить с ним.

– Я хотела лишь косвенно упомянуть ту историю, – начала Эбби. – Потом мы бы, конечно, перешли к другим темам. Последние два года вы работали международным корреспондентом. Это было бы увлекательное…

– Я сказал «нет», мисс Фримен.

– О, называйте меня Эбби, прошу вас, – тепло улыбнулась девушка, стараясь унять дрожь, которую вызывал в ней взгляд холодных серых глаз Макса.

– Вы можете звать меня «мистер Хардинг». Но сначала, – он снова подошел к двери, – я хотел бы задать вам пару вопросов.

Внезапная перемена тона напугала Эбби. Уж лучше бы Макс продолжал говорить холодно и с сарказмом, чем так. Эбби вдруг осознала, что стоит в чужой квартире перед сильным мужчиной. Перед злым, полуобнаженным, сильным мужчиной!

– Хорошо, мистер Хардинг, – улыбнулась она, хотя в душе ее царило смятение, – я готова ответить на любые ваши вопросы по поводу шоу. Собственно говоря, я…

– Мои вопросы не имеют никакого отношения к вашей программе, мисс Фримен, – отрезал Макс. – Меня интересует, как вам удалось узнать мой адрес.

Да уж, этот человек и не подумает предложить мне кофе, подумала Эбби. Он даже присесть вряд ли предложит. На успешный исход встречи можно и не надеяться…

– И не говорите, что взяли его из телефонной книги, – предупредил Хардинг. – Потому что его там нет.

– Неважно как…

– Для меня – важно. – Макс стоял, скрестив руки на груди, и испытующе смотрел на непрошеную гостью.

Если бы Эбби стояла перед мужчиной обернутая в полотенце, она чувствовала бы себя не очень уютно, но этот человек, кажется, наслаждался своим положением. Он прекрасно знал, как его неприкрытая сексуальность действует на женщин. И смущение Эбби только забавляло его.

А Эбби, без сомнения, была смущена. Этот мужчина, Макс Хардинг, обладал природной красотой и невероятным магнетизмом. Неважно, одет он или раздет. Было в нем что-то такое, что приковывало к нему внимание.

Макс внезапно подался вперед и не скрывал своего удовольствия, когда Эбби инстинктивно отскочила.

– Не бойтесь, я вас не съем, – откровенно веселился он. – Я не питаюсь маленькими девочками до завтрака. Вы ведь из тех «милашек», которых так любят на общественном телевидении, я прав?

– я…

– Чем вы занимались до того, как стали ведущей «Шоу Эбби Фримен»? Вели какую-нибудь детскую программу, где вам нужно было выглядеть наивной школьницей, хотя вы уже давно вышли из этого возраста? Или наоборот, рисковали жизнью, лазая по горам и прыгая с парашютом, а? Простите, что вы сказали? – спросил он, когда Эбби пробормотала что-то невнятное.

– Я сказала, что вела утренний прогноз погоды, – повторила Эбби. – А потом была заместителем ведущего канала новостей.

Макс с минуту молча в недоумении смотрел на Эбби, словно не был уверен, что правильно расслышал ее. А потом… потом он рассмеялся.

– Метеодевочка? – наконец вымолвил он.

– Я смотрю, вы не очень-то уважаете своих коллег, – вспыхнула Эбби.

– Наоборот, дорогуша. Я их безмерно уважаю. Вот только вам не случилось быть одной из моих коллег.

Для Эбби было важно – очень важно, если она хотела доказать Гарри Холмсу, что она не очередная «ведущая одного шоу», каковой тот считал ее, – уговорить Макса Хардинга стать участником ее программы. Но сейчас, под его насмешливым взглядом, ей больше всего на свете хотелось развернуться и убежать. К несчастью, этот мужчина стоял как раз между ней и дверью.

Тогда, рассудив, что нападение все-таки лучшая защита, девушка вздернула подбородок и с вызовом посмотрела на Макса.

– Никогда бы не подумала, что вы такой женоненавистник, мистер Хардинг!

– О, вы глубоко заблуждаетесь, Эбби, – соблазнительно промурлыкал он, осмотрев девушку с ног до головы своим насмешливым взглядом. – Просто вы не в моем вкусе.

Мне не следовало вообще приходить сюда, подумала Эбби.

Она-то считала себя такой умной, что обдурила привратника Генри, и так гордилась собой! Почти светилась от собственной неотразимости, пока ехала в лифте. Но на самом-то деле Эбби не добилась ничего. Только разозлила этого человека. А когда Макс Хардинг злился, выглядел он угрожающе.

Собственно говоря, Хардинг очень опасен, даже когда не злится. По его лицу невозможно понять, что творится в его голове в данный момент.

Эбби же совершенно не задумывалась о последствиях, когда шла на эту встречу. Она была уязвлена заявлением Гарри Холмса. Тот утверждал, что девушке ни за что не удастся затащить Макса Хардинга на свое шоу. Режиссер был уверен, что сегодняшняя встреча закончится ничем.

– Вам нужно непременно познакомиться с моим начальником, – процедила Эбби. – У вас так много общего!

– Он тоже не любит работать с дилетантами? – поддел ее Макс.

Ну, все. Хватит. Это стало последней каплей в чаше терпения Эбби Фримен.

Прошлая неделя и так выбила ее из колеи. Гарри Холмс постоянно высмеивал ее. А теперь вот еще и этот Макс Хардинг откровенно издевается над ней. Он явно не собирается участвовать в ее шоу, и Эбби рассудила, что ей нечего терять.

– Не понимаю, как мне вообще пришло в голову, что людям будет интересно слушать ваши рассказы. Вы грубиян. Вы высокомерны. Вы насмехаетесь над другими, вы совсем невежливы. И вы мне не нравитесь! – в сердцах бросила Эбби, сжав руки в кулачки.

– Это, моя дорогая Эбби, самое честное, что вы сказали за все сегодняшнее утро, – бесстрастно произнес Макс. – Ну же, продолжайте. А я пока оденусь и заварю кофе. – И он действительно направился в кухню.

Эбби с открытым ртом наблюдала за его действиями. Она вела себя не лучше, чем этот заносчивый Макс Хардинг, а он теперь предлагает ей кофе!

Да знай Эбби, к чему приведет ее маленькая тирада, она давно отбросила бы напускную вежливость.

Тряхнув роскошной копной темных волос, девушка последовала за хозяином дома.

Просторная гостиная, как успела заметить Эбби, была обставлена богато. Великолепный интерьер говорил о привычке хозяина жить в роскоши, но все здесь было каким-то необжитым. Как будто комната в отеле, ну или как если бы известный дизайнер не вчера сегодня закончил свою работу и все еще было совсем новеньким.

Кухня была такой же огромной. И такой же необжитой, как и гостиная. Кажется, ее тоже почти не использовали.

– Присаживайтесь, – пригласил между тем Макс, доставая чашки и даже не повернувшись в сторону Эбби.

Девушка удобно расположилась у стойки. По крайней мере, насколько это было возможно для девушки ростом метр семьдесят. Она до сих пор пребывала в некотором шоке оттого, что ей удалось-таки добиться от Макса Хардинга хотя бы приглашения на чашечку кофе. А это значит, что он еще может изменить свое мнение и согласиться принять участие в ее финальном шоу.

– Так, – Макс оторвался от своего занятия, – пойду-ка я оденусь, пока варится кофе. И, Эбби, оставайтесь на месте, – добавил он уже в дверях.

Девушка вспыхнула, когда до нее дошел смысл его слов.

– Я не шпионка, мистер Хардинг, – запротестовала она.

– Именно поэтому вам никогда не стать истинным журналистом! – парировал мужчина и вышел из кухни.

Эбби в ожидании облокотилась на стойку, размышляя, стоит ли все это ее усилий. Если случится чудо и Макс Хардинг все-таки согласится на ее предложение – в чем Эбби очень сомневалась, – у нее не получится контролировать интервью. Это ей стало понятно еще в первые пять минут общения с ним. А значит, она не получит продления контракта, ради которого, собственно, и затеяла все это. Вероятно, лучше всего повернуться и уйти…

– Не ожидал, что вы воспримете мои слова так буквально, – заметил Макс, вернувшись в кухню и застав гостью на том же месте. – Вы могли бы налить себе кофе.

По правде говоря, Эбби так увлеклась размышлениями о Хардинге, что даже не заметила, что кофе уже готов. А взглянув на человека перед собой, и вовсе потеряла способность мыслить.

Кажется, Макс говорил, что идет одеться. И действительно, сейчас он возвышался над Эбби в чистой, но очень мятой белой футболке и в потертых джинсах. Волосы Хардинг и вовсе не расчесывал. Они выглядели так, будто он просто провел по ним пятерней. Да и на ногах у него ничего не было.

Он выглядел чертовски сексуально!

Проклятие!

– Извините, – пролепетала Эбби, с трудом оторвав взгляд от его великолепной фигуры. – Что-то я размечталась.

– У меня нет молока, – сообщил Макс, разведя руками, когда поставил перед ней чашку кофе. – Я только вчера вернулся и еще не имел возможности сделать необходимые покупки.

– Ничего страшного, черный вполне подойдет, – заверила его девушка, хотя обычно пила кофе со сливками и сахаром. Оглядывая эту огромную, сверкающую девственной белизной кухню, она каким-то внутренним чутьем догадалась, что Макс вообще редко ходит по магазинам.

– Итак, – начал он, расположившись прямо напротив Эбби, – вы не ответили на мой вопрос.

Девушка могла бы попытаться сыграть «под дурочку» и спросить, что он имеет в виду, но Макс, кажется, уже и без того считает ее недалекой, а убеждать его в этом еще больше она не собиралась.

– Я получила ваш адрес от подруги друга, – неопределенно пожала плечами Эбби, мысленно прося Бога о том, чтобы он дал ей побольше уверенности в себе…

– Что за подруга друга?

– Я вас правильно поняла? – удивилась девушка, в растерянности взглянув на него. – Вы что, всерьез думаете, что я стану отвечать на этот вопрос?

– Едва ли я стал бы шутить, ведь дело касается вмешательства в мою личную жизнь. И вторжения в мой дом.

– Вы заигрываетесь, вам так не кажется? – Эбби вскинула красивые черные брови. – В конце концов, я только позвонила в дверь. Вы сами затащили меня сюда.

– И также легко могу выставить вас отсюда! – прорычал Макс. – Я «затащил» вас лишь потому, что мне интересно, как вы добыли мой адрес.

– Вы прекрасно знаете, что я не могу разглашать мой источник, – парировала девушка.

Она сказала это резко. С вызовом. Так, как сказал бы истинный репортер, каким, по мнению Макса Хардинга, ей никогда не стать.

Макс откинулся на спинку стула, по его виду – как, впрочем, всегда – невозможно было понять, о чем он думает.

– Скажите мне, Эбби, – произнес он вкрадчиво, – что заставило вас думать, будто вы добьетесь успеха там, где другие провалились?

Эбби захлопала глазами, не совсем понимая, о чем ее спрашивает этот мужчина. Неужели он предполагает, что я пытаюсь соблазнить его? – пронеслось у нее в голове.

– Я не об этом, Эбби, – вздохнул Макс, словно прочитав ее мысли. – Другие ведь тысячу раз просили меня стать участником их программ или дать интервью для газеты. За последние два года я получил множество подобных предложений. Но даже если вы не вполне поняли вопрос, разве я уже не сказал вам, что вы не в моем вкусе?

А кто в твоем? – хотелось спросить Эбби, но она промолчала. Насколько она выяснила в ходе своего журналистского расследования, у Макса Хардинга не было определенного типа. Однажды он уже был женат. Но через три года развелся и с тех пор менял женщин как перчатки. В его любовном списке находилось место и черствым бизнес-леди, и избалованным разведенным красоткам. Единственное, что было общего у всех этих женщин, – независимость. И, возможно, отвращение к браку…

– Ну, наконец-то хоть что-то приятное, – провозгласила Эбби, воздев руки. – Потому что вы тоже совсем не в моем вкусе.

– Конечно, – насмешливым тоном произнес Макс. – Вам наверняка больше по душе какой-нибудь милый, надежный мужчина, выполняющий все ваши капризы.

Да уж, что бы ни говорил этот Макс Хардинг, все из его уст звучало как-то оскорбительно.

Но тут он ошибся. Эбби была почти помолвлена с таким «милым и надежным» мужчиной, но уже устала от отсутствия у Эндрю воображения. Да и Монти тот не нравился…

– Правда? Как интересно!

– Говоришь прямо как моя мать, когда ей наскучит слушать рассказы отца о делах, – усмехнулся Макс, не заметив, как перешел на «ты».

Отец Макса, Джеймс Хардинг, насколько Эбби знала, владел «Хардинг индастриз». Его красавица жена Эмми была наследницей знаменитых банкиров и матерью Макса. Но сын, кажется, не унаследовал обаяния и тактичности матери.

– Правда? – повторила Эбби.

– Правда, – передразнил Макс, гримасничая. – Я наскучил тебе, Эбби?

Девушка никак не могла расслабиться в компании этого мужчины. Он слишком смущал и волновал ее, чтобы еще и наскучить. Но если он хочет так думать – что ж, отлично.

– Не то чтобы очень, – ответила она, стараясь выглядеть незаинтересованной.

– А если честно?

Эбби притворилась, будто размышляет над его вопросом. В действительности она очень сомневалась, что хотя бы кому-нибудь Макс Хардинг может показаться скучным. Он был отличным психологом и пытливым журналистом.

Однако, несмотря на то что он считал Эбби «одной из тех милашек» на телевидении, она таковой не являлась.

Эбби Фримен с отличием окончила школу, а затем получила степень в университете. Два года девушка работала на политическом поприще по шестнадцать часов вдень. Очень скоро она поняла, что такая жизнь не для нее, и ушла из политики. Так и началась карьера Эбби на телевидении.

Ей не очень нравилось вести утренний прогноз погоды, но ведь надо же было с чего-то начинать. Кроме того, контракт на собственное получасовое шоу стоил того, чтобы год вставать в половине пятого утра.

Даже и сам Макс Хардинг с чего-то начинал свой путь. Конечно, его влиятельный отец мог помочь ему, используя свои связи…

– Простите? – Эбби тряхнула головой, услышав, что Макс о чем-то говорит ей.

– Я спросил, как тебе удалось так быстро превратиться из метеодевочки в ведущую собственного шоу, если ты новичок на телевидении? – он с вызовом смотрел на нее.

Очевидно, Макс решил убедиться, что не наскучит ей больше. Но если он и хотел разозлить ее таким очевидным намеком, у него ничего не выйдет. За последние два месяца Эбби пришлось услышать столько грубостей, как от мужчин, так и от женщин, что у нее уже выработался иммунитет.

– И с кем, вы думаете, я переспала? С продюсером или с режиссером? – наградив его насмешливым взглядом, спросила Эбби.

– Ну, не знаю. – Макс пожал плечами. – Возможно, с обоими.

– Пэт Коннелли, насколько я знаю, уже в возрасте. Она точно не мой тип. А Гарри Холмс просто заносчивый хлыщ, – с чувством сказала Эбби.

Режиссер с более чем пятнадцатилетним стажем, Гарри был одним из самых приятных мужчин, которых Эбби знала, если бы не одно «но» – у него была дурная привычка считать идиотами всех вокруг. Очевидно, Эбби не нравилась Гарри больше остальных. Он постоянно придирался к ней. Возможно, потому, что, как и Макс, находил ее легкомысленной молодой особой. Но так как их неприязнь была взаимной, Эбби не очень беспокоило отношение к ней начальника. Ее задевало только то, что Гарри Холмс считал ее дилетанткой. И вряд ли он даст ей время доказать обратное…

Неожиданно Эбби обнаружила, что Макс замолчал. Тряхнув головой, она с любопытством посмотрела на него.

– Что такое?

– Ничего, – как-то странно произнес Макс. – Если ты так долго думала над ответом на мой предыдущий вопрос, наверное, было бы мудрее вообще не отвечать! – добавил он с насмешкой. – Кто будет участником твоего первого шоу?

– Натали Вест и Бред Хэммонд, – не без гордости ответила девушка.

Звезды популярного в Соединенных Штатах сериала, скандально известная пара Вест и Хэм-монд, шумно развелись полгода назад. Натали сказала, что ей доставит огромное удовольствие увидеть, как Бреда переедет поезд. А Бред заявил, что готов немедленно броситься под поезд, чтобы никогда больше не видеть и не слышать Натали.

Эбби стоило немалых усилий уговорить их – по отдельности, естественно, – участвовать в ее первой программе. И это будет прекрасный дебют для «Шоу Эбби Фримен»!

– Ты обеспечила им поезд?

Что ж, по крайней мере, Макс Хардинг обладает чувством юмора. Это уже хорошо. И, несмотря на свои многочисленные разъезды, он в курсе всех последних событий.

– Я проверяла, поезд не прошел бы в дверь студии, – рассмеялась Эбби.

– Похоже, ты не такая уж дилетантка! – улыбнулся Макс.

– Значит ли это, что вы изменили свое мнение и согласны участвовать в моей программе?

Боже, как же приятно произносить «моя программа»!

Эбби снискала благосклонность телезрителей, работая ведущей утреннего прогноза погоды. К ней даже иногда подходили на улице. Но девушка надеялась, что, став ведущей собственного шоу, продвинется еще дальше, заслужив уважение таких профессионалов собственного дела, как Макс Хардинг. Это был ее шанс.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 | Следующая

Правообладателям!

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации