» » » онлайн чтение - страница 1

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

  • Текст добавлен: 21 апреля 2014, 00:08


Автор книги: Константин Залесский


Жанр: Биографии и Мемуары, Публицистика


Возрастные ограничения: +12

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 14 страниц]

Сталин. Портрет на фоне войны

Сталин. Портрет на фоне эпохи

1. Вместо введения

Кем был Иосиф Сталин? Вопрос, который и сегодня волнует миллионы наших сограждан и людей в других странах мира. Величайшим в истории преступником, тираном, превратившим в лагерную пыль сотни тысяч, миллионы невинных людей, титаном мысли, гениальным учеником Ленина, направлявшим многие годы ход исторического развития, восточным деспотом или бесцветным бюрократом? У Льва Троцкого, одного из первых исследователей личности «отца народов», Сталин предстает как могильщик революции, «вождь русского термидора». Троцкий изображает его серым, заурядным человеком, «плоским эмпириком», порожденным бюрократическим аппаратом, он же первым проводит параллель между Сталиным, Гитлером и Муссолини. Бывший лидер эсеров Виктор Чернов считал Сталина восточным деспотом, а его режим характеризовал как «восточную деспотию», «диктатуру ради диктатуры». Видный революционер Леонид Красин называл Сталина «азиатом», имея в виду сочетание в нем выдержки, проницательности, коварства и жестокости, которое издавна считалось характерным для правителей Востока. «Любимец партии» и близкий соратник Сталина Николай Бухарин сравнивал его с Чингисханом.

Сам «отец народов» породил о себе немало мифов, без ложной скромности определив себя «выдающимся учеником Ленина, лучшим сыном большевистской партии». В конце краткой биографии, вышедшей в 1939 г. к шестидесятилетию вождя, рукой И.В. Сталина было написано: «Сталин – это Ленин сегодня». В новом ее издании 1947 г., вышедшем также при его непосредственном участии, уже утверждалось, что «И.В. Сталин – гениальный вождь и учитель партии, великий стратег социалистической революции…».

Со времени смерти вождя о Сталине и его эпохе было написано огромное количество работ. О нем писали его противники и соратники, ближайшие родственники, политические деятели, философы, психоаналитики, историки. Среди написанного есть бесспорные суждения и выводы, а есть – весьма удаленные не только от исторической реальности, но и здравого смысла. Во многом это связано как с личностью Сталина, так и c эпохой, в которой он жил, эпоху революций и невиданных по масштабам войн. В то же время он один их тех, кто повлиял на ход истории в ХХ веке. Имя Сталина неотделимо от создания и укрепления советского государства, героической борьбы нашего народа с фашизмом, так же как неотделимо оно от массовых репрессий, ГУЛАГа, раскрестьянивания и тоталитарной тирании.

Конец «холодной войны» и распад Советского Союза не только открыли доступ к новым документам, но и постепенно переводят исследования о Сталине и сталинизме в новую плоскость. Постепенно преодолеваются необъективные оценки Гражданской войны, Большого террора, коллективизации. Однако следует признать, что, как показывает анализ литературы, во всех подходах к личности Сталина, недостаточно учитывается сочетание объективных и субъективных факторов. Большинство авторов пыталось и пытается демонизировать Сталина, объяснить советскую историю исключительно личными качествами вождя, положительными или отрицательными. Не случайно и по сей день многие россияне убеждены, что именно Сталин вырвал Россию из индустриальной отсталости и нанес смертельный удар фашизму. Очевидно, что объективно и всесторонне осветить подлинную роль Сталина в отечественной истории ХХ века пока еще очень сложно. Многие документы уничтожены, потеряны или спрятаны в секретных фондах архивов, непосредственных участников большинства событий давно нет в живых, но главное – еще слишком мала историческая дистанция для переосмысления сложных и запутанных событий «эпохи Сталина».

Сегодня вполне очевидно, что личность Сталина нельзя рассматривать вне исторического контекста, исторических реалий конца XIX века и первой половины ХХ века, тех вызовов времени, с которыми столкнулся весь мир и наша страна. Интерпретировав вызовы истории как объективную необходимость для общества вступать в борьбу за выживание, в силу непосредственной или потенциальной угрозы со стороны природных или антропоморфных сил, можно оценить реальный масштаб и характер встающих перед обществом исторических задач. Сопоставив же вызовы с ответом власти, а также совокупностью ресурсов, которыми власть располагает, можно достаточно объективно судить о действительном масштабе политических лидеров.

Отставание России на десятки лет от передовых стран Западной Европы и США по уровню производства и потребления, структуре экономики и военной сферы, с очевидностью обнаружившееся к началу ХХ века, заставило российское государство и общество активно искать возможности его преодоления. Именно этот модернизационный вызов, на наш взгляд, оказывал решающее воздействие на социально-экономическое развитие России на всем протяжении ХХ века. Значительное отставание потребовало и гигантских усилий по его преодолению. Исторический вызов, брошенный России современной цивилизацией с ее новыми технологиями, формами государственного устройства, видами вооружений, общественными идеалами послужил мощным импульсом для возникновения и укрепления уникальной советской системы, «советской цивилизации», как специфического ответа на этот вызов. Он же затем определил и характер всех принципиальных изменений в советской системе, включая и само ее разрушение. Феномен Сталина во многом обусловлен этими историческими обстоятельствами. Поэтому нельзя все специфические особенности возникшей при Сталине советской социально-экономической системы приписывать исключительно «вождю народов», его злому гению, как это делают некоторые авторы. Как верно подметил в своем дневнике писатель Юрий Нагибин: «Подозрительность, доносы, шпиономания, страх перед иностранцами, насилие всех видов – для этого Сталин не обязателен»… Сталин с размахом крупной личности дал самое полное и завершенное выражение национального гения».

В данной работе на базе известных и доступных к сегодняшнему дню документов и новейших исследований делается попытка рассмотреть основные вехи биографии И.В. Сталина на фоне ключевых событий отечественной истории.

2. Молодые годы Сталина

Детство и молодые годы Сталина. О молодых годах Сталина известно сравнительно мало. Его фигура долгое время оставалась незаметной в развитии революционных событий в России начала ХX века. Может быть, по этой причине сам вождь, придя к власти, не любил публично вспоминать о юношеских годах, своем участии в вооруженных экспроприациях для партийной кассы, и о многом другом. Воспоминания современников о семье Сталина появились лишь в 30-е гг., когда самому Сталину перевалило за 50. Объективность авторов этих воспоминаний вызывает большие сомнения. Живых свидетелей юношеских лет вождя в то время оставалось мало, да и атмосфера тех лет не способствовала объективности.

Жизнь и развитие Сталина в тот период, когда его никто или почти никто не знал, позволяют многое понять в формировании характера будущего «отца народов», найти истоки возникновения некоторых определяющих черт его личности. Многие биографы Сталина склонны считать, что именно суровое детство сделало его холодным, черствым, подозрительным.

Согласно записи в книге Успенского собора в Гори, Иосиф Джугашвили появился на свет 6 декабря 1878 г. 17 декабря он был крещен в этой церкви. Подтверждает метрику и свидетельство об окончании духовного училища – родился в шестой день месяца декабря 1878 г. В анкете одной шведской газеты, заполненной Сталиным собственноручно в декабре 1920 г. указан тот же 1878 г. Однако в многочисленных справочниках, энциклопедиях и биографиях И.В. Сталина дается иная дата – 9 декабря (по григорианскому календарю 21 декабря) 1879 г., отмечавшиеся при его жизни юбилеи были приурочены именно к этой дате. Имеющиеся на сегодняшний день материалы не позволяют сказать, по какой причине Сталин, начиная с 1921 г., изменил дату своего рождения.

Нет полной ясности и относительно происхождения фамилии Джугашвили. Согласно одной версии – Джугашвили – «грузинская фамилия осетинского происхождения» (в осетинском языке слово «дзуга» означает «отара», «стая»), в соответствии с этой версией, предки Сталина – выходцы из горных сел верховьев рек Большой и Малой Лиахвы Южной Осетии, откуда и переселились в с. Диди-Лило. Согласно другой версии, предки Сталина попали с. Диди-Лило из с. Джугаани в Кахетии.

Слово «джуга» некоторые грузинские исследователи идентифицируют со старогрузинским словом «сталь». Отсюда якобы и возник со временем псевдоним «Сталин». Другие биографы считают, что псевдоним «Сталин» никак не связан с фамилией Джугашвили, а слово «джуга» означает вовсе не «сталь», а некое очень древнее непереводимое грузинское слово.

Сам вождь обращал внимание на другую особенность своей фамилии. «Я, между прочим, – объяснял он Айно Куусинен, – настоящий пролетарий. Моя фамилия оканчивается на «-швили», а у кого фамилии на «-идзе» или «-адзе» – происходят из дворян и буржуев».

Действительно, его родителями были бывшие крестьяне Виссарион Джугашвили и Екатерина Геладзе. По воспоминаниям современников, Виссарион Иванович (называли его просто Бесо) был выше среднего роста и худощав. Волосы у него были черные, носил он усы и бороду. (По воспоминаниям современников, в юности Иосиф очень походил на отца.) После смерти своего отца Бесо уехал из села Диди-Лило в Тифлис (ныне Тбилиси), где стал работать на кожевенном заводе Адельханова. Здесь он проявил свои способности и вскоре получил звание мастера. В начале 70-х гг. XIX века, когда предприниматель Барамов открыл в городе Гори сапожную мастерскую, он выписал из Тифлиса мастеров, в том числе и Бесо Джугашвили.

На рубеже ХХ века расположенный в нескольких десятках километров от столицы Грузии в живописной Карталинской долине древний городок Гори представлял собой поселение с одноэтажными домами, с пыльными улочками кварталов бедноты, в котором тем не менее имелись городское самоуправление и совет гласных в составе 30 человек. Еще в 1818 г. в Гори царским правительством была основана первая школа – духовное училище. Несомненным украшением городка являлась расположенная на вершине высокого холма древняя крепость. На живописных холмах вокруг города под горячим кавказским солнцем издавна произрастал виноград, из которого жители делали отличное вино.

Бесо скоро смог открыть в Гори собственное дело. В 1874 г. он женился на юной Екатерине Георгиевне Геладзе, которая, как и ее муж, родилась в семье крепостных крестьян, в селении Гамбареули, близ Гори. Екатерина Георгиевна была неграмотной, подобно своему мужу она не говорила по-русски. Эта рыжеволосая привлекательная женщина была глубоко религиозной. Еще в молодости ей пришлось похоронить двух своих младенцев, Михаила и Георгия. Когда у четы Джугашвили родился сын Иосиф, они жили в верхней части города в каменном доме с подвалом, стоявшем рядом с казармой русской армии. По описанию бывшего школьного товарища Иосифа Д. Гогохия, «их комната имела не более девяти квадратных аршин и находилась около кухни… Пол был вымощен кирпичом, небольшое окно едва пропускало свет. Вся обстановка комнаты состояла из маленького стола, табуретки, широкой тахты вроде нар, покрытой соломенной циновкой». Екатерина (Като, Кеке) Джугашвили была прачкой. Она, несомненно, любила своего сына и ласково называла его Coco, Сосело. Друг детства Иосифа Давид Мачавариани вспоминал, что «Като окружала Иосифа чрезвычайной материнской любовью и, подобно волчице, защищала его от всех и вся». Когда ее ребенок в шесть лет заболел черной оспой, она самоотверженно выхаживала его. Болезнь не прошла бесследно: на лице И.В. Сталина остались метки, а одной рукой он двигал с трудом до конца своей жизни. (В феврале 1917 г. призывная комиссия в Красноярске признала его полностью негодным к воинской службе из-за физических недостатков: сухой руки и дефекта ноги.)

В начале в семье Джугашвили царил лад. Отец Виссарион хотел сделать из сына хорошего сапожника. Правда, потом отец запил. Пьяный отец избивал жену и наносил маленькому Сосо «незаслуженные ужасные побои». Однажды мальчик, пытаясь защитить мать, бросил в Виссариона нож и пустился наутек. Согласно иным свидетельствам, Екатерина также нередко била мужа. Била она и сына, укрощая его дерзость, грубость и упрямство. Правда, впоследствии она категорически это опровергала: «Сосо был хорошим мальчиком… Мне никогда не приходилось наказывать его».

Когда Сосо исполнилось 5 лет, его отец уехал из Гори на заработки, мальчик остался на попечении матери. В 9 лет Кеке записала его в местное духовное училище. Она не хотела, чтобы мальчик стал сапожником. В отличие от крестьянского сословия православное духовенство в то время принадлежало к числу привилегированных сословий, так как было свободно от воинской повинности, личных податей и т. п. Учитывая тяжелое материальное положение семьи Джугашвили и очевидные способности ребенка, руководство училища назначило Сосо стипендию. Он получал в месяц три рубля. Его мать имела скудный заработок до десяти рублей в месяц, занимаясь стиркой белья и выпечкой хлеба в домах богатых жителей Гори. Этим они и жили. В училище Сосо начал изучать русский язык, который в 1890 г. стал обязательным разговорным языком в классах, а грузинский язык занял место иностранного.

Отца будущего вождя, по некоторым свидетельствам, постигла ужасная участь. Когда Иосифу было одиннадцать лет, Виссарион погиб в пьяной драке – кто-то ударил его ножом. Впоследствии Сталин не хотел признаваться в том, что провел ранние годы в атмосфере насилия и нищеты. В широко известном интервью знаменитому немецкому писателю Эмилю Людвигу в 1931 г. он решительно отверг его предположение, что причиной оппозиционности Сталина могло стать плохое обращение со стороны родителей: «Нет. Мои родители были необразованные люди, но обращались они со мной совсем неплохо».

Тем не менее многие исследователи склонны считать, что различные свидетельства о насилии в семье будущего вождя заслуживают большего доверия, чем мнение самого Сталина. По мнению американского историка Р. Такера, побои, свидетелем которых был мальчик, в результате привели к сохранившейся на всю жизнь потребности бить оппонентов как в прямом, так и в переносном смысле. Грузинский меньшевик Ираклий Церетели отмечал, что в устах Сталина, говорившего, как известно, с сильным акцентом, фраза «Бытие определяет сознание» приобретала зловещее звучание: «Битие определяет сознание». Слово «бить», как отмечают исследователи, одно из самых популярных в лексиконе Сталина. Только на одной странице текста широко известного выступления вождя в 1931 г. о необходимости ускорения темпов промышленного и сельскохозяйственного производства оно встречается 17 раз. Тяжелые семейные обстоятельства, по свидетельствам современников, сказались на характере Иосифа. Даже будучи всесильным правителем Советского Союза, Сталин оставался весьма неуверенным в своей безопасности. О чем имеется достаточное количество достоверных свидетельств разных лет. Во время войны Сталин, ознакомившись с проектом строительства правительственного бункера в г. Куйбышеве (Самара), приказал для безопасности увеличить слой бетона над ним с 2 метров 5 сантиметров еще на 55 сантиметров. В послевоенные годы он пенял личной охране: «Вы меня под пули возите» за то, что маршрут от Кремля до «Ближней» дачи был один. Известно также, что шестиметровой высоты забор «Ближней» дачи вождя был двойной. Дачу охраняли десятки постовых. Ночью периметр дополнительно обходили несколько охранников с собаками.

Очевидно, не только побои отца толкнули подростка на путь революционной борьбы. Другая возможная причина – очевидная нищета родителей. По свидетельству Гогохия, сын сапожника рано почувствовал унизительность своего социального положения и «не любил ходить к людям, живущим зажиточно». Преподаватель духовного училища Илуридзе, придираясь на уроках к Иосифу, называл его не иначе как «ребенком нищих и несчастных».

В детстве Сосо поражал соседей памятью, перешедшей от отца, читавшего наизусть «Витязя в тигровой шкуре». В духовном училище мальчик Джугашвили считался одним из лучших учеников. Он выделялся природным умом и особенно хорошей памятью. В конце каждого учебного года Сосо переходил из класса в класс как первый ученик.

От матери он унаследовал музыкальность. Сосо хорошо пел в хоре учеников духовного училища. Обычно он исполнял дуэты и соло. За два первых года обучения Сосо так хорошо усвоил ноты, что свободно пел по ним. Вскоре, как отмечают современники, он уже стал помогать дирижеру и руководил хором. Хор нередко исполнял произведения Бортнянского, Турчанинова, Чайковского. По инициативе Сосо в Горийском духовном училище разрешили ввести часы светского пения. Из-за участия в хоре Сталин едва не погиб. Однажды на церковный праздник в хор певчих, расположившийся возле моста через Куру, врезался бешено мчавшийся с горы фаэтон и сбил Сосо. От полученных ушибов мальчик оправился только через две недели.

Сосо, по воспоминаниям одноклассников, перечитал все, что было в школьной библиотеке – произведения грузинских и русских авторов. Особенно он любил романтическую грузинскую прозу. В те годы он познакомился с героями классических произведений А. Чавчавадзе и Ш. Руставели. Особое пристрастие он испытывал к книгам писателя А. Казбеги.

По свидетельствам одноклассников, именно в период завершения учебы в духовном училище произошел разрыв Сталина с религией. По свидетельству Глурджидзе, тринадцатилетний Иосиф сказал ему однажды: «Знаешь, нас обманывают, Бога не существует…» При этом якобы Сосо ссылался на книгу Дарвина, из которой видно, что разговоры о Боге – пустая болтовня. Правда, в свое время Л. Троцкий выразил справедливое сомнение в том, что вряд ли тринадцатилетний мальчик в захолустном городке мог прочитать Дарвина и сделать из него атеистические выводы. В свою очередь Троцкий смог назвать более достоверную причину разрыва Иосифа с религией: издевательства над школьниками в духовном училище совершались наставниками именем Бога. Отказавшись от Бога, Иосиф лишил их нравственной почвы под ногами. «Отныне они могли творить насилия только потому, что были сильнее».

Как не противоречивы свидетельства одноклассников, они рисуют Иосифа мальчиком, умевшим добиваться поставленных целей своей настойчивостью, властолюбием.

В июне 1894 г. по окончании училища он был отмечен как лучший ученик похвальным листом. Осенью того же года молодой Иосиф Виссарионович, не достигший еще 15-летнего возраста, был зачислен в Тифлисскую православную духовную семинарию на «полупансион». Пятилетнее пребывание в этом самом значительном учебном заведении Грузии оказало решающее влияние на его духовное становление. Свою печать на молодого провинциала наложил Тифлис, этот полуевропейский, полуазиатский город с его пестрым, интернациональным населением. Политическая и духовная жизнь в этом губернском центре, насчитывавшем 150 тысяч жителей, на рубеже ХХ века протекала достаточно оживленно. Общее настроение его жителей отличалось национализмом, правда, кое-кто видел в царской империи естественного союзника христианских кавказских народов в борьбе против турецко-персидской опасности, а на Москву многие смотрели с симпатией как на центр православия. Естественно, среди проблем, занимавших интеллигенцию, на первом месте находились вопросы отношений Грузии и России. Представители интеллигенции постоянно подвергали критике царский режим с позиций либерального национализма. В городе издавалось немало литературных журналов, которые служили делу пропаганды грузинского языка и национальных традиций.

Молодые представители интеллигенции, ощущавшие остроту общественных проблем, уделяли больше всего внимания вопросам бедственного положения крестьян и высказывали в связи с этим радикальные мысли. Многие из них были сами выходцами из низших общественных слоев. Как отмечал впоследствии соученик Иосиф Иремашвили, они с Сосо часто беседовали о трагической судьбе Грузии. Он был одногодком Джугашвили. Они вместе ходили в училище в Гори и вместе учились в семинарии. В 1921 г. он был арестован большевиками, и тогда его сестра попросила помощи у Сталина. После освобождения из тюрьмы он вместе с другими грузинскими меньшевиками был выдворен из страны. Иремашвили написал воспоминания о школьных годах Сталина, которые опубликовал в 1932 г. в Берлине.

Духовную жизнь Грузии и ее столицы нельзя понять без учета того обстоятельства, что начиная с 30-х гг. ХIХ века из Центральной России в различные области Закавказья направляли политических ссыльных. В последние десятилетия века здесь уже появились и социалистические кружки, в которых было немало бывших воспитанников семинарии.

Дни в семинарии не отличались разнообразием: занятия начинались с семи утра и продолжались с перерывами на молитвы и чаепития до девяти часов вечера. Преподаватели, особенно этим отличался инспектор Абашидзе, самая ненавистная фигура в семинарии, следили за образом мысли и времяпрепровождением семинаристов. По словам самого Сталина, в беседе с Э. Людвигом, протест у него вызывали «издевательский режим и иезуитские методы, которые имелись в семинарии: например, слежка в пансионате: в 9 часов звонок к чаю, уходим в столовую, а когда возвращаемся к себе в комнаты, оказывается, что уже за это время обыскали и перепотрошили все наши вещевые ящики. Что может быть в этом положительного?» – констатировал Сталин. Из этого неприятия режима, как уверял писателя Сталин, он готов был стать, и действительно стал, революционером, сторонником марксизма как действительно революционного учения. Уже на втором году обучения в семинарии Иосиф Джугашвили участвовал в кружках просветительского характера, на их собраниях обсуждались различные злободневные вопросы. Замкнутый и чрезвычайно упрямый по характеру Джугашвили часто вступал в яростный спор с товарищами. Было заметно, что у него проявляется комплекс, связанный с его социальными корнями и пониманием того, что он находится в худшем положении по сравнению со сверстниками из богатых семей, имевшими больше возможностей для образования. По мнению биографов, это чувство всегда сопровождало Сталина. Из воспоминаний Иремашвили следует, что если кто осмеливался возражать ему или хотя бы пытался объяснить что-либо, тот неминуемо накликал на себя его «беспощадную вражду». Тот же Иремашвили подметил, что молодой Сталин «видел всюду и во всем только отрицательную, дурную сторону и не верил вообще в какие бы то ни было идеальные побуждения или качества людей».

Иосиф из всех наук семинарского курса любил гражданскую историю и логику, другими же предметами занимался лишь бы сдать экзамены. В семинарии Джугашвили много читал, регулярно посещал городскую библиотеку. Начиная с 1896 г. Джугашвили постоянно получал предупреждения за чтение запрещенных в семинарии книг. Уже в то время он читал Щедрина, Гоголя, Чехова, любил Толстого, был знаком с произведениями Теккерея, Гюго, Бальзака. Есть свидетельства, что наряду с художественной литературой он читал и научные произведения, такие как «Происхождение человека и половой отбор» Дарвина, «Сущность христианства» Фейербаха, «Историю цивилизации в Англии» Бокля, «Этику» Спинозы, «Основы химии» Менделеева.

Прочитав роман известного грузинского писателя-романтика Александра Казбеги «Отцеубийца», вышедший в 1882 г., герой которого вождь восставших горцев Коба жертвует ради свободы и женой и жизнью, Иосиф мечтал стать вторым «Кобой», знаменитым борцом и героем. Как утверждал Иремашвили, «лицо его сияло от гордости и радости, когда мы его именовали Кобой».

Постижение национальных и социальных противоречий закономерным образом пробудило в нем протест, направило его сознание от религиозной ортодоксии к либерально-националистическим воззрениям, а затем в дальнейшем привело к марксизму. Джугашвили не было еще и 16 лет, когда в литературной газете «Иверия», которую редактировал И. Чавчавадзе, на первой странице были опубликованы несколько его стихотворений. Стихотворение, посвященное писателю Р. Эристави, было перепечатано в юбилейном сборнике 1899 г., а стихотворение «Утро» даже вошло в издаваемый в 1916 г. учебник родного языка «Деда эна». Все они носили печать либерально-социалистических настроений.

С позиций сегодняшнего дня у нас нет оснований недооценивать роль церковного догматизма и его влияние на позднейшее мышление Сталина.

Страницы книги >> 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 | Следующая

Правообладателям!

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Читателям!

Оплатили, но не знаете что делать дальше?


  • 0 Оценок: 0
Популярные книги за неделю

Рекомендации